Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Гаурагар, Пориста, начало лета 6241 солнечного цикла



 

Принц Маллен сидел в своей комнате на верхнем этаже дома, который выделили ему и его спутникам в качестве жилья. Через окно он мог наблюдать, как постоянно вращались краны на месте строительства нового дворца, поднимая и опуская грузы. По улицам безостановочно сновали телеги с камнем, войско поденщиков росло с каждым днем. Ветер приносил Маллену звуки перемен: стук, треск, визг, грохот и пение, время от времени громкие крики рабочих.

Король Брурон времени не терял. Свободное место в центре Пористы вскоре будет занято роскошной постройкой, превосходившей резиденцию Нудина. Предполагалось, что здание будет насчитывать пять башен и три прилегающих друг к другу в форме ступеней замка, соединенных друг с другом более мелкими строениями. Архитекторы говорили о пяти циклах, и фундамент был уже заложен.

Маллен поднялся и увидел вершину огромного шатра из белой парусины, вздымавшегося в центре пустого пространства, где ближе к вечеру должны были встретиться короли и королевы. Брурон хотел, чтобы могущественные лица страны собрались в том месте, где прежде находилась величайшая сила Потаенной Страны. Вместо магического источника теперь была общность правителей, и это было знаком для народов страны.

Маллен выбрал легкий плащ, который набросил поверх светлых красных одежд, и направился к двери. К нему присоединилась ожидавшая его лейб-гвардия. Верхом принц двинулся по оживленным улицам города. Люди старались обходить его. Чужих правителей уважали и считали огромной честью право принимать их у себя.

Принц молчал, не реагируя на раздававшиеся время от времени крики «ура!». Как и прежде, он размышлял о нападении на Златоснопье; ему не хватало своего старого соратника Альваро, тело которого Маллен как следует осмотрел. Жизни человека лишила рана на шее, и рану эту нанесло ему не то страшное существо. В этом он был твердо уверен. С тех пор Идоморец старался не поворачиваться спиной к Рейялин и другим эльфам. Об эльфийской руне он до сих пор умалчивал в посланиях, разошедшихся по стране и адресованных другим королевам и королям. Он не знал почему… Вначале принц хотел побеседовать об этом наедине с Лиутасилом.

Его скакун достиг шатра. Тут же подоспели слуги, которые должны были ухаживать за лошадьми высоких гостей.

Идоморец вошел внутрь просторного помещения, украшенного шелковыми полотнами и пестрыми лентами. Должно быть, потребовался не один день, чтобы принести и расставить мебель: от длинных столов до тяжелых стульев и шкафов, – которая выглядела добротной, в отличие от непрочных стен.

Кроме него, здесь был только один мужчина. Жабьи глаза и короткие черные волосы со светлыми прядями – это наверняка король Ортгер из Ургона. Идоморец подошел к нему и пожал руку.

– Рад видеть вас снова, – приветствовал Маллен Ургонца.

– Последний раз мы встречались на празднике Трех Циклов, – кивнул Ортгер, очевидно радуясь встрече со светловолосым Идо, к которому с самого начала испытывал доверие. – Но вот повод, по которому мы встретились снова, крайне печален.

– Я уже слышал, что вы тоже стали жертвой нападения одного из этих монстров, – Маллен сел напротив Ортгера. Слуги подали вина и воды и тут же скромно удалились. – Не хотелось бы забегать вперед, но не могли бы вы описать то, что вас… посетило?

– Существо, совершенно отличное от того, которое вы обрисовали в своем письме, – вздохнул молодой король, выпив для храбрости глоток вина. – Монстр из тиония, черный, словно зло, сильный, как десяток быков, и хитрый, как клубок змей. И в нем сидело существо и смотрело на нас из-за толстого стекла. – Ургонец вынул рисунок из сумки, стоявшей рядом с ним на полу. – Некоторые говорят, что у него были крылья из железа, другие – что он взлетел в небо на пламени и при помощи магии превратился в черную тучу. Вот, так оно выглядит.

В шатер вошел король Нат, одетый в темно-зеленые, украшенные стилизованными колосьями одежды.

– Приветствую. Вы уже за работой? – Вновь прибывший поклонился обоим мужчинам и направился к Ортгеру, чтобы внимательнее рассмотреть рисунок. – Нет, он совершенно не похож на то существо, которое похитило бриллиант и три моих пальца, – заметил король после непродолжительного изучения изображения. Он хотел сказать что-то еще, но замолчал, когда в шатер вошли остальные правители и правительницы. Приветствия длились долго и заняли много времени. Хотя Маллену больше всего хотелось, чтобы все сразу заняли свои места и совещание началось.

Настроение принца не улучшилось, когда к собравшимся присоединились два одетых в простые белые одежды эльфа и представились как Виланоил и Тивалун. Они прибыли в Пористу из Аландура по повелению своего князя, чтобы извиниться за него и представлять его на собрании.

Это дало Маллену желанный повод для недовольства.

– Какие причины были у Лиутасила не явиться? – громко спросил Идоморец, опередив Брурона, который, в общем-то, был здесь хозяином. – Мы ведь собрались не для развлечения, а по очень важному поводу, который в высшей степени оправдал бы присутствие князя эльфов.

Короли и королевы бросали на принца взгляды, выражавшие чувства где-то в рамках между удивлением и недовольством. Резкий тон по отношению к эльфам был неоправдан в их глазах.

Маллен списал это на эгоистические мотивы владык. По его мнению, короли опасались, что будут лишены предполагаемого знания эльфов из-за его неприветливости.

– А где гномы? – вопросом на вопрос ответил король Нат, вступаясь за эльфов.

– Это я могу объяснить, – поднял руку Брурон. – Верховный король Гандогар сообщил мне, что они тоже созвали собрание племен, дабы посовещаться о различных событиях, происходящих в штольнях. После этого они прибудут в Пористу, по крайней мере, так он написал. Послы гномов находятся на пути к нам.

– По похожей причине вам придется обойтись без моего господина, – с улыбкой принял оправдание Тивалун. – В данный момент мы тоже обсуждаем происшествия в Аландуре, – он снова поклонился, Виланоил сделал то же самое. – Я снова прошу прощения.

– Извините принца Маллена, – метнув косой взгляд на светловолосого Идо, сказал Нат, – однако во время нападения на мою крепость он потерял близкого друга. Полагаю, что горе все еще омрачает его, отсюда резкость его тона и некоторая несправедливость суждений.

– Очень мило с вашей стороны, что вы отвечаете за меня, но это не имеет никакого отношения к несправедливости, в которой вы меня обвиняете, – заметил Маллен. – А вот к отношению к данному собранию – имеет.

– Со времен нападения он склоняется к тому, чтобы относиться к народу лесов Аландура с таким же недоверием, как и его друг, которого он потерял, – продолжал Нат.

– Понимаю, – с сожалением произнес Тивалун, глядя на Маллена. – Мои искренние соболезнования, принц.

В шатер вошел слуга и протянул королю Брурону свиток, затем указал на вход.

– Прекрасно, что у вас, Глаимбли Гранатоокий из клана Гранатооких племени Четвертых, путешествие прошло без проволочек, – приветствовал хозяин собрания стоящего у входа гнома. – Добро пожаловать, занимайте место за нашим столом. Мы как раз подходим к причине нашей встречи, – быстро произнес он, прежде чем Маллен успел что-либо ответить эльфу.

– Благодарю, король Брурон, – посол Четвертых поклонился Брурону и всем в шатре. Его пластинчатый доспех сверкал чистотой, словно полированная серебряная тарелка, темно-каштановые волосы и длинная борода пребывали в идеальном состоянии. Должно быть, он успел привести себя в порядок, прежде чем предстать перед собравшимися.

Маллен, достаточно хорошо знавший гномов, сразу понял, что перед ним представитель племени Четвертых. Несколько более хрупкое, чем у остальных гномов, телосложение и более тонкие пальцы выдавали происхождение, к тому же на верный вывод подталкивали принца доспехи, инкрустированные камнями.

– Я привез наилучшие пожелания от Верховного короля и сожаление по поводу того, что он и остальные послы племен гномов, а также пяти городов Свободных, смогут быть в Пористе только через несколько дней. – Четвертый занял место, все приветливо кивнули ему.

– Итак, начнем. – Брурон оглядел собравшихся. – События крайне тревожны. На данный момент украдено либо же просто исчезло пять бриллиантов. – По знаку Брурона слуги внесли большую карту Потаенной Страны. – Табаин, Ран-Рибастур, Ургон, а также племена Третьих и Четвертых лишились своих камней. По крайней мере, что касается Табаина и Ургона, нам известно, что похищения организованы существами, которых мы никогда прежде не видывали. Даже в те времена, когда Мертвые Земли оказывали влияние на наши владения. Кроме того, я получил известие о том, что орки похитили камень Четвертых, – он ударил ладонью по карте. – Орки! Эти твари не появлялись вот уже пять циклов, со времен заклинания искоренения скверны. Какая загадка кроется за этим? У кого-нибудь есть идеи?

– Существа, с которыми столкнулись Ортгер и я, выглядели как результат скрещивания различных чудовищ. Они используют магию и носят руны на доспехах, сходные по начертанию с альвийскими, – произнес Нат. – Все говорит в пользу того, что это существа из Потусторонних Земель, которые каким-то образом пробрались к нам на родину.

– Проходы охраняются, и очень надежно, – заметил Маллен. – Они никогда не прошли бы мимо топоров гномов.

Глаимбли тут же кивнул.

– Может быть, не мимо, – улыбнулся, глядя в пол, Тивалун. – Если препятствие не пройти, то можно прокопаться под ним.

Ортгер кивнул.

– Мне такая мысль тоже приходила в голову. В Потаенной Стране не было зла, не считая подлости некоторых Третьих, о которых мне говорили. – Ургонец поглядел своими жабьими глазами на Глаимбли, ожидая пояснений.

Гном открыл рот… и закрыл его.

– Не знаю, насколько я имею право говорить от имени моего Верховного короля.

– О, в таком случае я неправильно понял вас, когда вы сообщили, что являетесь его представителем? – заметил Тивалун.

– Конечно, я представитель. Но мне не пристало говорить обо всем. Существуют вещи, о которых должен говорить сам Верховный король. – Гном скрестил руки на груди, явный признак защиты: бастион из костей и мышц, знак знаменитой гномьей решимости.

Королева Изика, женщина среднего возраста с бледным лицом и длинными черными волосами, любившая роскошные наряды, склонилась к Маллену.

– Принц, будьте так добры и поясните нашему другу, насколько серьезна создавшаяся ситуация. Вы лучше умеете обращаться с гномами, чем я.

Маллен наклонился вперед, опершись руками на стол.

– Глубокоуважаемый Глаимбли, мы как раз пытаемся выяснить, в чем заключается связь между событиями последних дней. Если вам есть что сказать, то сообщите нам об этом, пожалуйста. А подробности сообщит сам Верховный король. – Идоморец поглядел гному в глаза. – Прошу вас, поделитесь с нами своим знанием.

Гранатоокий заерзал на стуле. Ему было неприятно чувствовать на себе так много взглядов, посол опустил подбородок – известная реакция для гнома. И лишь заметив насмешливую улыбку эльфов, он позволил себе намекнуть.

– Третьи снова развязали войну. В действие вступили машины.

– Машины? – удивился Нат. – Об этом мы впервые слышим. Что это за машины?

– Аппараты, которые передвигаются по нашим туннелям и нападают на наших рабочих. Больше я ничего не скажу. Подождите Верховного короля, – Глаимбли опустил подбородок еще ниже и набычился, глаза упрямо сверкнули; вот теперь он точно ничего больше не скажет.

– Для меня это тоже новости, – раздраженно произнесла королева Изика. – Если соединить эти известия с тем, что мы слышали до сих пор, можно сделать вывод, что Третьи заключили союз с этими кошмарными порождениями зла.

Брурон посмотрел на нее.

– Почему вы так решили?

Светло-голубые глаза правительницы устремились на хранящего ледяное молчание гнома, затем на Маллена. Она предполагала скорее, что выскажется последний.

– Вы довольно хорошо знаете Третьих, принц, поскольку пользовались их услугами в борьбе против орков. Насколько велика может быть их жажда мести?

– Они всегда ненавидели остальные племена и пытались лишить жизни их представителей, однако сохранность Потаенной Страны, по моему мнению, для них выше этого желания, – ответил фон Идо. – Вы еще помните, что король Лоримбас хотел уничтожить всех, чтобы самому заняться защитой переходов?

– Я говорю не об их ненависти к другим гномам. – Изика оглядела собравшихся. – Я говорю об их ненависти к нам, людям, – она повернула к Ортгеру свое бледное строгое лицо. – Из-за нападения на Черные горы безумного Беллетаина Третьи были почти полностью уничтожены, – ее взгляд снова вернулся к Маллену. – Вы считаете их способными прокопать наружу новый туннель, чтобы тайно привести в Потаенную Страну чудовищ, которые разорят нашу родину, принц?

– Если бы это было так, в одном из королевств давно уже появилось бы войско орков, – заметил Маллен.

Тивалун не спускал глаз с Глаимбли и заметил, как предательски дрогнуло лицо посла.

– Хоть вы и заявили ранее, что ничего больше не скажете, Глаимбли Гранатоокий, я настаиваю на том, чтобы вы поведали больше правды, которую всеми силами стараетесь удержать за зубами, – негромко, но отчетливо произнес эльф. Услышали все. – Я прошу вас, скажите нам, чтобы наши предположения стали скорее пониманием того, как удержать зло вдали от Потаенной Страны!

– Нет, – упрямо произнес Глаимбли.

Брурон шумно втянул носом воздух.

– Может быть, вы всего лишь представитель Верховного короля, тем не менее, вы несете ответственность за судьбы людей и эльфов. И я заклинаю именем Враккаса, Паландиэль и Ситалии: говорите!

И снова гном раскрыл рот только после того, как посмотрел на принца Маллена.

– После нападения орков на нас снова напала машина Третьих, – мрачно объявил он. – Орки засунули ее в подъемник, чтобы прикрыть свое отступление. – Глаимбли скривился. – Верховный король Гандогар предполагает, что орки и Третьи орудуют вместе. Они соорудили лагерь по ту сторону Каменных Врат, за Северным перешейком в Потусторонних Землях. И оттуда предпринимают вылазки. По поводу существ с альвийскими рунами – мы их не видели.

– Значит, Третьи повернулись против всех нас, а не только против племен гномов. – Лицо Тивалуна выражало беспокойство. – И что предпримет Гандогар против предателей в собственных рядах?

– Они находятся за пределами Потаенной Страны, – повторил гном, неприветливо глядя на эльфа.

– Я в это не верю, – вежливо заявил эльф. – У Третьих были шпионы во всех королевствах гномов, почему же теперь должно быть иначе? Конечно, за прошедшие пять циклов между племенами воцарилось нечто вроде мира. Я согласен с королевой Изикой: кто поручится, что Третьи втайне не мечтают о том, чтобы открыть все пять врат и наводнить Потаенную Страну чудовищами Тиона?

– Возмездие гномов, – пробормотал Ортгер.

– Если таковое и существует, то это месть ослепленных Третьих, а не всех гномов поголовно, – поправил Идоморец, оборачиваясь к эльфам. – И вы несколько преувеличиваете со страхами, – предупредил Маллен Тивалуна. – Складывается впечатление, будто вы страдаете манией преследования.

– Разве? – холодно улыбнулся эльф. – Немного мании преследования, как вы это называете, принц Маллен, пошло на пользу бы всем нам. Я опасаюсь худшего, когда мне говорят, что Третьи объединились с орками в Потусторонних Землях, чтобы красть бриллианты.

– Он прав. Пусть Гандогар искоренит испорченное зерно, – и королева Изика с улыбкой добавила: – Или, лучше, отделит фальшивое золото от настоящего. Если он устроит охоту на скрытых Третьих в племенах гномов, мы будем в большей безопасности, чем теперь.

– И как же это устроить? – поинтересовался Глаимбли.

– Допросы… Обыски… Пытки… – с удовольствием подсказал Виланоил. – Чем скорее мы найдем шпионов и обезвредим их, тем лучше будет для людей, эльфов и гномов.

Маллен задержал дыхание, заметив, что Изика, Нат и Ортгер кивают, а лицо гнома становится пунцовым от гнева.

– Ты всерьез предлагаешь тронуть тех гномов, которые могут оказаться невинными? – зарычал на эльфа Глаимбли. – Может быть, твой народ и действует таким образом, но мы, дети бога-кузнеца, поступать так наверняка не станем!

– Предоставьте принятие решений Верховному королю, – отчитала посла Изика. – Вы сами сказали, что являетесь только его представителем. Давайте займемся вопросом, зачем Третьим и оркам вообще бриллианты. – Королева отпила вина, не обращая внимания на гнома, метавшего в нее испепеляющие взгляды.

Маллену все больше казалось, что эльфы хотят вбить клин в мирное сосуществование народов вообще и в общность между гномами. Судя по всему, в случае с Натом, Изикой и Ортгером им это уже удалось. Недоверие Альваро к гордой остроухой расе казалось ему более чем обоснованным.

– Они знают об особенности одного из камней. Однако никогда не существовало гнома, который хотя бы отдаленно был способен к магии, – процедил Тивалун. – Поправьте меня, если я ошибусь, Глаимбли. Третьи ничего не смогут сделать с той силой, которая спит внутри. Не говоря уже о тупых орках.

– Кроме того, у нас есть еще эти ужасные существа в тиониевых доспехах, – напомнил Нат. – И клянусь Паландиэль, если они не используют магию, то что же им ее дает?

– Значит, они отдельно от Третьих и орков ищут бриллианты, чтобы… получить власть? – Ортгер указал на карту страны. – Магических полей больше нет, значит, все чудовища родом из Потусторонних Земель. Как они могли попасть сюда и узнать о камнях? Они способны чувствовать магию?

– Нет. В противном случае они не стали бы тратить время на то, чтобы воровать фальшивые камни. – Маллен тоже отпил вина в надежде, что влияние алкоголя успокоит его. – По крайней мере, ясно одно: ни одной из трех групп не удалось захватить настоящий бриллиант, в котором заключена сила эоил.

В шатер вошел слуга с символами Идомора на камзоле, приблизился к принцу, передал письмо и замер в ожидании, пока правитель прочтет послание.

Маллен пробежал глазами по строкам и, дочитав до конца, осушил бокал до дна.

– Очевидно, зло интересуют не только бриллианты, – громко произнес он, кладя письмо на стол. – Одну из моих деревень, Чуднодушье, сравняли с землей. Никто не выжил, люди погибли в горящих домах. Почему на деревню напали, до сих пор неизвестно. Комендант соседней крепости сообщает о следах, которые указывают на орков, и он послал разведчиков в Тоборибор.

– А я думал, пещеры пусты… – удивился Нат. – Разве вы не исследовали все переходы?

– Это было пять циклов тому назад. Поскольку орки нашли новый путь в Потаенную Страну, они могли вновь открыть для себя старое логово. – Маллен поднялся. – Простите меня, я должен отдать приказы для армии.

– Лучше всего нам отдачу приказов отложить до тех пор, пока не прибудет король Гандогар, – предложил король Брурон. – Тем временем мы можем обдумать события. Всем желающим я с удовольствием покажу место, где будет мой новый дворец…

– Я предлагаю собрать оставшиеся бриллианты в одном месте и защитить их самым мощным войском, которое может собрать Потаенная Страна, – подала голос королева Вей, женщина около пятидесяти циклов в темном платье до земли, украшенном множеством бриллиантов, удивив своим предложением всех присутствующих. Она не входила в число людей, склонных к милитаризации. – Очевидно, ни один народ не в состоянии сохранить камни от грабителей. Почему бы всем не внести вклад в дело защиты? Давайте укроем их за стенами самой большой крепости, окружим военной техникой и тысячами солдат. Тогда никому не удастся их украсть. По одиночке же они станут легкой добычей.

Нат сразу кивнул.

– Восхитительное предложение, королева Вей!

– Действительно, – похвалила Изика. – Мы должны были подумать об этом сразу, дорогая сестра. – Ее слова никого не удивили. Совершенно непохожие внешне королевы обращались друг к другу как сестры, чтобы подчеркнуть свою общность. Правительница Ран-Рибастура подняла руку. – Я за.

Все властители поддержали ее.

Глаимбли и эльфы не шевелились.

– Дождитесь Гандогара, – наконец проворчал гном.

Тивалун и Виланоил пообещали сообщить своему князю и передать его решение.

– К тому времени, как прибудет Гандогар, примет решение и Лиутасил, – произнес Тивалун. – А теперь я с удовольствием посмотрел бы, как продвигаются работы в вашем дворце. Ваши архитекторы сумели воспользоваться нашими указаниями, король Брурон?

Маллен прошел мимо эльфов, спеша к своему коню. Он терялся в догадках. До сих пор эльфийская делегация не появилась на его землях, чтобы предложить ему обмен культурными ценностями. Брурон же, напротив, очевидно, пользовался достижениями Аландура.

Принц сомневался, что после ссоры с Рейялин Идомор останется претендентом на обмен. Тем сильнее он удивился, когда по возвращении в свои апартаменты нашел письмо от Лиутасила, в котором князь сообщал о делегации.

И Маллен не был уверен в том, что хочет присутствия эльфов в своем королевстве.

 

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.