Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Эмоциональный интеллект. дованиях при нацизме, например, при виде военной формы,




 


 

дованиях при нацизме, например, при виде военной формы,

при стуке в дверь, при лае собак или виде дыма, поднимающе­

гося из трубы. Около 60 процентов участников исследования

сообщили, что даже по прошествии полувека почти ежедневно

думают о холокосте; из тех, у кого наблюдались активные сим­

птомы, восемь из десяти человек продолжали страдать от час­

тых ночных кошмаров. Как сказал один из оставшихся в жи­

вых, «Если вы прошли Освенцим и вас не мучают кошмары,

значит, вы ненормальны».

 

 

Ужас, вмерзший в память

 

Вот что говорит ветеран вьетнамской войны, сорока вось­

ми лет от роду, через 24 года после страшного события, пере­

житого им в далекой чужой стране:

 

Я не могу никак избавиться от этих воспоминаний! Они

возвращаются и предстают перед глазами во всех подробнос­

тях, спровоцированные какими-то вроде бы ничего не зна­

чащими мелочами; подчас достаточно одного только стука

захлопнувшейся двери, появления поблизости восточной

женщины, прикосновения бамбуковой циновки или запаха

жареной свинины. Прошлой ночью я отправился на боковую,

быстро заснул и спокойно проспал всю ночь. Рано утром к

нашему дому приблизился грозовой фронт, и небо расколо­

лось от страшного удара грома. Мгновенно проснувшись, я

застыл от ужаса. Мне показалось, что я во Вьетнаме, на дворе

середина сезона дождей, а я только что заступил в караул. И я

почему-то уверен, что после следующего залпа снаряд попа­

дет в меня и я умру на месте. Руки у меня заледенели, а все

тело покрылось холодным потом. Я почувствовал, как встали

дыбом волосы у меня на загривке. Дыхание сбилось, а сердце

заколотилось с бешеной силой. В нос ударил запах отсырев­

шей серы. И тут я увидел то, что осталось от моего приятеля

Троя... на круглой бамбуковой циновке... вьетконговцы ото­

слали его обратно в наш лагерь. Следующий удар молнии и

оглушительный раскат грома подбросили меня на кровати, и

я свалился на пол.


 


 

Дэниел Гоулллан


 

Страшные воспоминания, не утратившие своей живости

и сохранившиеся в мельчайших подробностях по истечении

более чем двух десятков лет, все еще обладают силой нагонять

на бывшего солдата такой же ужас, какой он пережил в тот

роковой день. При расстройствах вследствие посттравмати­

ческого стресса опасно снижается порог включения нервной

системой тревожной сигнализации, заставляя человека реа­

гировать на тривиальные жизненные ситуации, как если бы

это были чрезвычайные происшествия. Система «пиратского

захвата», рассмотренная в Главе 2, видимо, играет очень важ­

ную роль в том, что такого рода события прочно отпечатыва­

ются в памяти: чем более жестокими, отвратительными, от­

талкивающими и устрашающими бывают реалии, включаю­

щие атаку миндалевидного тела, тем труднее стереть их из па­

мяти. Невральную основу для таких воспоминаний, по всей

вероятности, образуют стремительные изменения в химии го­

ловного мозга, запускаемые каким-то отдельным моментом

пережитого трагического события. И хотя данные исследова­

ний расстройств вследствие посттравматического стресса

обычно основаны на изучении последствий единичного эпи­

зода, аналогичные результаты получают и в тех случаях, когда

жестокое обращение длится годами, как это имеет место с

детьми, которые подвергаются сексуальному, физическому

или эмоциональному насилию.

Более подробная работа по изучению этих изменений в го­

ловном мозге ведется в Национальном центре по исследованию

расстройств вследствие посттравматического стресса, в систе­

ме научно-исследовательских центров на базе госпиталей уп­

равления по делам ветеранов войн, где сосредоточены большие

группы ветеранов вьетнамской и других войн, страдающих рас­

стройствами вследствие посттравматического стресса. Большая

часть сведений о расстройствах вследствие посттравматическо­

го стресса получена именно в ходе таких исследований с учас­

тием ветеранов. Однако эти открытия применимы также и к

детям, перенесшим тяжелейшую эмоциональную травму, на­

пример, к детям из кливлендской начальной школы.

«Жертвы ужасающей травмы с биологической точки зре­

ния уже никогда не бывают такими, как до нее», — поделился


 

Эмоциональный интеллект


 


со мной д-р Деннис Чарни. Психиатр, окончивший Йельский

университет, д-р Чарни заведует отделением клинической не­

врологии в Национальном центре. «И совершенно не важно,

что это было — бесконечный ужас сражения, пытка или час­

тые случаи жестокого обращения в детстве, или разовое пере­

живание, как это бывает, когда человек попадает в ураган или

едва не лишается жизни в результате автокатастрофы. Любой

неуправляемый стресс может оказать то же самое биологиче­

ское воздействие».

Ключевым словом является определение «неуправляемый».

Если люди, оказавшиеся в катастрофической ситуации, пони­

мают, что могут что-то сделать, могут хоть до какой-то степе­

ни, пусть даже очень незначительно, контролировать ее, в эмо­

циональном отношении им живется гораздо лучше, чем тем,

кто чувствует себя совершенно беспомощным. Фактор беспо­

мощности — вот что делает определенное событие субъектив­

но неодолимым. Как рассказал мне д-р Джон Кристал, руково­

дитель лаборатории клинической психофармакологии центра,

«Допустим, кто-то, на кого напали с ножом, знает, как защи­

тить себя и какие действия предпринять, а другой человек, по­

пав в такой же переплет, думает, «Ну все, я — покойник». Этот

беспомощный человек впоследствии будет больше подвержен

расстройствам вследствие посттравматического стресса. Имен­

но в тот момент, когда вы чувствуете, что ваша жизнь в опасно­

сти и вы ничего не можете сделать, чтобы избежать ее, именно

в этот момент в головном мозге начинается изменение».

То, что беспомощность — это темная лошадка с точки зре­

ния вызывания расстройств вследствие посттравматического

стресса, было продемонстрировано во множестве исследований

на парах лабораторных крыс, сидевших в разных клетках, каж­

дая из которых получала слабые, но для крыс чрезвычайно

стрессовые электрические удары одинаковой силы. Только у

одной крысы в клетке был рычаг; когда крыса нажимала на

рычаг, электрические удары прекращались в обеих клетках. На

протяжении дней и недель обе крысы получали одинаковое

количество ударов. Но крыса, у которой была возможность пре­

кращать электрические удары, прошла через испытания без ус­

тойчивых признаков стресса. Вызванные стрессом изменения


 


 

Дэниел Гоулман


 

мозга произошли только у одной — беспомощной — крысы из

пары. У ребенка, в которого стреляли на игровой площадке и

видевшего, как его товарищи по играм истекали кровью и уми­

рали, — или у учителя, находившегося там и не имевшего воз­

можности остановить эту бойню, — эта беспомощность, долж­

но быть, была буквально осязаемой.

 

 

Расстройство вследствие посттравллатического

стресса как расстройство лимбической системы

 

Прошло несколько месяцев с тех пор, как сильнейшее

землетрясение заставило ее вскочить с постели и с громкими

воплями заметаться в панике по погруженному во тьму дому

в поисках четырехлетнего сына. Они провели несколько ча­

сов, съежившись от холода лос-анджелесской ночи, под спа­

сительным дверным проемом, загнанные туда, без еды, воды

и света, пока последующие толчки, волна за волной, сотря­

сали землю под ними. Теперь, спустя месяцы, она почти из­

бавилась от приступов паники, мгновенно охватывавших ее

в первые несколько дней после катастрофы, когда стук за­

хлопнувшейся двери мог заставить ее затрястись от страха.

Единственным никак не проходившим симптомом было то,

что она не могла спать, но проблема с засыпанием возникала

у нее только в те ночи, когда ее мужа не было дома — как и в

ночь землетрясения.

 

Основные симптомы такого приобретенного страха —

включая расстройство вследствие посттравматического стрес­

са, как наиболее сильное, — могут быть вызваны изменениями

в лимбической системе, сфокусированной в миндалевидном

теле. Часть главных изменений происходит в «голубоватом ме­

сте»* — структуре, управляющей процессом выделения голов­

ным мозгом двух веществ, называемых катехоламинами, к к о­

торым относятся адреналин и норадреналин. Эти нейрохими-

каты приводят организм в состояние боевой готовности, при-

 

* «Голубоватое место» находится в ромбовидной ямке на дне 4-го

желудочка головного мозга.


 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.