Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Соотношение полномочий судьи и присяжных заседателей



Разделение состава суда на коллегию присяжных заседателей и профессиональ- ного судью надежно обеспечивает независимость судебной деятельности. Одна- ко то же разделение скрывает в себе и потенциальную опасность, состоящую в возможном противопоставлении народного и профессионального элементов суда. В результате подобного подхода судебная деятельность механически разде- ляется на две части — область фактов и область права, причем разрешение во- просов факта относят исключительно к ведению присяжных, вопросов права — профессионального судьи. Это привело к выдвижению так называемой теории права и факта, которая, возникнув почти одновременно с судом присяжных, имеет своих сторонников и по сей день1.

Вместе с тем в науке уголовного процесса существует и противоположная точка зрения, согласно которой присяжных по самой природе судебной деятельности не- возможно совершенно устранить от решения правовых вопросов. Так, профессор И.Я. Фойницкий писал о теории права и факта: «Теория эта неверна ввиду невозмож- ности установить точные границы ведомства между присяжными заседателями, с од- ной стороны, и коронными судьями — с другой, так как в действительности области права и факта соприкасаются и незаметно переходят одна в другую»2.

В самом деле, вопрос о виновности, вопросы, связанные с наличием или отсут- ствием квалифицирующих признаков состава преступления, обстоятельств, влия- ющих на степень виновности, обстоятельств, исключающих уголовную ответственность подсудимого, таких, например, как необходимая оборона, крайняя необходимость и др., которые могут ставиться присяжным заседателям, имеют непосредственно пра- вовое содержание и часто определяют юридическую оценку по делу.

 

 

1 «Назначение суда с участием присяжных заседателей, — говорится в одном из авторитетных комментариев к УПК РФ, — состоит в том, что вопросы факта решают присяжные заседатели самостоятельно, а вопросы юридической квалификации на основании фактов, установленных при- сяжными заседателями, решаются судьей, председательствующим по делу» (см. Научно-практи- ческий комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М.: Спарк, 2002. С. 569).

2 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. I. С. 364. В современной российской литературе аналогичной позиции придерживаются многие авторы: Алексеева Л.Б. Производство в суде присяжных // Уголовно-процессуальное право Российской Федерации / отв. ред. П.А. Лупинская. С. 462; Петрухин И.Л. Производство в суде с участием присяжных заседателей // Уголовный процесс : учебник. М., 2001. С. 391, и др.


 

Однако, с другой стороны, ничем не ограниченное признание за присяжными заседателями права решать не только вопросы факта, но и вопросы права способно привести к конфликту решений суда присяжных с принципом законности. Так, во- прос о виновности, ставящийся на разрешение присяжных, иногда рассматривается не как вопрос о вине (умысле или неосторожности), но как вопрос о том, следует ли подвергнуть подсудимого наказанию, несмотря даже на то, что совершение данного преступления именно подсудимым было до этого признанно присяжными доказан- ным. В нашей дореволюционной литературе эту позицию наиболее отчетливо сфор- мулировал С.И. Викторский: «…Отвечая на вопрос: “виновен ли субъект в содеян- ном”, — люди всегда будут сообразовываться с будущей ответственностью этого субъекта; ведь “виновен” означает “следует покарать”, и если я знаю, что за моим утвердительным ответом о виновности последует заключение подсудимого в тюрьму на три месяца, то смело и со спокойной душой скажу: “да”, а если этого субъекта ожидает каторга до восьми лет, то по совести произнесу: “нет”»1. Аналогичного взгляда продолжают придерживаться и некоторые современные авторы2. В результате полу- чается, что подсудимый может быть одновременно признан вердиктом присяжных совершившим деяние, содержащее все признаки состава преступления, но освобож- ден от уголовной ответственности и наказания без законных для этого оснований, которые указаны в ст. 75—78, 84, 85 УК РФ, — единственно ввиду мнения присяж- ных о нецелесообразности наказывать лицо за совершение хотя бы и уголовно про- тивоправного поступка.

Однако УПК РФ не дает оснований для подобных выводов. Так, в ст. 299, где речь идет о вопросах, разрешаемых любым судом при постановлении приговора, во- прос о том, виновен ли подсудимый в совершении этого преступления (п. 4 ч. 1), не- двусмысленно отделен законодателем от вопроса о том, подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление (п. 5 ч. 1). Причем последний вопрос в суде с участием присяжных заседателей принадлежит к исключительной компетен- ции председательствующего (ч. 2 ст. 334). Таким образом, вопрос о виновности никак не может быть сведен к вопросу о наказуемости преступления. Из того обстоятель- ства, что присяжные не должны мотивировать свой вердикт, вовсе не вытекает, что они наделены правом по своему усмотрению освобождать от уголовной ответствен- ности и наказания лиц, совершивших преступления. Их вердикт должен соответство- вать требованиям материального уголовного права, что подтверждается обязанностью судьи в напутственном слове разъяснить присяжным содержание уголовного закона, предусматривающего ответственность за совершение деяния, в котором обвиняется подсудимый (п. 2 ч. 3 ст. 340).

Границу между тем, что вправе и чего не вправе решать присяжные, следует про- водить не по содержанию, а по форме ставящихся перед ними вопросов. Можно ска- зать, что искусство председательствующего судьи при постановке вопросов присяж-

 

1 Викторский С.В. Русский уголовный процесс. М., 1997. С. 51.

2 См.: Борзенков Г.Н. Суд присяжных и уголовный закон // Вестник Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1994. № 4. С. 37; Пашин С.А. Постановка вопросов перед коллегией присяжных заседателей в суде // Состязательное правосудие: Труды научно-практических лабораторий / под ред. С.А. Паши- на и Л.М. Карнозовой. М.: Международный комитет содействия правовой реформе, 1996. Вып. 1. Ч. I. С. 90; Карнозова Л.М. Возрожденный суд присяжных. Замысел и проблемы становления. С. 229—230.


 

ным заключается в том, чтобы по возможности лишить правовое содержание вопросов юридической формы. Иначе говоря, вопросы должны ставиться простым, понятным для непрофессионалов языком, в общеупотребительных выражениях, раскрывающих содержание юридических дефиниций, однако соответствуя при этом по объему всем признакам состава преступления, заключенным в инкриминируемом деянии. Собствен- но же юридическая оценка ответов установленных присяжными обстоятельств отно- сится к компетенции судьи. Это значит, что судья-профессионал квалифицирует эти обстоятельства с точки зрения норм уголовного закона, возвращая им определенную юридическую форму.

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.