Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Модели стадии возбуждения уголовного дела



С помощью идеальной типологии судопроизводства можно выделить две модели стадии возбуждения уголовного дела: розыскную и состязательную.

1. Розыскная модель стадии возбуждения уголовного дела используется тогда, когда решение о начале официальной процессуальной деятельности принимает орган, одновременно обязанный осуществлять уголовное преследование. В этом усматрива- ется исходный признак розыска — слияние в одних руках функции обвинения и «юрис- дикционной» функции принятия процессуальных решений. При розыскном построе- нии стадии возбуждения дела используется исключительно императивный метод правового регулирования. Принципиально важно, что результаты официальной про- цессуальной деятельности органа, возбудившего дело по собиранию сведений, как правило, уже имеют здесь доказательственное значение (например, протокол осмотра места происшествия). Иначе нет смысла говорить и о самой стадии возбуждения дела (например, не начинается никакой стадии процесса, когда пострадавший от преступ- ления своими непроцессуальными действиями пресекает преступление и отыскивает следы, которые лишь потом, возможно, станут доказательствами).

В современном российском уголовном процессе в розыскной форме возбужда- ются дела публичного и частно-публичного обвинения. Актом возбуждения уголов- ного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государства. Пра- вом возбуждения уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения наделены только государственные органы уголовного преследования: следователь, дознаватель, начальник подразделения (орган) дознания и руководитель следственного органа. Ча- стные лица сами процессуальных решений не принимают, они лишь обращаются с со- ответствующим заявлением к государственным органам.

Принятие решения о возбуждении дела в розыскном порядке обеспечивает необ- ходимую оперативность уголовного преследования, быстроту реагирования на пре- ступление, его пресечение, закрепление следов. В тех случаях, когда уголовное дело возбуждается по факту (in rem — лат.), при неизвестности предполагаемого преступ- ника, использование розыскной модели может оказаться удобнее, поскольку состя- заться пока еще не с кем. Однако она не обеспечивает полностью независимого и бес- пристрастного контроля за законностью и обоснованностью возбуждения дела.

Кроме того, монополия государственных органов на возбуждение уголовного дела не гарантирует потерпевшему право на доступ к правосудию. Поэтому за потерпевшим признается возможность обжалования в суд решений об отказе в возбуждении дела. В мировой практике доступ к правосудию иногда обеспечивается значительно более радикальным способом — наделением потерпевшего правом самому возбуждать уго- ловное преследование в суде (т.н. замещающее обвинение). В этих случаях использу- ется вторая — состязательная — модель возбуждения уголовного дела.

2. Состязательная модель возбуждения уголовного дела предполагает, что ре- шение о начале официального производства по делу принимает суд по ходатайству стороны обвинения. При этом обвинитель, как правило, руководствуется принципом целесообразности. Судья связан требованием обвинителя и может отклонить его за- явление о возбуждении дела только в тех случаях, когда для этого со всей очевидно- стью отсутствуют материально-правовые основания. Например, действия обвиняемого, указанные в требовании, явно не содержат признаков какого-либо уголовно наказуемо-


 

го деяния, истекли сроки давности, имеются неотмененные преюдициальные решения, препятствующие началу производства по делу, и т.п. Однако заинтересованная сторона должна иметь возможность обжаловать это решение судьи в вышестоящий суд.

Здесь не смешиваются процессуальные функции обвинения и правосудия, по- скольку суд не является инициатором возбуждения уголовного дела, контролирует не его обоснованность, а только законность. Его решение означает лишь признание за обвинителем права открыто доказывать виновность обвиняемого и добиваться его наказания. Судебная процедура принятия решений о возбуждении дела не столь опе- ративна, как розыскная, ее труднее приспособить к возбуждению дела по факту, одна- ко она в несравненно большей степени обеспечивает соблюдение прав потерпевшего, а также подозреваемого.

В современном российском уголовном процессе таким способом возбуждаются дела частного обвинения. Состязательный характер этой процедуры неоднократно под- твержден Конституционным Судом РФ1. Потерпевший обращается в суд с соответству- ющей жалобой, а суд принимает ее к своему производству (ст. 318, 319 УПК). Однако уго- ловно-процессуальный закон указывает лишь на способ возбуждения дела («возбуждается путем подачи заявления потерпевшим» — ч. 1 ст. 318) и оставляет неясным вопрос: кто же возбуждает уголовное дело частного обвинения — сам потерпевший или суд? Офици- альная процессуальная деятельность начинается только с момента принятия судом заяв- ления к своему производству (ч. 7 ст. 318). Действия самого потерпевшего не связаны с процессуальным принуждением и не имеют доказательственного значения без после- дующей их легализации в суде. Поэтому, на наш взгляд, следует считать, что уголовное дело в этих случаях возбуждается именно судом, а не потерпевшим.

Для стран с английским типом уголовного процесса характерна состязательная модель возбуждения уголовного преследования. Этому обычно предшествует так на- зываемое полицейское расследование — внепроцессуальная деятельность стороны обвинения по обнаружению следов преступления и предполагаемого преступника. Она не является официальной процессуальной деятельностью (каковой, например, служит дознание во Франции и т.п.), не создает непосредственно судебных доказа- тельств, не связана с мерами судебного принуждения и представляет собой оператив- но-розыскную или административную деятельность полиции. Применив админист- ративное принуждение для пресечения нарушения порядка или обнаружив следы преступления, английский полицейский должен обратиться в суд для того, чтобы на- чалось официальное уголовное преследование или появились судебные доказатель- ства. Поэтому возбуждением уголовного преследования в английском типе процесса считается принятие судом заявления об официальном обвинении (information) или выдача ордера на арест или обыск.

Кроме того, способы возбуждения уголовных дел (равно как и уголовного пре- следования в целом) можно разделить в зависимости от того, каким началом руковод- ствуется правоприменитель, принимая такое решение,— началом законности (офи- циальности) или началом целесообразности (усмотрения). Традиционно в странах, принадлежащих к континентальной системе права, использовалось начало законно- сти, когда при обнаружении признаков преступления компетентный государственный

 

1 См., например, определение Конституционного Суда РФ от 26.01.99 № 11-О по запросу Ва- нинского районного суда Хабаровского края о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР // Российская газета. 23.03.99 г.


 

орган (прокурор, следователь и т.д.) был обязан возбудить уголовное преследование (розыскная модель). В странах англосаксонской системы права всегда преобладало начало целесообразности обвинения, когда органы уголовного преследования поль- зуются определенной свободой при решении вопроса о том, стоит ли начинать уголов- ное преследование. При этом применяется состязательная модель стадии возбуждения уголовного преследования. Однако в последнее время во многих странах континен- тального права также наблюдается сильная тенденция перехода при возбуждении уго- ловного преследования к началу общественной целесообразности1.

Начало общественной целесообразности в настоящее время законодательно либо фактически действует во Франции, Бельгии, Дании, Израиле, Исландии, Китае, Люксем- бурге, Нидерландах, Норвегии, в романских кантонах Швейцарии, в Японии, во многих франкоязычных африканских государствах и арабских странах. В УПК Германии провоз- глашен принцип официальности (обязательности) при возбуждении публичного обвине- ния (§ 152), но тем не менее допускается отказ от уголовного преследования ввиду мало- значительности деяния, если «преследование не вызвано публичным интересом» (п. 1

§ 153), временный отказ от возбуждения обвинения при заглаживании обвиняемым при- чиненного вреда (§ 153а), отказ от обвинения при деятельном раскаянии обвиняемого (§ 153d) и др. В большинстве процессуальных систем целесообразность является кри- терием для решения вопроса о возбуждении уголовного преследования, а не его про- должении, однако следует иметь в виду, что в Германии публичное обвинение воз- буждается уже по окончании предварительного расследования (§ 170 УПК), т.е. уже после фактического начала уголовного преследования. Согласно ст. 198 УПК кантона Женева (Швейцария) прокурор Апелляционного суда вправе прекратить расследова- ние на любом его этапе без какого-либо обоснования своего решения.

По УПК РФ ведущим началом при возбуждении уголовного дела декларируется принцип законности (ч. 2 ст. 21), однако предусматривается и возможность отмены прокурором постановления о возбуждении дела (ч. 4 ст. 146).

В некоторых процессуальных системах, использующих принцип целесообразно- сти обвинения, предусмотрено поистине выдающееся законодательное положение, охраняющее интересы потерпевшего. Если прокурорская служба бездействует, по- терпевший вправе обратиться непосредственно к судебному следователю или с жало- бой в суд и таким способом добиваться возбуждения уголовного дела и понуждать прокурорскую службу поддерживать заявленное им требование. У потерпевшего вслед- ствие этого появляются обширные права (пользоваться помощью адвоката, знакомить- ся с материалами дела, обжаловать постановления следователя и т.д.), которые дела- ют его активным участником процесса.

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.