Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ТРУДОВОЕ ПРАВО ИРАНА: ОСОБЕННОСТИ ТРУДОВОГО КОДЕКСА 9 страница



Конвенция № 29 (1930 г.) обязывает государства упразднить применение принудительного труда во всех его формах в воз­можно кратчайший срок. Незаконное применение принудитель­ного труда должно подлежать наказанию как уголовное преступ­ление.

Конвенция определяет принудительный труд как "всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица под угрозой наказания, если только данное лицо не предложило доброволь­но свои услуги".

Приведенное определение принудительного труда не являет­ся, однако, всеобъемлющим. Согласно Конвенции, в ряде слу­чаев принуждение к труду законно. Пять видов деятельности, которые включают элементы принуждения, исключаются из оп­ределения принудительного труда и, следовательно, считаются законными, допустимыми, но при определенных условиях и ог­раничениях. Эти виды деятельности таковы:

 

—работа, требуемая в силу законов об обязательной воен­
ной службе и применяемая для работ чисто военного ха­
рактера;

—работа, являющаяся частью обычных гражданских обязан­
ностей;

—работа, требуемая в силу судебного приговора при усло­
вии, что эта работа будет производиться под надзором и
контролем государственных властей и указанное лицо не
будет передано в распоряжение частных лиц или хозяй­
ственных товариществ;

—работа, необходимость которой вызвана чрезвычайными
(непреодолимыми) обстоятельствами;

1 В Российской Федерации в настоящее время действует 48 конвенций МОТ и Протокол к Конвенции № 81. Перечень ратифицированных РФ конвенций МОТ и их тексты приведены в Приложении к настоящей книге.


— мелкие работы для пользы коллектива, если его предста­
вители могут высказать свое мнение относительно целесо­
образности таких работ.

Допуская в ряде случаев обязательный труд, Конвенция № 29 сопровождает такое разрешение определенными условия­ми и ограничениями. Так, орган власти, имеющий право при­влекать к принудительному труду, обязан предварительно убе­диться в том, что:

—предполагаемая работа, основанная на принудительном
труде, представляет прямой и важный интерес для кол­
лектива, который должен ее выполнять;

—работа является необходимой в настоящее или ближайшее
время;

—невозможно привлечь добровольно рабочую силу для вы­
полнения такой работы;

—следствием этой работы не будет слишком тяжелое бремя
для населения.

К обязательному труду могут быть привлечены, как правило, трудоспособные лица мужского пола 18—45 лет при уважении семейных и супружеских связей. Таким образом, привлечение к принудительному труду женщин, молодежи, пожилых людей, инвалидов во всех случаях не должно допускаться. Это также относится к ученикам и учителям средних школ, к администра­тивному персоналу. Доля населения, которую разрешено одно­временно направить на принудительные работы, не может пре­высить 25%. Максимальный срок трудовой повинности для каждого отдельного лица — 60 дней в году. Условия труда лиц, привлеченных к обязательному труду (заработная плата, рабо­чее время, время отдыха и т.п.), должны быть такими же, как и для лиц, работающих по вольному найму. Принудительный труд не применяется для выполнения подземных работ. Запрещен при­нудительный труд как средство коллективного наказания. Лю­бой трудящийся, который по истечении срока принудительного труда пожелает остаться на том же месте в качестве свободного работника, имеет право это сделать.

Конвенция № 105 (1957 г.) ужесточает запреты принудитель­ного труда по сравнению с Конвенцией № 29 и расширяет круг обязательств государств по устранению принудительного труда. Она требует немедленной и полной отмены любых форм прину­дительного труда по перечисленным в Конвенции основаниям. Запрет принудительного труда рассматривается в контексте за-


щиты прав человека, его свободы, в частности, от экономичес­кого и социального давления.

Специально перечислены виды труда, которые квалифици­руются как принудительный труд:

—в качестве средства политического воздействия или вос­
питания или в качестве меры наказания за наличие или
выражение политических взглядов или идеологических
убеждений, противоположных установленной политиче­
ской, социальной или экономической системе;

—в качестве метода мобилизации и использования рабочей
силы для нужд экономического развития страны;

—в качестве средства для поддержания трудовой дисципли­
ны;

—в качестве средства наказания за участие в забастовке;

—в качестве меры дискриминации по признакам расовой,
национальной, социальной принадлежности, вероиспове­
дания и религиозной принадлежности.

Рекомендация № 35 призывает государства в дополнение к обязательствам, установленным в Конвенции № 29, избегать какого-либо косвенного принуждения к труду, т.е. мер, искус­ственно усиливающих давление на население с целью заставить искать работу по найму. Это, в частности, обложение населения такими налогами, которые привели бы к тому, что население было бы вынуждено искать работу по найму на частных пред­приятиях; введение таких ограничений на владение или пользо­вание землей, которые создали бы серьезные затруднения для трудящихся, пытающихся заработать средства к жизни путем самостоятельной обработки земли; злонамеренное расширение общепринятого понятия "бродяжничество". Особо предлагается избегать каких-либо ограничений добровольного перемещения рабочей силы из одного вида занятости в другой или из одного района в другой, что могло бы иметь косвенным результатом принуждение трудящихся поступать на работу в определенные отрасли хозяйства или районы.

Рекомендация № 36 предлагает принимать все возможные меры к тому, чтобы трудящиеся, занятые обязательным тру­дом, не подвергались соблазнам в отношении алкоголя.

Нормы, касающиеся запрета принудительного труда, име­ются в Рекомендации МОТ № 136 о специальных программах обеспечения занятости и подготовки молодежи в целях разви­тия. Участие в таких программах должно быть добровольным. Исключения могут быть допущены только посредством законо-


дательных мер и в тех случаях, когда имеется полное соответ­ствие с положениями международных конвенций о принуди­тельном труде и о политике в области занятости.

Рекомендация допускает нарушение принципа добровольно­сти в отношении:

—программ общего образования и профессионального обу­
чения, предусматривающих привлечение в обязательном
порядке безработной молодежи к обучению в течение оп­
ределенного периода после достижения возраста оконча­
ния школьного образования;

—программ для молодежи, которая приняла на себя обяза­
тельство работать в течение определенного периода в ка­
честве предварительного условия для получения образова­
ния или технической квалификации.

Контрольно-надзорные органы МОТ выделяют несколько наиболее распространенных на практике видов принудительно­го труда, нарушающих конвенции МОТ, к которым относятся:

1) принудительный труд за долги (пеонаж); 2) работа заклю­ченных; 3) принудительный труд в качестве инструмента обес­печения установленной в законодательстве обязанности трудить­ся; 4) принудительный труд как разновидность наказания.

Комитет экспертов МОТ указывал на ряд стран, которые использовали принудительный труд как средство укрепления трудовой дисциплины. В числе нарушителей фигурировал и СССР. До 1992 г. в ст. 135 КЗоТа РСФСР в числе мер дисциплинарного взыскания был перевод на нижеоплачиваемую работу до 3 меся­цев или смещение на нижеоплачиваемую работу на тот же срок, причем в период применения наказания запрещено увольнение по собственному желанию. Это было расценено как нарушение Конвенции № 105. Законом РФ от 25 сентября 1992 г. этот вид взыскания за нарушение трудовой дисциплины отменен.

Вместе с тем, по мнению Комитета экспертов МОТ, Кон­венция № 105 не защищает лиц, нарушающих трудовую дис­циплину, которые дезорганизуют работы, относящиеся к суще­ственным услугам, или создают угрозу жизни и здоровью других людей. Но в этом случае должна существовать реальная угроза, а не мелкие нарушения, причем работник должен иметь право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом в разумные сроки.

Комитет экспертов МОТ расценил как осуществление при­нудительного труда принятые в ряде стран законы о борьбе с тунеядцами. Однако Комитет указал, что законодательные по-


ложения относительно бродяжничества и аналогичных наруше­ний, имеющие целью защитить общество от нарушителей об­щественного порядка и спокойствия со стороны лиц, которые отказываются трудиться, не противоречат конвенциям МОТ.

Комитет экспертов МОТуказал на то, что законы отдельных стран не определяют с достаточной степенью ясности критерии тунеядства, кроме самого факта отказа от работы. И здесь воз­можны злоупотребления. Оценка в качестве тунеядцев и репрес­сии в отношении лиц, которые живут за счет наследства, супру­га, родителей и т.п., представляют собой, с точки зрения экспертов МОТ, нарушение конвенций о запрете принудитель­ного труда.

Равенство работников и запрет дискриминации.Международ­ные стандарты, касающиеся равенства в труде, относятся к чис­лу первостепенных. Дискриминация работников обесценивает в значительной мере запрет принудительного труда, поскольку лишает жертв дискриминации свободы выбора. Дискриминация унижает человеческое достоинство работников, развращает их сознание, создает напряженность в сфере трудовых отношений, питает враждебность одних групп работников в отношении дру­гих и, наконец, несовместима с социальным миром и даже со­здает в ряде случаев опасность международных столкновений, т.е. таит угрозу миру во всем мире.

Неудивительно, что в актах МОТ имеется большое число норм и положений, направленных против дискриминации в сфере труда. Этому посвящены Конвенция № 111 о дискриминации в области труда и занятий, Конвенция № 117 об основных целях и нормах социальной политики, Конвенция № 156 о трудящих­ся с семейными обязанностями, Конвенция № 100 о равном вознаграждении, Рекомендации № 165 о трудящихся с семей­ными обязанностями, Рекомендация № 90 о равном вознаграж­дении, Рекомендация № 162 о пожилых трудящихся.

Наиболее общим по содержанию документом является Кон­венция № 111. Она обязывает государства определить и прово­дить национальную политику, направленную на поощрение ра­венства возможностей и обращения в отношении труда и занятий с целью искоренения всякой дискриминации.

Дискриминация подразумевает:

а) всякое различие, недопущение или предпочтение, прово­димое по признаку расы, цвета кожи, пола, религии, по­литических убеждений, иностранного или социального происхождения, приводящие к уничтожению или нару-


шению равенства возможностей или обращения в области труда и занятий;

б) всякое другое различие, недопущение или предпочтение, приводящие к тем же результатам.

Отметим, что, по общепринятому толкованию, Конвенция № 111 запрещает не только прямую дискриминацию (когда ус­танавливаются откровенно дискриминационные положения), но и косвенную (когда дискриминация возникает как объективное последствие мер, которые вводятся и применяются для всех ка­тегорий трудящихся без каких бы то ни было различий).

Конвенция № 111 запрещает дискриминацию по признакам расы, цвета кожи, пола, религии, политических убеждений, ино­странного или социального происхождения. Конвенция № 168 дополнительно запретила осуществлять дискриминацию по воз­расту и в связи с утратой трудоспособности. И наконец, Реко­мендация № 162 призывает государства принять меры по недопу­щению дискриминации пожилых трудящихся.

Разумеется, государства могут расширить перечень мотивов, по которым не допускается дискриминация. Так, некоторые го­сударства дополнительно запрещают дискриминацию сексуаль­ных меньшинств, больных СПИДом.

С точки зрения МОТ (Конвенция № 117) целью социальной политики является ликвидация дискриминации работников при­менительно ко всем аспектам труда и трудовых отношений, а именно:

—допуска на государственную или частную службу;

—условий найма и продвижения по службе;

—возможностей для профессионального обучения;

—условий труда;

—мероприятий по здравоохранению, охране труда и обес­
печению благосостояния трудящихся;

—дисциплины;

—участия в переговорах о заключении коллективных дого­
воров;

—ставок заработной платы, которые определяются в соот­
ветствии с принципом равной платы за труд равной цен­
ности на одинаковых операциях и предприятиях.

Конвенция № 111 исключает из понятия дискриминации:

— любое различие, недопущение или предпочтение, осно­
ванное на специфических требованиях работы;


— любые меры, направленные против лица, в отношении которого имеются обоснованные подозрения или доказа­но, что оно занимается деятельностью, подрывающей бе­зопасность государства, при условии, что заинтересован­ное лицо имеет право обращения в компетентный орган, созданный в соответствии с национальной практикой. Дан­ное положение толкуется таким образом, что, во-первых, должны существовать серьезные подозрения о конкретной деятельности конкретного лица, а не сам факт его принад­лежности к определенной расе, национальности, партии или иной группе и, во-вторых, компетентный орган, со­зданный для рассмотрения жалобы данного лица, должен быть независимым от административных властей, находиться в иерархической структуре выше того органа, чье решение обжалуется, обеспечивать гарантии независимости и бес­пристрастности, обосновывать свое решение серьезными аргументами и давать возможность жалобщику изложить свою позицию.

Не рассматриваются как дискриминация меры социальной за­щиты, направленные на удовлетворение особых нужд лиц, кото­рые по соображениям пола, возраста, физической неполноценно­сти, семейных обстоятельств или социального или культурного уровня признаются нуждающимися в особой защите или помощи.

В отношении инвалидов это специально отмечено в Конвен­ции МОТ № 159, согласно которой позитивные меры, направ­ленные на обеспечение подлинного равенства обращения и воз­можностей для инвалидов и других трудящихся, не считаются дискриминацией последних (ст. 4).

В этой связи возникает вопрос о законности так называемой дискриминации наоборот, когда определенное число рабочих мест выделяется группам, подвергшимся ранее дискриминации, для того, чтобы улучшить перспективы получения ими работы и социального продвижения.

С позиции международного трудового права меры такого рода не должны рассматриваться как дискриминация, если они на­правлены на то, чтобы обеспечить равновесие между различны­ми группами и защиту меньшинств или компенсировать диск­риминацию в отношении более отсталых экономических групп населения. Совместимость таких мер с конвенциями МОТ в зна­чительной мере зависит от фактической ситуации, которая оп­равдывала бы их применение на практике1.

1 См.: Valticos N. International Labour Law. Deventer, 1979. P. 108—109.


Конвенция МОТ № 100 обязывает государства использовать национальные методы установления ставок вознаграждения с целью обеспечивать применение принципа равного вознаграж­дения мужчин и женщин за труд равной ценности. Иными сло­вами, ставки вознаграждения должны определяться без дискри­минации по признаку пола.

Отметим, что данная конвенция использует понятие "труд равной ценности", которое имеет более широкое значение, чем "равный труд", и направлено на то, чтобы предотвратить кос­венные ограничения принципа равенства вознаграждения, воз­можного при применении понятия "равное вознаграждение за равный труд". При применении последнего понятия возможна дискриминация женщин в отношении размера заработной пла­ты под тем предлогом, что специфически женский труд не ра­вен мужскому (меньше физические нагрузки и т.п.).

В международных документах встречаются и то и другое по­нятия. Понятие "труд равной ценности" применяется в Между­народном пакте об экономических, социальных и культурных правах. Во Всеобщей декларации прав человека используется по­нятие "равный труд".

Применение понятия "труд равной ценности" предполагает сравнение различных типов работ, при котором пол работника не должен приниматься во внимание. Различие в ставках вознаг­раждения, которое соответствует разнице, вытекающей из объек­тивной оценки исполняемой работы, не рассматривается при этом как противоречащее принципу равного вознаграждения мужчин и женщин.

Понятие вознаграждения применительно к Конвенции № 100 включает основную или минимальную заработную плату и вся­кое другое вознаграждение, предоставляемое прямо или кос­венно, в деньгах или в натуре.

Наряду с универсальными актами МОТ о равенстве в сфере труда действует немало конвенций и рекомендаций, которые относятся к определенным категориям трудящихся: работникам-мигрантам, лицам с семейными обязанностями, морякам, сель­скохозяйственным рабочим, представителям коренного населе­ния. Так, Конвенция № 156 имеет целью обеспечить равное обращение и равные возможности для трудящихся (как муж­чин, так и женщин) с семейными обязанностями. К ним отно­сятся работники, имеющие семейные обязанности в отноше­нии находящихся на их иждивении детей или других ближайших родственников — членов семьи, которые нуждаются в уходе или помощи, когда такие обязанности ограничивают возможности


профессиональной подготовки, участия или продвижения в тру­довой деятельности.

Конвенция обязывает государства принять меры к тому, что­бы лица с семейными обязанностями, которые выполняют или желают выполнить оплачиваемую работу, могли делать это, не подвергаясь дискриминации, и, насколько это возможно, гар­монично сочетать профессиональные и семейные обязанности.

Должны быть приняты меры, соответствующие национальным условиям и возможностям, с тем чтобы трудящиеся с семейны­ми обязанностями могли осуществлять право на свободный вы­бор работы и чтобы принимались во внимание их потребности в сфере занятости. Должны также применяться меры, в том числе в области профессиональной ориентации и подготовки, кото­рые позволили бы трудящимся с семейными обязанностями нормально трудиться, а также возобновлять трудовую деятель­ность после отсутствия на работе в связи с выполнением своих обязанностей. Наличие семейных обязанностей не может слу­жить основанием для увольнения.

Рекомендация № 165 призывает не допускать прямой или косвенной дискриминации, основанной на признаках семейно­го положения. В частности, семейное положение или семейные обязанности не должны служить сами по себе основанием для отказа в предоставлении работы или для прекращения трудовых отношений. В указанной Рекомендации предусмотрен комплекс мер — своего рода государственная программа оказания помо­щи трудящимся с семейными обязанностями в области профес­сиональной подготовки, условий труда, социального обеспече­ния и обслуживания; предусмотрена организация соответствую­щих государственных и общественных учреждений и служб. В числе прочего предлагается постепенное сокращение продолжитель­ности рабочего времени, сверхурочной работы, более гибкое регулирование графиков работы, отпусков. Трудящийся (муж­чина или женщина), на иждивении которого находится ребе­нок, должен в случае болезни последнего иметь возможность получения отпуска. Трудящийся с семейными обязанностями должен также иметь возможность получения отпуска в случае болезни ближайшего родственника — члена его семьи, который нуждается в его уходе или помощи.

Конвенция № 169 о коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни, требует от соответствующих прави­тельств в рамках национального законодательства принятия спе­циальных мер в отношении найма и условий занятости трудя­щихся из коренных народов, если они не получают эффективной

Киселев И. Я. 473


защиты по законам, распространяющимся на всех трудящихся. Правительства должны делать все возможное для недопущения дискриминации трудящихся, принадлежащих к соответствую­щим народам, в частности, в отношении доступа к занятости, включая квалифицированный труд, а также мер по профессио­нальному росту, равного вознаграждения за труд равной ценно­сти, безопасности и гигиены труда, права на объединение и на свободное участие в любой законной профсоюзной деятельнос­ти, а также права заключать коллективные договоры.

Правительственная политика должна обеспечить достижение следующих главных целей:

—чтобы трудящиеся, принадлежащие к соответствующим
народам, пользовались защитой, предоставляемой нацио­
нальным законодательством другим трудящимся, и чтобы
они получали полную информацию об имеющихся у них
правах по трудовому законодательству, а также о средствах
защиты этих прав;

—чтобы трудящиеся, принадлежащие к соответствующим
народам, не ставились в условия, представляющие опас­
ность для их здоровья, в частности, в связи с воздействи­
ем пестицидов и других токсических веществ; чтобы тру­
дящиеся, принадлежащие к соответствующим народам, не
были объектом систем принудительного найма, включая
кабальный труд и другие формы долговой зависимости.
Привлечение лиц, принадлежащих к соответствующим
народам, к принудительному выполнению каких-либо
личных услуг в любой форме, оплачиваемых и неоплачи­
ваемых, запрещается и подлежит наказанию.

Среди всех групп национального сообщества и особенно сре­ди групп населения, имеющих непосредственные контакты с соответствующими народами, должны осуществляться меры просветительского характера с целью искоренения предубежде­ний, которые они могут питать по отношению к этим народам. При применении к соответствующим народам национальных законов, в том числе трудовых, должны учитываться их обычаи или обычное право.

Главные антидискриминационные конвенции МОТ (№ 111, 100) дополняются антидискриминационными рекомендациями (№ 111 и 90).

В Рекомендации № 111 установлено, что все лица должны без дискриминации пользоваться равенством возможностей и обращения в отношении доступа к учреждениям, ведающим


профессиональной ориентацией и трудоустройством, доступа по собственному выбору к обучению и работе на основании лич­ных склонностей.

Профсоюзы и организации предпринимателей не должны до­пускать дискриминацию в отношении принятия в состав своих членов, сохранения членства или участия в своей деятельности.

Рекомендация № 90 содержит дополнительные предложения относительно применения принципа равенства вознафаждения. В частности, детализируются меры, которые должны быть приня­ты правительством в тех областях, где оно осуществляет прямой или косвенный контроль (трудоустройство, профессиональная ориентация, социальные услуги, научные исследования и т. д.).

В заключение рассмотрим положения Рекомендации № 162, которая предлагает государствам специально запретить дискрими­нацию пожилых трудящихся. Возрастные категории, относящиеся к пожилым, определяет каждая страна в соответствии с нацио­нальным законодательством, практикой и местными условиями.

Выход на пенсию по возможности осуществляется на добро­вольной основе. Пожилые трудящиеся должны пользоваться ра­венством возможностей и обращения во всех сферах труда и за­нятости. Это относится к доступу к работе по их выбору, хотя в исключительных случаях могут устанавливаться возрастные ог­раничения для некоторых видов работ.

Запрет дискриминации не должен неблагоприятно отражать­ся на признанных необходимыми специальных мерах защиты или помощи пожилым трудящимся, т.е. в данном случае, со­гласно общепринятому толкованию, допустима "позитивная дис­криминация".

С точки зрения МОТ обеспечение равенства в сфере труда должно включать принятие мер по предотвращению сексуаль­ных приставаний. Позиция МОТ по данному вопросу нашла от­ражение в Резолюции, одобренной 71-й сессией МОТ в 1985 г. В этой Резолюции сексуальные приставания определяются как нежелательное сексуальное внимание, которое проявляется в оскорбительных замечаниях, пошлых шутках, неуместных ком­ментариях по поводу одежды, внешнего вида какого-либо лица, его семейного положения, снисходительное или патерналистс­кое отношение, унижающее человеческое достоинство, похот­ливые взгляды, соответствующие жесты. Все эти действия могут рассматриваться как сексуальные приставания, если они дают понять объекту приставаний, что от его соответствующего пове­дения зависят условия найма и сам наем на работу, разного рода льготы и блага.


В настоящее время обсуждается вопрос о необходимости при­нятия МОТ нормативного акта, который должен отразить но­веллы в законодательстве многих стран, поставивших сексуаль­ные приставания вне закона и установивших ответственность за них.

Право на объединение. Защита прав профсоюзов, представи­телей работников на предприятиях.В актах МОТ содержится ос­новной массив норм и положений, касающихся права на объе­динение, защиты профсоюзных прав. В этой области действуют две главные конвенции универсального значения: Конвенция № 87 о свободе ассоциаций и защите права на организацию и Конвенция № 98 о праве на организацию и на ведение коллек­тивных переговоров.

В Конвенции № 87 свобода ассоциаций понимается как пра­во трудящихся и предпринимателей образовывать организации (союзы, ассоциации) по своему выбору и без предварительного разрешения, а также право вступать в такие организации при единственном условии — подчинении уставам этих организа­ций. Указанные организации:

—имеют право вырабатывать уставы и административные
регламенты, свободно выбирать своих представителей,
организовывать свой аппарат и свою деятельность и фор­
мулировать программу действий. При этом государствен­
ные власти должны воздерживаться от вмешательства,
способного ограничить это право или воспрепятствовать
его законному осуществлению;

—не подлежат роспуску или временному запрещению в ад­
министративном порядке;

—могут создавать федерации и конфедерации, а также при­
соединяться к ним, и каждая такая организация имеет
право вступать в международные организации трудящихся
и предпринимателей.

Возникает вопрос о том, как соотносится положение Кон­венции № 87 о независимости профсоюзов с существующим во многих странах законодательством, устанавливающим обязатель­ное содержание профсоюзных уставов, обязательства профсою­зов отчитываться перед государственными органами о своих внут-рипрофсоюзных делах, особенно о финансовой деятельности.

По общепринятому толкованию, определение в законодатель­стве содержания профсоюзных уставов совместимо с междуна­родными трудовыми стандартами, если это имеет целью защиту индивидуальных членов профсоюза, не противоречит свободе


ассоциации и если одобрение уставов профсоюзов не является прерогативой государственных властей. Что касается профсоюз­ной отчетности, то она не противоречит свободе ассоциации, если лицо, которому профсоюзы представляют отчеты, имеет определенную самостоятельность и подлежит судебному конт­ролю. Приобретение прав юридического лица организациями трудящихся и предпринимателей, их федерациями и конфеде­рациями не может быть подчинено ограничительным условиям, способным воспрепятствовать осуществлению ими прав.

Трудящиеся, предприниматели и их организации (так же как и другие лица и организованные коллективы) должны соблю­дать законность. В свою очередь национальное законодательство не может затрагивать гарантий, предусмотренных конвенцией; оно определяет, в какой мере эти гарантии применяются к воо­руженным силам и полиции. Только в отношении этих двух ка­тегорий государства могут решать, применять ли к ним Конвен­цию № 87. Все остальные трудящиеся как частного, так и государственного секторов (вне зависимости от сферы деятель­ности, пола, цвета кожи, взглядов, национальности и полити­ческих убеждений) попадают в полной мере в сферу действия данной Конвенции.

Конвенция № 87 допускает профсоюзный плюрализм, но не делает его обязательным. В соответствии с принятым толковани­ем профсоюзная монополия, противоречащая Конвенции МОТ № 87, возникает лишь тогда, когда единственная профсоюзная организация конституируется и поддерживается законодатель­ством, но не тогда, когда единый профсоюз существует на прак­тике, поскольку работники добровольно объединяются в еди­ную профсоюзную организацию. Не противоречит положениям Конвенции № 87 и тот факт, что за наиболее представительны­ми профсоюзами признаются специальные права (прежде всего в отношении коллективных договоров) при условии, что про­цедура определения наиболее представительных профсоюзов носит объективный характер, периодически пересматривается и не препятствует нормальному функционированию всех других профсоюзов.

В отношении процедуры определения наиболее представи­тельных профсоюзов имеется норма Рекомендации № 159, от­носящаяся к профсоюзам государственных служащих. Согласно этой Рекомендации, определение наиболее представительного профсоюза должно основываться на объективных и заранее оп­ределенных критериях и не способствовать росту одних органи­заций за счет других.


Надзорные инстанции МОТ считают, что общий запрет в национальном законодательстве политической активности проф­союзов противоречит Конвенции № 87, так как на практике трудно различить экономические и политические аспекты в де­ятельности профсоюзов.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.