Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Положение женщины у викингов



Женщина во времена викингов пользовалась особым уважением и обладала особыми правами. Вряд ли можно говорить о некоей феминизации общества древних скандинавов, хотя некоторые современные сторонники феминизма и утверждают, что знаменитая скандинавская независимость женщин уходит корнями как раз в эпоху викингов.


Правильность поведения и красота женщины были для викингов особенно приятны, если соединялись со здравым умом, с чувством собственного достоинства и твердым духом. Скандинавы верили, что у мужественных женщин будут такие же дети. Знаменитый конунг Рагнар Лодброг говорил: «Я выбрал для своих сыновей такую мать, которая передала им свое бесстрашие». Во многом внимание мужчин к таким неженским качествам матерей своих будущих детей объяснялось тем, что жители Севера надолго покидали свои усадьбы, отправляясь в дальние походы, и воспитывать будущих воинов приходилось женщинам.

 

Но и девушки внимательно выбирали себе женихов. Для них было важно, чтобы будущий муж проявил себя на поле брани, доказал свою храбрость и честность в бою. Причем молодость часто считалась недостатком жениха. Так, в одной саге норвежская королева Ингибьёрг, делая выбор между двумя претендентами на свою руку, отдает предпочтение пожилому конунгу Геттрику и отказывает красивому и молодому конунгу Олаву. Она сравнивает их с двумя деревьями: одно уже дало прекрасные плоды, а другое едва выпустило весенние листочки.

«Глупо, — прибавляет она, — выбирать неясное будущее».

 

Равенство положения, воинская доблесть и высокое звание были желательными, если не необходимыми, условиями брака. Разница же в положении могла стать причиной развода.

 

Сексуальные удовольствия не были, как в сегодняшнем обществе, главенствующей причиной для отношений. Редки, но имели место быть случаи, когда супруга отказывалась от мужа из-за его неспособности и общей слабости, когда тот попросту не являлся способным отцом семейства и воином. Так, в «Саге о Ньяле» рассказывается об Унн дочери Мёрда, которая не боялась признаться отцу (а впоследствии вынести дело о разводе на всеобщее обсуждение) в том, что ее муж «не может быть ей мужем, и нет ей от него никакого прока, как от мужчины, хотя во всем прочем он не отличается от других».

 

Девушки, имевшие отца и братьев, не могли решить свою судьбу сами. Порядочная дочь всегда предоставляла отцу и старшему брату право выбора себе мужа. Однако редко когда родичи неволили девиц и в большинстве случаев старались прислушиваться к их мнению. Хозяином в доме и старшим в семье всегда был отец. Его слушались не только дочери, но и сыновья, какими бы знатными воинами они ни были.

 

Независимыми были только вдовы, не имевшие отцов, и девушки-сироты. Они имели право собственного согласия на брак, и, в соответствии с законами, сын не мог выдавать мать замуж против ее воли. Но даже вторичные браки вдовых дочерей, воротившихся в отеческий дом, если отец их был еще жив, зависели исключительно от него. После смерти главы семьи, если имелись наследники, право переходило к его шестнадцатилетнему сыну, который также выдавал замуж и сестер. Только за неимением сына мать имела право выбирать дочери мужа.

 

Девушка, вышедшая замуж без обряда, сманенная, похищенная или военнопленная, считалась наложницей, каким бы ни было ее происхождение, и дети, прижитые в таком браке, назывались незаконнорожденными.


Добрачные отношения с девицами не приветствовались. Так, конунг Харальд Прекрасноволосый, воспылав страстью к красивой дочери финна Сваей, пожелал в первую же ночь после знакомства возлечь с ней. Отец строго ответил королю, что тот может получить его дочь только после обмена брачными клятвами.

Нарушение этого правила считалось тяжелой обидой не только невесте, но и всем ее родичам. Лишение чести дочери викинга служило причиной для кровавой разборки и родовой вражды.

 

Лики Громовержцев

Ориентиром для наших далёких предков в отношении внешнего вида служили изображения культивируемых Божеств или имеющиеся представления о них, что вполне естественно для традиционного или религиозного человека. Верующий осознаёт себя истинным человеком лишь тогда, когда он походит на свое божество, на мифических предков, героев-основателей цивилизаций.

 

У Германцев растительность на лице считалась благородным признаком. У германцев, скандинавов и северных славян длинные волосы отличали свободных мужей от рабов, клеймом которых была бритая голова. Остригание бороды приравнивалось к лишению чести и наказанию. Напротив, южных славян отличала бритая голова со свисающим чубом (оселедец) и длинными усами.

 

Один прозывался длиннобородым или серобородым. Top — краснобородым. Сохранились устные изображения Тора с бородой. В саге об Эйрике Рыжем Торхалль Охотник говорит: «Ну что, разве Рыжебородый не оказался сильнее вашего Христа?» В Эдде говорится о волосах и бороде свободных людей, ярлов и конунгов. Обритие бороды считалось у германцев высшим бесчестьем. Ношение бороды отражалось в именах и прозвищах, которые получали Германцы: Бьерн Синезубобородый, Бродди Бородач, Бьяльви Бородач, Гнуп Борода, Грим Мохнатые Щёки, Сигтрюгг Шёлковая Борода, Торвальд Кучерявая Борода, Торвальд Синяя Борода, Торгейр Борода-По-Пояс и т.д.

 

Напротив, южнославянские племена практически не имеют длиннобородых и длинноволосых богов. Чрезвычайно распространены идолы с усами, но без бород. Русы IX—X вв. поклонялись не Седобородому Одину или Рыжебородому Тору, а Перуну, у которого «ус злат». Не известно ни одного русского эпического или исторического персонажа, в прозвище которого отразились бы борода и её свойства (сравним с прозвищами викингов), зато: Василий Ус, Усыня-богатырь из сказок, Белоус, Сивоус и т. д.

 

Отпускание бороды получило широкое распространение на Руси вместе Христианством. Стоглавый собор запрещал бритьё бород и голов как признак ереси. Так, например, в грамоте царя Алексея Михайловича бритьё бороды приравнивается к таким действиям, как кликание Коляды, Усеня и Плуга, распевание «бесовских» песен, скоморошество, печение обрядовых хлебцев в виде птиц и зверей, признаваясь пережитками языческого прошлого.

 

Свидетельства об идоле Перуна в Киеве говорят о серебряной голове с золотыми усами, но о бороде нет никаких указаний в исторических памятниках. Аналогию летописному Перуну составляет снабжённый серебряными усами Черноглав с Рюгена. Основной кумир этого острова — Святовит — «имел волосы и бороду, острижены кратко». Таким образом, очевидно, что усы или усы с бородой —


непременный атрибут громовержца у славянских народов, а серебряность головы может указывать на возраст или мудрость.

 

В саге о сожжении Ньяля и его сыновей с глубоким сожалением, как о прискорбном физическом недостатке достойного и почтенного человека, главного героя, отмечается: «Но у него не было бороды». Ненавидящая Ньяля Халльгерд

— только она и никто другой — называет его безбородым. «Вы с Ньялем друг другу подходите — у тебя все ногти вросли, а он — безбородый», «Кто же нам отомстит? Не безбородый ли?», «Почему он не навозит навозу на свой подбородок, чтобы быть «КАК ВСЕ МУЖЧИНЫ»?», «Мы зовём его безбородым, а его сыновей — навознобородыми». На эти оскорбления сыновья Ньяля отвечают убийством родича Халльгерд. Действие саги происходит во второй половине X в. Так, бритая голова была признаком полного падения и обнищания, унизительным и постыдным, «безбородый» и «навознобородый» — смертельные оскорбления для скандинавов X—XI вв.

 

Теперь сравним с былиной, в которой Добрыня Никитич после долгих скитаний возвращается в материнский дом, где его уже считают мертвым. Когда он называет себя, то слышит в ответ:

 

«У молодого Добрыни Никитича были кудри желтые: В три-ряд вились вкруг верховища (макушки — прим.) А у тебя, голь кабацкая, до плеч висят!»

 

Именно длинные волосы были у русов признаком маргинала, бродяги. Воинская знать носила волосы, остриженные «под горшок» («в три ряда» вокруг макушки). Запустившего себя, позволившего волосам отрасти, Добрыню в буквальном смысле родная мать не узнала!

 

Вот какое историческое описание мы встречаем о языческом Князе Святославе:

«Вот какова была его наружность: умеренного роста, не слишком высокого и не очень низкого, с мохнатыми бровями и светлыми глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, на одной стороне её свисал клок волос — признак знатности».

 

Подобный облик находиться в противоречии со скандинавскими обычаями: если у русов обритые голова и подбородок были «признаком знатности рода», то у скандинавов — клеймом позора и предельного унижения. Таким образом, усы и чуб (оселедец) являются атрибутами славянского воина. Святослав был воином и выглядел соответствующе. Впоследствии, подобный внешний вид унаследовали Запорожские казаки.

 

Но нужно отметить, что у некоторых норманнов тоже были чубы! Но у каких норманнов? Обычно у тех, которые общались со славянами: занимали высокую должность при дворе князя, либо входили в варяжскую дружину. Норманны, которые завоевали Англию, также имели выбритые головы и широкий чуб спереди. Такая прическа была распространена и среди кельтов. Последние считали длинные копны волос признаком божественности. В IX веке, при династии Каролингов, франкские воины носили прическу, которая напоминала чуб-

оселедец.


Славянский Громовержец Перун с грозным взглядом, свисающими усами и чубом, или могучий рыжебородый Тор, Германский Громовержец — сегодня для нас это маловажно. Современное общеевропейское язычество сливается в своей общей обращенности к нашим предкам и предоставляет право выбора походить на то или иное божество. Мы не делим нашу общую традицию на верную или ложную и для нас сегодня обе трактовки облика божества-громовержца, которому уподоблялись наши далекие предки, являются одинаково приемлемыми.

Совершенно другое дело, когда люди, называющие себя язычниками, последователями викингов и варягов, уподобляется мусульманам и следуют заветам Мухаммеда, который сказал: «Брейте усы и отпускайте бороду»; «Не будьте похожи на язычников! Брейте усы и отпускайте бороду»; «Стригите усы и отпускайте бороду. Не будьте похожи на огнепоклонников!»

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.