Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА В ПРОСТРАНСТВЕ



Общий принцип действия уголовно-процессуального закона в пространстве та- ков: если производство по делу ведется на территории Российской Федерации, то при этом независимо от того, где совершено преступление — на территории Рос-

 

1 См. постановление Президиума Верховного Суда РФ от 04.06.2003 г. // БВС РФ. 2003. № 12.

2 См. постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21.01.2004 г. // БВС РФ. 2004. № 8.

3 В редакции п. 5 ст. 2 Федерального закона от 29.05.2002 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон „О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Фе- дерации”».


 

сии или за ее пределами, применяется российский уголовно-процессуальный за- кон. Он опирается на общепризнанный международно-правовой принцип суве- ренного равенства государств. Оборотной стороной последнего является между- народный принцип невмешательства государств во внутренние дела друг друга. Применительно к рассматриваемому правилу он означает, что ни одно государ- ство не вправе издавать законы либо производить действия, распространяющие свою судебную юрисдикцию на территорию других государств, без согласия последних. Так, например, должны считаться юридически ничтожными резуль- таты процессуальных действий, совершенных следственными органами одного государства на территории другого, если это не предусмотрено соответствующим международным договором. Для производства этих действий недостаточно даже выраженного согласия органов исполнительной власти другого государства (пра- вительства, органов прокуратуры, юстиции, внутренних дел и т.д.), ибо они не уполномочены на то, чтобы делать исключения из закона, который практически во всех государствах закрепляет территориальный принцип применения уголов- но-процессуальных норм. Создавать подобного рода изъятия — привилегия лишь закона или международного права. Например, Конвенцией государств СНГ о пра- вовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.93 г., а также двусторонними договорами о правовой помощи с такими государствами, как Болгария, Греция, КНДР, Куба, Латвия, Литва, Фин- ляндия и т.д., при выполнении поручений о правовой помощи допускается при- менение на территории запрашиваемого государства иностранного законодатель- ства, в том числе и процессуального, но только по просьбе запрашивающей стороны и если это не противоречит собственному законодательству стороны за- прашиваемой.

Территория Российской Федерации включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними. Рос- сийская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Феде- рации в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного права (ст. 67 Конституции РФ). Водная, или морская территория государства, по срав- нению с сухопутными и воздушными территориями, имеет, согласно международно- му праву, особый правовой режим, что отражается и на уголовно-процессуальной юрисдикции государств. Так, хотя Российская Федерация и обладает суверенитетом над своими внутренними водами, однако в настоящее время в международном праве сложился обычай, закрепленный в ряде соглашений по морскому торговому судоход- ству, который связан с отказом прибрежного государства от осуществления юрисдик- ции в отношении преступлений, совершенных на борту торгового судна, если они не затрагивают интересов этого государства или вообще не выходят за пределы судна. Так, согласно договору, заключенному в 1972 г. между СССР и Соединенным Коро- левством Великобритании и Северной Ирландии, уголовная юрисдикция на борту торгового судна, находящегося в порту не своего государства, осуществляется, за ис- ключением случаев совершения тяжкого преступления, лишь по просьбе или с согла- сия консульского должностного лица. Что касается военных судов, то они, согласно нормам международного права, всегда находятся под юрисдикцией своего государ- ства. Суверенитет России распространяется и на ее территориальные воды. Поэтому


 

производство по делам о преступлениях, совершенных на российских судах, находя- щихся в территориальных водах России, всегда ведется по российскому законода- тельству. Однако согласно ст. 19 Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне, если иностранное судно пересекает территориальные воды без захода во внут- ренние воды (право мирного прохода), уголовная юрисдикция прибрежного государ- ства на его борту не осуществляется. Исключение составляют случаи, когда послед- ствия преступления распространяются на прибрежное государство либо когда капитан судна или консул прибрежного государства обращается к властям прибрежного госу- дарства за помощью, либо это необходимо для пресечения торговли наркотиками.

Таким образом, положения ч. 2 ст. 2 УПК следует понимать ограничительно. Они справедливы, только когда: а) преступление совершено на российском военном суд- не; б) преступление совершено на российском судне в открытом море; в) российское судно использует право мирного прохода через чужие территориальные воды без за- хода в воды внутренние; г) российское судно хотя и находится во внутренних водах иностранного государства, однако согласно международному договору преступление, совершенное на борту российского судна, подпадает под юрисдикцию России.

 

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.