Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Эмоциональный интеллект. циональными навыками




 


циональными навыками. К ним относятся всепобеждающая

общительность, которая привлекает людей, уверенность в себе,

оптимистическая настойчивость перед лицом неудачи и фруст­

рации, способность быстро оправляться от расстройств и лег­

кий характер.

Но громадное большинство детей сталкивается с подобны­

ми трудностями, не имея этих преимуществ. Конечно же, мно­

гие из этих навыков являются врожденными — повезло с гена­

ми! — но даже качества темперамента можно изменить к луч­

шему, как мы уже выяснили в Главе 14. С одной стороны, бе­

зусловно, в дело должны вмешаться политика и экономика,

задача которых уменьшить нищету и улучшить другие соци­

альные условия, порождающие подобные проблемы. Но поми­

мо этой тактики (которая, похоже, перемещается все ниже по

социальной повестке дня), еще очень многое можно предло­

жить детям, чтобы помочь им лучше бороться с изнуряющими

невзгодами.

Рассмотрим нарушения в эмоциональной сфере, которые

в течение жизни возникают примерно у каждого второго аме­

риканца. Так, результаты показательного обследования 8098 аме­

риканцев свидетельствуют о том, что 48 процентов на протя­

жении жизни столкнулись хотя бы с одной проблемой, связан­

ной с деятельностью их психики. Особенно серьезно пострадало

14 процентов, у которых одновременно наблюдались болезнен­

ные явления психического характера трех или более видов. Эту

группу составляли те, кто испытывал наибольшие страдания,

поскольку у них были обнаружены 60 процентов всех случав­

шихся разом расстройств психической деятельности, причем

90 процентов принадлежат к особо серьезным и лишающим их

трудоспособности. Теперь они, к сожалению, нуждаются в ин­

тенсивной терапии, но оптимальный подход предполагает —

там, где только возможно, — прежде всего профилактику этих

проблем. Разумеется, не каждое психическое расстройство уда­

ется предотвратить, однако существует немало и таких, к кото­

рым применимы профилактические меры. Рональд Кесслер,

социолог Университета штата Мичиган, занимавшийся такого

рода исследованиями, сообщил мне следующее: «Нам пора бы

уже вмешаться в это дело, и как можно раньше. Возьмите, к


 


 

Дэниел Гоулман


 

примеру, девочку, у которой в шестом классе развивается со-

циофобия, и она начинает выпивать в первых классах средней

школы, чтобы справиться со своей социально обусловленной

тревожностью. В двадцать с небольшим она участвует в нашем

обследовании, и обнаруживается, что она по-прежнему полна

страхов, пристрастилась к алкоголю и наркотикам и пребывает

в подавленном настроении, потому что ее жизнь испорчена.

Весь вопрос в том, что мы могли бы предпринять в ранний пе­

риод ее жизни, чтобы обойти стороной эту нисходящую спи­

раль».

То же самое, конечно, относится к случаям выпадения из

обоймы или насилия да и вообще к длинному списку опаснос­

тей, с которыми сталкиваются сегодня практически все моло­

дые люди. Учебные программы, направленные на предотвра­

щение тех или иных конкретных проблем, таких как употреб­

ление наркотиков или насилие, чрезвычайно размножились за

последние десять лет, сформировав мини-отрасль на рынке

образования, причем многие из них, включая наиболее ходо­

вые и широко применяемые, оказались абсолютно неэффек­

тивными. Некоторые программы, к большому огорчению ра­

ботников системы образования, похоже, только увеличивали

вероятность всех тех проблем, которых они старались избежать,

и особенно таких, как злоупотребление наркотиками и секс

среди подростков.

 

Одной информации недостаточно

 

Поучительным примером в данном случае является сексу­

альное насилие над детьми. Начиная с 1993 года в Соединен­

ных Штатах ежегодно сообщалось примерно о двухстах тыся­

чах доказанных случаев насилия над детьми, причем эта цифра

с каждым годом увеличивается на 10 процентов. И хотя оценки

изменяются в широких пределах, большинство экспертов схо­

дится на том, что от 20 до 30 процентов девочек и примерно

вдвое меньше мальчиков к семнадцати годам успевают стать

жертвами сексуального насилия в той или иной форме (эти

показатели повышаются или понижаются, смотря по тому, ка­

кое определение получает сексуальное насилие среди прочих


 

Эмоциональный интеллект


 


 

факторов). Нет единого профиля ребенка, особенно чувстви­

тельного к сексуальному насилию, но большинство чувствуют

себя незащищенными, не способными самостоятельно сопро­

тивляться и обособленными вследствие того, что с ними про­

изошло.

Памятуя об этих опасностях, многие школы начали пред­

лагать курсы по предотвращению сексуального насилия. В фо­

кусе внимания большинства таких программ почти всегда на­

ходится только основная информация о сексуальном насилии;

они предусматривают, к примеру, обучение детей проводить

различие между «хорошим» и «плохим» прикосновениями,

предупреждают об опасностях и рекомендуют им сообщать

взрослым, если с ними случится что-нибудь плохое. Но об­

щенациональное обследование двух тысяч детей показало, что

эта начальная подготовка почти ничего не дала, — а факти­

чески только усугубила положение, — чтобы помочь детям не

превращаться в жертвы какого-нибудь школьного хулигана

или потенциального растлителя малолетних. Хуже то, что дети,

освоившие только такие элементарные программы и ставшие

впоследствии жертвами изнасилования, сообщали об этом по­

том, как ни странно, в два раза реже, чем дети, которые вооб­

ще не имели никакого отношения к таким программам.

Напротив, дети прошедшие более широкую подготовку,

включавшую развитие связанных с этой проблемой эмоцио­

нальных и социальных компетенций, могли лучше защищать

себя при угрозе стать жертвой сексуального посягательства:

оказавшись в подобной ситуации, они гораздо чаще требова­

ли, чтобы их оставили в покое, поднимали крик или отбива­

лись, грозили рассказать об этом и действительно сообщали,

если с ними что-то случалось. Эта последняя мера — сообще­

ние об изнасиловании — является предупредительной в самом

прямом смысле: многие растлители малолетних делают свои­

ми жертвами сотни детей. В ходе исследования растлителей

малолетних в возрасте от сорока до пятидесяти лет выяснилось,

что у них начиная с подросткового возраста бывало в среднем

по одной жертве в месяц. Из протокола, составленного на во­

дителя автобуса и преподавателя вычислительной техники в

средней школе, явствует, что они вместе покушались на рас-


 


 

Дэниел Гоулман


 

тление трехсот детей ежегодно — и все же ни один ребенок не

заявил об изнасиловании; совращение обнаружилось только

после того, как один из мальчиков, изнасилованных учителем,

стал сексуально домогаться своей сестры.

Вероятность сообщения об изнасиловании для тех детей,

которые участвовали в более полных программах, была втрое

больше, чем у тех, которых готовили по минимальным програм­

мам. Что же в этих программах оказалось столь удачным? Эти

программы представляли собой не отдельные темы, а препода­

вались на разных уровнях несколько раз за все время обучения

ребенка в школе как часть курса санитарного просвещения или

полового воспитания. Они привлекали к участию родителей,

чтобы те сообщали ребенку необходимую информацию в до­

полнение к тому, что ему преподавали в школе (дети, чьи роди­

тели делали это, лучше всех сопротивлялись угрозам сексуаль­

ного насилия).

Помимо этого, разница заключалась и в социальных и эмо­

циональных компетенциях. Ребенку недостаточно просто знать

о «хорошем» и «плохом» прикосновении; детям необходимо

осознать самих себя, чтобы понимать, когда ситуация ощуща­

ется* ими как неприятная или тревожная, задолго до того, как

начнутся прикосновения. А это требует не только самоосозна­

ния, но и достаточной уверенности в себе и напористости, что­

бы полагаться на ощущение, что ей «не по себе», и действо­

вать, прислушиваясь к этому ощущению, даже с тем взрослым,

который, возможно, попытается убедить ее, что «все в поряд­

ке». А затем девочке понадобится набор приемов, чтобы сорвать

то, что вот-вот произойдет, включающий широкий спектр дей­

ствий: от бегства до угрозы предать этот случай гласности.

Именно поэтому лучшие программы учат детей защищать то,

что они хотят, отстаивать свои права, вместо того чтобы быть

пассивными, знать свои границы и охранять их.

Таким образом, наиболее результативными оказались про­

граммы, в которых общая информация о сексуальном насилии

дополнялась развитием навыков общения и управления эмо­

циями. В рамках этих программ детей учили находить способы

более позитивно решать межличностные конфликты; приоб­

ретать большую уверенность в себе; не винить себя, если что-


 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.