Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Понятие новых обстоятельств



Согласно буквальному значению нормы, содержащейся в настоящее время1 в п. 2 ч. 2 ст. 413 УПК РФ, новые обстоятельства — это обстоятельства, неизвестные суду на момент вынесения судебного решения, свидетельствующие о незаконно- сти или необоснованности (ошибочности) приговора или иного судебного реше-

 

1 То есть на момент подготовки данной редакции учебника.


 

ния по существу и «устраняющие преступность и наказуемость деяния», т.е. требующие улучшения положения обвиняемого.

Следует, однако, иметь в виду, что Постановлением Конституционного Суда РФ от 16 мая 2007 № 6-П по делу о проверке конституционности положений ст. 237, 413 и 418 УПК РФ в связи с запросом президиума Курганского областного суда были признаны не соответствующими Конституции РФ положения п. 2 ч. 2 и ч. 3 ст. 413 и ст. 418 УПК РФ — в той части, в какой они позволяют отказывать в возобновлении производства по уголовному делу и пересмотре принятых по нему решений при воз- никновении новых фактических обстоятельств, свидетельствующих о наличии в дей- ствиях обвиняемого признаков более тяжкого преступления. Как указал Конституци- онный Суд, «названные нормы, признавая основаниями к возобновлению производства по уголовному делу только такие новые обстоятельства, которые устраняют преступ- ность и наказуемость деяния, исключают тем самым возможность возобновления про- изводства по уголовному делу, если оно может привести к осуждению оправданного или к усилению ответственности, возложенной на осужденного, не позволяя заинте- ресованным лицам добиваться установления реального размера причиненного вреда и в полном объеме получить моральную и материальную компенсацию этого вреда. Более того, в ситуации, когда общественно опасные последствия преступления насту- пают после вынесения приговора или иного итогового решения по уголовному делу, они вообще не могут стать предметом проверки и оценки ни со стороны органов, призванных осуществлять уголовное преследование, ни со стороны суда. Таким об- разом, охраняемые уголовным законом общественные отношения в определенной части оказываются вне сферы защиты со стороны государства, что не соответствует предписаниям статей 18, 45, 46 (часть 1) и 52 Конституции Российской Федерации». Данная позиция Конституционного Суда РФ отвечает положению ст. 4 Протоко-

ла № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой, хотя «никто не должен быть повторно судимым или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства», но «положения предыдущего пункта не препятствуют повторному рассмотрению дела в соответствии с законом и уголовно-процессуаль- ными нормами соответствующего государства, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или если в ходе предыдущего разбирательства были допущены существенные нарушения, повлиявшие на исход дела».

В отличие от вновь открывшихся, новые обстоятельства не свидетельствуют о порочности состоявшегося судебного решения, ибо они не связаны с чьими-либо преступными злоупотреблениями. Вместе с тем новые обстоятельства не являются

«открывшимися», т.е. хотя они и не вытекали непосредственно из представленных материалов дела, все же не были до этого полностью и глубоко скрыты. Они являют- ся новыми для суда лишь потому, что тот не сумел их вовремя обнаружить, хотя прак- тическая возможность для этого — при условии бoльшей активности сторон либо бoльшей проницательности и квалификации суда — у него имелась. Поэтому их мож- но также назвать «вновь обнаруженными» обстоятельствами.

Новые обстоятельства можно разделить на две категории:

1. Юридические, т.е. связанные с ошибками суда при применении норм права (п. 1, 2 ч. 4 ст. 413). В отличие от судебных ошибок, являющихся кассационными и надзорными


 

основаниями для пересмотра решений, эти ошибки выражаются в неправильном приме- нении не только и не столько норм УК или УПК, сколько норм конституционного и меж- дународного права. К новым юридическим обстоятельствам относятся:

— признание Конституционным Судом РФ закона, примененного судом в дан- ном уголовном деле, не соответствующим Конституции РФ;

— установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положе- ний Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела, которое связано:

а) с применением федерального закона, не соответствующего положениям Кон- венции о защите прав человека и основных свобод,

б) с иными нарушениями положений Конвенции о защите прав человека и основ- ных свобод.

2. Фактические или иные новые обстоятельства, которые свидетельствуют о существенной неполноте исследования обстоятельств уголовного дела сторонами и судом. Следует иметь в виду, что данное основание требует собирания новых дока- зательств по делу. Если же основания для пересмотра судебного решения вытекают из уже имеющихся материалов дела, как правило, применяется надзорный порядок их рассмотрения.

Однако Постановлением от 02.02.96 № 4-П по делу о проверке конституционно- сти п. 5 ч. 2 ст. 371, ч. 3 ст. 374 и п. 4 ч. 2 ст. 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова Конституционный Суд РФ признал не соответствующим Кон- ституции РФ такой признак вновь открывшихся обстоятельств, как неизвестность их суду при постановлении приговора или определения (п. 4 ч. 2 ст. 384).

Суть вопроса состояла в том, что если надзорная инстанция пропустила судебную ошибку, о которой объективно можно было узнать из материалов дела, то это обстоя- тельство уже нельзя относить к разряду «неизвестных» суду и, следовательно, считать вновь открывшимся или новым. Поэтому если подобный факт выяснялся после рас- смотрения дела в порядке надзора последней судебной инстанцией страны — Президи- умом Верховного Суда РФ, то по вновь открывшимся обстоятельствам такое дело к про- изводству Президиумом принято быть уже не могло. В итоге допущенная ошибка оставалась неисправленной, а право граждан на судебную защиту нереализованным.

Таким образом, Конституционный Суд РФ связывает свое решение главным об- разом с отсутствием возможности повторно использовать надзорную процедуру пе- ресмотра судебного решения для устранения ошибки, пропущенной именно Прези- диумом Верховного Суда РФ: «Анализ действующего законодательства показывает, что в противовес жесткому регулированию, препятствующему высшей судебной ин- станции повторно рассматривать дело в надзорном порядке, процедура, предусмот- ренная статьями 384—390 УПК РСФСР (сейчас ст. 413—419 УПК РФ. — А.С.), могла бы обеспечить гражданам необходимую защиту их прав, ущемленных в результате судебной ошибки. Однако этому препятствует вытекающее из пункта 4 части второй статьи 384 УПК РСФСР (ныне ч. 2 ст. 413 УПК РФ. — А.С.) ограничение круга осно- ваний возобновления дел, что не отвечает конституционно провозглашенным требо- ваниям государственной защиты прав и свобод».

Это, на наш взгляд, означает, что такой признак вновь открывшихся (и новых) обстоятельств, как неизвестность их суду при постановлении решения, не должен


 

приниматься во внимание только при пересмотре по новым или вновь открывшимся обстоятельствам постановлений Президиума Верховного Суда РФ самой же этой ин- станцией. Иное может привести к нежелательному размыванию границы между над- зорным порядком пересмотра судебных решений и пересмотром по новым и вновь от- крывшимся обстоятельствам. Показательно, что Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 11.01.2007 № 1 «О применении судами норм главы 48 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих производство в надзорной инстанции» (п. 22) разъяснил, что «пересмотр судебного решения в по- рядке надзора допускается лишь при наличии правовых оснований, предусмотрен- ных статьями 379, 409 УПК РФ. Если же сомнения в законности, обоснованности и справедливости судебного решения связаны с обстоятельствами, которые не были известны суду (курсив мой. — А.С.) и обнаружены после вступления соответствую- щего приговора, определения и постановления суда в законную силу, вопрос о пере- смотре такого решения может быть разрешен только в порядке, установленном гла- вой 49 УПК РФ»1.

Интерес представляет и вопрос о наличии или отсутствии судебной ошибки при возникновении новых обстоятельств. В определении Конституционного Суда РФ от 10.07.2003 г. по жалобе гражданина Хворостовского И.С. на нарушение его консти- туционных прав ч. 2 ст. 413 и ст. 417 УПК РФ сказано: «Как следует из… положений статьи 413 УПК Российской Федерации, основанием для возобновления производ- ства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств не может служить непра- восудность вынесенных по делу решений, если она явилась результатом судебной ошибки, в том числе подтвержденной выявленными уже после вступления приговора в законную силу дополнительными доказательствами (курсив мой — А.С.), подтверж- дающими невиновность или меньшую виновность осужденного». В Постановлении Конституционного Суда РФ от 16.05.2007 № 6-П по делу о проверке конституцион- ности положений ст. 237, 413 и 418 УПК РФ в связи с запросом президиума Курган- ского областного суда снова подтверждается эта позиция: «Возобновляя производ- ство по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, суд обеспечивает не восполнение недостатков обвинительной и судебной деятельности, а возможность исследования тех фактических обстоятельств, которые уголовный за- кон признает имеющими значение для определения оснований и пределов уголовно- правовой охраны, но которые в силу объективных причин ранее не могли входить в предмет исследования (курсив мой. — А.С.) по уголовному делу». С данным толко- ванием, на наш взгляд, нельзя согласиться по следующим основаниям. Как было от- мечено нами выше, так называемые иные новые обстоятельства (т.е. фактические) — это не что иное, как обстоятельства уголовного дела, неизвестные суду при постанов- лении судебного решения ввиду неполноты доказывания, т.е. их неизвестность суду есть все же результат недостатков судебно-следственной деятельности. Новые обсто- ятельства — не вновь открывшиеся, т.е. они не были до этого полностью скрыты и являются новыми для суда лишь потому, что тот не сумел их вовремя обнаружить (например, ввиду самооговора осужденного; оговора его другими подсудимыми и т.п.). Критерий отличия их от надзорных оснований состоит в том, что эти неизвестные суду обстоятельства должны быть выявлены именно путем собирания новых доказа- тельств, так как по сравнению с надзорными они более глубоко скрыты от внимания

 

1 Российская газета. 20.01.2007 г.


 

суда (не вытекали непосредственно из имевшихся в распоряжении суда материалов дела).

Однако не только в отношении фактических, но также новых юридических и даже большинства вновь открывшихся обстоятельств нельзя, на наш взгляд, говорить о том, что они не могут быть результатом судебной ошибки. Так, например, если суд приме- нил норму федерального закона, не соответствующую положениям Конвенции о за- щите прав человека и основных свобод (п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК), то тем самым он нару- шил и ч. 3 ст. 1 УПК РФ, которая гласит: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора», т.е. допустил грубейшую судеб- ную ошибку! Чем, как ни судебной ошибкой является постановление незаконного приговора, основанного на заведомо ложных показаниях свидетеля и потерпевшего (п. 1 ч. 3 ст. 413)? Ведь, если, как полагает Конституционный Суд, в таких случаях нет судебной ошибки и суд, вынесший приговор, в ней не виноват (ибо неизвестные суду обстоятельства «в силу объективных причин ранее не могли входить в предмет иссле- дования»), то почему тогда приговор именуется незаконным? Всякий незаконный при- говор ошибочен.

Разграничение надзорных оснований, с одной стороны, и вновь открывшихся и но- вых обстоятельств — с другой, должно быть проведено не по критерию наличия или отсутствия вины суда в неправосудном решении (судебной ошибки), а в зависимости от «глубины залегания» обстоятельств, не принятых судом во внимание или остав- шихся ему неизвестными. Надзорные основания вытекают из наличных материалов дела и потому как бы лежат «на поверхности», а новые и вновь открывшиеся обстоя- тельства требуют несколько больших усилий для их выявления — дополнительных следственных действий или решений других судебных инстанций. Однако эти уси- лия, в принципе, могли быть предприняты и самим судом, чье решение пересматри- вается, прояви он большее мастерство и высокий профессионализм.

 

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.