Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ПРОКУРОР В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ



Прокурор — это должностное лицо, уполномоченное в пределах своей компе- тенции осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уго- ловного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью ор- ганов дознания и органов предварительного следствия (ч. 1 ст. 37 УПК). Таким образом, прокурор в российском уголовном процессе совмещает процессуаль- ную деятельность по уголовному преследованию и государственно-правовую по своему происхождению функцию надзора за соблюдением законов. Надзор про- курора, по буквальному смыслу ст. 37, распространяется исключительно на дея- тельность органов дознания и органов предварительного следствия, относящих- ся в России к исполнительным органам власти в уголовном процессе, и не затрагивает суд, а равно деятельность защитника.

Надзорная функция прокурора на предварительном расследовании проявляется там, где он руководствуется исключительно интересами строгого и точного исполне- ния закона, жертвуя ради этого, если потребуется, даже эффективностью уголовного преследования. Уголовное преследование реализуется в тех прокурорских полномо- чиях, которые нацелены на максимально эффективное и целесообразное обеспечение неотвратимости уголовной ответственности лиц, совершивших преступления. Если говорить о критерии разделения этих видов деятельности еще проще, то функция надзора следует лишь началу законности, в то время как уголовное преследование, кроме того, — и началу целесообразности.

Прокурор в российском уголовном процессе в настоящее время полностью осво- божден от ответственности за руководство предварительным следствием, что само по себе есть уникальная новация1. Полномочия по руководству расследованием оста- лись у прокурора только в отношении упрощенной и ускоренной формы предвари- тельного расследования —дознания. Теперь функция уголовного преследования осу- ществляется прокурором на предварительном следствии в основном лишь постольку, поскольку он участвует в подготовке и формировании будущего государственного обвинения в суде2. Эта функция проявляет себя здесь главным образом на завершаю- щем этапе расследования — в полномочиях прокурора при рассмотрении уголовного дела, поступившего к нему от следователя с обвинительным заключением (гл. 31 УПК). Важно подчеркнуть — только с этого момента прокурор становится ответственным за качество обвинения, которое прокуратуре придется в дальнейшем поддерживать в суде. Таким образом, теоретически, прокурор свободен для осуществления более объективного надзора в стадии возбуждения уголовного дела и на ранних этапах пред- варительного следствия.

 

1 См.: Федеральный закон от 05.06.2007 № 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процес- суальный кодекс Российской Федерации» и Федеральный закон от 17.01.92 г. «О прокуратуре Рос- сийской Федерации» (в ред. от 05.06.2007 г.) // Российская газета. 08.06.2007 г.

2 Исключение составляют лишь определенные полномочия прокурора по инициированию уго- ловного преследования в стадии возбуждения уголовного дела (п. 2 ч. 2 ст. 37, ч. 6 ст. 148 УПК). См. о них далее в этом параграфе.


 

В результате этих нововведений строй российского уголовного процесса изме- нился. Теперь, вплоть до момента утверждения им обвинительного заключения, про- курор еще не является в полном смысле слова уголовным преследователем и потому до некоторой степени призван исполнять роль арбитра между сторонами обвинения и защиты, принимая меры по устранению допущенных следователями нарушений закона. Тем самым объективно создаются предпосылки для некоторого усиления со- стязательности на предварительном следствии.

Однако следует заметить, что названное разделение функций в российском уго- ловном процессе имеет пока не вполне последовательный характер. Прокуратуре, кото- рая исторически сложилась именно как орган государственного уголовного преследо- вания, всегда будут значительно ближе интересы обвинения, нежели роль беспристрастного арбитра в споре сторон. Процессуальная судебная функция, харак- терная для состязательного процесса, подменяется здесь, по сути, государственно-пра- вовой функцией прокурорского надзора, которая остается для уголовного процесса внешним заимствованием. Вместо воображаемого равностороннего состязательного

«треугольника», естественным образом образуемого функциями обвинения, защиты (в его основании) и правосудия (в вершине), имеет место, так сказать, «прямоуголь- ный треугольник». В нем функции обвинения и прокурорского надзора комплимен- тарно связаны между собой по кратчайшему расстоянию (вертикальному катету), а функция защиты гораздо более удалена от вершины (прокурорского надзора) — на расстояние гипотенузы. В истинно состязательном духе вопрос может быть решен лишь тогда, когда между уголовным преследователем и стороной защиты на предва- рительном следствии будет поставлен независимый и беспристрастный судебный орган — следственный судья. В этом смысле прокурору и следственному органу в пер- спективе следовало бы поменяться местами. Прокурору, по нашему убеждению, не- обходимо вернуться к естественной для него роли руководителя уголовного пресле- дования, имея в своем полном процессуальном подчинении органы дознания. В то же время судебно-следственный орган должен проводить — в основном по требованию сторон обвинения и защиты — следственные действия по легализации в качестве су- дебных доказательств собранных сторонами материалов (например, подвергая пере- крестному допросу с участием сторон представленных ими свидетелей и т.д.). Он, кро- ме того, должен осуществлять судебный контроль над процессом предъявления обвинения, а также за применением мер процессуального принуждения и соблюдени- ем органами уголовного преследования прав граждан. Именно по такой либо близкой модели организовано предварительное расследование в процессуальных системах Ан- глии, США, Испании, Италии и до некоторой степени Германии, Франции и др.

Надзорная функция прокурора конкретизируется в его полномочиях.

Полномочия прокурора по надзору за законностью и обоснованностью возбуж- дения уголовных дел

1. Проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистра- ции и разрешении сообщений о преступлениях (п. 1 ч. 2 ст. 37).

2. Получать от органов предварительного расследования уведомления о возбуж- дении уголовного дела (ч. 4 ст. 146) и об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. 4 ст. 148).

3. Отменять постановление о возбуждении уголовного дела, если он признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным (ч. 4


 

ст. 146). Прокурор при осуществлении этого полномочия вправе истребовать от орга- на предварительного расследования материалы доследственной проверки.

4. Продлевать срок проверки дознавателем сообщения о преступлении до 30 суток при необходимости проведения документальных проверок или ревизий (ч. 3 ст. 144).

5. Давать дознавателю (но не следователю) согласие на возбуждение уголовного дела, которое в иных случаях относилось бы к категории частного обвинения, т.е. если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или бес- помощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и за- конные интересы (ч. 4 ст. 20, ч. 4 ст. 147, ч. 3 ст. 318).

Полномочия прокурора по обеспечению надлежащего субъекта предваритель- ного расследования

1. Определять подследственность уголовных дел в случае возникновения вопро- са или спора о подследственности между органами предварительного расследования (ч. 3 ст. 146, ч. 8 ст. 151).

2. Передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому в соответствии с правилами подследственности, установленными ст.151 (п. 12 ч. 2 ст. 37).

3. Разрешать отводы, заявленные участниками процесса дознавателю, а также его самоотводы (п. 9 ч. 2 ст. 37).

4. Отстранять дознавателя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований УПК (п. 10 ч. 2 ст. 37).

5. Давать письменные указания о передаче уголовных дел, обычно подследствен- ных органам дознания (п. 1 ч. 3 ст. 150), для производства предварительного след- ствия (ч. 4 ст. 150).

6. Давать письменные указания органам дознания о производстве дознания по уголовным делам об иных (помимо тех, что указанны в п. 1 ч. 3 ст. 150 в качестве обычной подследственности для дознания) преступлениях небольшой и средней тя- жести (п. 2 ч. 3 ст. 150), которые иначе были бы подследственны следователю.

Данное полномочие, на наш взгляд, следует толковать ограничительно, ибо про- курор не наделен правом давать следователю указания о передаче дела дознавателю. Указания прокурора следователю предусмотрены законом только для трех случаев: а) когда он требует от органов дознания и следственных органов устранения наруше- ний федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предваритель- ного следствия (п. 3 ч. 2 ст. 37); б) при возвращении прокурором уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия с целью устранения выяв- ленных недостатков проведенного расследования (п. 2 ч. 1 ст. 221); в) при разреше- нии прокурором спора о подследственности (ч. 8 ст. 151). Ни о нарушениях законода- тельства, ни об устранении выявленных недостатков здесь речи не идет; cпор о подследственности в данном случае также отсутствует, поскольку имеется в виду лишь дискреционное полномочие прокурора определять форму предварительного рас- следования. Таким образом, реализовать свое право перераспределять в пользу орга- нов дознания производство расследования по уголовным делам об «иных преступле- ниях небольшой и средней тяжести» прокурор практически может (при отсутствии споров о подследственности), если только дело еще не находится в производстве сле- дователя, а именно: 1) при вынесении прокурором мотивированного постановления о направлении материалов в орган дознания для решения вопроса об уголовном пре-


 

следовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодатель- ства (п. 2 ч. 2 ст. 37); 2) по окончании производства органом дознания неотложных следственных действий по делам, по которым производство предварительного след- ствия в другом случае являлось бы обязательным (ст. 157). Однако и это невозможно, когда дознание должно производиться следователями Следственного комитета при про- куратуре РФ по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных всей ч. 3 ст. 150, совершенных лицами, указанными в подп. «б» и «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 (п. 7 ч. 3 ст. 151).

7. Изымать любое уголовное дело у органа предварительного расследования фе- дерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать его следователю Следственного комитета при прокуратуре РФ с обязательным указанием оснований такой передачи (п. 12 ч. 2 ст. 37).

Представляется, что с учетом перераспределения полномочий по руководству предварительным следствием в пользу руководителей следственных подразделений основаниями для такой передачи могут служить лишь нарушения, подпадающие под действие прокурорского надзора, предметом которого является законность, но не це- лесообразность действий следователя, как-то: грубые нарушения следователем пра- вовых норм; отказ следователя от выполнения требований прокурора об устранении нарушений законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, и т.п. Таким образом, прокурор, в зависимости от конкретной обстановки, может избирать любой способ реагирования на нарушения федерального закона — не только, как от- мечалось выше, обжаловать действия следователя вышестоящему руководству либо не утвердить обвинительное заключение и дать следователю указания о производстве дополнительного расследования (ч. 1 ст. 221), но и изъять уголовное дело у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти и пе- редать его следователю Следственного комитета при прокуратуре РФ.

Полномочия прокурора по надзору за законностью производства предваритель- ного расследования

1. Рассматривать жалобы на действия дознавателя и следователя (ст. 124).

2. Требовать от органов дознания и следственных органов устранения наруше- ний федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предваритель- ного следствия (п. 3 ч. 2 ст. 37).

Это полномочие прокурора подкреплено в УПК нормой о том, что законные тре- бования, поручения и запросы прокурора обязательны для исполнения всеми учреж- дениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 4 ст. 21). Кроме того, прокурор может вызывать должностных лиц органов дознания и предварительного следствия, а также граждан для объяснений по поводу нарушений законов1. Впрочем, надо иметь в виду, что требования прокурора (за исключением Генерального прокурора РФ — ч. 6 ст. 37) об устранении нарушений законодатель- ства не являются строго обязательными для следователя. Дело в том, что, будучи не согласен с требованиями прокурора (т.е. не считая их законными), следователь может представить свои письменные возражения на них руководителю своего следственно- го органа (ч. 3 ст. 38). Именно этот руководитель и решает, согласиться или не со- гласиться с требованиями прокурора. Соглашаясь с ними, он дает следователю пись-

 

1 См. п. 1.2 приказа Генерального прокурора РФ от 10.09.2007 № 140 «Об организации проку- рорского надзора за исполнением законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в органах дознания и предварительного следствия».


 

менные указания об исполнении названных требований, а в случае несогласия — ин- формирует прокурора об отказе от исполнения этих требований (ч. 4 ст. 39). Реакцией прокурора на этот отказ может быть обращение с требованием об устранении наруше- ний к руководителям вышестоящих следственных органов, вплоть до Председателя След- ственного комитета при прокуратуре Российской Федерации или руководителя след- ственного органа федерального органа исполнительной власти (например, Следственного комитета при МВД России). В случае же, если и они не соглашаются с требованиями прокурора, он далее может обратиться за разрешением спора лишь к Генеральному про- курору Российской Федерации, решение которого является окончательным.

3. Отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего про- курора, а также незаконные или необоснованные постановления дознавателя (п. 6 ч. 2 ст. 37). Что же касается незаконных или необоснованных постановлений следовате- ля, то надо помнить, что правом отменять их обладает только руководитель следствен- ного органа (п. 2 ч. 1 ст. 39).

4. Получать от органов предварительного расследования уведомления:

— о произведенном задержании подозреваемого в течение 12 часов с момента задержания (ч. 3 ст. 92);

— освобождении подозреваемого, когда постановление судьи о применении к по- дозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо продлении срока задержания не поступит в течение 48 часов с момента задержания (ч. 3 ст. 94)1;

— направлении дознавателем уведомления лицу о наличии в отношении него подозрения в совершении преступления, причем прокурору направляется копия это- го уведомления (ч. 3 ст. 2231);

— неотложном производстве ряда следственных действий (осмотра жилища, обыс- ка и выемки в жилище, личного обыска, а также наложения ареста на имущество, указанного в ч. 1 ст. 1041 УК), ограничивающих конституционные права граждан (ч. 5 ст. 165), а также об отмене ареста корреспонденции (ч. 6 ст. 185);

— приостановлении предварительного следствия (ч. 2 ст. 208);

— возобновлении предварительного следствия (ч. 3 ст. 211);

— прекращении уголовного дела или уголовного преследования (ч. 1 ст. 213).

Полномочия прокурора по надзору за применением мер процессуального принуж- дения

1. Давать дознавателю (но не следователю) согласие на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производ- стве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения (п. 5 ч. 2 ст. 37).

2. Участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного про- изводства (как следствия, так и дознания) вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей либо об отмене или изменении данной меры пресечения, а также при рассмотрении ходатайств о производстве иных процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения, и при рассмотрении жалоб (п. 8 ч. 2 ст. 37, ст. 125). Прокурор либо по его поручению лицо, возбудившее такое ходатайство, обосновывает его в су- дебном заседании.

 

1 Такое уведомление направляет начальник места содержания подозреваемого.


 

3. Установив, что следователь нарушил требования ч. 5 ст. 109 УПК1, а предель- ный срок содержания обвиняемого под стражей истек, отменять данную меру пресе- чения (ч. 2 ст. 221).

4. Давать дознавателю согласие ходатайствовать перед судом о переводе лица, содержащегося под стражей, в психиатрический стационар (ч. 1 ст. 435).

5. Давать согласие на неуведомление родственников подозреваемого о его задер- жании при необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания (ч. 4 ст. 96). Следует сказать, что данное полномочие зву- чит определенным диссонансом с точки зрения идеи разделения функций расследо- вания (следствия) и прокурорского надзора. Надзор, субъектом которого до утверж- дения обвинительного заключения является прокурор, по определению должен стремиться к тому, чтобы быть максимально беспристрастным, поэтому ему не сле- дует руководствоваться «интересами предварительного расследования», т.е. в данном контексте — интересами стороны уголовного преследования. Названное полномочие более уместно при проведении расследования в форме дознания.

Надзорные полномочия прокурора при направлении ему уголовного дела с обви- нительным заключением (актом)

1. Признавать недопустимыми доказательства, полученные с нарушением требо- ваний УПК и федеральных законов (ч. 2, 3 ст. 88).

2. Принимать решение о направлении уголовного дела вышестоящему прокуро- ру для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду (п. 3 ч. 1 ст. 221).

3. Прекращать уголовное дело, поступившее от дознавателя с обвинительным актом (п. 3 ч. 1 ст. 226).

Полномочия прокурора по реабилитации лица и иной непосредственной защите прав личности

1. Принимать предусмотренные гл. 18 УПК меры по реабилитации лица в случа- ях прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п.1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 (ч. 2 ст. 212).

2. Утверждать постановление дознавателя о прекращении производства по уго- ловному делу (п. 13 ч. 2 ст. 37).

3. Прекращать уголовное дело при рассмотрении постановления следователя о направлении дела в суд для применения принудительной меры медицинского ха- рактера (п. 3 ч. 5 ст. 439).

4. Отказаться от поддержания обвинения, если в ходе судебного разбирательства он придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъяв- ленное подсудимому обвинение (ч. 7 ст. 246)2.

 

1 То есть, если материалы оконченного расследованием уголовного дела не были предъявлены следователем обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику в пределах 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей.

2 Вероятно, на это может найтись возражение, состоящее в том, что отказ от обвинения явля- ется продолжением (оборотной стороной, конечным пунктом) обвинительной деятельности в слу- чае, если прокурор придет в суде к убеждению в неосновательности обвинения. Мы не разделяем подобного мнения, поскольку, отказываясь от поддержания государственного обвинения, проку- рор руководствуется уже не интересами (целью) уголовного преследования, а единственно лишь интересами законности.


 

Надзорные полномочия прокурора в порядке судебного пересмотра судебных ре- шений, вступивших в законную силу1

1. Вносить надзорные представления о пересмотре вступивших в законную силу приговоров, определений, постановлений суда (ст. 402).

2. Возбуждать производство ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (ст. 415).

3. В порядке осуществления уголовного преследования у прокурора сохранились следующие полномочия.

Полномочия прокурора по инициированию уголовного преследования

1. Выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уго- ловном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства (п. 2 ч. 2 ст. 37).

2. Признав отказ следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, выносить мотивированное постановление о направлении соответ- ствующих материалов руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. 6 ст. 148).

3. Признав постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, отменить его и направить соответ- ствующее постановление начальнику органа дознания со своими указаниями (ч. 6 ст. 148).

Полномочия прокурора по руководству дознанием

1. Давать дознавателю письменные указания о направлении расследования, про- изводстве процессуальных действий.

2. Продлевать срок дознания (ст. 223).

Полномочия прокурора по формированию государственного обвинения

1. Утверждать обвинительное заключение или обвинительный акт по уголовно- му делу (п. 14 ч. 2 ст. 37, п. 1 ч. 1 ст. 221, п. 1 ч. 1 ст. 226).

2. Возвращать уголовное дело дознавателю, следователю со своими письменны- ми указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объ- ема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения или обвинительного акта и устранения выявленных не- достатков (п. 15 ч. 2 ст. 37, п. 2 ч. 1 ст. 221, п. 2 ч. 1 ст. 226).

3. Направлять уголовное дело в суд после утверждения обвинительного заключе- ния (акта); вручать копии обвинительного заключения (акта) с приложениями обви- няемому, а также защитнику и потерпевшему, если они ходатайствуют об этом (ст. 222, 226).

Полномочия прокурора по поддержанию государственного обвинения в суде.

1. Поддерживать государственное обвинение и быть субъектом доказывания (ч. 1 ст. 86) в ходе судебного производства по уголовному делу (ч. 3 ст. 37, ч. 5 ст. 246).

 

 

1 В отличие от внесения прокурором представлений в апелляционную и кассационную ин- станции, данные действия осуществляются, прежде всего, в интересах соблюдения законности, в том числе в пользу осужденного. После вступления решения суда в законную силу спор сторон прекращается, поэтому прокурор выступает в этих стадиях процесса (надзорного пересмотра и во- зобновления производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств) не как представи- тель стороны обвинения, а как блюститель законности. Подробнее об этом см. гл. 26 учебника.


 

2. Вступать в уголовное дело частного обвинения (ч. 4 ст. 318).

Полномочие прокурора по пересмотру не вступивших в законную силу судебных решений1 — вносить апелляционные и кассационные представления на не вступив- шие в законную силу решения судов первой и апелляционной инстанций (ст. 354).

Полномочия прокурора в порядке международного сотрудничества в сфере уго- ловного процесса

1. Вносить через Генеральную прокуратуру РФ запрос о производстве на терри- тории иностранного государства допроса, осмотра, выемки, обыска, судебной экс- пертизы или иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ, органами иностранного государства в соответствии с международным договором РФ, между- народным соглашением или на основе принципа взаимности (ч. 1 ст. 453).

2. Исполнять переданные в установленном порядке запросы о производстве про- цессуальных действий, поступившие от соответствующих компетентных органов и должностных лиц иностранных государств, в соответствии с международными до- говорами РФ, международными соглашениями или на основе принципа взаимности (п. 1 ст. 457).

3. Принимать решения по вопросу о направлении материалов возбужденного и рас- следуемого уголовного дела о совершении преступления на территории РФ ино- странным гражданином, впоследствии оказавшимся за ее пределами, и невозможности производства процессуальных действий с его участием на территории РФ в компетент- ные органы иностранного государства для осуществления уголовного преследования. Это полномочие принадлежит только Генеральной прокуратуре РФ (ст. 458).

4. Принимать решения по запросам компетентных органов иностранных госу- дарств об уголовном преследовании граждан РФ, совершивших преступление на тер- ритории иностранного государства и возвратившегося в РФ. Это также прерогатива лишь Генеральной прокуратуры РФ (ч. 1 ст. 459).

5. Принимать решения о направлении в соответствующий компетентный орган иностранного государства запроса о выдаче лица, находящегося на территории дан- ного государства. Данное полномочие осуществляется лишь Генеральной прокурату- рой РФ (ч. 3 ст. 460).

6. Принимать решения по запросам о выдаче иностранного гражданина или лица без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации, обвиняемых в совершении преступления или осужденных судом иностранного государства. Пра- вом решать этот вопрос обладают лишь Генеральный прокурор РФ или его замести- тель (ч. 4, 7 ст. 462, ст. 465).

7. Направлять в суд материалы, подтверждающие законность и обоснованность решения о выдаче лица в случае обжалования в суд этого решения (ч. 3 ст. 463).

8. Принимать решения по вопросу об избрании меры пресечения в целях обеспе- чения возможности выдачи лица при получении от иностранного государства запро- са о выдаче лица, если при этом не представлено решение судебного органа об избра- нии в отношении данного лица меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 1 ст. 466). См. комм. к ст. 466.

 

1 В отличие от внесения прокурором представлений в порядке надзора или заключений по но- вым или вновь открывшимся обстоятельствам, данные действия осуществляются, прежде всего, в ин- тересах уголовного преследования, которое прокурор поддерживал в судебном разбирательстве.


 

9. Подвергать лицо, в отношении которого поступил запрос о выдаче, домашне- му аресту или заключить его под стражу без подтверждения указанного решения су- дом РФ, если к запросу прилагается решение судебного органа иностранного госу- дарства о заключении лица под стражу (ч. 2 ст. 466).

 

СЛЕДОВАТЕЛЬ

Говоря о субъектах производства предварительного следствия, российский зако- нодатель использует два разных термина: органы предварительного следствия (ч. 2 ст. 1, ч. 1 ст. 37 и др. УПК) и следователь. Но если понятие органа предвари- тельного следствия в законе только упоминается, но прямо не раскрывается, то следователь определяется как должностное лицо, уполномоченное в пределах своей компетенции осуществлять предварительное следствие по уголовному делу (п. 41 ст. 5, ч. 1 ст. 38 УПК). В отличие от ранее действовавшего процессуального закона (ст. 125 УПК РСФСР), УПК РФ не именует следователя органом предва- рительного расследования, называя его просто должностным лицом. Это значит, что полномочия следователя ограничены в пользу органа предварительного след- ствия (следственного органа, или следственного подразделения), представляемо- го его руководителем.

Основные полномочия, образующие процессуальный статус следователя, могут быть объединены в следующие группы.

Полномочия по решению вопроса о возбуждении уголовного дела

1. Принимать и проверять сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении (ч. 1 ст. 144).

2. Возбуждать уголовное дело.

3. Отказывать в возбуждении уголовного дела (ч. 1 ст. 148).

Полномочия по обеспечению надлежащего субъекта производства предваритель- ного следствия

1. Принимать уголовное дело к своему производству (п. 2 ч. 2 ст. 38). В ст. 149 УПК, где речь идет о направлении уголовного дела после его возбуждения, не говорит- ся о вынесении следователем специального решения о принятии дела к своему произ- водству, однако, по смыслу ч. 1 ст. 156, в постановлении о возбуждении дела следова- тель, дознаватель указывает о принятии им уголовного дела к своему производству.

2. Передавать уголовное дело руководителю следственного органа для направле- ния по подследственности (п. 2 ч. 2 ст. 38, ч. 1 ст. 146).

3. Заявлять самоотвод при наличии обстоятельств, исключающих его участие в производстве по делу (ст. 62).

Полномочия по направлению хода расследования

В законе не раскрывается понятие «направление расследования», или, что то же самое, «направление хода расследования» (п. 4 ч. 2 ст. 37, п. 3 ч. 2 ст. 38, п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК РФ). На наш взгляд, оно включает в себя: во-первых, полномочия по определе- нию предмета предварительного следствия; во-вторых, полномочия по направлению уголовного дела.

Определение предмета предварительного следствия состоит в том, что следова- тель может самостоятельно: а) выдвигать версии, т.е. подлежащие следственной и оперативно-розыскной проверке предположения, касающиеся, прежде всего, собы- тия преступления, лиц, виновных в его совершении, форм их вины и мотивов дей-


 

ствий, а также других фактических обстоятельств дела; б) квалифицировать инкри- минируемые преступления; в) определять вопросы и обстоятельства, которые необ- ходимо выяснить по каждой версии, эпизоду или по делу в целом (т.е. объем обвине- ния); г) устанавливать источники доказательственной информации, подлежащей исследованию; д) определять круг следственных действий, необходимых по данному делу; е) вносить запрос о производстве компетентным органом или должностным лицом иностранного государства процессуальных действий на территории иностран- ного государства в соответствии с международным договором РФ, международным соглашением или на основе принципа взаимности (ч. 1 ст. 453).

Направление уголовного дела — это определение его дальнейшей процессуаль- ной судьбы, т.е. принятие решений, определяющих движение дела от одного процес- суального этапа или стадии в другие. Именно в подобном смысле данное понятие встречается в УПК РФ (ст. 149, 157, гл. 30, ст. 222, 386, 451, 458). Следователь само- стоятельно направляет уголовное дело, принимая решения:

1) о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 171);

2) выделении из уголовного дела в отдельное производство другого уголовного дела (ст. 154), а также материалов, содержащих сведения о новом преступлении, не связанном с расследуемым (ст. 155);

3) приостановлении и возобновлении предварительного расследования (ст. 208, 211);

4) прекращении уголовного дела или уголовного преследования (ст. 212. 213);

5) направлении дела с обвинительным заключением прокурору (ч. 6 ст. 220).

Полномочия по применению мер процессуального принуждения

1. Возбуждать перед судом с согласия руководителя следственного органа хода- тайство об избрании меры пресечения или о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения (ч. 1 ст. 165).

2. Задерживать лицо по подозрению в совершении преступления (ст. 91).

3. В пределах своих полномочий избирать обвиняемому или подозреваемому меру пресечения (ст. 97).

4. Составлять протокол о неисполнении участниками производства по делу своих процессуальных обязанностей и направлять его в суд для наложения на нарушителя денежного взыскания (ст. 118).

5. Давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных след- ственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении (п. 4 ч. 2 ст. 38, ч. 7 ст. 164, ст. 210).

Полномочия следователя по обеспечению своей процессуальной самостоятель- ности

1. Представлять свои письменные возражения руководителю следственного органа при несогласии с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия (ч. 3 ст. 38).

2. Обжаловать с согласия руководителя следственного органа решение прокуро- ра о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или составления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков (п. 2 ч. 1, ч. 4 ст. 221).


 

3. Обжаловать указания руководителя следственного органа, за исключением пре- дусмотренных ч. 4 ст. 39, руководителю вышестоящего следственного органа. При этом следователь вправе до принятия решения руководителем вышестоящего след- ственного органа приостанавливать исполнение указаний, если они касаются изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресе- чения, производства следственных действий, которые допускаются только по судеб- ному решению, а также направления дела в суд или его прекращения (ч. 3 ст. 39).

4. В отношении следователя для обеспечения его процессуальной самостоятель- ности применяется особый порядок возбуждения уголовного дела или привлечения в качестве обвиняемого (ст. 448).

Полномочия по обеспечению законных интересов подозреваемого, обвиняемого и других участников предварительного следствия

1. Рассматривать ходатайства участников предварительного следствия (ст. 159).

2. Принимать меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обви- няемого и меры по обеспечению сохранности его имущества, меры к неразглашению данных предварительного расследования (ст. 160, 161).

Принимая во внимание, что следователь по УПК РФ отнесен к числу участников процесса со стороны обвинения (гл. 6), на первый взгляд, можно было бы сделать вывод, что он выполняет здесь лишь функцию обвинения. Однако анализ показывает, что ряд полномочий следователя являются не чем иным, как проявлением судебной по своей изначальной природе функции1. Состязательный процесс предполагает на- личие трехстороннего правоотношения, когда между уголовным преследователем и за- щитой стоит нейтральный арбитр — судебный орган, который и принимает все ос- новные решения по делу. В отсутствие такого арбитра обвиняемый и защитник находятся в неравном положении с органами предварительного расследования и про- курором. Какой бы объем прав ни был продекларирован законом для обвиняемого и защитника, их практическая реализация в этих условиях слишком во многом будет зависеть от усмотрения органа уголовного преследования, ведущего процесс. Судеб- ная функция (функция правосудия) в состязательном процессе с теоретической точки зрения предполагает не только судебное рассмотрение и окончательное разрешение в приговоре вопроса об уголовной ответственности обвиняемого, но и разрешение ряда промежуточных вопросов, непосредственно связанных с уголовной ответствен- ностью. Это вопросы о привлечении лица в качестве обвиняемого по первоначаль- ному обвинению, предъявленному ему перед судом уголовным преследователем, а также о прекращении уголовного дела и приостановлении расследования после предъявления такого обвинения. Кроме того, при состязательном построении про- цесса лишь суд может разрешать вопрос о применении к подозреваемому и обвиняе- мому мер процессуального принуждения (прежде всего мер пресечения), а также во- прос об отводе защитника. Сама сторона обвинения в условиях состязательности не должна применять такие меры к своему процессуальному противнику — стороне защиты, ибо этому препятствует принцип равенства сторон (редкое исключение со- ставляют некоторые меры, такие, как задержание подозреваемого — в силу их не-

 

1 Как остроумно отмечал проф. М.С. Строгович, «предварительное следствие — это функция юстиции, а не милиции» (см. Строгович М.С. О дознании, предварительном следстви и о едином следственном аппарате // Соц. законность. 1957. № 5. С. 23).


 

отложного характера). По причине действия того же принципа суд рассматривает также ходатайства участников процесса и их жалобы на нарушения процессуальных прав органами уголовного преследования. Наконец, только суд решает вопрос о том, мож- но ли допускать к рассмотрению в судебном разбирательстве в качестве судебных доказательств те или иные материалы, которые представляют ему стороны; но это значит, что следователь не должен сам получать судебные доказательства в ходе пред- варительной подготовки дела — для этого необходима некая судебная процедура.

Однако, как следует из сказанного выше, все эти полномочия в той или иной степени осуществляются не судом, а следователем (дознавателем). То есть в деятельно- сти этих участников процесса смешиваются полномочия по уголовному преследова- нию и те, которые должны составлять принадлежность судебной функции. Это означает, что в действительности функцией субъектов предварительного расследования в оте- чественном уголовном процессе является не столько уголовное преследование, сколь- ко розыскная функция расследования. На выполнение функции расследования этими участниками процесса неоднократно указывали многие ученые-процессуалисты1.

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.