Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Эмоциональный интеллект. страха, что они со всех сторон окружены опасностями; его при­




 


 

страха, что они со всех сторон окружены опасностями; его при­

чина коренится гораздо глубже, в ощущении, что им неподкон­

трольны ни то, что происходит в их организме, ни их эмоции.

И это вполне понятно, учитывая мгновенный запуск механиз­

ма эмоциональной атаки, обеспечиваемый подобными рас­

стройствами, которые делают цепь миндалевидного тела сверх­

чувствительной.

Лекарственная терапия предлагает один из способов вер­

нуть пациентам понимание того, что они не должны пребывать

во власти эмоциональных вспышек, которые накрывают их

волной необъяснимой тревоги, лишают сна или наполняют их

сновидения кошмарами. Фармакологи надеются, что когда-

нибудь приготовят лекарства, целенаправленно устраняющие

результаты воздействия расстройств вследствие посттравмати­

ческого стресса на миндалевидное тело и соединенные с ним

цепи нейротрансмиттеров. Кстати сказать, сегодня уже имеются

лекарственные препараты, противостоящие некоторым изме­

нениям такого рода, в частности, антидепрессанты, воздейству­

ющие на систему выделения серотонина, и бета-блокаторы типа

пропранолола (иначе анаприлина), которые блокируют возбуж­

дение симпатической нервной системы. Кроме того, пациен­

ты имеют возможность изучить методы релаксации, которые

помогают им справляться с пограничными состояниями и не­

рвозностью. Физиологический «штиль» дает возможность по­

мочь доведенной до звероподобного состояния эмоциональной

системе снова сделать открытие, что жизнь не представляет уг­

розы, и возвратить пациентам чувство безопасности, которое у

них было до того, как случилось происшествие, нанесшее им

психическую травму.

Еще один шаг к исцелению предполагает пересказывание

и воссоздание картины эмоционально травмирующего собы­

тия в каком-нибудь безопасном месте, что позволяет эмоцио­

нальной системе выработать новый, более реалистичный взгляд

и реакцию на травмирующие воспоминания и их «запускате-

лей». Когда пациенты пересказывают ужасающие подробнос­

ти трагедии, воспоминания начинают видоизменяться как по

эмоциональному значению, так и в отношении их воздействия

на эмоциональный мозг. Что же касается темпа такого пере-


 


 

Дэниел Гоулман


 

сказа, то это дело тонкое: в идеале он соответствует темпу, от

природы присущему тем людям, которые способны оправить­

ся от психической травмы, не получив расстройства вследствие

посттравматического стресса. У таких людей, вероятно, есть

внутренние часы, которые «отмеряют» им навязчивые воспо­

минания, оживляющие эмоциональную травму, а эти порции

воспоминаний перемежаются неделями или месяцами, когда

они едва ли вообще вспоминают о пережитых ужасах.

При таком чередовании погружений в воспоминания и пе­

редышек происходят спонтанный пересмотр события, вызвав­

шего психическую травму, и усвоение новой эмоциональной

реакции на это событие. По утверждению Герман, у пациентов

с трудноизлечимыми расстройствами вследствие посттравма­

тического стресса пересказ того, что с ними случилось, иногда

может вызвать приступ непреодолимых страхов, и тогда пси­

хиатру надлежит сбавить темп, чтобы удержать реакции паци­

ента в приемлемом диапазоне, который не будет мешать пере­

учиванию.

Психиатр рекомендует пациенту пересказывать травмиро­

вавшие его эпизоды как можно более живо и ярко, как видео­

фильм ужасов для домашнего просмотра, восстанавливая в па­

мяти все отвратительные подробности. К ним относятся не

только детальные описания того, что пациенты видели, слы­

шали, обоняли или ощущали, но также и их реакции — ужас,

отвращение, тошнота. Цель заключается в том, чтобы облечь

все воспоминания в целом в слова, уловив и те части воспоми­

нания, которые, возможно, уже отделились и поэтому отсут­

ствуют в сознательно вызванной в памяти картине событий.

При выражении подробностей чувственных восприятий и пе­

реживаний словами воспоминания, вероятно, в большей сте­

пени подчиняются контролю неокортекса, в котором возбуж­

даемые ими реакции могут стать более понятными и, следова­

тельно, больше поддающимися управлению. В этот момент

повторное эмоциональное научение осуществляется большей

частью путем переживания заново событий и сопутствовавших

им эмоций, но на этот раз в безопасной обстановке, создаю­

щей чувство защищенности, в обществе вызывающего доверие


 

Эмоциональный интеллект


 


 

психотерапевта. С этого начинается научение эмоционально­

го контура тому, что одновременно с воспоминаниями об эмо­

циональной травме можно испытывать не беспрестанный ужас,

а чувство безопасности.

Пятилетний мальчик, нарисовавший огромные глаза пос­

ле того, как стал свидетелем жуткого убийства своей матери, не

сделал больше ни одного рисунка; вместо этого он со своим

психотерапевтом Спенсером Этом играл в разные игры, нала­

живая связь, основанную на взаимопонимании. Мальчик на­

чал понемногу рассказывать историю убийства, вначале заучен­

но, перечисляя все подробности совершенно одинаково при

каждом пересказе. Однако постепенно его повествование ста­

новилось более откровенным и лилось свободнее, а тело во вре­

мя рассказа было меньше напряжено. Одновременно страшные

сны со сценой убийства стали реже посещать его, что уже сви­

детельствовало, по мнению Эта, о некоторой «способности

справиться с психической травмой». Мало-помалу их разговор

отходил от страхов, оставленных этой травмой, и переходил на

то, что происходило с малышом, когда он привыкал к жизни в

новом доме со своим отцом. И в конце концов ребенок смог

просто говорить о своей повседневной жизни, когда власть пси­

хической травмы постепенно сошла на нет.

В заключение, как считает Герман, пациентам необходимо

оплакать потерю, вызвавшую психическую травму, будь то те­

лесное повреждение, смерть любимого человека или разрыв

отношений, сожаление о каком-то шаге, не сделанном ради

спасения кого-то, или просто разглашение секрета, который им

доверили. Такое оплакивание, происходящее во время переска­

зывания тягостных событий, имеет крайне важное назначение:

это возможность до некоторой степени освободиться от самой

травмы. Это означает, что пациенты, вместо того чтобы вечно

оставаться в прошлом, в плену у этого момента, смогут начать

смотреть вперед и даже надеяться и заново устраивать свою

жизнь, свободную от власти психической травмы, как если бы

осуществляемые эмоциональной схемой постоянная рецирку­

ляция и оживление в памяти ужаса, сопутствовавшего травме,

были чарами, от которых можно в конце концов освободиться.


 


 

Дэниел Гоулман


 

Каждая сирена не должна вызывать прилив страха; каждый звук

в ночи не должен сопровождаться мгновенным возвращением

к пережитому ужасу.

Эффекты последействия или случающиеся время от време­

ни рецидивы симптомов часто сохраняются, но, как утвержда­

ет Герман, существуют и характерные признаки того, что с трав­

мой в основном удалось справиться. К ним относятся ослабле­

ние физиологических симптомов до контролируемого уровня

и способность переносить чувства, обусловленные воспомина­

ниями об эмоциональной травме. Особенно важно не то, что­

бы больше вообще не было вспышек воспоминаний о травме в

неподдающиеся контролю моменты, а скорее то, чтобы быть

способными обращаться к ним сознательно, как к любым дру­

гим воспоминаниям, и — что, возможно, еще важнее — забы­

вать их, как любые другие воспоминания. В конечном итоге это

означает построение новой жизни с прочными, доверительны­

ми отношениями и системой убеждений, позволяющей отыс­

кивать смысл даже в таком мире, в котором может существо­

вать столько несправедливости. Все это, вместе взятое, и обес­

печивает успех при переобучении эмоционального мозга.

 

 

Психотерапия

в качестве эмоционального наставника

 

К счастью, для большинства из нас трагические моменты,

когда на сцену выходят воспоминания, связанные с эмоцио­

нальной травмой, случаются крайне редко. Однако та же самая

система, которая так мощно отпечатывает в памяти неприят­

ные эпизоды, по-видимому, работает так же и в более спокой­

ные периоды жизни. Чем более ординарными бывают страда­

ния в детстве, к примеру, когда к ребенку постоянно относятся

с пренебрежением и он лишен внимания и заботы родителей,

тогда собственная ненужность, утраты или социальное непри­

ятие, возможно, так никогда и не достигнут столь высокого

уровня эмоционального воздействия, чтобы вызвать психиче­

скую травму, хотя, конечно, эти факторы оставляют свой отпе­

чаток на эмоциональном мозге, становясь впоследствии при-


 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.