Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Эмоциональный интеллект. чиной разного рода искаженных представлений — с приступа­




 


 

чиной разного рода искаженных представлений — с приступа­

ми ярости и рыданий — в интимных отношениях. И поскольку

можно вылечиться от расстройства вследствие посттравмати­

ческого стресса, значит, есть способ устранить и менее глубо­

кие рубцы от пережитых эмоций в душах многих из нас. В этом

и состоит задача психотерапии. Кстати сказать, эмоциональ­

ный интеллект вступает в действие как раз при научении умело

справляться с такими заученными реакциями.

С учетом динамической связи между миндалевидным те­

лом и предлобными зонами коры головного мозга с реакци­

ями на основе более полной информации можно построить

нейроанатомическую модель процесса, раскрывающую, ка­

ким образом психотерапия видоизменяет глубоко укоренив­

шиеся неадекватные шаблоны эмоциональных реакций. Как

считает Жозеф Леду, невролог, первым определивший роль

миндалевидного тела как мгновенного «запускателя» вспы­

шек эмоций, «стоит только вашей эмоциональной системе

что-то заучить, как создается впечатление, что от этого уже

никогда не избавиться. Так вот, психотерапия и призвана

научить вас управлять этим, она учит ваш неокортекс при­

тормаживать миндалевидное тело. Побуждение к действию

подавляется, а ваша основная эмоция, возникающая в связи

с ним, остается смирной».

Однако, принимая во внимание структуру головного моз­

га, обеспечивающую возможность эмоционального переучива­

ния, следует отметить, что даже после успешного лечения ме­

тодами психотерапии кое-что все-таки сохраняется, а именно:

остаточная реакция, некий рудимент исходной чувствительно­

сти или страха, лежащих в основе модели эмоциональной ре­

акции, вызывающей сильное беспокойство. Предлобный уча­

сток коры головного мозга способен облагородить или сдер­

жать побуждение миндалевидного тела разбушеваться, но не

может удержать его от реагирования вообще. Следовательно,

раз уж мы не в состоянии решить, когда нам испытать взрыв

эмоций, то мы по крайней мере можем проконтролировать, как

долго ему продолжаться, и умение быстрее приходить в себя

после таких взрывов, несомненно, послужит отличным пока­

зателем эмоциональной зрелости.


 

 


 

 

Дэниел Гоулман


Что, по-видимому, меняется за курс психотерапии, так это

главным образом первые отклики людей на вызванную эмоци­

ональную реакцию, однако тенденция к запуску реакции вооб­

ще полностью не исчезает. Это подтверждают результаты ряда

исследований психотерапевтического лечения, проведенных

Лестером Люборским и его коллегами в Университете штата

Пенсильвания. Они проанализировали основные конфликты

во взаимоотношениях, которые заставляли многих пациентов

обращаться к психотерапии, то есть такие вопросы, как силь­

нейшее желание получить признание или установить близкие

отношения или страх оказаться неудачником или стать слиш­

ком зависимым. Затем они подвергли тщательному анализу

типичные (и всегда направленные против них самих) ответные

реакции пациентов в ситуациях, когда эти желания и страхи

активизировались в их отношениях, такие ответные реакции,

как, например, предъявление слишком больших требований,

что вызывало удругого человека отрицательную реакцию в виде

гнева или холодности, или уход в самооборону из-за ожидае­

мого проявления пренебрежения, оставляющий другого чело­

века разозленным воображаемым отпором. Во время таких не­

удачных контактов пациенты, вполне понятно, ощущали, что

их затопляют выводящие из душевного равновесия чувства —

беспомощность и печаль, обида и гнев, напряженность и страх,

вина и самопорицание и так далее. Какова бы ни была харак­

терная манера поведения пациента, она, по-видимому, прояв­

лялась почти во всех важных для него отношениях с супругой

(супругом) или любовницей (любовником), ребенком или ро­

дителем, или с равными ему по положению сотрудниками и

боссом на работе.

После курса долгосрочной психотерапии у этих пациентов

произошли перемены двух типов: их эмоциональная реакция

на запускающие ее события стала менее мучительной и даже

спокойной или отрешенной, и их внешние ответные реакции

оказывались более эффективными с точки зрения достижения

того, чего они действительно ждали от отношений. Что, одна­

ко, не изменилось, так это скрытое желание или страх и перво­

начальная вспышка чувства. К тому времени, когда до оконча­

ния курса психотерапии оставалось всего лишь несколько се-


 

 

Эмоциональный интеллект


 

 


 

ансов, те столкновения, о которых рассказывали пациенты,

свидетельствовали о том, что число негативных эмоциональ­

ных реакций у них сократилось наполовину по сравнению с тем

временем, когда они только приступали к курсу лечения, и они

вдвое чаще встречали столь желанную им позитивную реакцию

со стороны другого человека. А вот что совсем не изменилось,

так это особая чувствительность, лежащая в основе всех потреб­

ностей.

Что касается головного мозга, то можно предположить, что

лимбический контур посылает сигналы тревоги в ответ на внеш­

ние сигналы пугающего события, а предлобная область коры

головного мозга и связанные с ней зоны уже выучили новый,

более разумный отклик. Короче говоря, эмоциональные уро­

ки, даже самые глубоко укоренившиеся склонности души, ус­

военные в детстве, можно перепрофилировать. Эмоциональ­

ное научение продолжается всю жизнь.


 

 

Глава 14




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.