Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

СЕМЕЙНЫЙ ПЛАВИЛЬНЫЙ ТИГЕЛЬ



 

Вот примерное развитие маленькой семейной трагедии.

Карл и Энн показывают своей дочке Лесли, которой едва ис­

полнилось пять лет, как надо играть в новую видеоигру. Но

как только Лесли пытается начать сама, чересчур энергичные

попытки ее родителей «помочь» ей оборачиваются непрео­

долимой помехой. На каждом шагу на нее так и сыплются

противоречивые команды.

«Направо, направо — стоп. Стоп! Да стой же ты, нако­

нец!» Энн, мама Лесли, входя в раж и все больше возбужда­

ясь, подгоняет дочку, пока Лесли, закусив губу и вытаращив

глазенки на экран компьютера, изо всех сил старается выпол­

нить ее указания.

«Ну посмотри, ты же съехала в сторону... давай влево! Вле­

во, я сказал!» — грубо орет Карл, папа девочки.

На это Энн, страдальчески закатывая глаза, вопит, пыта­

ясь перекричать мужа: «Стой! Стой!»

Лесли, отчаявшись угодить сразу и матери и отцу, кри­

вит губки и моргает, едва сдерживая слезы.

Ее родители начинают препираться, не обращая внима­

ния на дочь. «Она не дотянула рукоятку!» — вне себя от воз­

мущения кричит Энн Карлу.

По щекам Лесли ручьем катятся слезы, но ни один из

родителей и не подумал выказать ей ни малейшего внима­

ния или заботы. А когда Лесли поднимает ручонку, чтобы

вытереть глаза, папа мгновенно реагирует: «Ага, продол­

жим... хватайся за рукоятку, вот так... приготовься к выст-


 


 

Дэниел Гоулллан


рслу. Отлично! Пли!» «Стоп, — рявкает мама, — дай чуть в

сторону!»

Но Лесли, отвернувшись от экрана, горько плачет, одна

со своей душевной болью.

 

В такие моменты дети получают серьезнейшие уроки. И

Лесли вполне могла бы сделать из этой тягостной перепалки

однозначный вывод: в сущности, ни ее родители, ни кто бы то

ни было еще не заботятся о ее чувствах. Если похожие момен­

ты повторяются несчетное число раз на протяжении всего дет­

ства, они сообщают какую-то часть самой существенной ин­

формации о жизни — уроки, которые могут определить весь се

ход. Жизнь в семье — это наша первая школа эмоционального

научения; в ее закрытом для посторонних глаз котле мы учим­

ся тому, как относиться к самим себе и как остальные будут

реагировать на наши переживания, что думать об этих пережи­

ваниях и какими возможностями выбора способа реагирова­

ния мы располагаем, как «считывать» и выражать надежды и

страхи. Это эмоциональное обучение осуществляется не толь­

ко с помощью того, что именно родители говорят и как они

поступают по отношению к ребенку, но и с помощью тех моде­

лей, которые они пробуют применять, чтобы справляться с соб­

ственными чувствами и с чувствами, которые существуют между

мужем и женой. Одни родители оказываются одаренными в

эмоциональным отношении учителями, другие — ужасными.

Сотни проведенных исследований показывают, что то, как

родители обращаются со своими детьми, — применяя к ним

суровые наказания или относясь с чутким эмпатическим по­

ниманием, равнодушно или сердечно и так далее, — серьезно и

долго сказывается на эмоциональной жизни ребенка. Однако

лишь недавно появились реальные данные, говорящие о том,

что наличие эмоционально умных родителей само по себе гро­

мадное благо для ребенка. То, как супружеская пара контроли­

рует существующие между ними чувства, — вдобавок к их не­

посредственным отношениям с ребенком — преподает впечат­

ляющие уроки их детям, являющимся сообразительными уче­

никами, настроенными на улавливание обмена тончайшими

эмоциями в семье. Когда научно-исследовательские группы из


 

Эмоциональный интеллект


 


 

Университета штата Вашингтон, возглавляемые Кэрол Гувен и

Джоном Готтманом, провели микроанализ взаимодействий в

супружеских парах для выяснения того, как супруги обраща­

ются со своими детьми, они обнаружили, что те из супругов,

кто проявлял большую эмоциональную компетентность в бра­

ке, также с большим успехом помогали своим детям справляться

с резкими изменениями их эмоций.

Исследователи впервые изучали семьи, когда одному из их

детей было ровно пять лет, и повторно обращались к ним, ког­

да этому ребенку исполнялось десять. Помимо наблюдения за

тем, как родители разговаривают друг с другом, группа иссле­

дователей следила и за семьями (включая семью Лесли) в тот

момент, когда отец или мать пытались объяснить своему ма­

лышу, как играть в новую видеоигру, — взаимодействие на пер­

вый взгляд безобидное, но очень много говорящее об эмоцио­

нальных потоках, курсирующих между родителем и ребенком.

Одни матери и отцы напоминали Энн и Карла: властные,

теряющие терпение из-за неумелости их ребенка, повышающие

голос от раздражения или гнева, кое-кто даже посчитал своего

ребенка бестолковым, короче говоря, они стали жертвами тех

же самых склонностей к выражению презрения и недовольства,

которые разрушают брак. Другие же терпеливо выносят ошиб­

ки своих детей, помогая ребенку на свой лад постигать игру, а

не навязывая родительскую волю. Освоение видеоигры оказа­

лось удивительно мощным барометром манеры родителей про­

являть эмоции.

Тремя самыми распространенными эмоцион&чьно непод­

ходящими манерами родительского поведения оказались сле­

дующие:

 

· Полное игнорирование чувств. Такие родители считают эмо­

циональное расстройство ребенка ерундой или дополни­

тельным источником беспокойства, в общем, чем-то несу­

щественным, что им следует переждать, пока само прой­

дет. Они не способны использовать эмоциональные момен­

ты как возможность стать ближе ребенку или помочь ему

усвоить уроки эмоциональной компетентности.


 


 

Дэниел Гоулллан


 

· Занятие слишком пассивной позиции. Такие родители заме­

чают, что чувствует ребенок, но считают, что как бы ребе­

нок ни управлялся с бурей эмоций, она прекрасна, даже,

скажем, причиняющая страдания. Также как и те, кто иг­

норирует переживания ребенка, эти родители редко вме­

шиваются в ситуацию, чтобы попытаться научить своего

ребенка альтернативной эмоциональной реакции. Они ста­

раются смягчить все потрясения и будут, например, торго­

ваться и задабривать ребенка, чтобы заставить его перестать

грустить или злиться.


· Манера напускать на себя презрительное равнодушие, демон­


стрируя явное неуважение к чувствам ребенка. Такие роди­

тели настроены неодобрительно и проявляют суровость как

в своей критике, так и в наказаниях. Они могут, к примеру,

запретить ребенку вообще обнаруживать гнев и наказыва­

ют его при малейших признаках раздражения. Именно та­

кие родители сердито обрывают ребенка, когда он пытает­

ся высказать свой взгляд на какое-то событие: «Не спорь со

мной!»

 

И наконец, есть родители, которые, заметив, что ребенок

расстроен, всякий раз стараются разъяснить ему, что такое эмо­

ция, и научить, как с ними справляться. Они достаточно серь­

езно относятся к переживаниям своихдетей, стремятся понять,

что конкретно их расстроило («Ты рассержен из-за того, что

Томми задел твое самолюбие?»), и помочь им найти правиль­

ный способ успокаиваться («Ты бы, чем толкать его, лучше за­

нялся бы своими игрушками, пока тебе не захочется снова по­

играть с ним!»).

Однако, чтобы родители сумели показать себя достойными

наставниками в данной области, они сами должны получить

элементарные знания об эмоциональном интеллекте. Так, с

ребенком можно провести урок по эмоциям на одну из глав­

ных тем, скажем, как правильно проводить различие между чув­

ствами. Но отец, отмахивающийся от собственной печали, вряд

ли поможет своему сыну понять разницу между огорчением из-

за какой-то утраты, печалью во время просмотра грустного

фильма и скорбью, если что-то неприятное случается с теми,


 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.