Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Последующий анализ: несостоявшаяся драка



 

Когда новая группа начала рассаживаться, Варго присту­

пила к анализу того, что только что произошло. Горячий обмен

мнениями и его последующее утихание происходили на фоне

того, что мальчики уже узнали о разрешении конфликтов. То,

что обычно приводит к конфликту, начинается, как объясняет

это Варго, с «неумения найти общий язык, выдвижения пред­

положений и перескакивания к выводам, передачи «резкого»

сообщения способами, мешающими людям услышать то, что

вы говорите».

Изучающие «Науку о себе» узнают, что дело не в полном

исключении конфликтов, а в разрешении разногласий и обид

прежде, чем они перерастут в настоящую потасовку. Эти пер­

вые уроки уже дали о себе знать тем, как Такер и Рахман вели

свой спор. Оба, к примеру, приложили определенные усилия

для того, чтобы выразить свою точку зрения, не ускорив при

этом развитие конфликта. Эта уверенность в себе (в отличие

от агрессивности или пассивности) преподается в «Новой

школе» начиная с третьего класса. Особое значение придает­

ся откровенному выражению чувств, но так, чтобы это не пе­

реходило в агрессию. Хотя в начале пререканий мальчики не

смотрели друг на друга, по мере продолжения спора они ста­

ли обнаруживать признаки «активного слушания», поверну­

лись лицом друг к другу, смотрели друг другу в глаза и подава­

ли молчаливые сигналы, которые давали говорившему понять,

что его слышат.

Благодаря приведению этих средств в действие и помощи в

виде советов преподавателя уверенность в себе и активное слу­

шание стали для этих мальчиков чем-то большим, чем пустые

фразы во время контрольного опроса в классе, — они превра-


 

Эмоциональный интеллект


 


 

тились в способ реагирования, к которому мальчики могут при­

бегать в те моменты, когда он им крайне необходим.

Совершенное владение эмоциональной сферой дается осо­

бенно трудно, потому что необходимые для этого навыки при­

ходится приобретать тогда, когда люди, как правило, менее все­

го способны воспринимать новую информацию и усваивать но­

вые привычки реагировать, то есть когда они расстроены. В та­

кие моменты помогают занятия с преподавателем. «Любой

человек, взрослый или пятиклассник, нуждается в некоторой

помощи, чтобы наблюдать за самим собой, когда он так расстро­

ен, — подчеркивает Варго. — Сердце колотится, ладони потеют,

вас бьет нервная дрожь, а вы пытаетесь осознанно слушать, со­

храняя при этом самоконтроль, чтобы выдержать это, не перей­

дя на крик, не упрекая и не замолкая, уходя в оборону».

Для всякого, кто не раз наблюдал стычки пятиклассников,

самое удивительное заключается в том, что и Такер, и Рахман

старались доказать свою правоту без взаимных обвинений, ру­

гани и криков. Никто из них не допустил, чтобы чувства пере­

росли в оскорбительное: «А пошел ты!..» или в кулачную драку,

и ни один не заткнул другого, выбежав из комнаты. И то, что

вполне могло бы стать причиной полномасштабного сражения,

в данном случае научило мальчиков еще лучше улавливать ма­

лейшие нюансы настроений для разрешения конфликта. Но как

же часто ситуация развивается совсем по другому сценарию.

Каждый день у подростков дело доходит до драки — и что еще

хуже — по пустякам и несколько раз в день.

 

 

Тревоги дня

 

Во время традиционной переклички, с которой начинается

каждое занятие по курсу «Наука о себе», ученики не всегда на­

зывают такие большие числа, как это было сегодня. И когда

числа совсем маленькие — единицы, двойки или тройки, что

свидетельствует об ужасном состоянии, — у любого из присут­

ствующих появляется возможность спросить: «А не хочешь ли

ты рассказать, почему у тебя такое настроение?» Если ученик

захочет поговорить на эту тему (кстати, никого не заставляют


 


 

Дэниел Гоулллан


 

говорить о чем-то насильно, если он или она того не хотят),

всегда есть шанс провентилировать любой волнующий вопрос

и рассмотреть творческие подходы к его решению.

Неприятности, возникающие у детей, с возрастом меняют­

ся. В первых классах проблемы детей обычно сводятся к разно­

го рода страхам, обидам из-за того, что их дразнят, и ощуще­

нию, что от них все отвернулись. Примерно в шестом классе у

них появляется новый комплекс проблем: переживания по по­

воду того, что им не назначают свидания или бросают; инфан­

тильные друзья; тягостные ситуации, в которые попадают под­

ростки («Взрослые ребята пристают ко мне» или «Мои прияте­

ли курят и вечно заставляют меня попробовать»).

В жизни ребенка всегда найдутся особенно важные темы,

которые если и обсуждаются, то, как правило, вне школы: за

завтраком, в автобусе по дороге в школу или дома у приятеля.

Чаще всего свои неприятности дети держат при себе и в оди­

ночку мучаются по ночам, не имея никого, чтобы как следует

обдумать все, что их тревожит. В классе же, на уроке «Науки о

себе», их проблемы могут в любой момент стать темой дня.

Каждое такое обсуждение вносит свой вклад в достижение

определенной цели обучения по курсу «Наука о себе», который

разъясняет восприятие ребенком самого себя и взаимоотноше­

ний с другими. И хотя все уроки этого курса строго расплани­

рованы, он отличается достаточной гибкостью и, если возни­

кают критические ситуации вроде конфликта между Рахманом

и Такером, их всегда можно использовать для общей выгоды.

Вопросы, предлагаемые учениками на обсуждение, служат жи­

вым примером обстоятельств, когда и ученики, и учителя мо­

гут применить те навыки, которым они обучаются, как, напри­

мер, методы улаживания конфликтов, разрядившие напряжен­

ность между двумя мальчиками.

 

 

Азбука эмоционального интеллекта

 

Применяемый на протяжении почти двадцати лет курс «На­

уки о себе» служит образцом преподавания эмоционального

интеллекта. Иногда уроки бывают удивительно сложными.


 

Эмоциональный интеллект


 


 

Директор «Новой школы» Карен Стоун Маккаун рассказывала

мне: «Когда мы заводим разговор о гневе, то помогаем детям

понять, что это почти всегда побочная реакция и что надо смот­

реть, что под ней скрывается: вы обижены? Ревнуете? Наши

дети узнают, что у человека всегда есть возможность выбора,

как реагировать на эмоцию, и чем больше способов реагирова­

ния на эмоцию ему известно, тем увлекательнее может быть его

жизнь».

Содержание «Науки о себе» почти полностью совпадает с

компонентами эмоционального интеллекта — и с основными

навыками, рекомендуемыми в качестве элементарных предуп­

редительных средств против ошибок, угрожающих детям (пол­

ный список см. в Приложении Д). Преподаваемые темы вклю­

чают самоосознание в смысле распознавания чувств и созда­

ния терминологии для них и нахождения связей между мысля­

ми, чувствами и реакциями; понимания того, что руководит

вами при принятии решения — мысли или чувства; представ­

ления последствий альтернативных вариантов поведения и при­

менения этого осознания к принятию решений по таким во­

просам, как наркотики, курение и секс. Самоосознание прини­

мает также форму осознания своих достоинств и недостатков и

видения себя в позитивном, но реалистичном свете (и исклю­

чения таким образом широко распространенной ошибки в виде

колебания самомнения).

Другой акцент делается на умении справляться с эмоция­

ми: осознании того, что скрывается за чувством (например,

обида, которая запускает гнев), и научении способам избавлять­

ся от тревог, гнева и печали. Особое внимание уделяется также

принятию на себя ответственности за решения и поступки и

доведению дела до конца в соответствии с обязательствами.

Главной социальной способностью являются эмпатия, по­

нимание чувств других людей и принятие их точки зрения, ува­

жение различий в том, как люди относятся к обстоятельствам.

В центре внимания пребывают взаимоотношения, что предпо­

лагает научение быть хорошим слушателем и уметь задавать

вопросы; проведение разграничений между тем, что кто-то го­

ворит или делает, и вашими собственными реакциями и суж­

дениями, проявление уверенности в себе, а не гнева или пас-


 


 

Дэниел Гоулман


 

сивности и обучение искусству сотрудничества, разрешения

конфликтов и обсуждения компромиссов.

В «Науке о себе» не предусмотрено никаких оценок, ведь

жизнь сама по себе — это выпускной экзамен, но по оконча­

нии восьмого класса, когда ученики готовятся к переходу из

«Новой» в среднюю школу, каждый держит сократовский уст­

ный экзамен по «Науке о себе». Вот один из вопросов выпуск­

ных экзаменов: «Опишите подходящую реакцию, чтобы помочь

другу разрешить конфликт с тем, кто заставляет его попробо­

вать наркотики, или с приятелем, которому нравится его драз­

нить». Или другой вопрос: «Какие вам известны разумные спо­

собы справиться со стрессом, гневом и страхом?»

Был бы жив Аристотель, он, всегда высоко ценивший ис­

кусство владения эмоциями, несомненно, полностью одобрил

бы эту программу.

 

 

Эмоциональная грамотность в старом городе

 

Скептики, вполне понятно, поинтересуются, даст ли нуж­

ные результаты курс обучения вроде «Науки о себе» в менее

привилегированной обстановке, или его введение возможно

исключительно в такой небольшой частной школе, как «Но­

вая», где каждый ребенок наделен теми или иными талантами.

Иными словами, можно ли научить эмоциональной компетен­

ции там, где в ней нуждаются наиболее остро, а именно в пыль­

ном хаосе бесплатной средней школы в старой части города?

За ответом давайте отправимся в среднюю школу Августы Лью­

ис Трауп в Нью-Хейвене, сильно отличающуюся от «Новой

школы» в социальном, экономическом, а также в географиче­

ском отношении.

И там, можете мне поверить, к учебе относятся с не мень­

шим энтузиазмом. Эта школа, известная также под названием

«Притягательная академия наук Трауп» — одна из двух школ в

этом округе, привлекающих пяти- и восьмиклассников со все­

го Нью-Хейвена расширенной программой научной подготов­

ки. Здесь ученики имеют возможность посредством системы

связи с параболической спутниковой антенной задавать во-


 

Эмоциональный интеллект


 


 

просы о физике космоса астронавтам в Хьюстоне или програм­

мировать свои компьютеры на воспроизведение музыки. Од­

нако, несмотря на все академические прелести, отток белых в

пригороды Нью-Хейвена и в частные школы оставил школу

Трауп в распоряжении 95 процентов чернокожих и латиноаме­

риканцев.

Расположенная всего в нескольких кварталах от Йельского

университета — но при этом представляющая совсем другой

мир, — школа Трауп находится в приходящем в упадок рабо­

чем районе, где в 1950-х годах обитали двадцать тысяч человек,

работавших по найму на близлежащих предприятиях: от меде­

плавильных заводов «Олин брасс миллз» до оружейного завода

«Винчестер армз». Сегодня число рабочих мест сократилось до

трех тысяч, что сузило экономические перспективы живущих

там семей, а в результате Нью-Хейвен, как и многие другие про­

мышленные города Новой Англии, погружается в трясину ни­

щеты, наркотиков и насилия.

Крайняя необходимость, вызванная этим городским кош­

маром, заставила в 1980-е годы группу йельских психологов и

педагогов разработать в качестве ответной меры программу со­

циальной компетентности, набор учебных дисциплин, охваты­

вающий фактически ту же самую область, что и курс «Науки о

себе» в «Новой школе». Но в школе Трауп часто привязка к те­

матике оказывается более прямой и грубой. Это ведь отнюдь не

чисто теоретическое упражнение, когда на занятиях по поло­

вому воспитанию в восьмом классе учащиеся узнают, как са­

мостоятельное принятие решений может помочь им избежать

таких болезней, как СПИД. В Нью-Хейвене самый высокий в

Соединенных Штатах процент женщин, больных СПИДом; ряд

матерей, отправляющих своих детей в школу Трауп, тоже боль­

ны этой болезнью — как и некоторые ученики этой школы.

Несмотря на расширенную учебную программу, учащиеся шко­

лы Трауп стараются справиться со всеми проблемами старого

центра города; у некоторых детей обстановка дома настолько

хаотическая, если не ужасающая, что они иногда просто не

могут исхитриться и прийти в школу.

Как и во всех нью-хейвенских школах, самый заметный для

посетителя знак имеет привычную форму желтого ромбовид-

 

И


 


 

Дэниел Гоулман


 

ного дорожного указателя, но гласит «Зона, свободная от нар­

котиков». В дверях — Мэри Эллен Коллинз, универсальный

школьный посредник, которая занимается конкретными про­

блемами по мере их возникновения, в чьи обязанности входит

помогать учителям справляться с требованиями учебной про­

граммы социальной компетентности. Если учитель точно не

знает, как преподать урок, Коллинз явится в класс, чтобы по­

казать, как надо это делать.

«Я двадцать лет преподавала в этой школе, — сообщает

Коллинз, приветствуя меня. — Вы посмотрите вокруг — теперь

я уже не могу представить себе преподавание только академи­

ческих навыков и умений при тех проблемах, с которыми эти

дети сталкиваются в жизни. Возьмите, к примеру, тех детей,

которые мучаются, потому что у них самих или у них дома

СПИД, я не уверена, что они заявят об этом во время обсужде­

ния СПИДа, но как только ребенок поймет, что учитель готов

внимательно выслушать рассказ об эмоциональной проблеме,

а не только об учебных, путь к такому разговору открыт».

На третьем этаже старой кирпичной школы Джойс Эндрюз

проводит с пятиклассниками занятия по социальной компетент­

ности, которые бывают у них трижды в неделю. Эндрюз, как и

другие учителя пятых классов, посещала специальные летние

курсы по преподаванию этой дисциплины, но ее кипучая энер­

гия подсказывает ей темы по социальной компетентности.

Сегодняшний урок посвящен идентификации чувств. Спо­

собность называть чувства и тем самым лучше проводить раз­

личие между ними составляет главный эмоциональный навык.

Вчера вечером на дом было задано собрать фотографии лица

какого-нибудь человека из журнала, назвать эмоцию, отража­

ющуюся на его лице, и объяснить словами, что человек испы­

тывает именно эти чувства. Собрав домашнее задание, Эндрюз

пишет на доске список чувств — печаль, беспокойство, возбуж­

дение, счастье и так далее — и начинает игру в «веселых и на­

ходчивых» с восемнадцатью учащимися, которым сегодня уда­

лось выбраться в школу. Расположившись группами за четырь­

мя столами, ученики возбужденно тянут руки, стараясь пой­

мать ее взгляд, чтобы дать ответ.


 

Эмоциональный интеллект


 


 

Добавив в написанный на доске список слово «разочаро­

ванный», Эндрюз задает вопрос: «Кто хоть раз испытывал ра­

зочарование?» — и видит лес в нетерпении поднятых рук.

«А что вы чувствуете в таком состоянии?»

Ответы посыпались как из рога изобилия: «Усталость», «За­

мешательство», «Не могу ясно мыслить», «Беспокойство».

Джойс прибавляет к списку слово «рассерженный» и гово­

рит: «Мне известно это чувство... А когда учитель начинает сер­

диться?»

«Когда все разговаривают», — с улыбкой отвечает девочка

у окна.

Не теряя ни минуты, Эндрюз раздает ученикам письмен­

ное задание. В первой колонке лица мальчиков и девочек, изоб­

ражающие одну из шести основных эмоций: счастье, печаль,

гнев, удивление, страх, отвращение, а рядом — описание дви­

жения мимических мышц, например:

 

Страх


 

·

·

·

·


 

Рот открыт и перекошен.

Глаза широко открыты, а внутренние уголки поднимаются.

Брови подняты и сдвинуты к переносице.

Посреди лба морщины.


 

Дети в классе Эндрюз знакомятся с заданием, копируют

картинки, воспроизводя указанное положение лицевых мышц

для каждой эмоции, и на их лицах поочередно появляются вы­

ражения испуга, гнева, удивления или отвращения. Этот урок

разработан по результатам исследования выражения лица, про­

веденного Полом Экманом, и преподается в рамках вводного

курса психологии почти в каждом колледже и крайне редко в

начальной школе. Содержание такого урока по установлению

связи между определением эмоции и самой эмоцией, а также

между эмоцией и выражением лица, которое ей соответствует,

кажется настолько тривиальным, что вроде бы в нем и вообще

нет никакой надобности. Однако он вполне может послужить

средством от на удивление стандартных ошибок в смысле эмо­

циональной грамотности. Знайте, что хулиганы часто устраи-

 

14*


 


 

Аэниел Гоулман


 

вают драки на школьном дворе в приступе гнева, потому что

неверно понимают нейтральные сообщения и выражения как

враждебные, а девочки, у которых обнаруживаются нарушения

питания, не умеют отличать гнев от раздражения из-за голода.

 

 

Замаскированная эмоциональная грамотность

 

Поскольку курс обучения уже перегружен из-за постоян­

ного увеличения количества новых тем и насущных проблем,

некоторые учителя, вполне понятно ощущающие перегрузку,

не соглашаются брать дополнительное время для еще одного

курса за счет преподавания основ. Так что складывающаяся

стратегия эмоционального воспитания предусматривает не соз­

дание нового курса обучения, а объединение занятий чувствами

и взаимоотношениями с другими, уже преподаваемыми тема­

ми. Уроки эмоциональной грамотности можно вполне соеди­

нить с чтением и письмом, санитарным просвещением, есте­

ственными и общественными науками и другими стандартны­

ми предметами. Сейчас в школах Нью-Хейвена «Умение жить»

в некоторых классах является отдельной темой, тогда как в дру­

гие годы курс социального развития объединяется с такими

учебными дисциплинами, как чтение или санитарное просве­

щение. Отдельные уроки преподаются даже как часть занятий

по математике — и особенно основные навыки учебной рабо­

ты, например, как не замечать того, что отвлекает внимание,

как выработать у себя заинтересованность в учебе и справлять­

ся со своими побуждениями, чтобы можно было внимательно

относиться к учебе.

Некоторые программы развития умения контролировать

эмоции и навыки общения вообще не требуют отведения на них

времени как на отдельный предмет, а вместо этого внедряют

свои уроки в саму структуру школьной жизни. Одним приме­

ром такого подхода — по существу, скрытого обучения эмоцио­

нальной и социальной компетентности — служит программа

развития ребенка, созданная коллективом специалистов под

руководством психолога Эрика Шапса. Эта программа со штаб-

квартирой в Окленде, штат Калифорния, в настоящее время


 

Эмоциональный интеллект


 


проходит проверку в небольшом количестве школ по всей стра­

не, расположенных большей частью в районах, имеющих мно­

го общих бед с приходящим в упадок центром Ныо-Хейвена.

Программа предлагает уже готовый комплект материалов,

которые включаются в существующие курсы. Так, первокласс­

ники на уроке чтения знакомятся с рассказом о том, «Как дру­

жат Лягушка и Жаба», где Лягушка, которой очень хочется по­

играть со своей впадающей в зимнюю спячку подружкой Жа­

бой, прибегает к маленькой хитрости, чтобы заставить ее рано

проснуться. Эта история используется в качестве стартовой

площадки для обсуждения на уроке темы дружбы и вопросов о

том, как чувствуют себя люди, когда кто-нибудь подшучивает

над ними. Череда приключений приносит новые темы для об­

суждения, осведомленность о потребностях друга и понимание,

каково это бывает, когда тебя дразнят, и что значит делить чув­

ства с друзьями. Обязательным учебным планом предусмотре­

ны все более замысловатые истории с учетом развития детей по

мере перехода из класса в класс начальной и средней школы,

дающие учителям отправные точки для обсуждения таких тем,

как эмпатия, видение вещей в истинном свете и забота.

Другой способ вплести уроки эмоциональной грамотности

в ткань современной школьной жизни заключается в том, что­

бы помочь учителям заново продумать, как дисциплинировать

учеников, которые дурно ведут себя. В программе развития ре­

бенка учтено, что такие моменты предоставляют реальные воз­

можности преподать детям навыки и умения, которых им не­

достает, — сдерживание побуждений, объяснение их чувств,

разрешение конфликтов — и что существуют лучшие способы

установить дисциплину, чем принуждение. Учитель, заметив­

ший, что трое первоклассников проталкиваются вперед, чтобы

оказаться первыми в очереди в школьном буфете, мог бы пред­

ложить каждому из них угадать число, а победителя пропустить

вперед. Это станет непосредственным уроком того, что суще­

ствуют честные и справедливые способы улаживания таких

мелких споров, а более глубокая идея, преподанная в данном

случае, заключается в том, что споры можно уладить путем пе­

реговоров. И поскольку этот подход, который дети могут пере­

нять для улаживания других аналогичных споров («Чур я пер-


 


 

Дэниел Гоулман


 

вый!» — просто эпидемия в младших классах — если не на про­

тяжении всей жизни в той или иной форме), он несет более

позитивное сообщение, чем раздающееся повсюду властное

«Прекратите это немедленно!».

 

 

Эмоциональное расписание

 

«Мои друзья, Элис и Линн, не играют со мной».

Такую вот горькую жалобу высказала ученица третьего клас­

са начальной школы Джона Мьюера в Сиэтле. Анонимный от­

правитель бросил письмо с таким сообщением в висевший в

классе «почтовый ящик» — просто особым образом разрисо­

ванную картонную коробку, — куда она и ее соученики опус­

кали письма с описанием своих проблем с тем, чтобы потом

они всем классом могли обсудить сложные вопросы и найти

способы их решения. Согласно правилам, во время обсужде­

ния не упоминается имя автора письма, более того, учитель

особо подчеркивает, что у всех детей время от времени случа­

ются такие же неприятности и всем надо научиться с ними

справляться. Когда они говорят о том, что значит чувствовать

себя всеми отвергнутым или что можно сделать, чтобы тебя

приняли в свою компанию, у каждого есть возможность попро­

бовать новые способы выхода из затруднительных ситуаций, то

есть проводится своего рода коррекция ограниченного мыш­

ления, при котором конфликт рассматривается как единствен­

ный путь положить конец разногласиям.

Такой «почтовый ящик» обеспечивает определенную манев­

ренность в вынесении на обсуждение класса тех или иных крити­

ческих ситуаций или спорных проблем, поскольку слишком жест­

кая повестка дня может полностью расходиться с подвижной ре­

альностью жизни детей. По мере того как растут и меняются дети,

соответственно изменяются и насущные заботы. Для большей

результативности уроки эмоциональной грамотности надо согла­

совывать с уровнем развития ребенка и повторно преподавать их

в разном возрасте наиболее подходящим способом, соответству­

ющим меняющемуся пониманию ребенка и проблемам, с кото­

рыми ему приходится сталкиваться на жизненном пути.


 

Эмоциональный интеллект


 


Но возникает вопрос: как рано надо начинать? Некоторые

считают, что более всего для этого подходят первые несколько

лет жизни. Педиатр из Гарвардского университета Т. Берри

Брейзелтон уверен, что многим родителям было бы очень по­

лезно пройти определенную подготовку, чтобы стать эмоцио­

нальными наставниками для своих малолетних детей, как это

делают программы «Посещение на дому». Уже неоднократно

была доказана необходимость более методично уделять внима­

ние вопросам развития навыков общения и умения контроли­

ровать эмоции в программах подготовки к школе, таких как

«Рывок вперед на старте». Как следует из Главы 12, подготов­

ленность детей к усвоению знаний в значительной степени за­

висит от наличия у них хотя бы некоторых из основных навы­

ков контроля над эмоциями. Дошкольный период оказывается

чрезвычайно важным в смысле приобретения основополагаю­

щих навыков и умений, и есть свидетельства того, что «Рывок

вперед на старте», если все проходит нормально (кстати ска­

зать, важное замечание), часто оказывает длительное благотвор­

ное влияние в эмоциональном и социальном плане на жизнь

тех, кто окончил курс по этой программе, даже в первые годы

после достижения совершеннолетия; у них меньше проблем с

наркотиками и задержаниями, более удачные браки и выше

квалификация, обеспечивающая им определенный заработок.

Такого рода вмешательства срабатывают наилучшим обра­

зом, если они следуют эмоциональному графику развития ре­

бенка. Судя по воплям новорожденных, дети испытывают силь­

ные чувства с момента своего появления на свет. Однако го­

ловной мозг младенца еще весьма далек от полного развития.

Как было показано в Главе 15, только когда его нервная систе­

ма полностью разовьется, а этот процесс идет в соответствии с

ходом природных биологических часов в период детства и пер­

вые годы юности, только тогда эмоции ребенка созреют окон­

чательно. Набор эмоций новорожденного весьма примитивен

по сравнению с репертуаром пятилетнего ребенка, который, в

свою очередь, намного беднее спектра чувств подростка. В са­

мом деле, взрослые слишком легко впадают в ошибку, думая,

что дети уже достигли зрелости, не считаясь с их возрастом и

забывая, что момент проявления каждой эмоции на протяже-


 


 

Дэниел Гоулман


 

нии развития ребенка заранее запрограммирован. Так, напри­

мер, четырехлетний ребенок за хвастовство может получить за­

мечание от родителя, однако смущение, способное развить

скромность, проявляется не раньше, чем ребенку исполнится

пять лет.

График времени социального роста тесно переплетается с

родственными направлениями развития, в особенности в от­

ношении познавательной способности, с одной стороны, и

мозга и биологического созревания — с другой. Как мы уже

выяснили, эмоциональные способности, такие как эмпатия и

эмоциональная саморегуляция, начинают формироваться фак­

тически с младенчества. Год, проведенный в детском саду, от­

мечает пик созревания «социальных эмоций» — таких чувств,

как незащищенность и скромность, ревность и зависть, гор­

дость и уверенность, — в общем, всего, что требует способнос­

ти сравнивать себя с другими. Пятилетний малыш, вступая в

более широкий социальный мир школы, вступает также и в мир

социального сравнения. Эти сравнения вызываются не только

внешним изменением, но и появлением познавательного на­

выка: способности сравнивать себя с другими по отдельным

качествам, будь то популярность, привлекательность или талант­

ливое катание на скейтборде. Это тот возраст, в котором, к при­

меру, девочка, имеющая старшую сестру — круглую отлични­

цу, может — по сравнению — начать считать себя «тупой».

Д-р Дэвид Гамбург, психиатр и президент «Карнеги корпо­

рейшн», дававший оценку новаторским программам эмоцио­

нального воспитания, считает, что возраст перехода в началь­

ную школу, а затем еще и в первые четыре класса средней шко­

лы знаменует два решающих момента в адаптации ребенка. Для

детей в возрасте от шести до одиннадцати лет, по мнению Гам­

бурга, «школа представляет собой суровое испытание и прино­

сит определяющий опыт, который сильно повлияет на отроче­

ство и дальнейшую жизнь детей. Чувство самоценности у ре­

бенка в значительной степени зависит от его или ее способно­

сти добиться успехов в школе. Ребенок, не успевающий в школе,

приводит в действие установки на заведомый провал, которые

могут затуманить перспективы на всю жизнь». Как отмечает


 

Эмоциональный интеллект


 


 

Гамбург, «чтобы извлекать пользу из обучения в школе, одним

из самых необходимых качеств является способность отсрочи­

вать удовольствие, быть социально ответственным в надлежа­

щем смысле, сохранять контроль над своими эмоциями и иметь

оптимистический взгляд на жизнь» — иными совами, эмоцио­

нальный интеллект.

Период полового созревания — поскольку это время чрез­

вычайных изменений в биологии, умственных способностях и

деятельности головного мозга — представляет собой решающий

период и для преподавания эмоциональных и социальных уро­

ков. Что же касается подросткового возраста, то, как замечает

Гамбург, «большинство подростков в десять—пятнадцать лет

подвергаются соблазну половой жизни, алкоголя и наркотиков,

курения» и другим искушениям.

Переход в среднюю школу или по крайней мере в первые

четыре класса средней школы знаменует окончание детства и

сам по себе представляет невероятно трудное в эмоциональном

отношении испытание сил. Помимо других проблем, практи­

чески все ученики, вступая в новую школьную структуру, ис­

пытывают «провал» в уверенности в себе и всплеск застенчи­

вости. Их представления о самих себе становятся шаткими, и в

них наступает полная неразбериха. Одно из сильнейших потря­

сений касается «социальной самооценки» — убеждения учени­

ков, что они способны завязывать и поддерживать дружеские

отношения. Именно в этот момент, как считает Гамбург, это и

помогает укрепить способность девочек и мальчиков строить

близкие взаимоотношения, избегать кризисов в дружбе и вос­

питывать уверенность в себе.

По мнению Гамбурга, когда ученики поступают в среднюю

школу, то есть как раз на пороге отрочества, проявляется отли­

чие тех, кто прошел курс эмоциональной грамотности: их мень­

ше, чем сверстников, беспокоят такие вещи, как давление со

стороны одноклассников, повышение академических требова­

ний и соблазн закурить и попробовать наркотики. Они научи­

лись владеть своими эмоциями, что — по крайней мере на ко­

роткое время — предохранит их от сумятицы чувств и влияний,

с которыми им скоро придется столкнуться.


 


 

Дэниел Гоулллан


 

Главное — правильно выбрать время

 

Когда специалистам по психологии развития удалось со­

ставить карту развития эмоций, они получили возможность

более точно определять, какие уроки следует преподавать де­

тям в каждый период раскрытия эмоционального интеллекта;

какие устойчивые дефициты вероятнее всего обнаружатся у тех,

кто не сумеет овладеть нужными компетенциями в надлежащие

моменты, и какая исправительная подготовка могла бы воспол­

нить то, что было упущено.

В «Нью-Хейвенской программе», к примеру, детям млад­

ших классов преподают основополагающие знания по самопо­

знанию, взаимоотношениям и принятию решений. В первом

классе ученики сидят кружком и перекатывают «куб с чувства­

ми», на каждой стороне которого написаны слова «печальный»

или «возбужденный». Каждый из ребят, когда подходит его оче­

редь, рассказывает случай, когда он или она испытывали это

чувство. Таким образом они выполняют упражнение, помога­

ющее им более осознанно связывать чувства со словами и учить­

ся эмпатии, слушая других и понимая, что те испытывают та­

кие же чувства, что и они сами.

В четвертом и пятом классе, когда отношения между сверст­

никами начинают играть в их жизни огромную роль, для них

устраивают уроки, содействующие укреплению их дружеских

отношений: их учат эмпатии, контролю побуждений и спосо­

бам справляться с гневом. Одно занятие в школе Трауп по кур­

су «Умение жить», на котором пятиклассники учатся распо­

знавать эмоции по выражению лица, в основном посвящено

сопереживанию. Так, для обучения контролю побуждений было

устроено специальное табло в виде светофора, на котором от­

четливо воспроизводятся шесть пунктов с указанием конкрет­

ных шагов.

 

Красный свет 1. Остановись, успокойся и подумай, преж­

де чем действовать.

Желтый свет 2. Расскажи о своих трудностях и о том, ка­

кие чувства ты при этом испытываешь.

3. Поставь себе позитивную цель.


 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.