Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Показания подозреваемого и обвиняемого



Показания подозреваемого — это сведения, сообщенные подозреваемым на до- просе, проведенном в ходе досудебного производства по делу (ст. 76 УПК). Пока- зания подозреваемого получают по правилам допроса, которые действуют также


 

в отношении свидетеля и потерпевшего (ст. 187—190), однако предмет и процес- суальный режим допроса подозреваемого отличаются от предмета и режима до- проса указанных лиц. Дача показаний — средство защиты от подозрения, а пото- му это право, а не обязанность подозреваемого. Как и обвиняемый, он не несет ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показа- ний и поэтому не предупреждается о такой ответственности. Допрос подозревае- мого производится не позднее 24 часов с момента его фактического задержания (ч. 2 ст. 46) с соблюдением требований п. 3 ч. 4 ст. 46 и ч. 3 ст. 50, относящихся к участию защитника. Бремя доказывания оснований для признания лица подо- зреваемым, а также бремя опровержения доводов, которые подозреваемый вы- двигает в свою защиту, несет сторона обвинения.

Допрос подозреваемого проводится: а) по обстоятельствам, дающим основание подозревать его в совершении преступления, а равно обстоятельствам, опровергающим возникшее подозрение либо исключающим преступность и наказуемость деяния; б) по обстоятельствам, составляющим основание задержания (ст. 91) или применения меры пресечения — заключения под стражу (ст. 97, 108 и др.); в) при подтверждении подозрения — по обстоятельствам, относящимся к объему обвинения, которое в даль- нейшем может быть предъявлено данному лицу в качестве обвиняемого; г) по иным обстоятельствам, имеющим значение для дела (обстоятельства, характеризующие лич- ность; характер и размер вреда, причиненного преступлением; обстоятельства, смягча- ющие или отягчающие ответственность; обстоятельства, которые могут повлечь за со- бой освобождение от уголовной ответственности или наказания, и др.). Таким образом, предмет показаний подозреваемого в значительной части совпадает с предметом пока- заний обвиняемого. Поэтому показания подозреваемого сохраняют свое доказательствен- ное значение и после того, как в последующем это лицо дало показания в качестве обвиняемого. Сравнение показаний обвиняемого с показаниями того же лица, допро- шенного в качестве подозреваемого, нередко помогает установлению истины по делу. Если имеются основания, указанные в ч. 1 ст. 46, которые достаточны для приоб- ретения лицом процессуального статуса подозреваемого (возбуждение уголовного дела против данного лица, либо его задержание, либо применение к нему меры пресече- ния до предъявления обвинения), оно не может допрашиваться в качестве свидетеля с предупреждением об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, но должно быть допрошено лишь в качестве подозреваемого. Прак- тика искусственной отсрочки с выполнением действий, с которыми закон связывает признание лица подозреваемым (исключение из постановления о возбуждении уго- ловного дела указания на лицо, в отношении которого это дело фактически возбужде- но; затягивание с оформлением задержания в порядке ст. 92 и т.п.) с целью обеспе- чить его допрос в качестве свидетеля, незаконна и влечет признание добытых таким

путем показаний недопустимыми доказательствами.

Показания обвиняемого — это сведения об обстоятельствах, входящих в объем предъявленного обвинения, а также иных обстоятельствах, доказательствах и источ- никах доказательств, сообщаемые в ходе допроса лицом, привлекаемым к уголовной ответственности. Показания обвиняемого, так же как и показания подозреваемого, — не только средство доказывания обстоятельств уголовного дела, но и средство защиты обвиняемого от предъявленного обвинения. Поэтому наряду с показаниями (сведения- ми о конкретных обстоятельствах) обвиняемый вправе давать объяснения, которые мо-


 

гут содержать оценочные суждения относительно обстоятельств, версии и предполо- жения, выдвигаемые им в свою защиту. Эти объяснения непосредственно не являют- ся доказательствами, ибо касаются не обстоятельств, а суждений, однако в отличие от объяснений свидетелей и потерпевших, объяснения обвиняемого имеют доказатель- ственное значение, так как порождают юридическую обязанность следователя, до- знавателя, прокурора, суда проверить все выдвинутые обвиняемым версии, предпо- ложения и суждения, могущие иметь хоть сколько-нибудь разумное основание. Во всяком случае, объяснения обвиняемого должны быть опровергнуты или подтверж- дены доказательствами, собранными по уголовному делу. Показания и объяснения обвиняемого тесно связаны, поскольку могут быть даны в ходе одного и того же его допроса. Объяснения следует отличать от оценочных сведений, которые внешне мо- гут иметь форму предположений, но фактически являются показаниями об обстоя- тельствах дела (например, суждение о приблизительной скорости движения транс- портного средства, возрасте соучастника преступления, потерпевшего).

Показания обвиняемого следует отграничивать от сведений, сообщенных этим лицом не в ходе допроса, а в рамках иных процессуальных форм: в заявлении о явке с повинной; в признании (или непризнании) в своей виновности при ответе на вопрос следователя, предваряющий первый допрос после предъявления обвинения (ч. 2 ст. 173), или на вопрос председательствующего после изложения в суде предъявлен- ного подсудимому обвинения (ч. 2 ст. 273); в ходатайствах, жалобах; в выступлении в прениях сторон (в отсутствие защитника) или в последнем слове подсудимого. Дан- ные сообщения не могут заменить показаний, поэтому об обстоятельствах, сообщен- ных обвиняемым в указанных формах, он должен быть допрошен.

Дача показаний — право, а не обязанность обвиняемого, в связи с чем законом не предусмотрена его ответственность за отказ отдачи показаний. Причем в отличие от свидетеля обвиняемый вправе отказаться от дачи показаний по любым вопросам, а не только против самого себя, своего супруга или близких родственников. Отказ от дачи показаний является правом обвиняемого (п. 3 ч. 4 ст. 47). По российскому законода- тельству обвиняемый не несет ответственности и за дачу заведомо ложных показа- ний. Это объясняется тем, что угроза такой ответственности может в критических ситуациях толкнуть невиновного на самооговор: например, при наличии внешне убе- дительных, хотя и не соответствующих действительности доказательств виновности в инкриминируемом преступлении, которые заставляют обвиняемого опасаться свое- го осуждения не только за это преступление, но и за дачу заведомо ложных показа- ний. Вместе с тем отказ подозреваемого или обвиняемого дать объяснения, которые могли бы свидетельствовать в его пользу, может быть истолкован не в его пользу в качестве косвенного доказательства виновности (например, его неготовность объяс- нить, почему он находился в помещении, в котором в это же самое время насильно удерживался агент оперативной службы)1.

Уголовный закон не предусматривает такого отягчающего ответственность обви- няемого обстоятельства, как оговор заведомо невиновного лица. Поэтому обвиняемый

 

1 Европейский Суд по правам человека, признавая право каждого не свидетельствовать про- тив самого себя, не рассматривает как нарушение права на защиту практику, когда суды делают умозаключения из отказа обвиняемого дать какое-либо объяснение фактам, которые в ином случае явно свидетельствуют против обвиняемого (дело Murrey (John) v. the United Kingdom, 08.02.96 г.).


 

не несет ответственности за дачу показаний, содержащих заведомо ложное сообще- ние о совершении преступления другим конкретным лицом. УК РФ устанавливает уголовную ответственность за заведомо ложный донос (ст. 306) и клевету, сопряжен- ную, в частности, с обвинением другого лица в совершении тяжкого преступления (ч. 3 ст. 129). Если такой донос или клевета содержатся в показаниях обвиняемого, то он, на наш взгляд, не может быть привлечен к уголовной ответственности за эти дея- ния, поскольку не несет ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Иначе должен решаться вопрос, когда заведомо ложный донос или клевета исходят от обви- няемого в других формах (заявление о возбуждении уголовного дела, направление писем, устное сообщение вне рамок допроса и т.д.).

Показания обвиняемого могут быть признательными (уличающими) или оправ- дывающими. Различают полное признание, т.е. подтверждение обвиняемым всего объема предъявленного обвинения, и признание частичное. При частичном призна- нии обвиняемый может, например, отрицать свое участие в отдельных эпизодах пре- ступной деятельности, свою особо активную роль в совершении преступления, его умышленный характер, возражать против правильности квалификации его действий, данной в предъявленном обвинении, и т.д. Если же обвиняемый признает объектив- ную сторону своих действий, но отрицает их виновный (умышленный или неосто- рожный) характер либо по иным основаниям не соглашается с оценкой этих действий как противоправных, его показания не могут рассматриваться как признательные.

Уголовно-процессуальный закон относится к признательным показаниям обви- няемого как к любому другому доказательству, требуя подтверждения его совокупно- стью иных доказательств, собранных по данному уголовному делу (ч. 2 ст. 77). Осно- ванием данного требования является принцип свободы оценки доказательств, согласно которому никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ч. 2 ст. 17). При этом достаточной может являться лишь совокупность таких подкрепляющих признание обвиняемого доказательств, которые своим первоисточником имеют не только признание обвиняемого, но и другие независимые от показаний обвиняемого источники доказательственной информации.

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.