Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ПОНЯТИЕ РЕАБИЛИТАЦИИ, ЕЕ ОСНОВАНИЯ И ОБЪЕМ



В юридическом смысле термин «реабилитация» означает восстановление в пра- вах. Право на реабилитацию, предусмотренное уголовно-процессуальным зако- ном, развивает предусмотренное ст. 53 Конституции РФ право каждого гражда- нина на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно ч. 2 ст. 133 УПК право на реабилитацию распространяется на следу- ющих лиц:

1) подсудимого, в отношении которого вынесен оправдательный приговор по сле- дующим основаниям: не установлено событие преступления; подсудимый непричас- тен к совершению преступления; в деянии подсудимого нет признаков преступления; в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдатель- ный вердикт (ч. 2 ст. 302);

2) подсудимого, уголовное преследование (дело) в отношении которого прекра- щено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения (п. 2 ст. 254);

3) подозреваемого или обвиняемого, уголовное преследование в отношении ко- торого прекращено в связи:

— с отсутствием события преступления; отсутствием в деянии состава преступле- ния; отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбужде- но не иначе как по его заявлению; отсутствием заключения судебного органа о наличии признаков преступления в действиях: члена Совета Федерации и депутата Государствен- ной Думы; Генерального прокурора РФ; Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ1; судьи Конституционного Суда РФ; иного судьи; депутата законода- тельного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ; прокуро- ра, руководителя следственного органа, следователя; адвоката (ч. 1 ст. 448),

— отсутствием согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей, Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ, руководителя следственного органа Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъекту РФ на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого: члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы; судьи Конституционного Суда Российской Федерации; других судей; зарегистрированного кандидата в депутаты Государственной Думы; зарегистрированного кандидата в депутаты законодатель- ного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ2 (п. 1 и 3—5, а также п. 13—14 ч. 1 ст. 448),

 

1 На момент подготовки настоящего издания учебника в п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (по-видимому, ошибочно) не упомянуты п. 2, 2.1 ч. 1 ст. 448, в которых также говорится о необходимости получе- ния заключения коллегии судей о наличии признаков преступления в действиях Генерального про- курора РФ или Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ.

2 На момент подготовки настоящего издания учебника в п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (по-видимому, ошибочно) не упомянуты п. 13—14 ч. 1 ст. 448, в которых сказано о необходимости получения согласия Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ, руководителя следственного


 

— непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступле- ния; при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в за- конную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постанов- ления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела; при отказе Государственной Думы в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, либо отказе Совета Федерации в ли- шении неприкосновенности данного лица (п. 1, 4—6 ч. 1 ст. 27);

4) осужденного — в случаях полной или частичной отмены вступившего в за- конную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по следу- ющим основаниям: ввиду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совер- шению преступления (п. 1 ст. 27) или при наличии оснований, предусмотренных для отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела (п. 1, 2, 5, 6 ч. 1 ст. 24);

5) лица, к которым были применены принудительные меры медицинского харак- тера, предусмотренные гл. 15 УК РФ и гл. 51 УПК, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры;

6) любых других лиц, незаконно подвергнутых мерам процессуального принуж- дения в ходе производства по уголовному делу. В части 3 ст. 133 УПК упоминается лишь о незаконных действиях органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда в отношении лиц, подвергнутых мерам процессуального принуждения. Однако применение этих мер может быть и вполне правомерным, если для этого в тот момент имелись законные процессуальные основания. Например, лицо было задержано вслед- ствие ошибочного указания на него потерпевшим и очевидцами; затем ошибка была об- наружена, и задержанного освободили, причем ему был причинен в ходе задержания вред. В подобных случаях было бы несправедливо отказывать лицу в возмещении вреда. Представляется, что возмещению подлежит как вред, причиненный реабилитированно- му при совершении в отношении него собственно незаконных или необоснованных дей- ствий, так и в результате законных и обоснованных на момент своего производства дей- ствий, которые, однако, были связаны с напрасным уголовным преследованием. Вместе с тем исчерпывающий перечень мер процессуального принуждения дан в гл. 4 УПК. Сре- ди них не названы такие принудительные меры, как обыск, выемка и другие следствен- ные действия, осуществляемые в принудительном порядке, за исключением личного обыс- ка (ст. 93 гл. 4). Поэтому по буквальному смыслу этих норм не возникает права на возмещение вреда в порядке, установленном гл. 18 УПК, например в случае его причине- ния лицу при проведении следователем, органом дознания или дознавателем незаконного обыска в жилище или ином месте (ст. 182), хотя подлежит возмещению вред, причинен- ный при личном обыске, поскольку последний указан в гл. 4 УПК. На наш взгляд, такой

 

органа Следственного комитета при прокуратуре РФ по субъекту РФ на возбуждение уголовного дела соответственно в отношении зарегистрированного кандидата в депутаты Государственной Думы; зарегистрированного кандидата в депутаты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ.


 

подход был бы нелогичен и явно несправедлив, поэтому понятие мер процессуально- го принуждения для целей реабилитации следует толковать расширительно — как любых принудительных процессуальных (в том числе следственных) действий, про- изведенных органом дознания, дознавателем, следователем и судом в ходе уголовно- го судопроизводства.

В иных, кроме перечисленных выше, случаях вопрос о возмещении вреда рас- сматривается в порядке гражданского судопроизводства, например при причинении вреда незаконными действиями, произведенными при осуществлении оперативно- розыскных мероприятий, неправомерными действиями судебного пристава или су- дебного пристава-исполнителя и т.д. Такой вред должен возмещаться по основаниям и в порядке, предусмотренном ст. 1064, 1069 ГК РФ.

Следует иметь в виду, что право на реабилитацию не возникает также, когда при- мененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановлен- ный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнис- тии, истечения сроков давности, недостижения лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность сво- их действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, преду- смотренного уголовным законом, а также ввиду принятия уголовного закона, устра- няющего преступность или наказуемость деяния.

Возмещение вреда, причиненного лицу в результате уголовного преследования, производится в полном объеме. Полное возмещение вреда, согласно гражданскому законодательству (ст. 1082 ГК РФ), состоит в том, что лицо, ответственное за причи- нение вреда, обязано возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или полностью возместить причи- ненные убытки. Под убытками понимается выраженный в денежной форме ущерб, который причинен одному лицу противоправными действиями другого лица. В это понятие входят, во-первых, расходы, произведенные кредитором, во-вторых, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб) и, в-третьих, доходы, которые он получил бы, если бы не противоправные действия должника (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Пол- ное возмещение вреда предполагает компенсацию не только имущественного, но и морального вреда, однако согласно ч. 2 ст. 136 УПК возмещение морального вреда при реабилитации осуществляется в порядке гражданского судопроизводства.

Важно отметить, что вред, причиненный гражданину в результате уголовного пре- следования, возмещается государством независимо от вины органа дознания, дозна- вателя, следователя, прокурора и суда.

В случае смерти реабилитированного право на возмещение имущественного вреда переходит к его наследникам (ст. 1112 ГК РФ), а в части получения пенсий и посо- бий, если их выплата не была произведена в связи с уголовным преследованием, — к тем членам его семьи, которые отнесены законом к кругу лиц, обеспечиваемых пен- сией по случаю потери кормильца (ст. 9 Федерального закона от 17.12.2001 г. «О трудо- вых пенсиях в Российской Федерации»). Право на возмещение вреда в результате смерти кормильца принадлежит также лицам, указанным в ст. 1088 ГК РФ.





Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.