Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Конкретная versus диффузной («рассеянной») культуры



В культурах, ориентированных на строгое раз­граничение отношений, руководитель отделяет отношения «начальник — подчиненный», кото­рые имеет с сотрудниками, от отношений, не связанных с выполнением подчиненными слу­жебных обязанностей. Скажем, менеджер конт­ролирует продажу интегральных схем. Если он встретит своего подчиненного, например, в баре, гольф-клубе, на курорте или в местном супер­маркете, их разговор ничем не будет напоминать


Глава 7. Насколько глубоко наше участие_______________________________ 1_6£

беседу босса и обычного работника. Более того, вне служебных рамок начальник готов признать себя менее опытным, менее сведущим в чем-либо по сравнению с подчиненным. Иными словами, всякая ситуация, в которой происходит встреча, рассматривается как отличающаяся от любой другой конкретнойситуации.

Однако в некоторых странах все сферы жиз­ни, как и все уровни человеческой личности, пересекаются друг с другом. Босс остается для вас непререкаемым авторитетом, при каких бы обстоятельствах вы ни встретились. Если он руководит компанией, то и его познания в ку­линарии выше, чем у подчиненных. Его уме­ние одеваться и вес в обществе — все проник­нуто его исключительным положением, и он чаще всего ожидает, что подчиненные будут отдавать ему должное, где бы им ни пришлось встретиться: на улице, в клубе или магазине. Разумеется, репутация человека до определен­ной степени всегда проникает в иные сферы его жизни. Эта степень и есть то, что мы называем «конкретностью» (малая степень проникнове­ния) или «рассеянностью» (высокая степень проникновения).

Курт Левин, американский психолог немец­кого происхождения, представлял личность в виде ряда концентрических кругов, разницу между которыми составляют «жизненные сфе­ры», или «уровни личности». Сферы, которые относятся к частной жизни человека, распола­гаются ближе к центру, сердцевине. Сферы же, в большей степени касающиеся общественной


Национально-культурные различия...

жизни человека, расположены на периферии. Левин, будучи немецким евреем, бежавшим в США, рассматривал в основном два типа: жиз­ненные сферы U-типа (американские) и G-типа (немецкие). Оба типа изображены на рис. 7.1.


Глава 7. Насколько глубоко наше участие_______________________ 171_

Круги Левина показывают, что у американ­цев (круги U-типа) общественная сфера зани­мает больше места, чем частная, и при этом разделена на ряд конкретных секций. У амери­канского гражданина могут быть положение и репутация на работе, в боулинг-клубе, комите­те родителей и педагогов, среди знакомых ком­пьютерных хакеров, а также в местном филиа­ле «Ветеранов зарубежных войн». Окружающие, которые имеют доступ в любую из названных жизненных сфер, вовсе необязательно являют­ся близкими друзьями этого человека, так ска­зать, на всю жизнь. Более того, когда речь не идет о компьютерах или боулинге, позвонить домой, может быть, не решится ни один из них. Почему американцы так приветливы и откры­ты (на это указывает пунктирная линия на ри­сунке)? А потому, что пустить человека в одну из своих жизненных сфер, притом обществен­ного склада, значит не так уж сильно обязать себя. Вы знаете другого человека лишь до тех пор, пока этого требуют ваши интересы.

Сравните этот тип личности с G-типом. В этом случае доступ к жизненным сферам обозначен сплошной линией. Туда труднее войти, и, кро­ме того, для этого нужно разрешение другого человека. Число общественных жизненных сфер относительно невелико. Частные жизненные сферы, напротив, обширны и проницаемы, т. е. если человека считают другом, это обеспечива­ет ему доступ в любую (или почти любую) част­ную жизненную сферу. Более того, ваше поло­жение и репутация остаются с вами повсюду.


172_________________________ Национально-культурные различия...

Герр доктор Мюллер есть герр доктор Мюллер и в университете, и в мясной лавке, и в гараже; его жена — фрау доктор Мюллер и на рынке, и в школе, где учатся их дети, и вообще всюду, куда бы она ни пошла. Она берет от мужа не только имя, но и должность, и титул. В США все наоборот. Один из авторов этой книги — англичанин — на церемонии по случаю окон­чания аспирантуры был представлен присут­ствующим как доктор Хэмпден-Тернер, а на ве­черинке с участием практически тех же людей, которая состоялась пару часов спустя, как Чарльз Хэмпден-Тернер. Бывало, его представ­ляли и так: «Позвольте вас всех познакомить с моим дорогим другом Чарльзом... (А как твоя фамилия-то?)». В США титул есть конкретныйзнак статуса человека в конкретнойдолжности и в конкретномместе.

Ввиду этих причин американцы могут воспри­нимать немцев как людей, ведущих себя отчуж­денно и зажато. Немцы же могут считать аме­риканцев веселыми, болтливыми, но при этом поверхностными, которые допускают вас лишь в те сферы своей жизни, которые являются «об­щественными», и смотрят на вас самих как на нечто «периферийное».

Границы между жизненными сферами также имеют «физические измерения». Другой автор этой книги — голландец — помнит, как приехал учиться в школу менеджмента Уортон в Фила­дельфии, штат Пенсильвания. Билл, его новый американский приятель, активно взялся помочь ему с переездом. «В благодарность за тяжелый


Глава 7. Насколько глубоко наше участие_______________________ 173

труд под палящим солнцем я попросил его за­держаться, чтобы распить со мной баночку-дру­гую пива. После того как я умылся, я напра­вился было к холодильнику, чтобы достать хо­лодное пиво. Однако Билл уже слазил в холо­дильник. Для него холодильник являлся моей общественной жизненной сферой, в которую я пригласил его войти. Для меня же, как и для большинства голландцев, холодильник — это безусловно частная собственность.

Несколько дней спустя я столкнулся с анало­гичным случаем. Я спросил у друзей, на каком транспорте я могу добраться до другого конца города. И вдруг Дениз, моя однокурсница, бро­сила мне ключи от своей машины и попросила позвонить ей после того, как я управлюсь с делами. Я был в полном изумлении. Для ме­ня автомобиль — это, конечно же, частная собственность. Пробовали ли вы когда-нибудь попросить у приятеля-немца покататься на его «Мерседесе»?

В США, где люди мобильны, одежда, предме­ты интерьера, машины и т. п. могут иметь, так сказать, полуобщественный статус. Люди про­водят распродажи, превратив свой гараж или задний двор в лавку подержанных вещей, вы­ставляя на всеобщее обозрение предметы неред­ко весьма частного свойства, так что любой мо­жет их не только увидеть, но и приобрести. Точно так же американцы могут быть очень открыты в вопросах сексуального опыта. Не удивляйтесь, если на какой-нибудь вечеринке совершенно незнакомый вам человек начнет


174 ________________________ Национально-культурные различия. ..

делиться с вами подробностями своей сексуаль­ной несовместимости с кем-либо. К концу рас­сказа вы уже будете сомневаться, помнит ли он ваше имя. Бернард Мергендейлер, главный пер­сонаж американского комикса, автором кото­рого является Жюль Фейффер, говорит своим слушателям:

«Я встретил чудесную девушку. Я рассказал об этом друзьям и коллегам по работе. Я подхо­дил к незнакомым людям на улице и рассказы­вал им о ней. Я рассказал об этом практически всем, кроме нее самой. Зачем давать ей такой козырь в руки?»

Совершенно ясно, что у этого персонажа об­щественные жизненные сферы преобладают над частными. Он сознается всем и каждому, по­скольку «общественность имеет право знать», и молчит перед собственно объектом интимных чувств, пасуя перед общением на глубоко лич­ном уровне.

В этом отношении совсем иная ситуация во Франции и Германии. Вам достаточно бросить взгляд на высокие живые изгороди и закрытые ставнями окна французских домов, чтобы по­нять заботу французов об охране их обширных частных сфер. Если вас пригласили на ужин во французский дом, приглашение распространя­ется лишь на те комнаты в доме, в которые вас вводят сами хозяева. Если вы станете бродить по дому, то тем самым можете обидеть владель­цев. Если хозяйка направилась в кабинет за


Глава 7. Насколько глубоко наше участие_______________________ 175

книгой, которую вы обсуждаете, и вы пошли за ней, такое поведение может быть расценено как злоупотребление гостеприимством.

Концентрические круги на рис. 7.1 симво­лизируют не только, что у нас в головах, но могут быть интерпретированы как фрагменты пространства нашего жилища.

Концепции конкретного и рассеянного помо­гают разобраться в сути спора между менедже­рами МСС, а именно между мистером Джонсо­ном (американцем), мистером Бергманом (гол­ландцем) и синьорами Джиалли и Паули (ита­льянцами). Мистер Джонсон и мистер Бергман, которые не согласны друг с другом в вопросе, до какой степени допустимо проявлять эмоции (мистер Джонсон отстаивает более эмоциональ­ную позицию), сходятся, однако, в том, что рас­судок следует отделять от эмоций. Американец и голландец считают, что есть конкретное вре­мя, место и контекст для того, чтобы действо­вать согласно рассудку, равно как существуют конкретное время, место и контекст, чтобы да­вать волю эмоциям. К их обоюдному удивле­нию и досаде, в самой середине заседания, по­священного серьезным вещам, итальянцы в гне­ве неожиданно покинули зал заседаний.

Однако продолжим наш рассказ:

Как представитель головной организации, мистер Джонсон чувствовал большую ответственность за раз­витие событий на встрече. Повеление итальянцев по­казалось ему странным. Бергман просто хотел обсу­дить такой важный аспект, как эффективность систе-


176_________________________ Национально-культурные различия. ..

мы премирования, а оба итальянских представителя попросту не дали ему возможности высказаться. Бо­лее того, итальянцы отказались привести сколько-ни­будь веские аргументы в поддержку собственной по­зиции.

Войдя в комнату Джиалли, Джонсон спросил: «Пао-ло, в чем дело? Тебе не следует принимать все так близ­ко к сердцу. Это всего лишь деловая дискуссия».

«Всего лишь дискуссия?!— воскликнул Джиалли с нескрываемым гневом. — Это ничуть не похоже на деловую дискуссию. Голландец просто взял за правило нападать на нас. У нас свои способы повышать произ­водительность, а он обзывает нас идиотами».

«Я этого не слышал, — сказал Джонсон. — По-мое­му, он всего лишь назвал вашу идею премировать груп­пу глупостью. Я знаю Бергмана, он не имел в виду вас лично».

«Если это так, — заметил Джиалли, — тогда почему он ведет себя так грубо?»

После этих слов Джонсону вдруг стало ясно, как глу­боко были уязвлены его итальянские коллеги. Вернув­шись в комнату, где проходило заседание, он подошел к Бергману, отвел его в сторонку и рассказал ему о сво­ем разговоре с Джиалли. «Обижены?— сказал Берг­ман. — Пусть сначала наберутся самообладания, а по­том вступают в деловые переговоры. Я вообще не пони­маю, почему они такие вспыльчивые. Им прекрасно известно, что мы провели много исследований по этому вопросу. Пусть научатся слушать. Запомни на будущее, эти итальянцы не любят, когда им предъявляют факты».

Реакция итальянцев, разумеется, вполне объяснима, если вы примете во внимание, что


Глава 7. Насколько глубоко наше участие_______________________ 177

их отношение к групповым бонусам в противо­положность индивидуальным, их переживание за своих сотрудников и клиентов и реакция на внесенное ими предложение являются частью одного многогранного целого. Назвать их идею глупостью значит, по сути, назвать их самих глупцами и поставить под сомнение их компе­тентность в таком деле, как представление ин­тересов их сограждан. Это их оскорбляет. Их суждения являются неотделимой частью их на­туры. Если они тщательно обдумали идею и она представляет собой нечто рожденное «итальян­ским умом», то предложение, основанное на данной идее, — предмет их личной гордости.

Одна из проблем, возникающих тогда, когда U-тип и G-тип пересекаются, состоит в том, что, если U-тип рассматривает нечто как неличное, G-тип воспринимает это, наоборот, как что-то очень личное. Взгляды итальянцев на эффектив­ность групповых бонусов основаны на их диф­фузном отношении к частной сфере. В глазах итальянцев речь идет не просто о деловой дис­куссии, происходящей в обстановке, во многом им чужой, но о дискуссии, затрагивающей, кро­ме всего прочего, их эмоциональное отношение к предмету обсуждения. Удовольствие и боль, приемлемость и неприемлемость образуют гораз­до более сложную систему ответвлений в диф­фузной культуре. Нельзя навесить итальянцам такой ярлык, как «генераторы глупых идей», да так, чтобы не нанести им обиду фундамен­тального свойства, затрагивающую всю их сис­тему ценностей. Когда американец «пускает»


Национально-культурные различия. ..

немца, француза или итальянца лишь в одно из отделений его общественной сферы ценностей и демонстрирует при этом характерную для него открытость и дружелюбие, иной человек может решить, посредством свойственного ему диффуз­ного обобщения, что его пустили в личную сфе­ру. Он, чего доброго, станет ждать, что америка­нец продемонстрирует аналогичное дружелюбие и во всех остальных сферах своей жизни, а за­тем будет обижаться, когда этот же американец приедет в его город и при этом ни разу не позво­нит. Его также может обидеть «критика профес­сионала», которую он может воспринять как нападки со стороны близкого друга. Обидным, в конечном итоге, может показаться ему — нем­цу, французу или итальянцу — и то обстоятель­ство, что «восхищение-друг-другом-между-нами-компьютерщиками» дальше сферы специальных вопросов так и не идет.

Опасная зона

Рис. 7.2. Опасная зона: когда встречаются конкретное и диффузное


Глава 7. Насколько глубоко наше участие_______________________ Г79

«Потерять лицо»

Культуры, тяготеющие к конкретному, с их узкой личной сферой, четко отделенной от сфе­ры общественной, в большой степени ратуют за свободу слова. «Не принимайте это на свой лич­ный счет» — очень распространенное выраже­ние. В отношениях с культурами, где ценности «рассеяны» в широком диапазоне, такой под­ход может быть воспринят как оскорбление. Американский и голландский менеджеры на­ходят, что оскорбить деловых партнеров из та­ких культур не составляет труда (см. ситуацию с мистером Джонсоном и итальянцами). Это потому, что они не испытывают страха «поте­рять лицо». Такая ситуация возникает, когда получает огласку что-либо, что люди восприни­мают как сугубо личное.

Стремление не «потерять лицо» — причина того, что в культурах с «рассеянными» ценнос­тями гораздо больше времени тратится на до­стижение согласия; необходимо избегать меж­личностной конфронтации, поскольку всякий человек склонен так или иначе принимать вещи на свой счет. Поэтому на семинарах, где преоб­ладают голландцы, я стараюсь не просить ауди­торию критически высказаться о семинаре — ощущение такое, словно тебя обстреляли из пулемета. Правда, потом они спрашивают у «трупа», когда в следующий раз они будут иметь удовольствие с ним пообщаться. В отличие от голландцев, английские и французские менед­жеры предпочитают отвесить пару не слишком критических замечаний, скорее в смысле по-


180_________________________ Национально-культурные различия...

желаний с лучшими намерениями, чем едкой критики, потом, правда, от них и весточки не дождешься.

В одном международном университете, в ко­тором мне довелось преподавать, студент из Ганы сдал мне работу, которую я не смог оце­нить выше чем на четверку из десяти возмож­ных баллов, иными словами, поставил студен­ту «неуд». Список с оценками вот-вот будет вывешен на доску объявлений. И тут студент говорит мне, что для него это будет оскорбле­нием и позором, хотя он и согласен с оценкой. Вот что я сделал: поставил напротив его фами­лии на доске пометку «н/з» («предъявленная работа не закончена»), а в ведомость успевае­мости внес подлинную оценку.

Национальные различия

В отношении «конкретности» или «рассеяннос­ти» ценностей различия между национальны­ми культурами весьма значительны. Это пре­красно иллюстрируют ответы, которые мы по­лучили от наших респондентов. Им была пред­ложена такая ситуация:

Босс попросил подчиненного помочь ему по­красить дом. Подчиненный, которому, по правде сказать, не очень хочется это делать, обсуждает ситуацию с коллегой.

А. Коллега придерживается такой позиции: «Ты не обязан красить его дом, если тебе не хо­чется. Он твой начальник только на работе».


Глава 7. Насколько глубоко наше участие_________________ 18J_

В. Подчиненный возражает на это: «Несмотря на то что мне не хочется, я пойду красить. Он мой босс, никогда нельзя забывать об этом».

В обществах, где доминируют «конкретные» ценности, а работа и досуг резко разграничены, менеджеры не склонны соглашаться на такие дополнительные услуги в угоду начальству. Как заметил один респондент-голландец, «покрас­ка домов не включена в мой трудовой контракт».

На рис. 7.3 представлена процентная доля ме­неджеров, которые не стали бы красить дом для босса: около 80 процентов и выше — в Англии, США, Швейцарии и большинстве дру­гих стран Северной Европы. Семьдесят один процент японцев также не стали бы красить дом босса.

А вот большинство представителей «рассеян­но-ценностных» азиатских культур Китая и Непала и африканских — Нигерии и Буркина-Фасо — согласились бы сделать это. (Мы были удивлены результатом японцев и повторно про­вели опрос. Возможно, такой результат свя­зан с тем, что японцы никогда не красят до­ма; это объясняет неадекватность эмпирических данных.)

Диапазон различий не столь широк по срав­нению с базовыми национально-культурными особенностями, которые мы рассматривали в главах 3 и 4, однако и в этом случае они яв­ляются источником потенциальных противо­речий.


182 Национально-культурные различия...




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.