Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ОЦЕНКА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ СУДОМ ПО ВНУТРЕННЕМУ УБЕЖДЕНИЮ



Принцип независимости суда служит основанием для такого институционного процессуального принципа, как оценка доказательств судом по внутреннему убеж- дению, или свободная оценка доказательств. Принцип свободной оценки доказа- тельств, или оценки доказательств по внутреннему убеждению, будучи произ- водным от принципа независимости суда, распространяет свое действие также и на прокурора, следователя и дознавателя. Содержание его многогранно.

Во-первых, принцип свободной оценки доказательств предполагает запрет суду, следователю, дознавателю, прокурору принимать во внимание при оценке доказа- тельств какие-либо мнения посторонних лиц, не участвующих в процессе, а равно не основанные на доказательствах утверждения сторон и иных участников судопроиз-

 

1 Уолкер Р. Английская судебная система. С. 586.


 

водства. Согласно данному принципу доказательства оцениваются по внутреннему убеждению субъекта доказывания. Внутреннее убеждение есть полная уверенность субъекта оценки доказательств относительно достоверности полученных выводов. Однако оно должно основываться не на отвлеченном мнении, а на оценке каждого из доказательств и всей их совокупности в целом. Указание о том, что доказательства оцениваются в совокупности, не означает, что смысл имеет лишь общее впечатление, которое произвели исследованные доказательства на судью, присяжного заседателя и др. Оценить доказательства в совокупности — значит не упустить ни одного из них. В описательно-мотивировочной части приговора суд в силу данного принципа обязан дать оценку всем исследованным им доказательствам и указать, почему он принимает за основу своего решения одни из доказательств и почему отвергает другие (п. 2 ст. 307 УПК).

Во-вторых, этот принцип направлен на обеспечение самостоятельности суда по отношению к законодателю, который не вправе принимать законы, в которых различ- ным видам доказательств придавалась бы разная, заранее установленная сила. В час- ти 2 ст. 17 по этому поводу сказано: «Никакие доказательства не имеют заранее уста- новленной силы». То есть названный принцип запрещает формальную (легальную) сис- тему доказательств в уголовном процессе. Тот же самый запрет можно отнести и к не- которым указаниям и разъяснениям вышестоящих прокурорских, судебных и ведом- ственных органов и инстанций, а также обыкновениям судебно-следственной прак- тики, которыми отдельным категориям доказательств, вопреки закону, придается фак- тически заранее установленная сила.

В-третьих, данный принцип предлагает субъектам доказывания руководствовать- ся законом и совестью. Руководствоваться при оценке доказательств законом — зна- чит учитывать нормы уголовно-процессуального права относительно допустимости доказательств (см. об этом § 3 гл. 7 учебника). Требование руководствоваться при оценке доказательств совестью — новое для нашего уголовно-процессуального зако- нодательства. В УПК РСФСР (ст. 71) говорилось о необходимости в подобных случа- ях руководствоваться правосознанием, т.е. знаниями субъекта о праве и его отно- шением к нему. Очевидно, данное изменение учитывает особенности оценки доказательств присяжными заседателями, которые, как правило, не сведущи в зако- нах, а потому могут испытывать затруднения при необходимости оценивать доказа- тельства по правосознанию. Вместе с тем, на наш взгляд, формулировка УПК РСФСР была более удачной, ибо, по сути, являлась основанием для применения в уголовном процессе аналогии закона и аналогии права в тех ситуациях, когда необходимо было с помощью правосознания восполнить пробел в законе. Восполнение же его с помо- щью такой сугубо нравственной категории, как совесть, чревато отступлениями не только от закона, но и от общих правовых принципов в пользу разнообразных этиче- ских представлений.

 

 

ГЛАСНОСТЬ

Гласность так же, как и устность, в целом производна от принципов независимо- сти суда и равенства сторон, но лишь при определенных условиях. Сама по себе состязательность как способ решения проблем путем контролируемого противо- борства сторон не обязательно предполагает, что этот процесс должен быть вы-


 

несен на всеобщее обозрение. Гласность — это искра, высекаемая лишь от со- прикосновения состязательной идеи с реалиями гражданского общества. Судеб- ный процесс обретает «дар речи» там, где государство считается с правами граж- дан и где последние могут на равных разговаривать с государством. Гражданское общество нуждается в независимом суде и равенстве в нем сторон, но только в условиях гласности судейская независимость и равенство становятся прозрач- ными и гарантированными. «Общественное убеждение в достоинстве суда воз- можно с тем лишь условием, чтобы каждый шаг судебной деятельности был из- вестен обществу», — комментируя Бентама, писал И.Я. Фойницкий1. Таким образом, независимость суда и равенство сторон действительно порождают глас- ность, но только в условиях, когда состязательный процесс проникнут еще и ду- хом публичности. По-видимому, это обстоятельство дало в прошлом повод ряду авторов (А.Ф. Кони, А.П. Чебышев-Дмитриев, Н.А. Неклюдов, М.С. Строгович) сближать и даже отождествлять гласность с публичностью процесса. Другие (К.К. Арсеньев, В.Н. Палаузов, В.К. Случевский, И.Я. Фойницкий и др.) полага- ли, что публичность, которую они понимали как официальность, есть самостоя- тельный принцип, способный существовать и в отсутствии гласности. Однако, как отмечал И.Я. Фойницкий, «опоры в тексте закона, точной терминологии при- держивающегося, ни те, ни другие не имеют»2.

Это можно сказать о российском законодательстве и поныне, однако в п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод сказано, что «каж- дый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедли- вое и публичное разбирательство дела». Понятию публичности дается развернутая аттестация в решении Европейского Суда по правам человека от 08.12.83 г. по делу

«Претто и других против Италии»: «Публичный характер судопроизводства, о кото- ром говорится в статье 6, п. 1, защищает тяжущихся от тайного отправления правосу- дия вне контроля со стороны общественности; он служит одним из способов обеспе- чения доверия к судам как высшим, так и низшим. Сделав отправление правосудия прозрачным, он содействует достижению целей статьи 6, п. 1, а именно справедливо- сти судебного разбирательства, гарантия которого является одним из основополага- ющих принципов всякого демократического общества...»3. Как видим, в данном слу- чае публичность приравнена к гласности процесса. В другом своем решении («Экбатани против Швеции», 26.05.88 г.) Европейский Суд высказался еще опреде- леннее: «...что касается публичности, то все материалы дела доступны широкой пуб- лике»4. Итак, по мнению одного из высших международных судов, публично то, что доступно широкой публике. Однако, как было показано выше (см. § 2 настоящей гла- вы), публичность — значительно более глубокое понятие, нежели открытое ведение судебного заседания или оглашение приговора.

Гласность может быть общая и гласность сторон. Общая гласность — это от- крытость судебного разбирательства, т.е. возможность присутствия на суде всех же- лающих, а также освещения всего происходящего на суде в средствах массовой ин-

 

1 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. I. C. 98.

2 Там же. С. 93.

3 Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т. 1. С. 431.

4 Там же. С. 584.


 

формации, прежде всего в печати. Согласно ч. 1 ст. 123 Конституции РФ «разбира- тельство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допуска- ется в случаях, предусмотренных федеральным законом».

Гласность сторон есть право обеих сторон присутствовать при проведении про- цессуальных действий, знакомиться со всеми материалами дела и делать заявления. Гласность бывает также полная и ограниченная. Общая гласность может ограничи- ваться по кругу лиц (например, для несовершеннолетних, вооруженных, находящих- ся в нетрезвом состоянии лиц и др.); по объему процессуальных действий (если от- дельные действия, этапы или стадии процесса не допускают присутствия посторонних лиц), а также по характеру выясняемых обстоятельств (представляющих государствен- ную или личную тайну, оскорбляющих нравственность либо способных вызвать на- рушение общественного спокойствия). Гласность сторон ограничена, когда та или иная сторона устранена от участия в процессуальных действиях либо ограничена в воз- можности знакомиться с материалами дела. От ограничения принципа гласности сле- дует отличать его нарушения. Так, общая гласность страдает, если судебное разбира- тельство проводят не в зале судебных заседаний или другом, специально объявленном для широкой публики месте, а келейно, т.е. в помещении, о котором публика не изве- щена и куда доступ для нее неудобен или объективно затруднен (к примеру, в кабине- те судьи; в здании, где действует пропускной охранный режим, и т.п.). Учитывая зна- чение гласности для состязательного процесса, она должна рассматриваться как его обязательное условие. Эта проблема много серьезнее, чем кажется на первый взгляд. Проведение процессов при пустых залах, в присутствии одних лишь сторон и немно- гочисленной родни подсудимого или потерпевшего лишает состязательность дина- мизма и остроты, притупляет у суда, прокуроров и адвокатов чувство ответственно- сти за дело, ведет к снижению качества их работы. Потому-то информация о времени, месте и предмете судебных заседаний должна публиковаться в печати, доводиться до населения по телевидению; следует использовать опыт выездных судебных разбира- тельств, накопленный российскими (советскими) судами в прежнее время. Огромное значение имеет внешний и внутренний вид судебных зданий, обстановка, торжествен- ный ритуал, зрелищность судебных заседаний. Здесь можно вспомнить английскую юридическую поговорку о том, что судопроизводство обязано не только быть Право- судием, но и выглядеть как Правосудие.

 

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.