Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Гаурагар, Пориста, конец весны 6421 солнечного цикла



 

Юная и по-мальчишески худощавая Лиа сидела на корточках рядом с другими рабочими. Она смотрела на плоскую, словно тарелка, площадь в центре Пористы, пила холодный чай и время от времени подносила ко рту ложку с густым супом, который здесь раздавали. Ее задача была опасной, но хорошо оплачиваемой: разведчица с особым поручением.

За последние циклы Пориста претерпела сильные изменения.

Город, бывший центр королевства Нудина Любознательного, мага Потаенной Страны, после того, как последний превратился в предателя Нод’онна, стал местом масштабного сражения. Большая часть города была уничтожена огненной бурей. Люди начали возвращаться, чтобы создать что-то новое из почерневших от сажи обломков своих домов, когда со своим войском явились аватары. Потаенная Страна не могла допустить надругательств и воспротивилась – битва оставила шрамы на свежеотстраиваемой Пористе. Даже роскошный дворцовый комплекс превратился в груду пыльных камней.

Затем воцарился мир.

Примерно пять циклов тому назад, после того как были уничтожены все великие маги и волшебницы, король Брурон предъявил права на город и присоединил Пористу к своему королевству.

С тех пор воцарилась стабильность.

Правитель послал войско наемников, чтобы те камешек за камешком разобрали руины дворцового комплекса – освободить место для собственной резиденции. Удивительно, но у них получилось! Теперь только основания зданий и подходы к засыпанным щебнем подвалам напоминают о том, насколько огромным был дворец Нудина.

Хрупкое телосложение Лии являлось преимуществом. Она могла проходить среди обломков в подвалы, пробираться между камнями и осматриваться. После возвращения она докладывала архитекторам короля, которые принимали решение относительно того, что предпринять: сносить помещение, наполнять жидким шлаком или тщательно разбирать руками.

Никто из командующих не догадывался о том, что наряду с этим она проводит собственное расследование.

К Лии подошел Франек, один из ее друзей, и передал ей краюху хлеба. Как и она, одет он был в простое платье, ткань кое-где просвечивала, кое-где даже порвалась. Его светло-русые волосы были скрыты под кожаной кепкой.

– Ты нашла их? – прошептал он ей. Франек тоже входил в число разведчиков, его использовали в другом месте. Он тоже служил высшей цели.

Молодая женщина взяла хлеб, положила его в миску с супом и поправила свой светло-коричневый платок, под которым прятала каштановые волосы от пыли.

– Нет, – негромко сказала она, жестикулируя, делая вид, что жалуется на качество хлеба.

Франек вздохнул.

– Не знаю, сколько еще придется искать. Осталось не так много подвалов, в которых мы можем что-либо найти.

– Я сразу сказала, что она разбита. Ты ведь видел, что даже самые толстые камни разрубались пополам. Настолько сильным было давление, – Лиа была пессимисткой. – От некоторых стен осталась только кирпичная крошка, – она протянула ему обратно хлеб, и он спрятал его под куртку.

– Самузин не оставит нас в беде, – попрощался Франек, возвращаясь на свое место.

Лиа закончила обед, вытерла руки о штаны и вернулась ко входу, где находился открытый шатер. Под пологом, служившим для защиты от солнца, разговаривали Тамас и Ове. Двое архитекторов изучали планы. Она приветствовала мужчин.

Тамас, младший из пары, ответил на приветствие и посмотрел на женщину. Она ему нравилась, поэтому он смотрел на нее не слишком «инженерным» взглядом.

– Ты опаздываешь. Двое уже спустились, – сказал он ей, подмигнув. – Надеюсь, места хватит. В противном случае можешь оставаться наверху, составить нам компанию, чтобы рисовать карты.

Лиа остановилась.

– Простите, господин, кто внизу?

– Двое мальчиков, которых я туда послал, – пробормотал Ове, не поднимая глаз. – У нас мало времени. Король Брурон хочет наконец начать строительные работы. Нужно разведать последние тайны комнат. И поскольку ты устроила себе перерыв, я вынужден был послать вниз тех, кто был свободен. – Строитель перевернул страницу и сделал пометку на плане лагеря.

– Внизу опасно. Лучше я пойду к ним. – Лиа заставила себя улыбнуться и помчалась по ступенькам вниз, в подвал.

Этого еще не хватало: дети. Обычных наемных рабочих она не боялась, они застревали в узких проходах. Но более молодые и гибкие тела – серьезная конкуренция.

По звукам Лиа поняла, что мальчики пробрались далеко в комнаты и возятся где-то там, где раньше находился большой купол. Дети разговаривали, обсуждали хорошую плату и надежды на то, что наткнутся на скрытые сокровища былых жильцов дворца.

– Эй, сорванцы, – крикнула Лиа, ужом проскальзывая в самых узких местах. – Убирайтесь! Это мой подвал.

– Мечтай, – рассмеялся один из них.

– Господин Ове приказал нам спуститься сюда, – крикнул другой. – Пожалуйся ему, если тебе не нравится то, что мы найдем сокровище раньше тебя.

Лиа протиснулась между камнями, они покачнулись, когда она оказалась под ними.

– Нет никакого сокровища, – громко сказала она. – Здесь для вас слишком опасно. Комнаты непрочны.

– Мы опытные, – высокомерно послышалось оттуда. – И кроме того…

С грохотом осыпались камешки, взметнулась вверх туча пыли, перекрывая обзор, Лиа закашлялась и принялась ругаться.

– Что такое? – крикнула она, протирая глаза. – Вы там еще живы?

– С ума сойти! – услышала она возбужденный голос одного из мальчишек. – Тут кто-то лежит в руинах. Старик с длинной бородой.

Лиа напряглась и стала пробираться вперед быстрее. Свершилось! Теперь необходимо предотвратить… кое-что…

– Вы где?

– Идиот! – закричал второй мальчик на приятеля. – Ты наткнулся на опорную колонну и едва не похоронил меня под этим дерьмом! И это не человек, – затрещали доски. – Это статуя.

– Нет, это не я. Она сама упала, – защищался первый. Наконец дети оказались в поле зрения Лии.

Они стояли в небольшом пустом помещении размером не шире кладовой, образовавшемся из-за случайного сдвига колонн и балок. Между ними лицом вверх лежала статуя. Она была вытесана настолько правдоподобно, что ошибка мальчишки была вполне простительна.

Вот вы где! – Лиа проскользнула под перекрытием, не коснувшись его, и остановилась. Она медленно подходила к обоим, скользя взглядом по статуе. Все было верно. Каждая деталь одежды, каждый волосок бороды, каждая морщинка была видна на старом лице.

– Как будто человека превратили в камень, – почтительно прошептал старший из мальчишек. – Красивая штука.

– Она принесет нам немного дополнительных денег. Кто-нибудь из толстосумов захочет иметь ее у себя в саду. Так что день сегодня удачный, – кивнул его друг и скептически уставился наверх. – Придется прокопаться сверху и поднимать ее лебедкой. Через развалины мы ее не вытащим, – он предупреждающе посмотрел на Лию. – Статуя принадлежит нам, чтобы не было вопросов!

Лиа страшно разозлилась на себя за перерыв, который устроила. Если бы она вернулась немного раньше, то этих неприятностей не было бы.

– Конечно, она принадлежит вам. Но денег она вам не принесет. Она уже принадлежит кое-кому: Томбе по прозвищу Бочонок, – она назвала выдуманное имя. – Он подарил статую в свое время Нудину.

– Тем лучше, – заметил старший. – В таком случае мы точно получим вознаграждение.

Мы, – подтвердил его друг, указывая пальцем сначала на себя, затем на товарища. – Не ты.

Лиа прикинула, как повернуть ситуацию в свою пользу. Можно было подчиниться, выждать, проследить за статуей и отнять ее у нового владельца, что связано с большим расходом времени и средств. В случае если находка вызовет большое волнение и хоть кто-то из старожилов Пористы поймет, что нашли мальчишки. Или же…

– Самузин мне свидетель, я не скажу ни слова про статую. И про вас обоих, – медленно произнесла она, прежде чем молниеносно вынуть кинжал и поднести его к горлу мальчика, стоявшего слева от нее.

Она быстро перерезала артерии младшего, а затем вогнала оружие в грудь испуганного старшего. Захрипев, ребенок рухнул на статую, окрасив ее своей кровью. Глаза его смотрели на убийцу, и в них читалось удивление и непонимание содеянного.

Его друг, ослабев, скатился на пол и умер вскоре после него. Кровь обильно лилась по шее, затем перестала бить струей из широкого пореза и потекла густым сиропом, словно из кипящего котла.

Лиа наблюдала, как дети умирали. Эта жертва необходима. Для великого дела, которое значило больше, чем две юные жизни. Эта жертва могла сохранить, если все удастся, тысячи других жизней. Женщина оттащила теплые подрагивающие тела в небольшую узкую комнатку и обрушила ее.

А затем Лиа пошла назад, считая шаги, примерно оценивая положение статуи. Тяжело дыша, женщина вернулась к архитекторам и рассказала, что произошло страшное несчастье.

– Стены подвала мягкие, словно воск, – говорила она, плача навзрыд. – Идти туда снова было бы глупо, господа.

Ове и Тамас недолго посовещались, затем отпустили рабочих на остаток дня, чтобы помянуть мертвых детей. На следующее утро их тела нужно было достать, а подвал засыпать.

 

Ночью Лиа вернулась на место строительства вместе с Франеком и десятком помощников.

Они несли балки для рычагов, кирки и мотыги, лебедки, канаты и систему подвесных блоков. В боковой улочке их ожидала телега, на которой они должны были, не мешкая, увезти свою добычу. По широкому периметру стояли наблюдатели, которые должны были предупредить о приближении случайных прохожих или городской стражи. Все следовало закончить быстро. А главное, удачно, и ничья жизнь не была слишком дорога…

Лиа прикинула расстояние от входа и отметила камнем место на плитке на поверхности.

– Он должен быть здесь, внизу, – сказала она своим товарищам, и мужчины принялись за сложную работу.

Франек и Лиа помогали оттаскивать камни, а дыра все росла и росла. Требовалось соблюдать осторожность, чтобы не отвалился слишком большой кусок и не обрушил больше, чем нужно.

– А я уже хотела сдаваться, – восхищенно прошептала Лиа, думая о том, что скоро в их руках будет величайшее сокровище.

Ее радость пересилила угрызения совести из-за убийства мальчишек. Она рассказала Франеку о том, что сделала, чтобы снять с души тяжкий груз, однако ничего не вышло. По крайней мере, он согласился с тем, что Лиа поступила правильно. Она должна навеки покинуть Пористу. Если мальчиков найдут, ее признают убийцей.

– Самузин на нашей стороне, – кивнул Франек, наблюдая за тем, как мужчины расчищают непрочный грунт и пробиваются сквозь стены. – Первый шаг сделан.

– Не спеши с выводами, – заметила Лиа. – Только когда мы вывезем статую из Пористы, то сможем возблагодарить бога равновесия.

С грохотом обломился кусок потолка: двое мужчин резко, с криком рухнули вниз и исчезли в подвале.

Франек испуганно обернулся по сторонам, высматривая знак, поданный одним из наблюдателей. Но ни громкие крики, ни грохот не привлекли внимания.

– Давайте, поднимайте их, – пятеро мужчин с фонарями спрыгнули вниз.

– Сначала статую! – обеспокоенно крикнула им вслед Лиа и отошла на два шага от дыры, на случай если этот обвал был не последним. – А потом уж раненых.

Помощники расширили проем снизу, другие тем временем опускали рычаги и лебедки. Вниз полетели канаты, змеями обвивая каменного человека.

Вскоре статуя выплыла из темноты на поверхность, покрытая тонким слоем пыли, с огромным бурым пятном – кровью старшего из мальчишек, которые погибли из-за своего открытия. Казалось, что статуя кровоточит.

– Повозку сюда! – приказал Франек, поднял лампу и подал условный сигнал. Вскоре после этого обернутые тряпками колеса неслышно подкатили к месту работ, у лошадей на кованых копытах были такие же приглушающие звуки чехлы.

Лиа начинала беспокоиться все сильнее и сильнее.

– Вылезайте, – крикнула женщина, глядя в подвал. – Поторапливайтесь, пора убираться.

Канат натянулся, балка прогнулась под грузом, однако, к счастью, выдержала. Мужчины показались из дыры, подняли тяжелую статую на уложенную мешками соломы телегу.

– Стража! – послышался над площадью крик, возвращаясь эхом к Франеку и Лие.

– Вот тупой осел, – обругал Франек наблюдателя, который, конечно, хотел сделать как лучше, но солдаты Брурона наверняка после такого крика станут еще бдительнее нести стражу. Вот уже заплясали крохотные точки факелов. – Снимайте тряпки, – набросился он на застывших мужчин, прыгая в повозку. – Они все равно заметили нас, так что стук уже не помешает.

Лиа последовала за товарищем, уселась рядом со статуей. Щелкнула плеть, застучали колеса.

– Стоять! – раздался за их спинами приказ гвардейцев. – Стоять, именем короля Брурона! – Вообще слов было произнесено немного, и вот уже засвистели первые стрелы, вонзаясь в землю за их спинами. Две засели в дереве, одна разбилась о статую и одна угодила Лие в бедро; девушка вскрикнула.

В свете факелов она видела, как гвардейцы набросились на их помощников и задержали их. Тот, кто оказал хотя бы видимость сопротивления, умер на месте. Приказ Брурона об охране имущества пятицикловой давности по-прежнему карал грабителей смертью. То, что они взломали дом мертвеца, роли не играло.

Из темноты боковой улочки вылетели четверо конных гвардейцев, привлеченных криками. Им было несложно догнать повозку.

– Стойте! – крикнул первый из всадников. – Я могу…

Ее друг повернулся в сторону – плеть свистнула и угодила солдату в лицо. Глаз в буквальном смысле слова разбился под тяжестью оплетенного кожаного ремня. Гвардеец свалился с лошади; следующему всаднику пришлось увернуться, все потеряли темп.

Один из гвардейцев бесстрашно прыгнул из седла прямо на повозку, ударил Лию кулаком в лицо, чтобы оглушить, затем прямо по статуе полез к Франеку.

– Осторожно! – прохрипела Лиа, сплюнув кровью. Она со стоном вынула из ножен кинжал и полезла по подпрыгивающей повозке за гвардейцем.

Мимо них пронесся третий солдат. Он хотел отдать стражникам на воротах приказ преградить путь бессовестным ворам.

Франек был очень осторожен. Он метнул в мужчину мечом, когда тот находился на расстоянии трех локтей от козел повозки, и угодил ему в бок. На полном скаку солдат вывалился из седла, несколько раз перекувыркнулся, заднее колесо повозки переехало его.

Последний гвардеец собирался атаковать Франека сзади, когда Лиа вонзила кинжал ему в предплечье.

Вообще-то она целилась в спину, но сильное покачивание повозки и собственное ранение помешали ей попасть куда нужно. Женщина дернулась, вцепилась в противника и, падая, потянула его за собой. Они вместе перекатились через статую и упали с быстро катившейся повозки.

На этот раз Лие не повезло.

Она приземлилась под облаченного в доспехи тяжелого мужчину и смягчила его падение. Когда голова ее соприкоснулась с каменной мостовой Пористы, женщина почувствовала треск черепа и жгучую боль в груди. Голову окутало тепло, затем ей показалось, что она стала легкой, словно перышко.

– Лиа! – услышала она негромкий окрик друга, с трудом расслышанный из-за громкого цокота копыт и скрипа колес.

– Поезжай дальше! – с трудом произнесла она, понимая, что Франек ее уже не услышит. – Мы сделали первый шаг, Самузин, – прошептала она, обращаясь к звездам. – И за это я с радостью отдаю свою жизнь, бог равновесия, – Лиа попыталась улыбнуться, прежде чем лицо ее оцепенеет… Но у нее не получилось.

Гвардеец, оглушенный, лежал в нескольких шагах от нее; он выпрямился, потянулся за рожком, чтобы предупредить стражу у ворот. Но на поясе его не оказалось. Через миг он обнаружил его. Рожок на две трети вошел в грудь женщины. Когда они вместе упали с повозки, он вонзился в ее плоть, кости и лопнул. Кровь лилась из него, словно из воронки. Ему уже наверняка не удастся поднести его к губам.

– Проклятье, – рассердился гвардеец, поднимаясь. Грабитель ушел вместе с награбленным. И если он все точно смог разглядеть, то в повозке была совершенно особенная добыча: окаменевший маг Лот-Ионан…

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.