Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Соотнесенность фразеологизма и слова



 

Подход к фразеологизмам как к эквивалентам слов не допускает включения в состав фразеологии цельнопредикативных оборотов. Безусловно, значение цельнопредикативного оборота, являющегося главным предложением или главным и придаточным предложением и реже употребляющегося в качестве члена предложения, принадлежит к иному плану содержания, чем значение слова или словосочетания. Несмотря на это, словосочетания являются объектами изучения синтаксиса, что ни в коей мере не лишает его научности. Предметом синтаксиса как отдела грамматики является изучение способов соединения слов в словосочетания и в предложения, а также изучение типов предложений, их строения, функций и условий употребления.

Столь же правомерно изучение предложений всех типов как объектов фразеологии, если эти предложения не являются переменными предложениями или индивидуально-авторскими оборотами, которые используются только в качестве цитат и не являются единицами языка. Предметом изучения синтаксиса являются переменные, а не устойчивые предложения. Изучение семантических и стилистических особенностей устойчивых предложений - одна из важных задач фразеологии.

Критерием номинативности и коммуникативности не следует пользоваться при определении фразеологичности потому, что он приводит к парадоксальному положению. Дело в том, что в современном английском языке имеется значительное число глагольных фразеологизмов, которые мы относим к классу номинативно-коммуникативных образований, являющихся словосочетаниями, т.е. единицами, выполняющими номинативную функцию с глаголами в действительном залоге или только в страдательном залоге, и цельнопредикативными предложениями, т.е. единицами, выполняющими коммуникативную функцию, с глаголами в страдательном залоге, например, break the ice (сломать лед) - the ice is broken; cross (или pass) the Rubicon (перейти Рубикон) - the Rubicon is crossed (или passed) и др. Подобные образования не обладают автономностью пословиц, но им свойственно самостоятельное употребление не в меньшей степени, чем поговоркам. Таким образом, если рассматривать номинативность как один из критериев фразеологичности, то подобные обороты с глаголами в действительном залоге являются ФЕ и входят в систему языка, а с глаголами в страдательном залоге - нефразеологическими единицами и не входят в систему языка. Подобный вывод, как совершенно очевидно, является неправомерным.

При использовании указанного выше критерия номинации из числа фразеологизмов выпадает также значительное число цельнопредикативных единиц непословичного типа, например, the fat is in the fire - быть беде; that cat won't jump = этот номер не пройдет; what will Mrs. Grundy say? - что скажут люди? Будучи изъятыми из состава фразеологии, подобные обороты, по существу, повисают в воздухе и перестают быть объектом лингвистического исследования, так как неизвестно, в каком разделе языкознания их следует изучать.

Следует отметить, что термины «номинативный» и «коммуникативный» не являются однозначными и помимо значений, в которых они употребляются выше, у них имеются и другие значения. Так, «номинативный» также означает «назывной», и в таком понимании все фразеологизмы являются номинативными единицами, так как они, будучи когнитивными структурами, фиксируют познанные человеком признаки соответствующих объектов или отношение к ним. Термин «коммуникативный» также означает «относящийся к процессу коммуникации». Подобная многозначность терминов является нежелательной,но, к сожалению, она еще существует.

Передачу пословиц, являющихся устойчивыми единицами языка со структурой предложений, исключительно в ведение фольклора нельзя считать правильным. Пословицы должны изучаться как в фольклоре, так и во фразеологии, но с различных точек зрения. Во фразеологии они изучаются как единицы фразеологического состава языка, обладающие своеобразными семантическими, стилистическими и структурными особенностями. Большое значение для фразеологии современного английского языка имеет изучение пословиц как источника фразеологической деривации. Фольклор же интересуется пословицами преимущественно как продуктом народного творчества, характеризующим народную мудрость, народные обычаи и т.п.

А.И. Смирницкий подчеркивал возможность вхождения предложений в систему языка: «При этом нужно заметить, что пословицы, поговорки, афоризмы и вообще различные изречения, воспроизводимые вновь и вновь как целые единицы, выступают в качестве единиц языка именно постольку, поскольку они воспроизводятся как средство для (более яркого, образного, острого) выражения мысли в процессе общения. Рассматриваемые же сами по себе, как произведения (неизвестных или известных авторов), они, собственно, еще не имеют характера единиц языка и принадлежат фольклору и литературе, будучи, конечно, вместе с тем сочетаниями единиц языка, конкретными случаями применения и проявления таких единиц» [Смирницкий, 1956, с. 16 - 17].

Это вполне обоснованное мнение А.И. Смирницкого является убедительным опровержением утверждения, что пословицы и цельнопредикативные поговорки не входят в систему языка.

Различия между фразеологизмами и словами так существенны, что гипертрофия имеющихся у них сходных черт, столь характерная для сторонников теории эквивалентности, затрудняет становление фразеологии как лингвистической дисциплины.

Из всего вышеизложенного можно сделать вывод, что теория полной эквивалентности фразеологизма слову изжила себя. Это отнюдь не означает, что фразеологизмы и слова не имеют ничего общего. Безусловно имеют, но эта общность не должна заслонять специфики фразеологизмов. Поэтому целесообразно не пользоваться словом “эквивалент” и заменить теорию полной эквивалентности фразеологизма слову теорией соотнесенности некоторых типов фразеологизмов и слов, в основе которой лежат совсем иные принципы. При рассмотрении соотношения фразеологизмов со структурой словосочетания и слов в парадигматическом плане необходим комплексный подход, при котором объективно учитываются семантические, стилистические, структурные, грамматические и акцентологические особенности фразеологизмов и слов, а также их фразообразовательные и словообразовательные структуры. При этом особое внимание уделяется словам, являющимся словарными идентификаторами фразеологизмов. При анализе соотношения фразеологизмов и слов в синтагматике важно учитывать узуальные и окказиональные особенности их функционирования в контексте. «Действительное слово живет не в словаре или грамматике, где оно сохраняется в виде препарата, а в речи» [Потебня, 1958, с. 58]. Это же справедливо и в отношении ФЕ. Комплексный подход дает возможность установить систему закономерных различий и общих черт. Семантическая структура фразеологизма и семантическая структура слова отнюдь не исчерпываются только их значениями. Важнейшими элементами семантической структуры помимо значения являются построение всего образования в целом, его грамматическое оформление и системные языковые связи. Несовпадение семантической структуры фразеологизма и семантической структуры слова дает основание разграничить фразеологическое (см. гл. 8) и лексическое значения. Так, характерной чертой большинства субстантивных ФЕ в современном английском языке является обозначение ими понятий, которые не могут быть выражены отдельными словами, т.е. у данных ФЕ нет лексических синонимов. К таким ФЕ относятся: apple-pie order - образцовый порядок; Dutch courage - храбрость во хмелю; Hobson's choice - отсутствие выбора; a rough diamond - грубоватый, но хороший человек; a white elephant - обременительное или разорительное имущество, обуза; подарок, от которого не знаешь, как избавиться; a wolf in sheep's clothing - волк в овечьей шкуре и многие другие.

В тех случаях, когда у субстантивной ФЕ имеется лексический синоним, это обычно слово нейтрального стиля, а ФЕ эмоционально окрашена. Приводимые ниже примеры иллюстрируют это положение: camel - the ship of the desert; jealousy - the greeneyed monster; lion - the king of beasts; money - the sinews of war; rank, title - a handle to one's name; Shakespeare - the Swan of Avon; tea - a cup that cheers but not inebriates и др.

Приведенные выше фразеологизмы являются перифразами. Перифраз (или перифраза) - это троп, состоящий в замене однословного наименования денотата описательным обозначением, подчеркивающим его стороны, качества, существенные при использовании данного обозначения в определенных контекстах.

В несовпадении фразеологической и лексической семантических структур можно также убедиться, если сравнить фразеологические и лексические синонимы в составе любого лексико-фразе-ологического синонимического ряда. Так, фразеологическими синонимами глагола to die являются ФЕ go over to the (great) majority, go the way of all flesh, go up the flume и др. Глагол to die является словарным идентификатором этих ФЕ.

Сопоставление элементов этого синонимического ряда выявляет существенные системные различия между ФЕ и их лексическим синонимом.

1. У ФЕ одно значение - умереть.

Глагол to die является полисемантичным: 1) умереть; 2) (разг.) до смерти хотеть (I am dying to see him); 3) кончаться, исчезать, быть забытым (his fame will never die).

Словарь Хорнби регистрирует эти три самые распространенные значения глагола to die. В «Большом Оксфордском словаре» зарегистрировано 12 значений глагола to die.

2. ФЕ go over to the (great) majority - шутливый оборот с образным значением отправиться в лучший мир. ФЕ go the way of all flesh - книжный оборот с образным значением испытать удел всего земного. ФЕ go up the flume - просторечный американский оборот типа дуба дать, сыграть в ящик.

Значение глагола to die - умереть не является образным и стилистически нейтрально. Значение приведенных выше фразеологизмов - результат полного или частичного переосмысления; лексическое же значение может быть как буквальным, так и переосмысленным.

3. ФЕ являются раздельнооформленными образованиями, состоящими из двух или более компонентов, а глагол to die - цельнооформленным образованием.

4. ФЕ go over to the (great) majority; go the way of all flesh и go up the flume не могут сочетаться с поствербами типа away, down, off, out. Глагол to die сочетается с ними: die away-замирать (о звуке); затихать (о ветре); die down - затухать (об огне); замирать (о звуке); ослабевать (о волнении); die off-отмирать, умирать один за другим; die out - вымирать; угасать (об огне).

Вообще сочетаемость глагола to die значительно более широкая, чем у его фразеологических синонимов, что объясняется значительно более широким объемом значения глагола. Примерами могут служить словосочетания die a natural death - умереть естественной смертью; die a violent death - умереть насильственной смертью; die a hero's death - умереть смертью героя и многие другие обороты с так называемым «внутренним дополнением» (cognate object).

Широко распространены обороты типа die in one's bed; die by violence; die a beggar, a martyr и т.д. Ни один фразеологический синоним глагола to die, в силу своих семантических и структурных особенностей, не может принимать ни прямого дополнения, ни обстоятельства образа действия.

5. ФЕ, синонимичные глаголу to die, в отличие от этого глагола, не имеют форм длительного вида настоящего и прошедшего времени (ср. he is dying, he was dying). Объясняется это тем, что глагол to die обозначает как действие с точки зрения отношения к его внутреннему пределу, так и без ограничений в его течении; он может обозначать как мгновенное, так и длительное действие. Фразеологические же синонимы обозначают только мгновенное действие и не могут обозначать длительного действия, т.е. являются предельными по своему значению.

6. Фразеологические синонимы глагола to die не могут входить ни в состав фразеологизмов, ни в состав сложных слов.

Глагол to die встречается как компонент ряда фразеологизмов: die a dog's death - издохнуть как собака; die in the last ditch - стоять насмерть; never say die - никогда не следует отчаиваться и др.

7. Глагол to die входит также в состав сложных слов, например: die-hard - твердолобый, консерватор (образовано по конверсии от словосочетания die hard - медленно отмирать, быть живучим).

8. ФЕ, являясь раздельнооформленными образованиями, допускают индивидуальные стилистические обновления: The spare furniture has gone the way of all superfluities (A. Huxley). Эта ФЕ окказионально употребляется применительно к мебели, а последний компонент фразеологизма - слово flesh - заменяется словом superfluities. Глагол to die не может употребляться применительно к мебели и не допускает никаких структурных инноваций.

9. ФЕ go over to the (great) majority распадается на два квантитативных варианта: go over to the majority и go over to the great majority. Глагол to die варианта не имеет.

10. У глагола to die имеется словообразовательное гнездо: dying - умирающий; the dying - умирающие; dyingly - умирая. ФЕ, синонимичные глаголу to die, не субстантивируются и не обладают словообразовательной парадигмой.

Естественно, что рассмотрение лишь одного фразеологического синонимического ряда не может выявить всех особенностей семантической структуры фразеологизмов и семантической структуры слова. Но даже краткое рассмотрение трех ФЕ и их лексического синонима как в парадигматическом плане, т.е. безотносительно к их функционированию, так и в плане синтагматическом, т.е. при сопоставлении функционирования этих единиц, показывает, что семантическая структура ФЕ и семантическая структура синонимичного им слова не совпадают по основным количественным и качественным показателям.

Н.Н. Амосова, которая впервые поставила под сомнение теорию эквивалентности ФЕ слову, справедливо отмечает относительность эквивалентности ФЕ слову и разные степени даже этой относительной эквивалентности в зависимости от типа ФЕ. Столь же справедливо и утверждение Н.Н. Амосовой, что из-за относительного характера эквивалентности ФЕ слову ее не следует включать в общее определение ФЕ как один из ее опорных пунктов [Амосова, 1963, с. 180]. Теория соотнесенности фразеологизмов со словами является частью фразеологии как лингвистической дисциплины.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.