Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, Черные горы, королевство Третьих, конец весны 6241 солнечного цикла



 

Король Мальбалор Белоглазый из клана Костоломов племени Третьего, Лоримбура, читал известие, переданное ему посланником королевы Ксамтис. В нем что-то говорилось по поводу машины и гномьих рун, предвещавших смерть. Должно было состояться собрание, правители и король города Свободных должны были прибыть в Серые горы.

– Они разроют старые могилы, – сказал он представителям кланов и четырех оставшихся племен гномов, которые сидели вместе с ним в зале за столом.

Королевство Третьих существовало в основном номинально. После кончины Лоримбаса Стальное Сердце и почти полного уничтожения племени Третьих войском безумного и уже утратившего трон короля Беллетаина другие племена послали воинов на восток, чтобы обезопасить проход в Потаенную Страну. Третьих в Черных горах осталось очень мало, и они были в меньшинстве. Некоторые говорили: в меньшинстве, которое терпят.

– Вы знаете, что большинство выживших гномов моего племени выбрали мир и живут теперь бок о бок с вами, – Мальбалор поднял бумагу. – Эти строки угрожают возникшему единству.

– Если оно когда-либо существовало, – сказал кто-то из сидевших за столом.

Король не понял, чьи уста произнесли это. Рассерженный Мальбалор поднялся, демонстрируя свою красивую фигуру. Он был классическим представителем Третьих: высоким, сильным, закаленным в боях. Поверх кольчуги он носил доспех из тонких металлических пластин, ноги защищал подол длинной кольчуги. Карие глаза метали искры.

– Именно такие слова и разрывают могилы! – воскликнул он, стукнув кулаком по столу; его длинная, окрашенная в синий цвет борода задрожала. – Разве вы не видите, что это хитрость? Руны должны вызвать недоверие к Третьим, которые мирно соседствуют с вами, посеять новую ненависть. Разве мы, потомки гномоубийцы Лоримбура, не доказали, что не желаем смерти иным племенам?

– Что значат какие-то пять циклов, – снова послышался негромкий голос.

Но на этот раз подавшего реплику выдали, потому что его сосед повернулся к нему и произнес:

– Почему ты не встанешь и не скажешь это громче, вместо того чтобы трусливо прятаться, Гинсгар Милосердный из клана Кующих Гвозди из племени Первого, Боренгара?

Разоблаченный гном поднялся; он был широк в кости, с густой огненно-рыжей бородой и длинными кудрявыми волосами. В левой руке он сжимал боевой молот, как и положено гному из клана лучших кузнецов.

– Я всегда терпеть не мог Третьих. Я презираю их из-за их подлости, коварства и бесчестности, – смело произнес он, глядя в лицо королю. – То, что один из вас, Мальбалор, создал такую машину, не удивляет меня. Я вижу, что Третьи убивают снова, и это меня не удивляет, – он повернулся, чтобы посмотреть на остальных присутствующих. – Мы пошлем войско и уничтожим логово в Потусторонних Землях, а затем сгоним всех Третьих вместе и запрем. Тогда наконец воцарится покой.

Его сосед, который выдал его, поднял брови.

–…а еще бывают Третьи, которые притворяются, что принадлежат к другому племени, чтобы сеять раздор. Послушать тебя и посмотреть на твой рост – и в голову лезут очень… глупые мысли.

Гинсгар обернулся, направив на говорящего молот.

– Ты осмеливаешься называть меня Третьим? – зло выкрикнул он. – Мой клан уже бессчетное множество циклов живет в Красных горах и…

– Довольно! – приказал Мальбалор. – Сядь, Гинсгар. В принципе, мне все равно, к какому племени ты принадлежишь. Подобных подстрекательств я не потерплю. Ни в этом зале, ни в этом королевстве. Мы все будем сохранять спокойствие. – Гном глубоко вздохнул. – Я пригласил вас сюда, чтобы вы попросили своих сородичей смотреть во все глаза и быть осторожными, ни в коем случае не высказывать оскорблений. Далее. Отряд из сорока гномов отправится в штольни с целью продолжения восстановительных работ. Взять длинные железные шесты, кирки и цепи. Надеюсь, с их помощью мы сумеем повалить машину. – Король оглядел собравшихся гномов. – Это машины! То, что было построено рукой гнома, может быть уничтожено рукой гнома. Да поможет нам Враккас справиться с этим испытанием. Через два дня я отправляюсь на северо-запад, чтобы посоветоваться с Гандогаром и остальными, – кивнув гномам, Мальбалор отпустил собравшихся.

Правитель дождался, пока зал опустеет, и рухнул на стул. Гандогар попросил его стать королем, а затем его действительно избрали… Но гном никогда не думал, что эта должность окажется настолько тяжелой.

Пять племен в одной твердыне – у Глаимбара Остролезвого в Серых горах все получалось без сучка и задоринки. Там словно работал плавильный котел, из которого рождался совершенно новый вид гномов. Но в Черных горах все шло наперекосяк. Здесь ничего не плавилось, ничего не смешивалось. Напротив, каждый отдельный элемент закалялся, даже не помышляя о том, чтобы создавать новые связи.

Суеверные утверждали, что это проклятие племени Третьего, Лоримбура, которое сокрыто в самих стенах и разрушает мир. Мальбалор почти дошел до того, чтобы поверить в этот бред.

Он налил немного воды, стоявшей в графине на столе, посмотрел на отражение своего утомленного лица на слабо подрагивающей поверхности. Заботы избороздили его лицо глубокими морщинами, очертили глаза и лоб. Остальное было скрыто под бородой, и слава Враккасу. Он не хотел выглядеть еще старше, чем чувствовал себя.

Вода прохладной струей побежала в горло. Освежившись, гном поднялся и покинул зал, чтобы подготовить все на время своего отсутствия. Шагая по коридорам с высокими потолками, король решил назначить своим представителем Гинсгара, чтобы этот спорщик на собственной шкуре почувствовал, что значит нести такую ответственность. Очень сладкая месть… на его вкус…

Повернув за угол, король встретил отряд перепачканных грязью гномов. Дети Враккаса выглядели и пахли так, словно только что вылезли из каменоломни после целого дня непрерывной работы. На них не было ничего, кроме коротких брюк и сапог толстой кожи, голенища которых доставали их владельцам до колен; бедра и торсы были обнажены и блестели от пота. На головах гномов были шлемы, которые должны были защищать от обвалов, в руках были кирки, лопаты и мотыги. Для защиты от мелкой каменной крошки они повязали на лица платки, из-под которых кое-где торчали кончики бород.

В принципе, в группе не было ничего необычного. Окажись король в другой части Черных гор, он сразу же забыл бы об отряде из двадцати гномов.

Но две вещи показались Мальбалору странными: во-первых, не было никаких причин им здесь находиться, не было ни комнат, ни обрушенных туннелей; во-вторых, никто из проходивших мимо не поздоровался с королем, несмотря на то что он кивнул им.

Мальбалор не относился к числу правителей, которым обязательно требовалось, чтобы перед ними склоняли головы, но некоторая доля уважения все же быть должна! Он остановился и обернулся.

– Эй, постойте! Минуточку!

Гномы шагали дальше.

В Мальбалоре проснулось подозрение.

Он догнал последнего из группы, схватил за плечо и развернул к себе. Вблизи было заметно, что шлем на гноме непонятной конструкции, форма была знакома. Наносник был длинным и доставал до самого подбородка, железная проволока в виде лучей создавала мелкую решетку, за которой скрывались глаза.

– Я с вами разговариваю! – строго сказал король, срывая с гнома платок и испуганно отступая на шаг. Впервые в своей жизни король видел взрослого безбородого гнома! Черные кудри, выглядывавшие из-под платка, были наклеены на тряпку, чтобы обмануть окружающих. С Мальбалором сработало. – Во имя Враккаса, что вы… – Рука короля метнулась к рукояти дубинки.

Гном молниеносно ударил плоской стороной лопаты по голове Мальбалора, тот шагнул к стене и, теряя сознание, рухнул на землю.

– Предатель! – крикнул король изо всех сил, а затем веки его слишком отяжелели и закрылись.

Когда вскоре после этого повелитель Третьих снова смог открыть глаза, то увидел над собой обеспокоенное рыжебородое лицо Гинсгара. К его собственному удивлению, лежал он не в коридоре, а в своей постели. Похоже, беспамятство продлилось дольше, чем он предполагал.

– Он очнулся, – крикнул гном через плечо. – Так, король. У нас новости, которые заставят тебя усомниться в блистательной порядочности твоих подданных, – удовлетворенно произнес он, прежде чем отойти назад и уступить место другому гному.

Мальбалор знал его. Дьемо Смертоносный из клана Смертоносных командовал воинами, охранявшими проход в Потаенную Страну и в сокровищницу. Уже только то, что Дьемо принес известия, обеспокоило короля.

– Король Мальбалор, нападение, – подавленно произнес Смертоносный. – Мы стали жертвой подлого нападения. Предатель – в рядах наших собственных воинов.

Мальбалор сел и свесил ноги с постели.

– Не надо ничего говорить: их было около двадцати, выглядели как рабочие, – безо всякого труда угадал король. – По крайней мере, меня отправил в забытье один из них.

– Да. Охранники сокровищницы увидели их и подумали, что рабочие заблудились. Когда обман был раскрыт, было уже поздно. Их отходили лопатами и…

– Отходили или убили?

– Отходили. Легкие ранения, ушибы… Основное – раскалывающиеся головы, – сказал Дьемо. – Как и у тебя, король.

Конечно, Мальбалор был рад, что остался в живых, но внезапно его озарило: эта сдержанность Третьих, когда речь шла о жизни гномов, не принадлежавших к их племени…

– Это не Третьи, – твердым голосом сказал король, обращаясь непосредственно к Гинсгару. – Я сорвал с одного из них платок. Никто из нас не откажется от бороды.

– Безбородый гном? – вырвалось у Гинсгара. – Тогда это с равным успехом может оказаться отверженный. У нас, у Первых, так было всегда: того, кто нарушает законы, бреют, он должен покинуть королевство до тех пор, пока у него не вырастет новая борода. – Гинсгар заложил руки за пояс. – Хитрый Третий или разбойник из городов Свободных?

– При чем Свободные к… – Мальбалор поглядел на Дьемо. – А что вообще было украдено?

Воин сжал челюсти.

– Только бриллиант, король.

– Какой бриллиант? У нас… – Он умолк, когда сказанное дошло до него во всей красе. – Этот бриллиант? Подарок Гандогара? – Морщины на лбу Мальбалора стали еще глубже, гному показалось, что он чувствует, как они впиваются в плоть.

Гинсгар выступил вперед.

– Твое свидетельство было очень важно, король. Предлагаю передать сообщение Верховному королю. Что касается виновных, я остаюсь при своем: Третьи или Свободные.

– По какой причине, Гинсгар? – твердо спросил Мальбалор, мысленно вычеркивая Первого из списка своих заместителей. – Зачем нужен бриллиант без мага?

– Свободные могли позавидовать, так как не получили бриллианта. Они отверженные. Преступники. Мы никогда не должны забывать об этом.

– Ты никогда ничего не забываешь, Гинсгар. Ни прошлого, ни Третьих, ни Свободных, – резко ответил король.

– В отличие от некоторых других, – решительно ответил Первый. – Третьи украли его, чтобы наше положение стало еще более отчаянным. Сначала они строят эту машину, затем грабят нас, чтобы посмеяться над нами. Они забрали самое ценное, что есть в Потаенной Стране.

Мальбалор поднялся и прошел мимо него.

– Самое ценное в Потаенной Стране – это сплоченность ее обитателей. Наша сплоченность, – он оглядел собравшихся. – Ты, Гинсгар Милосердный из клана Кующих Гвозди, вместе со своим кланом покинешь завтра Черные горы. Будешь сеять раздор у себя на родине, но не у меня. – Король оставил огорошенного спорщика стоять на месте, а сам покинул комнату.

Объяснение, данное гномом, не могло удовлетворить его, хоть и было, бесспорно, самым простым.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.