Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Предварительное слушание



В конце 80-х — начале 90-х годов XX в. в форме судебного разбирательства в ряде континентальных уголовно-процессуальных систем наметились некото- рые перемены, ранее неизвестные этим моделям судопроизводства. Например, в Италии, Финляндии, а также в России в суде первой инстанции появился подго- товительный этап — предварительное слушание, образцом для которого послу- жила английская судебная процедура arraignment — привлечение к суду. Предва- рительное слушание обычно предназначено для того, чтобы вызвать в судебное заседание стороны, заранее выяснить их позиции по делу, проверить допусти- мость представленных доказательств; стороны могут заявить здесь ходатайства об исследовании в суде новых доказательств и т.д. (английская процедура arraignment, giudizio abbreviato итальянского процесса и т.п.).

Предварительное слушание по УПК РФ проводится по ходатайству сторон или по собственной инициативе судьи в следующих случаях:

— при наличии ходатайства стороны об исключении доказательства, заявленно- го ею после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом в суд в течение 3 суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения или обвинительного акта;

— при наличии основания для возвращения уголовного дела прокурору (ч. 1 ст. 237);


 

— при наличии основания для приостановления или прекращения уголовного дела;

— для решения вопроса о рассмотрении уголовного дела судом с участием при- сяжных заседателей.

В данной стадии получила развитие процедура исключения недопустимых дока- зательств. Основанием для исключения доказательства является его недопустимость, которая есть следствие нарушения при собирании или проверке доказательств требо- ваний федерального, в первую очередь уголовно-процессуального закона. При разре- шении ходатайства об исключении доказательств применяется институт формально- го признания. Это заявление, сделанное в процессе одной из сторон, о признании факта, на котором другая сторона основывает свои требования или возражения. Оно осво- бождает другую сторону от необходимости дальнейшего доказывания этого факта, который с тех пор считается установленным. По существу, здесь имеет место презумп- ция истинности признания, сделанного в пользу другой стороны. Если одной из сто- рон заявлено ходатайство об исключении доказательства по мотивам его недопусти- мости, а другая сторона не возражает против этого, недопустимость доказательства считается установленной, а судья удовлетворяет ходатайство о его исключении из материалов дела (ч. 5 ст. 234). Когда же противоположная сторона оспаривает необхо- димость исключения доказательства, то вопрос о его допустимости делается предме- том доказывания. При этом могут быть допрошены свидетели, которые обладают ин- формацией «об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, за исключением лиц, обладающих сви- детельским иммунитетом» (ч. 8 ст. 234). Очевидно, что допросу подлежат и свидете- ли, которым что-либо известно и об обстоятельствах изъятия и приобщения к делу не только документов, но и вещественных доказательств.

Бремя опровержения доводов защиты о недопустимости доказательства лежит на прокуроре (государственном обвинителе). Если же ходатайство об исключении доказательства было заявлено не стороной защиты, а прокурором, потерпевшим, граж- данским истцом или его представителем, бремя доказывания недопустимости спор- ного доказательства лежит на них самих.

В случае удовлетворения судьей ходатайства об исключении доказательства судья в постановлении о назначении судебного заседания указывает, какое доказательство исключается и какие материалы уголовного дела, обосновывающие исключение дан- ного доказательства, не могут исследоваться и оглашаться в судебном заседании и использоваться в процессе доказывания1.

 

1 В редакции УПК РФ, действовавшей до 3 июня 2006 г., было сформулировано новое для российского уголовно-процессуального законодательства положение, заимствованное из англий- ского судопроизводства, которое в теории процесса именуется предупреждением об алиби. Сущ- ность его состояла в том, что во время судебного разбирательства защите не разрешается представ- лять свидетельские показания в подтверждение алиби обвиняемого, если уведомление об алиби не было сделано обвинителю заблаговременно, еще в ходе предварительного расследования (ч. 6 ст. 234). Единственное исключение было сделано для тех ситуаций, когда о наличии свидетеля алиби защите стало известно только по окончании предварительного расследования. Однако дан- ная норма была признана не соответствующей Конституции РФ Постановлением Конституцион- ного Суда от 29.06.2004 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 7, 15, 107, 234 и 450 УПК РФ в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы (см.: Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. № 4). Основанием для этого послужил вывод о том, что обязан-


 

По результатам предварительного слушания судья вправе принять одно из следу- ющих решений:

— о направлении уголовного дела по подсудности, если оно неподсудно данному суду;

— возвращении уголовного дела прокурору;

— приостановлении производства по уголовному делу;

— прекращении уголовного дела;

— назначении судебного заседания.

Закон также предусматривает возможность в ходе предварительного слушания изменения прокурором обвинения (ч. 5 ст. 236). При этом прокурор может в данной стадии изменить обвинение лишь при том условии, что этим не ухудшается положе- ние подсудимого и не нарушается его право на защиту. В противном случае обвиня- емый встретился бы в суде с ранее не известным обвинением, которое не предъявля- лось ему на предварительном расследовании, что нарушало бы его право на защиту. УПК РФ не предусматривает права суда направлять уголовное дело для дополни- тельного расследования. Такое полномочие оставлено только прокурору (ст. 221, п. 2 ч. 5 ст. 439). Возвращение судом дела прокурору имеет целью не проведение допол- нительного расследования, а устранение существенных нарушений закона, препят- ствующих судебному рассмотрению дела и связанных с содержанием и формой обви- нительного заключения или обвинительного акта, нарушением права обвиняемого на ознакомление с указанными документами и др. Рассмотрим основания для возвраще-

ния дела прокурору более подробно.

1. Составление обвинительного заключения или обвинительного акта с наруше- нием требований УПК (п. 1 ч. 1 ст. 237). Чтобы служить основанием для возвращения дела прокурору, нарушения требований составления обвинительного заключения либо акта должны исключать саму возможность постановления судом приговора или вы- несения иного решения на основе данного заключения или акта. Например, невоз-

 

ность предупреждения об алиби ограничивает обвиняемого в возможности отстаивать в ходе су- дебного разбирательства свою позицию по уголовному делу, чем нарушается его конституционное право на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом, в том числе в суде. Конституционный Суд также полагает, что правило предупреждения об алиби понуждает обвиняемого ходатайствовать о вызове свидетеля для подтверждения алиби в период предвари- тельного расследования и ведет к отказу от гарантированного Конституцией РФ права не доказывать свою невиновность. Федеральным законом от 03.06.2006 г. «О признании утратившей силу части 6 статьи 234 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» правило предупреждения об алиби было вовсе исключено из УПК РФ.

Данное решение Конституционного Суда РФ и основанное на нем законодательное измене- ние УПК представляется нам спорным. Когда в суде исследуется вопрос об алиби, он в силу тре- бований справедливого судопроизводства должен решаться на основе данных, доступных обвини- телю, т.е. тех, о которых ему, как правило, было известно еще в ходе предварительного расследования. Иное означает нарушение состязательного принципа равенства сторон, ибо неожиданное пред- ставление столь сильного средства, как свидетельские показания об алиби, непосредственно в ходе судебного разбирательства слишком часто делает непосильной для стороны обвинения задачу их опровержения в судебном заседании. Это практически лишает ее состязательного права на вызов и допрос свидетелей в ее пользу на тех же условиях, что и для свидетелей противоположной сто- роны, у которых такое право имеется (подп. «d» п. 3 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод).


 

можно принять законное судебное решение по делу, если обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует по своему содержанию обвинению, сформулированному в постановлении (постановлениях) о привлечении в качестве обвиняемого; либо когда обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем, дознавателем, не утвержден прокуро- ром; когда в этих документах отсутствуют данные о судимостях, имеющихся у обви- няемого, сведения о его местонахождении, данные о лице, потерпевшем от преступ- ления1.

Следует иметь в виду, что Конституционный Суд РФ дал расширительное толко- вание рассматриваемому основанию для возвращения уголовного дела прокурору:

«Если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нару- шения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требования- ми данного Кодекса»2. Отсюда вытекает, что суд по собственной инициативе или по ходатайству любой из сторон вправе возвратить дело прокурору для устранения до- пущенных в досудебном производстве процессуальных нарушений, для чего допус- кается выполнение необходимых следственных и иных процессуальных действий. При этом, однако, должны соблюдаться следующие условия:

— на предварительном расследовании были допущены существенные наруше- ния закона. При этом существенными процессуальными нарушениями считаются те, которые одновременно: а) ущемляют права участников уголовного судопроизводства; б) препятствуют рассмотрению дела, поскольку не устранимы в судебном заседании и исключают возможность постановления законного и обоснованного приговора. Так, например, препятствуют постановлению правосудного приговора нарушения в досу- дебной стадии конституционных прав обвиняемого на защиту и прав потерпевшего на доступ к правосудию, компенсацию причиненного ущерба;

— исправление таких нарушений после направления дела прокурору не будет связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия3.

Иначе говоря, не всякие (даже существенные) процессуальные нарушения могут служить основанием для возвращения дела прокурору. Не должны быть таким осно- ванием нарушения, устранение которых фактически означало бы проведение допол-

1 См. п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 25.03.2004 г.

2 Пункт 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 № 18-П по делу о провер- ке конституционности положений ст. 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также гл. 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан // Российская газета. 23.12.2003 г.

3 Под неполнотой предварительного расследования в теории уголовного процесса понимают- ся пробелы в установлении всего круга фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу и могущих оказать существенное влияние на решение по делу. При этом непол- ным расследование будет являться и тогда, когда следователем, дознавателем не проверены все возможные версии по данному делу (см.: Уголовный процесс : учебник / под ред. И.Л. Петрухина. М., 2001. С. 81; Уголовный процесс : учебник. Общая часть / под ред. проф. В.З. Лукашевича. СПб., 2004. С. 98—99).


 

нительного расследования, которое не предусмотрено УПК РФ. Конституционный Суд РФ исходит при этом из правовой позиции, согласно которой исправление допу- щенных нарушений не должно сводиться: к установлению органами предварительно- го расследования новых фактических обстоятельств дела, к переквалификации деяний, к доказыванию виновности обвиняемых, а также к дополнению ранее предъявленного обвинения. Направляя в этих случаях уголовное дело прокурору, суд не подменяет сторону обвинения — он лишь указывает на выявленные нарушения, ущемляющие права участников уголовного судопроизводства, требуя их восстановле- ния. Как указал Конституционный Суд РФ, возвращение уголовного дела прокурору имеет целью лишь приведение процедуры предварительного расследования в соот- ветствие с требованиями, установленными в уголовно-процессуальном законе1.

2. Судья также обязан возвратить уголовное дело прокурору, если копия обвини- тельного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому (п. 2 ч. 1 ст. 237). Имеется одно исключение из этого правила — дело не возвращается прокурору, если обвиняемый отказался от получения копии обвинительного заклю- чения либо не явился по вызову или иным образом уклонился от получения копии обвинительного заключения или акта и прокурор направил уголовное дело в суд с указанием причин, по которым копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому.

3. Дело возвращается прокурору и в том случае, когда при ознакомлении обвиня- емого с материалами уголовного дела ему не было разъяснено его право ходатайство- вать: о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, о применении особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, о проведении предварительного слушания.

4. Возвращение уголовного дела прокурору предусмотрено также для соедине- ния уголовных дел, если при наличии для этого оснований такое соединение не было осуществлено на стадии предварительного расследования (п. 4 ч. 1 ст. 237). Сам судья не вправе принимать решения о соединении поступивших к нему уголовных дел, по- скольку это означало бы принятие им на себя в этой части функции обвинения.

5. В п. 3 ч. 1 ст. 237 предусмотрено такое основание для возвращения дела проку- рору, как необходимость составления обвинительного заключения или обвинитель- ного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера. Необходимость в этом согласно ч. 5 ст. 443 может возникнуть, если судья признает, что психическое расстройство лица, в отношении которого рассматривается уголовное дело, не установлено или что забо- левание лица, совершившего преступление, не является препятствием для примене- ния к нему уголовного наказания.

При возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресе- чения в отношении обвиняемого (в том числе о заключении под стражу) и перечисля- ет его за прокуратурой. Если судьей оставлена или избрана обвиняемому мера пресе- чения в виде содержания под стражей, то срок содержания под стражей должен

 

1 См. п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 04.03.2003 г. по делу о проверке конституционности положений п. 2 ч. 1 и ч. 3 ст. 232 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Л.И. Батищева, Ю.А. Евграфова, О.В. Фролова и А.В. Шмелева.


 

исчисляться с учетом времени, проведенного подозреваемым, обвиняемым под стра- жей ранее, не превышая своего предельного значения.

Судья в данной стадии может приостановить производство по уголовному делу. Для приостановления производства закон устанавливает ряд оснований. Так, судья приостанавливает производство по делу в случае, когда обвиняемый скрылся и место его пребывания неизвестно (п. 1 ч. 1 ст. 238). При побеге обвиняемого, который со- держался под стражей, судья возвращает дело прокурору и поручает ему обеспечить розыск обвиняемого. Когда скрылся обвиняемый, не содержащийся под стражей, су- дья избирает ему меру пресечения в виде заключения под стражу и поручает проку- рору обеспечить его розыск.

Если обвиняемый скрылся, но по данному делу имеются и другие обвиняемые, все производство по делу приостанавливается только тогда, когда в отсутствие скрыв- шегося обвиняемого дело не может быть разрешено всесторонне, полно и объектив- но. В ином случае должно приостанавливаться и выделяться в отдельное производ- ство дело лишь в отношении скрывшегося обвиняемого, а в отношении остальных обвиняемых — назначаться к рассмотрению в судебном заседании.

Тяжкое заболевание обвиняемого влечет приостановление производства по делу, если оно (заболевание) препятствует его участию в судебном заседании (п. 2 ч. 1 ст. 238). Факт такого заболевания может быть подтвержден медицинским заключением, которое не является заключением судебно-медицинского эксперта, поскольку экспер- тиза в стадии подготовки к судебному заседанию не производится. Когда заболевание обвиняемого является психическим расстройством, вопрос о приостановлении про- изводства по делу может решаться различным, причем не всегда положительным об- разом:

— если психическое расстройство обвиняемого связано с опасностью для него или других лиц либо с возможностью причинения им иного существенного вреда, то производство по делу не приостанавливается, а назначается судебное заседание, в котором рассматривается вопрос об освобождении лица от уголовной ответствен- ности и о применении к нему в соответствии с ч. 1 ст. 443 принудительных мер меди- цинского характера;

— если психическое расстройство обвиняемого одновременно удовлетворяет следующим условиям: а) не связано с такой опасностью; б) наступило после совер- шения уголовно противоправного деяния; в) является хроническим, то дело в отно- шении него прекращается на основании ч. 2 ст. 443;

— если психическое расстройство обвиняемого не представляет опасности и имеют- ся сведения, дающие основание полагать, что запрещенное уголовным законом дея- ние совершено лицом в состоянии невменяемости, судья должен передать дело в су- дебное заседание, в котором будет назначена судебно-психиатрическая экспертиза в целях проверки психического состояния данного лица и рассмотрен вопрос о пре- кращении в отношении него уголовного дела ввиду отсутствия в деянии состава пре- ступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 и ч. 3 ст. 443;

— если психическое расстройство обвиняемого: а) не представляет опасности; б) наступило после совершения уголовно противоправного деяния и в) является со- гласно медицинскому заключению временным, то производство по делу может быть приостановлено на основании п. 2 ч. 1 ст. 238.


 

Основанием для приостановления судьей производства по уголовному делу мо- жет быть и направление судом запроса в Конституционный Суд РФ или принятие Конституционным Судом к рассмотрению жалобы о соответствии закона, применен- ного или подлежащего применению в данном уголовном деле, Конституции РФ (п. 3 ч. 1 ст. 238). Направление судом запроса в Конституционный Суд РФ является осно- ванием для приостановления производства по делу не только в том случае, если за- прос направлен судьей, проводящим данное предварительное слушание, но и другим судом любой инстанции (ст. 101, 103 Федерального конституционного закона «О Кон- ституционном Суде Российской Федерации»).

Производство по уголовному делу приостанавливается также в случае, когда ме- сто нахождения обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в судебном разбирательстве отсутствует (п. 4 ч. 1 ст. 238). Однако следует иметь в виду, что приостановление производства судом невозможно по любым основаниям, если одна из сторон заявляет ходатайство о проведении судебного разбирательства в отсутствие подсудимого по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях в поряд- ке, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК (см. об этом ч. 5 § 1 гл. 21 учебника).

Судья на предварительном слушании может также прекратить дело или уголов- ное преследование (об основаниях прекращения см. § 2 гл. 17 учебника). Однако не могут служить основаниями для такого прекращения в данной стадии процесса: от- сутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24); отсутствие в деянии состава преступ- ления (п. 2 ч. 1 ст. 24); непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27). В этих случаях должен быть вынесен оправдательный приговор, что требует проведения судебного разбирательства1. Суд вправе рассмот- реть по существу находящееся в его производстве уголовное дело, также если до вы- несения приговора новым уголовным законом была устранена преступность и нака- зуемость инкриминируемого обвиняемому деяния. Это не лишает обвиняемого права на доступ к правосудию и права на эффективную судебную защиту в установленных законом процессуальных формах2.

При прекращении уголовного дела, так же как и при приостановлении по нему производства, судья в данной стадии вправе оценивать доказательства не только с точки зрения их допустимости, но также относимости к обстоятельствам, подлежа- щим доказыванию по делу, а также достоверности и достаточности.

 

1 В части 1 ст. 239 УПК предусматривается также обязанность суда прекратить уголовное дело по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27, если прокурор отказался от обвинения полностью или в соответствующей его части. Однако применимость этой нормы уже в ходе предварительного слушания вызывает сомнение, поскольку согласно Постанов- лению Конституционного Суда РФ вынесение судом решения, обусловленного такой позицией го- сударственного обвинителя, допустимо лишь после завершения исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты, что мыслимо лишь в стадии судебного разбирательства (см. п. 3 Постановления Консти- туционного Суда РФ от 08.12.2003 № 18-П по делу о проверке конституционности положений ст. 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также гл. 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан // Российская газета. 23.12.2003 г.).

2 См. определение Конституционного Суда РФ от 05.11.2004 № 361-О.


 

По общему правилу судебные решения, принятые по результатам предваритель- ного слушания, не подлежат обжалованию в вышестоящий суд. Исключение состав- ляют решения: о прекращении уголовного дела; о назначении судебного заседания в части разрешения вопроса о мере пресечения (ч. 7 ст. 236 УПК), а также о приоста- новлении производства по делу1, которые могут быть обжалованы в вышестоящем суде2.

 

 

1 См. п. 5 Постановления Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 № 18-П.

2 Положения ч. 7 ст. 236 УПК в настоящий момент не предусматривают возможность обжало- вать судебное решение о возвращении уголовного дела прокурору. В пункте 5 Постановления Кон- ституционным Судом РФ от 08.12.2003 № 18-П ч. 7 названной статьи была признана не соответ- ствующей Конституции РФ, однако лишь в той ее части, которая не допускала обжалование решение суда о приостановлении производства по делу. Однако ранее, применительно к схожим положени- ям УПК РСФСР, Конституционным Судом была занята более радикальная позиция. Так, Постанов- лением от 02.07.98 № 20-П по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 331 и 464 УПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан была признана не соответствующей Консти- туции РФ норма, исключавшая обжалование и пересмотр в кассационном порядке решений судов о направлении уголовного дела для производства дополнительного расследования (см.: Россий- ская газета. 14.07.98 г.). Важно отметить, что эта правовая позиция была основана на положениях Конституции РФ и принципах и нормах международного права, в связи с чем нет оснований не применять ее по аналогии и к положениям ч. 7 ст. 236 УПК РФ. Судебная практика по-разному подходит к возможности обжалования решений о возвращении уголовного дела прокурору. Одни вышестоящие суды отказывают сторонам в удовлетворении подобных жалоб, другие принимают их к рассмотрению. Так, определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, которое было вынесено после 08.12.2003 г., отменено в кассационном порядке постановление судьи Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики о возвращении уголовного дела проку- рору (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 9. С. 30—31).


 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.