Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ПОНЯТИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ, ИСКЛЮЧАЮЩИХ УЧАСТИЕ В ПРОИЗВОДСТВЕ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ. ОТВОДЫ И САМООТВОДЫ



Правосудие должно быть справедливым. Этому служат прежде всего состязатель- ность процесса, принципы равенства сторон и независимости суда. Ведь даже соперничество формально равных сторон превращается в фарс, если судья при- страстен и необъективен. Чрезвычайно опасна для судопроизводства также пред- взятость прокурора, следователя, дознавателя. Закон не может требовать от них быть «чище снега альпийских вершин», но он способен добиться того, чтобы никто из них не был «судьей в своем собственном деле». Для этого существует институт отвода, т.е. отстранения от участия в деле, участников судопроизвод- ства ввиду обстоятельств, исключающих такое участие. Нормы этого института распространяются не на всех субъектов уголовно-процессуальной деятельности, но лишь на тех, кто правомочен принимать по делу решения (судья, прокурор, следователь, дознаватель), либо содействует осуществлению правосудия (секре- тарь судебного заседания, эксперт, переводчик), либо берется защищать интере- сы сторон (адвокат, представители потерпевшего, гражданского истца и граж- данского ответчика).

Согласно ст. 61 УПК судья, прокурор, следователь, дознаватель не может уча- ствовать в производстве по уголовному делу, если он: 1) является потерпевшим, граж- данским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу; 2) участвовал в качестве присяжного заседателя, эксперта, специалиста, пере- водчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, а судья также — в качестве дознавателя, следователя, проку- рора в производстве по данному уголовному делу; 3) является близким родственни- ком или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу; 4) либо имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела.

Названные обстоятельства являются основанием для отвода не только судьи, про- курора, следователя и дознавателя, но и секретаря судебного заседания, переводчика, эксперта, специалиста. Основания для отвода защитника несколько отличаются от названных выше, обладая известным своеобразием (см. о них § 5 настоящей главы). Очевидна личная заинтересованность судьи (прокурора, следователя, дознавате-

ля и др.) в исходе уголовного дела, если любой из них признан потерпевшим, граж- данским истцом, гражданским ответчиком. Однако исключением из общего правила является такое основание для отвода этих лиц, как положение свидетеля по данному уголовному делу. Если названные лица — свидетели, то причиной для их отвода в дан- ном случае служит не личная заинтересованность в исходе дела, а то, что свидетель (особенно свидетель-очевидец) события преступления уже не нуждается в доказа- тельствах и исход дела для него заранее предрешен. Процесс не нужен ему, и следова-


 

тельно, он не нужен процессу. Надо иметь в виду, что понятие свидетеля в данном случае шире, чем общее понятие свидетеля, которое дано в ст. 56 УПК. По смыслу, которое придает этому основанию для отвода правоприменительная практика, свиде- тель здесь — не только лицо, вызванное для дачи показаний, но и то, которое по об- стоятельствам дела объективно должно быть вызвано и допрошено как свидетель. Когда, например, сотрудники органа дознания, производившие задержание подозре- ваемого, являлись очевидцами события преступления, а других очевидцев установле- но не было, сотрудники органа дознания должны быть допрошены в качестве свиде- телей, что исключает их участие в производстве по делу после его возбуждения. Если же эти сотрудники все-таки выполняли какие-либо следственные действия, все полу- ченные ими доказательства следует признать недопустимыми как полученные лица- ми, которые должны были быть свидетелями. Следует обратить внимание, что закон (ч. 1 ст. 61) говорит лишь о невозможности для таких лиц участвовать в производстве по делу, следовательно, до возбуждения уголовного дела они могут предпринимать некоторые разрешенные законом процессуальные действия, в частности участвовать в осмотре места происшествия, производить фактическое задержание (ст. 91).

Впрочем, в крайне редких случаях, несмотря на то что сотрудник органа дозна- ния был очевидцем события преступления, он, на наш взгляд, все же не подпадает под основания для отвода и может участвовать в производстве расследования. Речь идет о неотложных следственных ситуациях, когда собранных доказательств винов- ности с избытком достаточно, поэтому отсутствует необходимость вызывать данно- го сотрудника органа дознания для допроса в качестве свидетеля (например, преступ- ление совершено при большом стечении народа и недостатка в свидетелях нет). Тогда собранные сотрудниками органа дознания — очевидцами преступления доказатель- ства могут считаться допустимыми1.

Предыдущее участие судьи, прокурора, следователя, дознавателя в производстве по данному делу в качестве: присяжного заседателя, эксперта, специалиста, перевод- чика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчик, а судьи, кроме того, в качестве дознавателя, следователя, про- курора (п. 2 ч. 1 ст. 61) исключает их участие в судопроизводстве по той причине, что в деятельности таких лиц смешиваются различные, несовместные между собой процессуальные функции (правосудия, обвинения, защиты, а также содействия пра- восудию). В таком случае беспристрастие лица, ведущего процесс, объективно ста- вится под сомнение.

В качестве оснований для отвода судьи, прокурора, следователя, дознавателя пре- дусмотрены отношения родства этих лиц с другими участниками процесса (п. 3 ч. 1 ст. 61). Не рассматриваются как основание для отвода их нахождение в отношениях свойства (братья, сестры, родители и дети другого супруга). Однако если лицо, веду- щее процесс, связано с другими участниками судопроизводства, заинтересованными в исходе дела, близкими отношениями (например, тесными семейными узами, лич- ной дружбой и т.п.), то оно может быть отведено по другому основанию, а именно ввиду наличия иных обстоятельств, дающих основание полагать, что оно лично, прямо или косвенно, заинтересовано в исходе данного уголовного дела (ч. 2 ст. 61).

 

1 В литературе высказывалась и другая, прямо противоположная позиция по данному вопросу (см.: Смыслов В.И. Свидетель в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 31—32).


 

К сожалению, в ст. 61 УПК не указано такое основание отвода судей, прокуро- ров, следователей и дознавателей, как проявление ими в процессе предвзятости и не- объективности, если они, например, явно попирают процессуальный закон и права участников процесса; оскорбляют их честь и достоинство; открыто выказывают враж- дебность к обвиняемому; высказывают свое мнение о виновности подсудимого при отсутствии необходимых доказательств, но делают это не в силу личной заинтересо- ванности в исходе дела, а из иных побуждений (антипатии к личности обвиняемого, защитника, потерпевшего; психологической установки на борьбу с преступностью любой ценой и т.п.). Иногда интересы участников процесса страдают от таких дей- ствий больше, чем при наличии формальных оснований для отвода. Это, однако, не означает, что не существует правовых средств, направленных против подобного по- ведения лиц, ведущих процесс. Такого рода незаконные или неблаговидные действия следователей, дознавателей, прокуроров участники процесса могут фиксировать в ма- териалах дела путем подачи письменных ходатайств и заявлений или занесения их в протоколы следственных действий. Представляется, что подобные действия следо- вателей, дознавателей и прокуроров могут быть обжалованы в суд в порядке ст. 125 УПК как способные причинить ущерб конституционным правам и свободам участни- ка процесса — равенству всех перед законом и судом, достоинству личности, презум- пции невиновности (ст. 19, 21, 49 Конституции РФ). Суд в этом случае вправе при- звать соответствующее должностное лицо к порядку, обязав его устранить допущенное нарушение: например, предписать заново провести соответствующее процессуаль- ное действие в полном соответствии с законом, поручить расследование другому лицу. При наличии оснований для отвода судья, прокурор, следователь, дознаватель, секретарь судебного заседания, переводчик, эксперт, специалист, защитник, а также представители потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика обя- заны устраниться от участия в производстве по уголовному делу, т.е. заявить самоот- вод. В случае если указанные лица сами не устраняются от участия в производстве по уголовному делу, им может быть заявлен отвод подозреваемым, обвиняемым, его за- конным представителем, защитником, а также государственным обвинителем, потер- певшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или их представителями. От- вод следователю, дознавателю, прокурору может быть заявлен на досудебных стадиях процесса в любое время вплоть до направления уголовного дела с обвинительным заключением в суд. Если отвод следователю или дознавателю заявлен после поступле- ния дела с обвинительным заключением прокурору и тот его удовлетворяет, дело дол- жно быть возвращено прокурором для дополнительного расследования с того момен- та, когда возникли основания для отвода с отстранением данного следователя или дознавателя от производства расследования (п. 7 ч. 2 ст. 37, п. 3 ч. 1 ст. 221). Заявление о наличии оснований для отвода следователя и дознавателя, которое имело место в период досудебного производства, может быть сделано сторонами также и в судеб- ных стадиях процесса, однако это влечет не отвод этих лиц, а обсуждение вопроса

o недопустимости полученных ими доказательств и их исключении (ч. 2, 4 ст. 88).

УПК РФ оставляет нерешенной проблему: может ли суд, а также (на досудебном производстве) прокурор, следователь или дознаватель при обнаружении оснований для отвода соответственно государственного обвинителя, секретаря судебного засе- дания, переводчика, эксперта, специалиста, защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика по собственной инициативе поста-


 

вить и разрешить вопрос об их отводе, если сами они не заявляют самоотвод, а другие участники процесса также не делают заявления об их отводе. Представляется, что данный вопрос может быть поставлен и разрешен по собственной инициативе судом, а в досудебном производстве — прокурором, следователем, дознавателем. Следует принять во внимание, что основания для отвода, названные в статьях гл. 9, являются обстоятельствами, исключающими участие соответствующих лиц в уголовном судо- производстве. В то же время суд как публичный орган правосудия обязан создавать

«необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав» (ч. 3 ст. 15), а прокурор — «осуществ- лять от имени государства… надзор за процессуальной деятельностью органов до- знания и органов предварительного следствия» (ч. 1 ст. 37). Оставление ими без вни- мания обнаружившихся обстоятельств, исключающих участие в уголовном судопроизводстве, только по той причине, что стороны уклоняются от заявления от- вода или самоотвода, должно повлечь в дальнейшем признание полученных доказа- тельств недопустимыми (ч. 1 ст. 75, ч. 2 ст. 88), а также может привести к отмене принятого по делу решения (ч. 1 ст. 381).

 

 

ОТВОД СУДЬИ

Помимо названных в предыдущем параграфе оснований процессуальный закон (ст. 63 УПК) предусматривает для судей дополнительные основания для отвода (самоотвода):

1) судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, не вправе участвовать в пересмотре принятого им решения в суде второй инстанции или в порядке надзора;

2) судья не может участвовать в новом рассмотрении данного уголовного дела в суде первой, а также (при обжаловании нового решения) второй инстанции либо в порядке надзора в случаях отмены вышестоящим судом вынесенных с его участием приговора, а также определения, постановления о прекращении уголовного дела;

3) судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде второй инстанции (апелляционной или кассационной), не может участвовать в рассмотрении этого же уголовного дела в суде первой инстанции (в случае возвращения его из кас- сационной инстанции для нового рассмотрения) или в порядке надзора, а также в новом рассмотрении того же дела в суде второй инстанции в случае отмены приго- вора, определения, постановления, вынесенного с его участием;

4) судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в порядке над- зора, не может участвовать в рассмотрении того же уголовного дела в суде первой или второй инстанции.

Названные положения направлены на обеспечение объективности и беспри- страстности судей при рассмотрении уголовных дел, по которым они однажды уже прямо или косвенно высказали свою позицию, затрагивающую вопрос об уголовной ответственности обвиняемого или подозреваемого. Закон при этом исходит из опасе- ния, что такой судья может быть связан ранее высказанной им по делу позицией. Так, судья, принимавший участие в рассмотрении дела по существу в суде первой инстан- ции, не вправе участвовать в рассмотрении того же самого дела в судах второй, касса-


 

ционной и надзорной инстанций, так как в противном случае он должен будет оцени- вать свои собственные решения, выступать судьей «в своем собственном деле». Кро- ме того, в случае отмены вынесенного с его участием приговора либо решения о пре- кращении дела судья не имеет права участвовать в рассмотрении того же дела, после его направления вышестоящим судом на новое разбирательство как в суде первой, так и второй и надзорной инстанций. В последних двух случаях имеются в виду ситу- ации, когда судья, выносивший решение в первой инстанции, за время пересмотра этого решения и последующих судебных определений и постановлений был назначен членом суда кассационной или надзорной инстанции, и именно туда вышестоящий суд направил дело для нового рассмотрения. Однако запрет на участие судьи в пере- смотре своего решения в вышестоящем суде или в новом судебном рассмотрении после отмены решения распространяется только на приговор или решение о прекращение дела, но не касается других решений, вынесенных в ходе судебного производства по первой инстанции, как-то: о направлении уголовного дела по подсудности, о приоста- новлении производства по уголовному делу, о возвращении его прокурору и т.д. Объяс- няется это тем, что подобные решения являются промежуточными и вспомогатель- ными, не затрагивают вопроса об уголовной ответственности обвиняемого, а потому не могут создавать у судьи предустановленного мнения по делу.

Следует, однако, отметить, что судья все же не лишен права принимать участие в судебном разбирательстве дела в первой инстанции, рассмотрении дела во второй и надзорной инстанциях, даже если в ходе досудебного производства он принимал решения, которые могут косвенно способствовать формированию у него субъектив- ного мнения, в той или иной степени касающегося виновности или невиновности обвиняемого. Это решения о заключении обвиняемого под стражу и продлении срока содержания под стражей (ст. 108), а также решения, принимаемые судьей по жалобам по вопросу о законности и обоснованности применения в отношении подозреваемого или обвиняемого заключения под стражу, а также продления срока его содержания под стражей (ст. 125).

Не является препятствием для повторного участия судьи в составе надзорной инстанции то, что ранее он уже рассматривал это дело в порядке надзора. Это объяс- няется организационными причинами (ограниченное количество судей — членов пре- зидиумов судов).

Согласно ч. 2 ст. 417 предыдущее рассмотрение уголовного дела в кассационном порядке или в порядке надзора не препятствует его рассмотрению той же судебной инстанцией в порядке возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (гл. 49). Следовательно, только рассмотрение судьей уголовного дела в первой инстанции всегда должно исключать его участие в производстве по новым и вновь открывшимся обстоятельствам. Однако обратного запрета ни в ст. 63, ни в ст. 417, ни в какой-либо другой норме УПК не установлено, т.е. судья, принимавший участие в производстве по новым и вновь открывшимся об- стоятельствам, может в дальнейшем участвовать в рассмотрении того же дела в лю- бой другой судебной инстанции.


 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.