Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Вейурн, начало лета 6241 солнечного цикла



 

Родарио бежал, спасая свою жизнь.

Пещера была узкой и длинной, в дальнем ее конце тропа уходила вверх, прямо к вратам из железа. Вода уже омывала его ноги, поэтому он мчался прямо к проходу.

Поскольку актер догадывался, что створы не откроются перед ним, то пробежал мимо, стараясь выше отыскать лазейку, которая позволила бы ему незамеченным проникнуть в недра горы.

Вместе с водой поднимался и страх, что ему не удастся пережить это приключение. Надежно укрывшись между скалами, он наконец обнаружил железную заслонку, из которой поднимался вонючий газ. Прежде чем разум успел отговорить его, Невероятный протиснулся в отверстие и пополз по похожей на дымоход шахте.

Она неуклонно поднималась вверх, словно камин, уходя в вершину горы. От едкого запаха тухлых яиц Родарио постоянно тошнило, заставляя кашлять и плеваться, тем не менее он пробирался выше и выше, пока не проскользнул в отверстие и не приземлился на галерею какой-то большой комнаты.

В огромный бассейн под его ногами прибывала бурлящая вода, наполняя пещеру. Если железная дверь, находившаяся в десяти шагах от него в стене, останется закрытой, то с ним будет покончено.

Родарио помчался к двери, молясь, чтобы с другой стороны не поджидали стражники. Актер нажал на рычаг, тот пошевелился, провернулось небольшое колесо, что-то несколько раз громко щелкнуло, затем дверь отворилась, и он скользнул внутрь.

Никто не ждал его, намереваясь вонзить копье в живот.

Родарио стоял в конце извилистого коридора со скругленными стенами, похоже было, словно их долго-долго шлифовали, как мрамор. На скале мерцал мох, распространяя слабое коричневатое свечение.

Невероятный осторожно двинулся вперед, прислушиваясь к предательским шорохам, которые могли бы предупредить его о неожиданной и нежелательной встрече с альвом. Он помнил, насколько бесшумно двигалась Нармора, полуальвийка, жена его друга Фургаса. Пожалуй, он заметит альва только тогда, когда тот перережет ему глотку.

Вскоре актер оказался перед похожей дверью, на этот раз укрепленной несколькими рычагами и диском. Родарио немного приоткрыл ее и замер, почувствовав исходивший оттуда жар и услышав шум: громкое постукивание, повторявшееся через равные промежутки, стук и шипение машин, звон кузнечных молотов, громкие крики рабочих. В воздухе пахло горячим металлом, шлаками, угольной топкой и маслом. Если бы горе-взломщик доверял только своим ушам и носу, то подумал бы, что находится в кузнице в королевстве Пятых.

Чтобы его не обнаружили сразу же, актер опустился на четвереньки, открыл дверь, в щель из которой падал красноватый свет, и вполз в комнату. Под ним находилась металлическая платформа, слева к которой примыкала лестница из железа.

Сердце Родарио едва не остановилось. На лестнице стояло двое альвов! На них были черные доспехи, в руках они держали копья и глядели вниз.

– Снова удача, – сказал светловолосый. – Хороший парусник со множеством матросов и пассажиров, которых мы можем заставить работать на мастера.

– Наконец-то можно не вкалывать, – рассмеялся его друг, почесав голову, в руке у него внезапно оказался конец его собственного острого уха. – Проклятье, смола растаяла. Тионова жара.

Родарио удивился тому, что альвы разговаривают на языке людей. Теперь же он понял все: то были актеры. «Альвы» оказались переодетыми худощавыми мужчинами, а иллюзия необычного роста достигалась при помощи сапог на высоких подошвах. Актеры могли обмануть простых крестьян и рыбаков, но не его.

– Жаль, что пришлось заколоть столько раненых, – произнес светловолосый, помогая другу приладить острие уха на место.

– Уход только задерживает, – рассмеялся тот. – Зато пленники порадуются гуляшу.

Родарио бросил взгляд за край неогражденной платформы.

Под ним более чем на две сотни шагов протянулась мастерская, состоявшая из множества разных этажей. В некоторых местах естественные углубления горы использовались в качестве кузни, а дальше шли такие же платформы, как та, на которой лежал Родарио, крепившиеся опорами к камням, там тоже работали с металлом.

Прикованные к своим местам люди выполняли различную работу: изготовляли листы, колеса, металлические стержни, странной формы заготовки и многое другое. Каждый из них выполнял небольшое количество постоянных операций. Готовые изделия они бросали в решетчатые коробки, прикрепленные к цепям, которые поднимались и опускались вниз с постоянной скоростью.

На полу мастерской пленники разгружали их и раскладывали по местам.

Здесь же находились и различные (некоторые размером с дом!) машины, в которых двигалось множество маховиков и зубчатых ободов. Ленты и цепи, проходившие через колеса, натягивались и вели к другим устройствам, приводя их в движение. Кое-где цепи уходили через проломы в стенах в соседние комнаты.

Машины с шипением выпускали облака пара, люди суетились вокруг них, подкладывали уголья или наливали воду в резервуары. Грохот рядом с ними стоял, наверное, невыносимый.

Родарио не понимал, что здесь происходит. Но к альвам этот остров не имел никакого отношения. Жители Вейурна просто должны были верить в это, держаться подальше и не болтать. Лучшей защиты от того, чтобы быть обнаруженными, не существовало.

На лестнице раздались шаги.

– Эй, вы там! Вы должны караулить, а не ушами заниматься, да? – пророкотал знакомый ему низкий голос. Рядом с мужчинами появился темноволосый гном в кожаных штанах, сапогах и кожаном переднике. Обнаженный, покрытый татуировками торс блестел от пота. В руках гном с такой легкостью держал кузнечный молот, словно тот был из жести и легкой древесины.

Родарио показалось, что он узнал в нем своего мучителя, угрожавшего расправой под фургоном. Тем временем он уже был крепко убежден в том, что баржа не разбилась о скалы острова, а исчезла в его недрах. Затем остров опустился, поднятые им волны вызвали крушение скорлупки Родарио.

– Это все жара, мастер Бандилор, – принялся защищаться тот, кому предназначался упрек. – Смола тает.

– Так пришей ее себе к ушам, – проворчал гном. – Я не хочу видеть, как вы друг друга щупаете, ясно? Если кто-то из пленников заметит это, с маскарадом будет покончено, – он повернул голову, и Родарио увидел густую, кроваво-красную бороду. – Это кто-то из вас не закрыл переборку?

– Нет, – тут же отозвался светловолосый. – У меня нет ни малейшего желания сгореть.

Брови Бандилора сошлись на переносице.

– А не заходила ли к вам мастер Вельтага, чтобы проверить комнату номер два? – И он прошел мимо них, держа молот прямо перед собой.

– Нет, мастер Бандилор. Никого не было.

Из услышанного и увиденного Родарио понял, что он нашел тайный опорный пункт Третьих. Никому не пришло бы в голову, что гномы добровольно поселятся на острове или нырнут на дно Вейурнского озера. Бегство для их пленников становилось просто невозможным.

К его ужасу, Бандилор стал подниматься по ступенькам. Как Родарио ни вертел головой по сторонам, он понимал, что бежать некуда. Он слегка выпрямился, чтобы уйти в тот коридор, из которого пришел, когда Бандилор заметил его.

– Невероятно! Актеришка, да? – Гном прыгнул вперед, пытаясь схватить Родарио за ногу.

Тот оттолкнулся и скатился с платформы. При этом он вцепился в край и кувыркнулся вперед. Некоторое время он свободно падал, затем его ноги обрели опору, и Невероятный приземлился на массивную железную лестницу, неподалеку от мнимых альвов. Его пальцы разжались, сердце отчаянно стучало.

– Побольше уважения к моему искусству, – вызывающе крикнул он гному, который в ярости метнул молот и промахнулся; инструмент со звоном поскакал по лестнице и исчез в глубине.

Стражи опустили копья и атаковали.

– Простите, но у меня нет желания с вами сражаться. – Родарио и не думал о том, чтобы вступать в бой. Не колеблясь, он прыгнул в какую-то корзину, проезжавшую мимо него, и она спустила его вниз.

– Я поищу какой-нибудь симпатичный выход! – помахал он рукой стоявшим наверху. – Мы еще увидимся, мастер Бандилор! И я вернусь с эскадрой вейурнских кораблей.

Он прошел мимо удивленных пленников, не решавшихся пошевелиться. Они не помогали и не присоединялись. Страх перед альвами и наказаниями удерживал, и актер даже не мог их в этом винить. Ведь, в конце концов, он и сам не был уверен в том, что выберется отсюда.

Копье пролетело рядом и застряло в решетке.

– Спасибо за оружие, альв, – крикнул Невероятный и заметил, что приближается второе. Оно тоже не попало в цель, поскольку угол для броска был неудачным. Зато на этаже выше выстроились лучники; они попадут, для этого даже не нужно быть мастером по стрельбе.

На высоте поперечного хода Родарио выпрыгнул из корзины и, пригнувшись, помчался к проходу. Где-то внутри горы, как он предполагал, находился его друг Фургас, который тоже наверняка закован в цепи. Тунгдил, да и все правители, недооценили подлость Третьих. Может быть, по дороге он сумеет узнать, что намерены предпринять Третьи. Они не удовлетворятся тем, чтобы время от времени ловить суда и ковать странные штуковины. Гномоненавистники задумали нечто большее.

Актер оказался во второй пещере, которая была несколько меньше, а по строению походила на первую. Здесь было еще жарче, потому что на полу и на платформах стояло множество плавильных печей, в которых кипел жидкий металл.

На дне пещеры между рабочими стояла гномка и раздавала указания, в то время как вокруг нее летали искры. В другом месте как раз собирались вынимать из печи металл. Сплав, раскаленный добела, сбегал по каналам из формовочного песка в подготовленные формы, где мог остыть.

Больше Родарио ничего не увидел. Он достиг двери и снова оказался в одном из отшлифованных, изогнутых коридоров, которые, похоже, прогрыз в скале какой-то червяк.

На этот раз актер наткнулся на стражника, мнимого альва, который стоял на часах у боковой двери и атаковал его со смешным шипением.

– Понятия не имеешь о материале, а собираешься играть роль, – с укоризной произнес Родарио, совершенно не испугавшийся переодетого человека. Если бы альв был настоящим, все выглядело бы совершенно иначе, но актер положился на свой боевой опыт, несмотря на то что тот сильно проржавел.

Невероятный с силой отбросил острие копья в сторону, затем стукнул тупым концом своего оружия в пах противнику, последний со стоном опустился на колени.

– Запомни, когда альвы атакуют, они не шипят. Они бесшумны, словно ночь, и смертельны, словно… – Он попытался подыскать подходящее слово. – Словно… Ах, да какая разница? – Он ударил мужчину острием копья по лбу и оставил лежать на полу коридора без сознания.

– Если ты стоял на часах у двери, значит, за ней скрывается что-то ценное, – сказал он, обращаясь к лежавшему на полу человеку, и положил руку на ручку. – А ну-ка, посмотрим.

Он нажал на нее, уперся плечом в дерево и влетел в комнату.

По полу была беспорядочно разбросана одежда, пахло прокисшей едой, воздух был затхлым, повсюду лежали или были приклеены к стенам бумаги с рисунками машин и аппаратов.

На постели, поджав под себя ноги, сидел Фургас. Его серо-зеленые глаза смотрели сквозь старого друга. Выглядел он опустившимся, у него была длинная густая борода, одет он был в грязное белье. Волосы доставали до груди, и, похоже, в них поселились вши. Обращались с ним плохо.

– Фургас! Мой дорогой Фургас! – крикнул Родарио, спеша к нему. – Это я, Невероятный! – Актер потряс друга за плечо и огляделся, не появится ли очередной альв. – Вставай! Это драматичная сцена бегства, во время которой герои уходят от негодяев и, быть может, навеки побеждают зло. Ну, по крайней мере, это было бы здорово, – он попытался поставить словно пребывавшего в летаргическом сне мужчину на ноги. – Идем, нам нужно убираться отсюда.

Фургас пошел за ним, словно сопротивляющееся дитя.

– Родарио? Как ты здесь оказался? Как ты нашел остров? – озадаченно бормотал он.

– Это долгая история, примерно на три-четыре акта, и в ней куча материала для выдающихся театральных сцен, – утешил его Родарио, выбираясь в коридор. – Ты знаешь, как бежать из этой темницы?

Фургас постепенно оживал.

– Мы уже нырнули?

– Да, – у Родарио захватило дух, когда он вдохнул запах, исходивший от друга. Шестьдесят дней без ванной, прикинул он, это минимум, который был необходим для того, чтобы источать такой аромат.

– Тогда выхода нет.

– Фургас! Соберись! – Лицедей пристально посмотрел своему другу в глаза. – Если мне удалось пробраться на этот проклятый остров, то у нас обоих получится и покинуть его.

– Но у них повсюду стража…

– А у Нод’онна повсюду были орки, аватары и вообще солдаты, – отмахнулся тот. – Мы с ними справились. Мы обязаны вернуться к Тунгдилу и остальным, чтобы сообщить им о Третьих. Идем наконец!

Наконец Фургас взглянул другу в глаза.

– Родарио, – улыбнулся он. – Невероятный Родарио. Ты снова сделал честь своему имени, – он указал налево. – И ты прав. Есть шахта, через которую они выпускают газ. Через нее мы можем уйти и вынырнуть. Если выживем.

– Ты уверен?

Фургас улыбнулся, зубы у него были желтыми, как зерно, давно, давно не чистил он их корешком.

– Я построил этот остров, значит, я знаю его слабые места.

Дверь справа от них распахнулась, оттуда выбежало пятеро альвов; у двоих были луки. Вперед протиснулся Бандилор, готовый атаковать в любой момент, в руках гном сжимал двуручный топор.

– Это он, актеришка, да? – прорычал Третий.

– Пригрози мной, – прошептал другу Фургас, становясь перед ним. – Я слишком ценен для них. Они не рискнут меня ранить.

Ничего другого Родарио в голову не пришло, кроме как сломать копье о стену и приставить его острие к горлу своего друга.

– Назад, порождения дурного сценариста, – с усмешкой крикнул он. – Если вы пойдете за нами, я заколю его и не будет больше никого, кто сможет обслуживать ваш проклятый остров.

Бандилор и в самом деле остановился.

– Стойте, – приказал он стражникам. – Пусть идут. Позже поймаем их, да?

– Поднимите остров, – потребовал Родарио.

Но Третий покачал головой.

– Не пойдет. Для этого мы должны сначала снова собрать плавучий газ. Балластовые камеры полны, – он злобно усмехнулся. – Сдавайся, да?

– Мы сделаем так, как я сказал, – прошептал Фургас и побежал назад. – Через переборку, потом закроем ее и убираемся отсюда.

Родарио показалось, что дорога к лазу больше мили. Наконец они очутились в следующем переходе, закрыли тяжелую железную дверь и заклинили колесо с открывающим механизмом.

Вел друга Фургас, уверенно пробираясь по узким трубам, взбираясь по естественным и искусственным лестницам, пока не протиснулся в люк. Там он замер и протянул руку Родарио.

– Спасибо, что никогда не переставал думать обо мне. – Инженер был тронут. – Ты вселил в меня мужество для побега. Я-то его давным-давно потерял.

– Зачем же еще нужны друзья? – просиял Родарио. – И, строго между нами: лучше тебя магистра техникуса не существует. Ты срочно нужен «Театру Диковинок», – он тоже влез в шахту. – Ты первый.

Фургас потеснился.

– Нет, ты первый. Я забыл открыть предохранитель кингстона.

Он выполз наружу, в то время как Родарио начал подниматься. Прошло некоторое время, прежде чем Фургас догнал товарища. Актер с ужасом увидел, что вода с головокружительной быстротой поднимается по трубам и, словно пробку, тащит Фургаса наверх.

– Давай, так легче, – отфыркиваясь, крикнул тот.

Родарио отпустил руки.

– Ты решил нас утопить?

– Нет, – он указал наверх. – Я могу открыть клапан только тогда, когда ход затоплен. В противном случае масса воды снаружи потащит нас вниз, – Фургас улыбнулся актеру. – А ты по-прежнему столь же мало понимаешь в технике.

– Для этого у меня всегда был ты, – рассмеялся Невероятный, испытывая невообразимую радость. Он был готов к тому, чтобы совершить невозможное: он нашел своего друга и спасет его. – Что здесь делают Третьи?

– Они строят машины. Машины для убийства, – лицо Фургаса омрачилось. – Позже, Родарио. Нужно поберечь дыхание.

Закрытый люк приближался, и, как только остаток наполнился водой, Фургас открыл крышку и установил соединение между озером и шахтой.

Далеко над ними многообещающе сверкал солнечный свет. Работая руками и ногами, они сильными гребками приближались к поверхности, мучительно далекой.

У Родарио закончился воздух, он непроизвольно вздохнул и глотнул воды; и тут же вынырнул на поверхность, шлепая руками и откашливаясь. Фургас тоже выплюнул воду. Когда они снова смогли дышать, то стали оглядываться по сторонам.

Они находились в воде, и, насколько хватало глаз, земли не было видно.

– Хорошенькое бегство, – заявил Родарио, моргая на солнце. Он был готов к тому, что остров в любой момент выплывет следом. К счастью, он вспомнил о том, что говорил Бандилор: даже если бы они хотели, то не смогли бы всплыть. Пока что. – Что ж, по крайней мере, мы не умрем от жажды. Питья у нас достаточно.

– Боги с нами, – Фургас указал на горизонт. – Там лодка! – Он поднял руки и принялся размахивать ими, громко крича и ревя, стараясь привлечь к себе внимание. Родарио по мере сил поддерживал инженера, и вскоре баржа направилась к ним.

Их по очереди подняли на борт. Родарио рассказал морякам историю об острове Альвов и сообщил о крушении баркаса. Рыбацкая лодка вместе с перепуганным капитаном на максимально возможной скорости под полными парусами направилась в Мифурданию.

Оба друга устало уселись на палубу, закутались в одеяла, принесенные матросами.

– Нужно многое рассказать, – с серьезным лицом произнес Фургас. – Я молюсь Враккасу, чтобы племена гномов сумели простить мне зло, что я им причинил.

– Ты? Что же ты…

Тот опустил голову.

– Бандилор заставил меня строить транспорты. Транспорты, которые можно было поставить на рельсы туннелей и которые несут смерть в королевства гномов. – Магистр отер воду с лица, и Родарио не был уверен в том, что в ней не крылись слезы. – И он планирует еще более страшные вещи. Аппарат для этого уже готов, – негромко произнес он. – Он унесет жизни двухсот гномов.

Родарио хлопнул его по плечу.

– Если мы не сумеем помешать этому, друг мой. А мы сумеем, – он улыбнулся. – Кстати, наше ныряние – не считая драгоценной свободы – имеет еще одно огромное преимущество, ты знаешь об этом? – Его улыбка стала еще шире. – От тебя перестало вонять.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.