Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Крысы, которые изменили мою жизнь



Сама я, хотя и жила в то время в Узбекистане, о живой и мертвой воде и не слышала, и весь бум вокруг этого феномена прошел мимо меня.
Первый раз я столкнулась с ионизированной водой, когда училась на третьем курсе медицинского института, столкнулась, так сказать, нос к носу – но не поняла этого. В это время я подрабатывала в лаборатории Центра хирургии. Это была вполне обыкновенная лаборатория с крысами и мышами для различных опытов. Однажды к нам явился мужчина среднего возраста в штатском, но с военной выправкой. Нас всех по отдельности вызывали в кабинет заведующей лабораторией и брали подписку о неразглашении. И потом в течение недели приносили каждый день по три бутылки с бесцветной жидкостью, на которых было написано «вода». Нам было предписано взять две группы крыс, нанести им экспериментальные раны (дерматомия) и провести эксперимент по их заживлению средством под названием «вода» и антисептиком. Велся лабораторный ежедневник, процесс заживления ран фотографировался у крыс как контрольной, так и экспериментальной группы. Руководитель лаборатории делал морфологические срезы. В то время мы считали, что проводим экспериментальные исследования по применению какого-то нового лекарственного средства, а «вода» – это его кодовое название. Только почти в конце эксперимента кто-то решился попробовать на вкус эту жидкость и удивился: «А правда, вкус как у воды!»

Результаты оказались ошеломляющими. У крыс, которых лечили «водой», раны полностью зажили на пятый – шестой день, а в другой группе процесс заживления тянулся неделями, сопровождался нагноениями. Были даже случаи гибели нескольких животных.

После окончания эксперимента дневники и фотографии у нас забрали, и вскоре я благополучно забыла об этой истории.

Спустя девять лет, в 1991 году, я работала врачом-гинекологом. Врачом я была хорошим, получала от работы моральное удовлетворение и очень прилично зарабатывала. Но тут наступило смутное время – перестройка, и нашей женской консультации пришлось тоже перестраиваться, из бесплатной превращаться в хозрасчетную. По этим-то делам меня, как молодого и энергичного врача, отправили в горздрав. А там, после долгого разговора о будущей стоимости платных услуг нашей будущей хозрасчетной женской консультации, мне в приватном и доверительном тоне посоветовали зайти по такому-то адресу: мол, там какая-то очень продвинутая медицинская фирма, и вам будет интересно. И я, «молодая и энергичная», отправилась в другой конец города.

Нашла эту фирму, захожу – медициной и не пахнет. Сидят за столами люди, стучат на пишущих машинках. Я спрашиваю: я действительно попала в такую-то фирму? Да, говорят, пройдите к шефу. Шефом оказался немолодой, а по моим тогдашним меркам, так просто старый (лет 60) представительный мужчина с проницательными глазами.

На мой недоуменный вопрос: «Чем вы занимаетесь?» – он гордо ответил: «Мы лечим водой».

– ????? А какой водой?

– Активированной электролизом.

И показывает мне аппарат, похожий на кастрюлю. А на мой вопрос о том, какие заболевания лечат, начал перечислять: артриты, хронические тонзиллиты, дерматиты, аденому простаты, экзему…

Где-то на середине списка я полностью потеряла интерес к разговору. Для меня это был нонсенс. Ну нельзя, по понятиям современного врача, лечить одним и тем же средством тонзиллит и экзему. Это совсем разные болезни, и связь между ними – как между поносом и золотухой. Да еще и водой – ерунда какая-то.

А он, видя, что я вежливо улыбаюсь и ищу глазами дверь, спросил, скорее утверждая: «Вы, я вижу, не верите? Вот посмотрите, как, например, активированная вода заживляет раны».

И достал с полки папочку, а из папочки – фотографии крыс. И тут я получила, как говорят немцы, «G"anse Haut», шок, гусиную кожу. Крысы-то были знакомые! Те самые, которых я сама девять лет назад лечила таинственным средством под названием «вода».

Позже он рассказал мне удивительную историю открытия живой и мертвой воды, ставшую историей его жизни, во всяком случае, ее большой части. В ней, в этой истории, отразились все особенности того времени: энтузиазм идеалистов, разгром лаборатории партийным руководством, засекречивание исследований, его первый инфаркт.

А в тот момент, не поняв, почему я вдруг поменялась в лице, но почувствовав, что я готова верить, он сказал: «Знаете, почитайте-ка письма, которые нам пишут люди. Мы пока не можем научно объяснить, почему активированная вода помогает при таких разных заболеваниях, но у нас есть более 400 писем – так сказать, народный опыт».

И мне принесли огромный бумажный мешок с письмами. Наверное, их было более 400. И я приходила в эту фирму в течение четырех вечеров после работы, читала письма, рассматривала фотографии и пыталась все это рассортировать. Там были письма из Киева, Москвы, Перми, сел и деревень. Люди писали, что лечили этой водой ожоги, и им помогло, даже не осталось рубцов. Кто-то вылечил трофическую язву, кому-то уже грозила ампутация – и активированная вода спасла ему ногу, у кого-то ребенок постоянно болел простудами, а после недели полоскания горла активированной водой прошло уже полгода – и ни одной простуды. И болезни были такими разными по этиологии (причине), патогенезу[2], что трудно было поверить, а главное понять: почему же помогает эта вода.

Не могли же они все ошибаться или выдумывать!

Значит, решила я, нужно понять, что же меняется в воде и какие свойства она приобретает в процессе электролиза. Нужны испытания на животных и годы кропотливой исследовательской работы, тесты на острую и хроническую токсичность, клиническая апробация и разрешительные документы. Все это необходимо, чтобы точно знать, когда и как лечить, чтобы делать это с чистой совестью.

И когда мой будущий шеф спросил меня, хочу ли я поменять работу и перейти в его фирму, чтобы заняться исследованиями активированной воды (в то время «терра инкогнито»), я ответила положительно. Я отказалась от престижной и хорошо оплачиваемой должности. И никогда об этом не жалела.

Фирма эта была «Эсперо».

Шефа моего звали Станислав Афанасьевич Алехин, он умер в 2002 году. До сих пор я храню о нем память как о человеке удивительной мудрости и щедрости к людям. С тех пор, как мы начали исследования свойств ионизированной воды, прошло 18 лет. За эти годы сделано очень много. На сегодняшний день изучено действие ионизированных растворов при более 30 заболеваниях, по которым разработаны и написаны инструкции. О заболеваниях, механизмах действия воды, рекомендациях при различных болезнях я буду рассказывать на страницах этой книги.

Как японцы превратили воду из водопровода в антиоксидант

Я перешла работать в медицинский центр «Эсперо» вначале врачом, а потом долгие годы возглавляла его. В это время мы начали серьезные исследования лечебных свойств ионизированных растворов. Мы проверили действие ионизированных растворов вначале на животных, затем доказали их нетоксичность и только потом начали клинические исследования при различных болезнях. При этом мы проверяли способы применения, дозы, влияние введения ионизированных растворов до и после еды, введение различных микроэлементов в раствор.

Полезное воздействие ионизированной воды с отрицательным редокс-потенциалом было подтверждено официальными органами (Фармакологический комитет СССР, решение № 211–252/791), а немного позже в Узбекистане мы получили разрешение Фармакологического комитета на применение католита (живой воды) и анолита (мертвой воды) в лечебных целях. В ходе научных и клинических исследований выяснилось, что не все ионизированные растворы имеют лечебный эффект, а только те, которые обладают определенным редокс-потенциалом и pH. Кроме того, для таких болезней, как диабет, гипертония, аденома простаты, онкология, обязательно введение микроэлементов, иначе эффекта не будет.

То, что католит (живая вода) обладает иммуностимулирующими, регенерирующими (ранозаживляющими) свойствами, а анолит (мертвая вода) способен убивать бактерии, вирусы и грибы, доказали мы, а вот то, что католит является сильнейшим антиоксидантом, первыми открыли японцы. Блестящие исследования, проведенные японскими учеными, доказали, что применение живой воды, или, как они ее называют, редуцированной воды, тормозит образование свободных радикалов и прерывает цепные реакции окисления в организме.

В ряде исследовательских работ ими было аргументировано, что живая вода является не только сильным, но и многофункциональным антиоксидантом. Она, с одной стороны, сама обладает антиоксидантными свойствами, а с другой стороны – многократно усиливает действие ферментных и неферментных антиоксидантов: СОД, каталазы, витамина С, флавоноидов, кверцетина.

В статье «Механизм антиоксидантного эффекта редуцированной воды, полученной электролизом, против радикала супероксида», опубликованной японскими учеными в журнале «Биофизическая химия» (2004), показаны антиоксидантная активность живой воды и ее удивительная способность защищать ДНК клетки от повреждений.

В этом исследовании доказано, что живая вода ловит и нейтрализует соединения перекиси водорода, оказывая при этом такое же действие, как и ферменты каталаза и СОД. Способность живой воды усиливать антиоксидантную активность ферментов самого организма (в частности СОД и каталазы) – это очень ценное свойство, открывающее для организма возможности усиления «ремонтных» механизмов клетки и уничтожения болезни в самом зародыше, на генетическом уровне. Это, так сказать, профилактика на уровне клетки, когда антиоксидантные ферменты организма, активированные живой водой, сами устраняют поломку клетки, и дело не доходит до болезни. В результате этих исследований японские ученые доказали, что добавление редуцированной воды уменьшает разрушение ДНК на 70 %! (рис. 8). На приведенной ниже схеме показаны неповрежденная ДНК (колонка 2), повреждение ДНК свободными радикалами (колонки 2, 3, 4, 5) и резкое уменьшение повреждений ДНК, наступающее при применении живой воды.

Рис. 8.График показывает способность редуцированной воды защищать ДНК клетки от повреждений свободными радикалами

Колонка 2 – неповрежденная ДНК.

Колонка 3 – повреждение ДНК свободными радикалами – перекисью водорода (Н202).

Колонка 4 – повреждение ДНК свободными радикалами – перекисью водорода (Н202) при добавлении раствора КОН.

Колонка 5 – повреждение ДНК свободными радикалами – перекисью водорода (Н202) при добавлении раствора КС1.

Колонки 6 и 7 – резкое уменьшение повреждения ДНК свободными радикалами – перекисью водорода (Н202) при добавлении католита.

«Редуцированная вода усиливает антиоксидантную активность не только собственных ферментов организма, но и неферментных антиоксидантов, вводимых извне – в частности аскорбиновой кислоты», – к таким выводам пришел известный японский ученый Ширахата с соавторами из Института исследований клеточных технологий. В статье «Электроредуцированная вода как ловушка для свободных радикалов и защита от оксидативных повреждений», опубликованной в 1997 году, им было доказано, что редуцированная вода на клеточном уровне:

• проявляет антиоксидантные свойства, сравнимые со свойствами аскорбиновой кислоты и других известных антиоксидантов;

• усиливает действие аскорбиновой кислоты более чем в два раза (рис. 9).

Рис. 9.График показывает способность редуцированной воды усиливать антиоксидантную активность витаминов и других антиоксидантов

А– активность аскорбиновой кислоты в простом растворе

R+А – активность аскорбиновой кислоты в ионизированной воде

В статье К. Напаока «Антиоксидантное действие редуцированной воды, полученной электролизом из раствора натрия хлорида» были описаны исследования, доказывающие способность живой воды активировать антиоксидантную активность не только аскорбиновой кислоты, но и других антиоксидантов-флавоноидов: кверцетина и катехина.

Количество или активность?

Казалось бы, все в порядке: существуют оксиданты (свободные радикалы) и антиоксиданты – в организме и в природе. Но если болезни свободнорадикального окисления возникают, значит, далеко не все в порядке – или антиоксидантов не хватает, или они не усваиваются, или их активность в силу каких-либо причин ослаблена.

Значит, для того чтобы восстановить нарушенное окислительно-восстановительное равновесие, надо или давать организму больше антиоксидантов, или повышать их усвояемость, или стимулировать их активность.

Заманчивее всего выглядит путь стимулирования активности антиоксидантов-ферментов, т. е. тех антиоксидантов, которые вырабатываются самим организмом. Именно эти антиоксиданты являются «ремонтными» механизмами клетки, они нейтрализуют свободные радикалы и устраняют повреждения в белках, жирах или участках ДНК, не давая болезни развиться. Вводить дополнительно такие антиоксиданты извне невозможно – их просто не существует в природе. Получается, чтобы избежать болезней, вызываемых свободнорадикальным окислением, – надо научиться усиливать их активность.

Идя этим путем, т. е. усиливая активность ферментов, которые находятся внутри нашего организма и там борются со свободными радикалами, мы сумеем уничтожать повреждения клетки еще в зародыше, не давая патологии шансов развиться. Это не только удлинит срок нашей жизни, но и избавит нас от многих болезней. И тут свойства ионизированной воды являются уникальными: для усиления активности своих «родных» антиоксидантов – ферментов нашего организма (СОД, каталазы, пероксидазы) – мы не вводим в организм искусственно синтезированные химические препараты. Мы вводим в организм то, в чем он постоянно нуждается, то, что ему наиболее физиологически близко – воду. Воду с измененным редокс-потенциалом.

Другой путь повысить антиоксидативную активность организма – это введение антиоксидантов извне. Эффективность этого пути также не вызывает сомнений: понятие «пищевой антиоксидант» стало одним из самых актуальных в современной медицине. В настоящее время существуют профилактическая терапия пищевыми антиоксидантами (при этом витамины и другие антиоксиданты применяются в терапевтических дозах) и лечебная терапия антиоксидантами, когда применяются дозы антиоксидантов, значительно (в 5—20 раз) превышающие среднесуточную потребность в них. И тут ситуация очень противоречивая. С одной стороны, наблюдается эффект от применения антиоксидантов в высоких дозах при лечении таких заболеваний, как ревматоидный артрит, псориаз, онкологические заболевания. С другой стороны, лечебный эффект сопровождается побочными явлениями, зачастую полностью перечеркивающими смысл их применения. Приведу несколько примеров.

Среднесуточная потребность в витамине А составляет 3333 МЕ. Для лечебных целей витамин А выпускается в дозировках, значительно превышающих эту потребность. Например, при лечении псориаза у взрослых витамин А используется в дозе 33 000 МЕ в сутки (в 10 раз выше среднесуточной), а в онкологических программах его дозы могут доходить до 50 000–100 000 МЕ в сутки и выше. Однако не следует забывать, что витамин А в высоких дозах может нарушать функции печени, вызывает бессонницу, выпадение волос, провоцирует нерегулярные месячные.

Долгое время биотин (витамин Н) был окружен ореолом славы витамина, обеспечивающего прочность ногтей, красоту волос и кожи. Поэтому его включали в самые разнообразные препараты и БАД с косметическими целями. Включали в довольно больших дозах, рассуждая, что чем больше, тем лучше. Созданные 20–30 лет тому назад многие витаминные и витаминно-минеральные комплексы содержат высокие разовые дозы биотина (до 250 мкг), в то время как его суточная потребность составляет 30–50 мкг. В последние годы были проведены многочисленные исследования по определению диапазона безопасных доз и токсичности высоких доз биотина. Согласно полученным данным, применение препаратов с высокими дозами биотина допустимо только при доказанном его дефиците. Если же биотина в организме достаточно, назначать его нельзя.

Совсем непросто обстоят дела с витамином С. Высокодозная терапия витамином С была впервые предложена Поллингом. Вообще-то Поллинг был прекрасным биохимиком и разбирался в вопросе, но медиком он не был. И поэтому рассуждал он с позиций биохимии, но не медицины. Рассуждал он следующим образом: горилла, в организме которой аскорбинка не вырабатывается и которая, так же, как человек, получает ее с пищей, за день съедает известное количество пищи. Содержание витамина С в ее пище известно. При подсчете выясняем, что за день горилла съедает 4 г аскорбинки. Крыса сама синтезирует витамин С, поэтому с пищей ей его получать совсем не обязательно. Поллинг определил, сколько аскорбиновой кислоты синтезирует крыса на килограмм живого веса. Получилось то же количество на 1 килограмм, что и у гориллы. Если бы, как в фантастическом романе, появилась такая гигантская крыса, которая весила бы 80 килограммов, то она производила бы в своем гигантском 80-килограммовом теле те же 4 г аскорбиновой кислоты. Таким образом Поллинг получил свою опорную цифру – 4 г аскорбиновой кислоты, которую и пропагандировал в своих трудах.

По данным же ВОЗ, объявленной допустимой суточной дозой аскорбиновой кислоты является 2,5 мг/кг массы тела в сутки, предельно допустимой суточной дозой – 7,5 мг/кг массы тела (эта доза в 6,6 раз меньше, чем рекомендуемая Поллингом). (Шилов П.И., Яковлев Т.Н., 1974.) Большие дозы витамина С вредны больным с катарактой (так как снижают проницаемость капилляров, ухудшают питание тканей и обмен жидкости в передней камере глаза). Чем больше доза потребляемого витамина С, тем выше содержание в организме его окисленных форм. При применении мегадоз витамина С неизбежно его негативное влияние на почки, вследствие избыточного образования щавелевой кислоты, и образование мочевых камней. Большие дозы витамина С противопоказаны больным диабетом, так как приводят к угнетению инсулипродуцирующей функции поджелудочной железы и повышению сахара в крови. А так как аскорбиновая кислота стимулирует образование кортикостероидных гормонов, при применении ее больших доз возможно повышение артериального давления.

С другой стороны, большие дозы аскорбинки не только «калечат», но и лечат: например, в статье «Терапия витамином С при ревматоидном артрите» утверждается, что «для нормализации нарушений иммунной системы, которые обусловливают при ревматических заболеваниях боли и ограниченную функцию суставов, в целях устранения массивного дефицита витамина С можно применять его препараты в высоких дозировках как иммуномодулятор.

Такая терапия благоприятно действует против воспаления и утоляет боль». («Therapeutische Anwendung von Vitamin С und Beurteilung moeglicher genotoxischer Wirkung».)

Научиться усиливать активность антиоксидантов, вводимых с пищей, без увеличения их количества является необходимым условием эффективности их применения и возможности избежать осложнений высокодозной терапии. И то, что живая вода в несколько раз усиливает активность витаминов, флавоноидов, катехинов и других антиоксидантов, позволяет ввести новый метод применения антиоксидантов вместе с католитом в лечебных целях, в то же время применяя антиоксиданты не в виде высокодозной терапии, а только немного увеличивая их дозу и не доводя до осложнений высокодозной терапии.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.