Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Ургон, столица Тригорье, конец весны 6241 солнечного цикла



 

– А в Гаурагаре в это время года теплее, чем у нас? – спросил король Ортгер, мужчина почти двадцати циклов от роду, с самой заурядной фигурой, как у любого другого человека его возраста, и, к сожалению, жабьими глазами навыкате. Если бы не они, Ортгера, без сомнения, можно было бы назвать миловидным. Король оглядел свой отделанный листовым золотом доспех и снял шлем. Из-под него показались короткие черные волосы, уже редеющие на затылке. Кроме этой жидковатой поросли у мужчины имелась густая черная борода, которую он не сбривал, чтобы казаться старше.

– Ваше величество, путешествие приведет вас в Пористу. Мне сказали, что это очень красивая, просто очаровательная местность, – ответил слуга.

Ортгер поглядел на десять сундуков, в которых находились его дорожные платья.

– Я хотел узнать, теплее ли там, чем у нас. Тогда я мог бы обойтись одним-единственным сундуком.

Одним сундуком? – недоверчиво переспросил слуга.

– Конечно. Я хочу продвигаться быстро, а это не получится, если я буду нагружен, словно торговец тряпками. – Король указал на сундук. – Вот этот я возьму, остальные пусть остаются во дворце.

– Повинуюсь, – поклонился слуга и жестом подозвал четверых горничных, которые тут же принялись складывать ненужные вещи в шкафы.

Ортгер наблюдал за ними, затем подошел к окну и поглядел на казавшиеся бесконечными горы перед ним.

Дворец стоял на самом высоком из трех холмов, на которых раскинулась столица; под ним простиралось поселение с пестрыми каменными домами. Дерева в горах почти не было, поэтому все строили из камня. Различные породы имели различные цвета, и поэтому, несмотря на неуклюжесть четырехугольных строений, Ургон был городом пестрым.

Ортгер взошел на трон в Ургоне достаточно неожиданно. После того, как Беллетаин в своем безумии пригрозил после нападения на Черные горы и гибели тысяч невинных гномов провести еще одну атаку, офицеры свергли его. Ортгер был дальним родственником Лотаира, всеми любимого предшественника Беллетаина, и вел спокойную жизнь вдалеке от Тригорья, неподалеку от границы с королевством троллей Борволем, когда ему пришло известие, что он должен стать новым правителем Ургона. Ортгеру понадобилось немного времени, чтобы принять решение. И ни разу за пять циклов своего правления он об этом не пожалел.

В двери постучали, вошел стражник.

– Ваша гвардия готова, ваше величество, – доложил он.

– Выбраны самые быстрые лошади? – поинтересовался Ортгер.

– Как вы и приказывали, ваше величество. Пять сотен миль до Пористы будут пройдены быстро.

Ортгер нахлобучил шлем и велел снести сундук вниз.

– Необходимо торопиться, – он помнил о письме принца Маллена, в котором сообщалось о похищении бриллианта Табаина. Описание страшного существа, крушившего стражников хуже зверя, стало его кошмарным сном. Очень ярким сном: чудовище гнало его по дворцу и разрывало голыми руками всех, кто попадался на пути. Король настолько отчетливо слышал рев, словно монстр стоял прямо у его постели.

Правитель содрогнулся. Он не хотел думать о ночных страхах и стал глядеть из окна на мирные вершины Ургона и свой город.

После этого похищения исчезновение камня в Ран-Рибастуре представало в новом свете.

– Наш бриллиант находится в надежном месте?

– Мы перенесли его в то место, которое вы нам указали, ваше величество.

– Сколько человек охраняют его?

– Тридцать стражников. Днем и ночью. Мы выставили четыре копьеметательных орудия неподалеку, в любой миг готовых стрелять. Мы заряжаем их по очереди, чтобы тетивы не оборвались из-за постоянного натяжения.

Король удовлетворенно выслушал это. Больше ничего в качестве защиты он предложить не мог. Тот, кто прорвется через строй солдат, того остановит каменная дверь комнаты глубоко в недрах дворца. Она была настолько толстой и тяжелой, что ее сначала вырезали из камня и снабдили шарнирами, и только потом выдолбили в скале саму комнату. Нужна была сила четверки быков, чтобы вообще открыть ее при помощи лебедки и цепей. Не хватило бы даже силы тролля, чтобы сдвинуть дверь с места.

И, тем не менее, Ортгер с нехорошим чувством шагал по своему дворцу, больше напоминавшему военную крепость, чем королевскую резиденцию. Он вышел во двор, сел в седло и подъехал к Мейнарту, капитану гвардии.

– Галопом до Пористы, – коротко приказал он. И вскоре после этого застучали копыта лошадей, выезжающих со двора и направляющихся по улицам Тригорья на юго-запад.

Кортеж несся по узким дорогам, позволявшим разминуться только двум лошадям. Справа устремлялись к небу отвесные стены, слева зияли мрачные пропасти и бесконечные отвесные склоны. Вдали солнце освещало вершины и горные пастбища. Игра тени и света отвлекала внимание всадников. Но если из-за красивого пейзажа позабыть о том, куда направляешься, то можно очень быстро распроститься с жизнью.

Быстрая езда требовала осторожности. Капитан послал вперед гвардейца, который должен был обеспечить безопасность дороги. Если бы навстречу им неожиданно из-за поворота вылетела упряжка, то дело могло закончиться ранением и даже смертью. Если кто-то выпадал из седла или слетал с козел, с ним было покончено. Ущелья Ургона не знали жалости.

Всадники пересекли узкую тропу.

Ортгер вспомнил свой сон и, повинуясь неясному чувству, обернулся. Отсюда был хорошо виден замок Тригорья, красиво подсвеченный в солнечных лучах. И в ярком свете, пронизывавшем белые облака, что-то металлически сверкнуло прямо перед входом во дворец.

– Остановитесь! – приказал Ортгер, дернул поводья и развернул лошадь, чтобы лучше видеть.

Снова сверкнула яркая искра, на этот раз слишком яркая, чтобы оказаться отразившимся от шлема или щита лучом; вскоре после этого из дворца повалил дым.

– Назад! – Король повернул к Тригорью. – Нападение! Они нацелились на наш бриллиант. Мы ударим противнику в спину и захватим их врасплох.

– Ваше величество, мудро ли возвращаться, пока замок атакуют? – заметил Мейнарт. – Вспомните письмо принца Маллена. Когда в дело вступает магия, лучше держаться от битвы подальше. Пошлите гонца, который передаст вам…

Ортгер с удовольствием согласился бы на это предложение, но он не позволял себе слабости. Во сне тварь гналась за ним. Настало время повернуть копье.

– Это всего лишь чудовище, Мейнарт. В Златоснопье оно застало людей врасплох, а мои солдаты готовы к его приходу. Мы его уничтожим, – Ортгер вонзил коню шпоры в бока и понесся обратно по тропе.

В городе царило волнение. Жители бегали по улицам, то и дело указывая на дворец, из окон которого к небу поднимался дым. Некоторые вооружались ведрами, чтобы помочь тушить пожар, другие хватали мечи и копья, чтобы поддержать солдат. Весть о нападении разнеслась очень быстро.

С Ортгером во главе гвардия влетела во внутренний двор через разрушенные ворота. Опущенная железная решетка оплавилась и была изуродована, словно с ней поиграли раскаленные пальцы великана. Во дворе громоздились части тел и обуглившиеся копья и расплавленные мечи. На камнях мостовой кое-где виднелись черные пятна копоти. Стекла негромко потрескивали и со звоном разбивались от невообразимого жара.

– Я уже сомневаюсь, что моих мер безопасности достаточно, – в ужасе обратился к Мейнарту Ортгер, не отводя взгляда от обуглившихся тел. На восходе солнца он еще разговаривал с некоторыми своими приближенными и смеялся. А теперь от них не осталось ничего… Лишь растерзанные трупы. Ортгер с трудом сглотнул, задрожал. Что бы ни убило людей, оно обладало силой, которой давно уже не видали в Потаенной Стране… Которой здесь отродясь не было!

Гвардейцы шли по следам разрушения. Кое-где полыхали небольшие пожары. Не обращая внимания на стенающих раненых, солдаты мчались по лестнице в подвал. Прежде всего следовало защитить бриллиант.

Когда отряд преодолел последние ступени к вестибюлю сокровищницы, все услышали громкое шипение и увидели, как по стенам и лестнице мечутся трепещущие отблески света. Сопровождалась эта игра зверским рычанием и предсмертными криками людей. Туча едкого дыма ударила им в лицо, и даже самый простодушный из гвардейцев понял, что в комнате начался пожар.

Ортгер стоял как вкопанный. Дрожь усилилась; его тело отказывалось совершать какие-либо движения и идти туда, где царила ужасная смерть и брала то, что хотела. Король точно знал, какую ценность представляет собой бриллиант и какой силой обладает, но ничто не могло бы заставить сейчас юного правителя защищать его. Чудовище из снов действительно пришло.

Послышался громкий треск. С грохотом разлетелись камни, мелкие осколки отскакивали от стен, прыгали по ногам короля. Вскоре после этого до них донесся победный хохот, зазвенел металл, и к первой ступени подкатились две оторванные головы.

– Он разбил двери в сокровищницу. Помоги нам, Паландиэль! – испуганно прошептал Ортгер, делая шаг назад. – Камень… потерян.

Глухой треск нарастал, повторяясь с равными промежутками, словно поступь какого-то гиганта. Огонь отбрасывал на стену длинную, широкую тень, которая приближалась к солдатам. Она росла, наползала на тени мужчин и поглотила их. Существо, застившее свет, бежало, наклонившись вперед, потому что в полный рост пройти в коридор не могло.

Но это было не то существо, которое снилось королю. Реальность оказалась гораздо страшнее.

Монстр состоял из тиония, целиком и полностью из черного тиония! Руки и ноги были в два шага длиной, тело – не менее высоким, толщиной с три пивных бочонка. В быкоподобной демонической голове из металла вспыхивали и гасли два красных глаза, из пасти валил белый и темный пар.

По конструкции пробегала вязь из нечитаемых символов; они сверкали слабым зеленым светом и, казалось, ждали возможности вспыхнуть в любой миг. Из машины торчали сверкающие клинки и отравленные шипы. Кровь убитых солдат почти полностью покрывала создание враждебной мысли, Ортгер узнал клочки волос и обрывки платья, свисавшие с клинков.

Мейнарт схватил Ортгера за руку.

– Сохрани нас Паландиэль! Вы только посмотрите, разве там, на шее, не эльфийская руна?

Глаза Ортгера были не в состоянии отыскать указанное место. Его взгляд испуганно скользил по чудовищу, разум отказывался оценить весь этот кошмар.

Любое движение руки или ноги чудовища сопровождалось шипением, и где-то внутри огромного черного доспеха звучал звон и треск. Один-единственный металлический коготь мог играючи оторвать головы одновременно трем мужчинам. Под шеей механического монстра виднелось круглое окно, закрытое стеклом, сквозь которое глядело прекрасное и в то же время ужасное лицо, оскалив клыки.

Для Ортгера это было чересчур. Его дрожащие пальцы сами разжались, меч выпал из руки; со звоном ударившись о камень, он покатился вниз по лестнице.

– Прочь отсюда, – пробормотал он, разворачиваясь и собираясь отступать.

Руны вспыхнули внезапно. По бокам открылось пять расположенных горизонтально отверстий; сам он почувствовал только ветер рядом с левым ухом. Из тел тех, в кого попало чудовище, торчали оперенные концы утяжеленных железом арбалетных болтов. Первые гвардейцы были сметены, их тела были пробиты насквозь, снаряды пробили даже ряд находившихся за ними людей. К числу погибших принадлежал и капитан Мейнарт.

Теперь некому было командовать.

Солдаты, подгоняемые невероятным ужасом, помчались вверх по лестнице. Ортгер бежал впереди, от страха перепачкав брюки собственной мочой.

Опытный воин наверняка приказал бы занять ходы на крепостной стене вокруг двора, сломать зубцы и забросать существо камнями. Но молодой король не обладал опытом. Не после такого сна… не в такой миг…

Он приказал гвардейцам спешно отступать к лошадям и бежал вместе с ними из Тригорья. От жажды сражения, которую он проявил на тропе, здесь, при виде существа, не осталось и следа. И только оказавшись на безопасном расстоянии, он остановил своего жеребца. Ортгер послал двух разведчиков в город, чтобы выяснить, чем завершилось нападение.

Вернулись они с неутешительными известиями.

– Бриллиант потерян, ваше величество, – подтвердил один из них то, что и так было известно. – Эта тварь разбила двери и ничего не взяла, кроме камня. Ваши коронные драгоценности…

Ортгер отмахнулся и посмотрел на второго мужчину.

– Существуют различные сообщения относительно местонахождения атаковавшего, – сообщил тот. – Одни говорят, что он убежал по улицам города в горы, другие – что он растворился в воздухе. Ваше величество, пожары во дворце потушены, ранеными занимаются.

В нос королю ударил запах собственной уже высохшей мочи, он вспомнил свой позор и свою слишком человеческую, вполне объяснимую трусость. То, что напало на дворец, выглядело не как то существо, которое описал в своем письме Маллен. За исключением двух вещей. Ортгер вызвал в памяти страшное лицо за толстым стеклом и понял, что означает свечение знаков на доспехах: магия.

– Мы продолжаем двигаться в Пористу, – решил король. – Известие о краже еще одного камня должно быть передано другим правителям. Оставшиеся бриллианты нужно охранять надежнее. – Он пустил коня рысью. – Мы не должны терять времени. Похоже на то, что кто-то в Потаенной Стране владеет магией и хочет захватить власть. А теперь вперед!

Отряд перешел в галоп, устремившись по тропе, по которой уже ехал сегодня.

Впрочем, Ортгер решил не оглядываться на Тригорье. Ужас от вида катастрофы был слишком велик.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.