Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Основные показатели фразеологической устойчивости



 

Различным классам фразеологизмов свойственны как общие, так и частные показатели устойчивости, в результате которых они воспроизводятся в готовом виде. Четыре общих показателя устойчивости образуют минимальную фразеологическую устойчивость:

1.Устойчивость употребления - это показатель того, что фразеологизм является единицей языка, общественным достоянием в данном языковом коллективе, а не индивидуальным оборотом, употребленным тем или иным автором. Использование фразеологизма не носит характера цитирования и всегда связано с фразеологической абстракцией (см. § 35).

2.Семантическая осложненность. Семантическая осложненность проявляется неодинаково во фразеологизмах различных классов (см. § 15). К различным видам семантической осложненности относятся: полное или частичное переосмысление значения, необразные преобразования значения, наличие архаических элементов в составе фразеологизмов и др.

3.Раздельнооформленность (см. гл. 4).

4. Невозможность образования по порождающей структурно-семантической модели переменного сочетания слов(см. гл. 5).

Эти показатели устойчивости образуют минимальный фразеологический инвариант, т.е. минимальную совокупность константных составляющих как в плане выражения, так и в плане содержания.

К минимальному фразеологическому инварианту, являющемуся предельной мерой фразеологичности, вполне применима характеристика меры, предложенная В.И. Свидерским: «Качество как единство элементов и структуры допускает определенные изменения входящих в него элементов без изменения всей структуры. Подобные изменения в рамках данного качества носят название количественных изменений. Возможные границы такого изменения элементов в рамках данной структуры определяются мерой. За пределами меры вместе с изменением всех элементов в целом и даже отдельных элементов наступает изменение самой структуры, происходит скачок от одного качественного состояния к другому, новому качественному состоянию» [Свидерский, 1962, с. 61].

Действие этого закона развития в сфере фразеологии выражается, в частности, в прохождении любой будущей ФЕ стадии потенциальной фразеологичности, без которой возникновение ФЕ было бы невозможным. Потенциальные фразеологизмы, выходя за рамки единичного употребления и приобретая недостающие им элементы устойчивости, например, устойчивость употребления, приводящую к возникновению у них фразеологической абстракции (см. § 35), становятся единицами языка, т.е., как и во всяком другом процессе, постепенное накопление количественных изменений приводит путем скачка к коренным качественным преобразованиям. Потенциальный фразеологизм может стать единицей языка только в том случае, если он перестанет быть «частной собственностью» и станет «общественной собственностью», т.е. регулярно воспроизводимым образованием в речи всего населения или части его, получая таким образом социальную апробацию. Этот процесс осуществляется благодаря использованию оборота в многочисленных контекстах (см. § 41).

В зависимости от того, какой материал лег в основу будущего фразеологизма, оборот проходит те или иные стадии развития. В этом заключается закономерность фразообразовательного процесса. Так, для фразеологизмов, образованных от переменных сочетаний слов, обычно характерен трехступенчатый путь развития (см. § 22):

1) burn one's fingers - обжечь пальцы - переменное словосочетание, образованное по порождающей структурно-семантической модели burn one's hand, leg, nose и др.

2) потенциальный фразеологизм - обжечься на чём-л. Первое индивидуально-авторское употребление данного оборота. Оборот переосмыслен: метафора, основанная на сходстве действия:

I do not care for burning my fingers in a quarrel ("Guardian", 1713, № 108).

3) фразеологическая единица - обжечься на чём-л.

"After all, you must admit that my advice was good!"

"Very good."

"And the wretched boy ought tohave burnt his fingers."

"Well, he hasn't" (W.S. Maugham).

В отличие от прототипа глагол в ФЕ сочетается только со словом fingers, что исключает регулярную порождающую структурно-семантическую моделированность, характерную для переменного прототипа. В процессе коммуникации прототип вычленяется из состава порождающей структурно-семантической модели, а ФЕ воспроизводится в готовом виде. Хотя фразообразовательные модели являются моделями описания, а не порождения, они тем не менее указывают на один из возможных путей развития в том случае, если переменное сочетание слов подвергнется фразеологизации. А будет ли этот процесс иметь место или нет, непредсказуемо. Семантические особенности переменных прототипов влияют на семантику ФЕ. Так, отрицательная результативность переменного прототипа burn one's fingers исключает образование ФЕ с положительным значением. Аналогичными примерами являются: come a cropper - потерпеть неудачу, крах (букв.: „упасть с лошади вниз головой"); put a spoke in smb.'s wheel - вставлять палки в колеса; rock the boat - подвергать опасности, ставить под удар (букв.: „раскачивать лодку"); throw mud at smb.-облить грязью кого-л., смешать с грязью кого-л. (букв.: „швырять грязь в кого-л.") и др. Грамматическая принадлежность прототипа предопределяет грамматическую принадлежность ФЕ. Так, глагольность переменного словосочетания burn one's fingers допускает только образование глагольной ФЕ, субстантивные переменные сочетания a big fish in a little (или small) pond - местный туз, заправила (букв.: „большая рыба в маленьком пруду"), a digestion of an ostrich - всеядный, «луженый» желудок (букв.: „желудок страуса") и др. допускают только образование субстантивных ФЕ и т.д. В процессе фразеологизации формируется коннотативный аспект значения вследствие возникновения образности. Фразеологизация приводит также к расширению значения. Если в переменном прототипе отрицательный результат ограничивается только обожженными пальцами, то сфера отрицательной результативности фразеологизма весьма широка. Она представлена в его значении потенциальными семами, которые не погашаются, а могут реализоваться в различных контекстах при окказиональном употреблении фразеологизмов.

Для ФЕ, восходящих к потенциальным фразеологизмам, т.е. не имеющим других прототипов, характерен двухступенчатый путь развития: потенциальный фразеологизм - ФЕ. К таким ФЕ относятся, например, пословицы типа an idle brain is the devil's workshop = праздность - мать всех пороков; an unfortunate man would be drowned in a tea-cup = когда не везет, можно и в ложке воды утонуть; bad news has wings - дурная молва на крыльях летит; extremes meet - крайности сходятся и др. К этой же группе относятся словосочетания и поговорки, основанные на фантастических образах, например, (as) drunk as a boiled owl (разг.) - вдребезги, вдрызг пьян; = пьян в стельку; (as) pleased as a dog with two tails - очень довольный; = рад-радешенек; the tail wagging (или wags) the dog-„хвост виляет собакой", т.е. подчиненный командует своим начальником (оборот создан Р. Киплингом) и др. Подобные модели объясняют механизм фразообразования.

Прототип фразеологизма - это мотивирующая база*, с которой фразеологизм связан деривационными отношениями в синхронии или диахронии.

* Термин «мотивирующая база» предложен Ю.А. Гвоздаревым в книге «Основы русского фразообразования» (Ростов-на-Дону,1971).

 

Таким образом, прототип - это не только языковые единицы или переменные сочетания слов, но и «различного рода ассоциативные отношения: исторические, фольклорные, текстовые, то есть фонд общих знаний, связанных с историческими традициями, фактами, реалиями, фольклорными представлениями, религиозными верованиями и их атрибутами...» [Григорьева, 1985, с. 56].

Значение переменного прототипа является потенциальным элементом семантической структуры ФЕ с живой внутренней формой. Это утверждение доказывается использованием в контексте широко распространенного стилистического приема двойной актуализации*, основанного на двойном восприятии: на обыгрывании значения ФЕ и буквального значения ее переменного прототипа или на обыгрывании значения ФЕ и буквального значения одного, двух или трех ее компонентов (см. § 19).

*Термин «двойная актуализация» предложен Л.М. Болдыревой. Стилистические особенности функционирования фразеологизмов (на материале современной художественной литературы и прессы ГДР): Дис... канд. филол. наук. - М., 1967.

 

Bread and butter - средство к существованию (букв.: „хлеб и масло")

"One manages to earn one's bread and butter" - as usual he could not keep up and he winked - "and a little piece of cake" (C.P. Snow).

Слова and a little piece of cake сближают значение ФЕ и значение ее переменного прототипа, что придает высказыванию шутливый характер.

Keep one's hair on - сохранять спокойствие, не горячиться (букв.: „сохранить волосы")

"We all know you're a bit of a snob, Uncle Hector," his niece grinned.

"Really, my dear girl, you permit yourself..."

"All right, all right! Keep your hair on. You cannot afford to lose any of what you have left" (C. Mackenzie).

Двойная актуализация передает подтрунивание племянницы над дядей.

Take the plunge - сделать решительный шаг, принять серьезное решение (букв.: „окунуться")

V i с k у: Take the plunge, my darling. We're alone in the swimming-bath.

Simon: Would you consider divorcing me? (N. Coward).

Вики употребляет оборот в буквальном значении. Саймон же воспринимает его как фразеологизм, так как этому разговору предшествовала ссора супругов. Неожиданное использование ФЕ и ее переменного прототипа создает значительный стилистический эффект.

Be all ears - превратиться в слух, слушать с напряженным вниманием

"I'm all ears."

Ms. IRS replies, "Yeah, I noticed they were rather large" ("People". March 30, 1987).

Двойная актуализация используется для выражения сарказма.

Таким образом, внутренняя форма ФЕ детерминирована ее прототипом (см. § 36). Путь, который проходит оборот, ставший фразеологизмом, - это становление его устойчивости.

Совокупность указанных выше показателей устойчивости характерна только для фразеологизмов. Отдельно же взятые показатели могут относиться и к другим единицам языка, так как все единицы языка являются устойчивыми, но каждой из них свойственен свой набор показателей устойчивости. Так, например, важнейшим показателем устойчивости морфем является их употребление только в составе слов. Невозможность порождения фразеологизмов по структурно-семантической модели переменного сочетания слов предопределяет лексическую устойчивость фразеологизмов, выражающуюся в одних фразеологизмах в неподменяемости их компонентов, а в других - в строгой регламентированности подобной подмены. Морфологическая устойчивость многих фразеологизмов выражается в том, что все их компоненты или некоторые из них имеют нулевую парадигму, т.е. являются словами со значащим отсутствием парадигмы. Нулевая парадигма наблюдается в тех случаях, когда все или некоторые компоненты фразеологизмов являются единичными словоформами, а эти слова имеют парадигму в составе переменных сочетаний слов, например, how do you do? при недопустимости how did he do? или how does he do? Вторым показателем морфологической устойчивости фразеологизмов является наличие в их составе компонентов с ограниченной парадигмой по сравнению с этими же словами в переменных сочетаниях слов. Так, оборот it (или that) goes without saying (разг.) - само собой разумеется допускает единственное изменение глагола: it (или that) went without saying. Аналогичное явление наблюдается во многих ФЕ: as the day is (или was) long - исключительно, чрезвычайно; it stands (или stood) to reason - совершенно очевидно и др. Морфологическая устойчивость, т.е. морфологическая недостаточность, не включается в число показателей минимальной фразеологической устойчивости, так как у многих фразеологизмов различная степень морфологической устойчивости, что затрудняет установление минимума обязательных признаков фразеологичности этого типа устойчивости, но их следует учитывать как при описании фразеологизмов как один из показателей их раздельнооформленности, так и при их употреблении. Это же справедливо и в отношении синтаксической устойчивости, проявляющейся в стабильном порядке слов, допускающем лишь некоторые нормативные изменения, например, при образовании страдательного залога (см. § 17). Морфологические и синтаксические показатели устойчивости могут варьироваться в зависимости от грамматического строя языка.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.