Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 10. Военные действия в 1813 г.



 

После пяти лет стратегической обороны, диктовавшейся по преимуществу численным превосходством французов, в 1813 году Веллингтон мог, наконец, перейти в наступление. В совокупности силы французов все еще превышали численность армии союзников, но инициатива безраздельно перешла к Веллингтону, и поскольку Россия и Пруссия готовились открыть кампанию в Германии, перед Францией возникла перспектива войны на два фронта против врагов, настроенных биться до конца.

В течение зимы 1812-1813 гг. Веллингтон разрабатывал планы весенней кампании с учетом свежих 5 тыс. солдат, присланных из Англии. Всего союзная армия насчитывала 81 тыс. штыков, плюс 25 тыс. испанцев, находящихся в непосредственном подчинении Веллингтона. Французы, объединившие, наконец, командование в руках короля Жозефа, располагали 200 тыс. человек, по большей части сконцентрированных на севере Испании, что облегчало их действия против Веллингтона. Последний планировал двинуться на север, огибая фланг французов, расположившихся между рекой Дуэро и городами Саморра и Вальядолид, по большой дуге. Для обеспечения этой стратегии Веллингтон решил перенести базу снабжения из Лиссабона в Сантандер на северном побережье Испании. Этим он не только сокращал коммуникационные линии, но и занимал позицию севернее фланга французов. Для осуществления этой операции генерал организовал ряд диверсий с целью сковать силы противника и не дать им объединиться. Активизировались действия партизан, а 18 тыс. корпус сэра Джона Мюррея (1768-1827) был высажен с моря у Таррагоны.

Новая кампания началась стремительным движением сил союзников, разделенных на три колонны в обход главной оборонительной линии французов, что позволило Хиллу взять 26 мая Саламанку. На следующий день король Жозеф в третий раз бежал из столицы, а Грэм 2 июня занял Саморру. Захваченные врасплох, чувствуя постоянную угрозу своему правому флангу, французы отошли к Бургосу. Веллингтон не собирался предпринимать очередную трудную осаду, и на этот раз обошел город, вынудив Жозефа вновь отойти, теперь на линию реки Эбро. Когда Грэм стал угрожать этой линии, Жозеф отступил еще дальше, к Витории, где и расположился 19 июня. Веллингтон преследовал его по пятам, и зная о приближающихся французских подкреплениях, решил атаковать Жозефа 21 числа.

Жозеф и Журдан, опасаясь нападения, расположили свою 66 тыс. армию на оборонительных позициях близ Витории. Французы ожидали фронтальной атаки, и пришли в смятение, когда Веллингтон обошел их с флангов и прорвал центр. Хотя некоторые части французской армии держались стойко, к 5 часам вечера она обратилась в бегство. Беглецы двигались на восток. Потери французов были сравнительно невелики (8 тыс. человек), союзники потеряли 5100 человек, однако король Жозеф едва избежал плена: он выпрыгнул из дверцы своего экипажа, когда британский гусар уже подскакал к двери на другой его стороне. Армия короля лишилась почти всех из 153 орудий, с которыми начинала сражение, был захвачен и весь королевский обоз, включая казну. Это событие помешало активному преследованию противника, поскольку тысячи солдат союзной армии несколько часов были заняты грабежом ценностей, общая сумма которых составила более миллиона фунтов. Едва солдаты почуяли запах добычи, вся дисциплина рухнула. «В некоторых случаях, - вспоминает Шауманн, - особенно если дело касалось фургонов с военной казной, между нашими завязывались схватки насмерть. Офицеры не смели вмешиваться. Проще говоря, свет не знал такого неприкрытого и разбойного грабежа… Солдаты были навьючены добычей». На последовавшей за сражением распродаже Шауманн по дешевке приобрел подсвечники, чайные чашки, слитки серебра, тарелки, столовые приборы.

Хотя союзники провалили организацию преследования, битва при Витории стала решающей в войне, и теперь освобождение Испании оставалось делом времени. Южная и центральная части страны были свободны от французов, а на севере остались только гарнизоны в городах Сан-Себастьян и Памплона. Политический резонанс битвы при Витории был огромен. В Германии Россия и Пруссия заключили перемирие с Наполеоном. Когда вести о победе Веллингтона докатились до Вены, Австрия решилась вступить в войну на стороне союзников, и даже вышла с предложением поручить Веллингтону командование объединенными силами в Центральной Европе. Таким образом, Витория оказала решительное воздействие не только на ход войны на Полуострове, но и на Наполеоновские войны в целом.

Продвигаясь к Пиренеям, Веллингтон понимал, что не может вторгнуться в южную Францию, не обеспечив безопасность со стороны пограничных крепостей Сан-Себастьян и Памплона. Он осознавал также, что не сможет положиться на 25 тыс. своих испанских солдат, которые, весьма вероятно, начнут творить на территории Франции грабежи и насилия в отместку за многолетние бесчинства французов на Полуострове. Веллингтон видел, как эффективна партизанская война, и не хотел сам столкнуться с ней со стороны французского населения. Поэтому главнокомандующий оставил почти весь испанский контингент, и строго-настрого предупредил, что любой, кого уличат на территории Франции в мародерстве, будет, вне зависимости от национальности, подвергнут скорому и справедливому суду. Шауманн, по крайней мере однажды, был свидетелем, как генерал Пэкенхем «в сопровождении сильной охраны и провост-маршала… рыскал туда-сюда вдоль колонны «аки лев рыкающий»…Его приказ «повесить того мерзавца немедля!» исполнялся в мгновение ока. Больше двухсот человек, по преимуществу испанцев и португальцев, были казнены за время этого марша».

Тем временем Сульт, восстановленный в должности верховного командующего французскими войсками в Испании (все еще насчитывающими более 100 тыс. человек), имел возможность или нанести удар через Пиренеи, или же использовать этот горный хребет в качестве мощного – но не совершенно непреодолимого – рубежа для защиты родных границ. Хотя через Пиренеи ведут несколько дюжин небольших перевалов, только три пути позволяют пропустить большие массы людей: прибрежная дорога через Ирун, перевал Майя и перевал Ронсеваль. Все они находятся на испанской стороне гор. Имея только 60 тыс. человек против 80 тыс. армии Сульта, Веллингтон вынужден был защищать фронт шириной 50 миль (80 км). Не желая разделять войска, он выставил впереди завесу, создав мощный резерв, чтобы при необходимости быстро отразить атаку французов. Большая часть войск была развернута на северо-востоке, у Сан-Себастьяна, где по всей вероятности Сульт мог нанести первый удар. План был рискованным: с небольшими силами Веллингтон замышлял взять две крепости, одновременно прикрывая границу от возможной атаки.

Пока Веллингтон занимался развертыванием войск, Сульт принял на себя командование единой армией из 80 тыс. штыков, сформированной из четырех вытесненных или изгнанных из Испании: Северной, Южной, Центральной и Португальской. Сульт был уверен, что фронт союзников растянут, и что они ожидают его атаки у Сан-Себастьяна, поэтому планировал нанести удар с целью захвата перевалов Майя и Ронсеваль в качестве подготовительного этапа к снятию осады с Памплоны. В случае успеха маршал рассчитывал пойти на север, разбить войска, осаждающие Сан-Себастьян, а затем отрезать основные силы Веллингтона от иных формирований союзников, размещенных в северной Испании. В соответствии с этим планом 25 июля 21 тыс. корпус генерала графа Д’Эрлона (1774-1847) внезапно атаковал войска союзников в у перевала Майя. Несмотря на все старания нападающих, оборона держалась крепко, и французам удалось только захватить перевал, но не выйти из него. В тот же день, в 20 милях к югу, 40 тыс. человек под командованием самого Сульта атаковали перевал Ронсеваль и захватили этот важнейший стратегический пункт. Узнав о событиях при Майя и Ронсевале, Веллингтон поспешил к Сораурену, находящемуся в 5 милях от Памплоны, где 27 июля принял командование от Коула, за которым по пятам следовали французы. На следующий день Сульт предпринял мощную атаку, но она провалилась, положив тем самым конец надеждам маршала снять осаду с Памплоны и усилить ее гарнизон. Сульту оставалось теперь предпринять последнюю попытку закрепиться в Испании, и он отрядил три своих дивизии на запад, против Хилла. 30 июля Д’Эрлон оттеснил последнего к Лисасо. Но уже в тот же день Веллингтон заставил французов отступить из этого сектора и бежать под защиту Пиренеев. Сульту не оставалось иного выбора, кроме отступления. Но поскольку войска союзников теперь блокировали проходы Майя и Ронсеваль, французам в поисках пути отступления пришлось идти на север, к Вера. К концу июля, потеряв 13,5 тыс. человек из 61 тыс. армии, измотанные и деморализованные, французы оказались на родной земле.

Примерно в это же время, 25 июля, союзники предприняли штурм Сан-Себастьяна. Он не удался, но после новой попытки, 31 августа, Грэм овладел городом, потеряв, правда, 2300 чел. Замок сдался 7 сентября. Как и в Бадахосе, город был разграблен и, возможно ненамеренно, подожжен. 31 августа Сульт нанес удар через реку Бидассоа, разделяющую Францию и Испанию на западе. Его последняя попытка предотвратить вторжение во Францию провалилась, когда стало ясно, что атаки на Ирун, расположенный на побережье, и Вера, немного дальше от моря, не принесли результата. В сентябре к союзной коалиции присоединилась Австрия, и дела французов в Германии быстро покатились под уклон.

7 октября Веллингтон совершил свой достопамятный переход через Бидассоа, пересек горы и вошел во Францию. В свою очередь, австрийцы, пруссаки и русские нанесли решительное поражение Наполеону в эпической трехдневной битве под Лейпцигом 16-19 октября. Это сражение стоило французам 100 тыс. человек и 100 орудий, и заставило остатки их армии стремительно убраться за Рейн.

Окончательная капитуляция Памплоны состоялась 31 октября, это позволило Веллингтону расширить военный действия во Франции. При этом во избежание возникновения чумы партизанской войны, так насолившей французам в Испании, неослабное внимание уделялось хорошему обращению с гражданским населением страны. На деле, поведение войск союзников было таким образцовым, что местное население оказывало им лучший прием, чем войскам Сульта. Мародерство каралось расстрелом или повешением на месте, любые реквизиции оплачивались звонкой монетой. Таким образом, не встречая сопротивления со стороны гражданского населения, Веллингтон не испытывал необходимости дробить войска для охраны коммуникаций и мог сосредоточить все силы на борьбе с Сультом. 10 ноября он выбивает маршала с сильной позиции у реки Нивель, вынудив его отступить к следующей линии, идущей по реке Нив и простирающейся от Камболе-Бэн до Байонны и далее до побережья Бискайского залива. 9 декабря Веллингтон возобновил движение вперед, подойдя к Байонне с намерением взять город. Но и Сульт отказывался упускать инициативу, и 10 числа предпринял внезапную атаку против Хоупа на побережье, заставив последнего отступить на несколько миль. Три дня спустя Сульт, имея двойное численное превосходство, снова нанес удар, на этот раз по Хиллу, размещенному у Сент-Пьера, к востоку от реки Нив. Хилл находился на грани поражения, когда в последний момент к нему подошли подкрепления, и Сульт вынужден был отступить. В то же время Сюше пришлось уйти из Каталонии и пересечь Пиренеи с оставшимися в его распоряжении 15 тыс. человек.

Дела у французов шли плохо. Наполеон и сам понимал, что война на Полуострове фактически проиграна. В декабре, видя, что противник впервые за 20 лет попирает землю Франции, он с горечью писал: «Меня не интересует Испания, мне все равно, потеряю ли я или удержу эту страну...» Его волновали более серьезные проблемы: на северо-востоке части объединенных армий России, Пруссии, Австрии, Швеции и различных германских государств, отрекшихся от Наполеона после битвы при Лейпциге, готовились к переправе через Рейн и полномасштабному вторжению во Францию.

Для Веллингтона этот год заканчивался более чем успешно. Он вновь привел свою армию из Португалии в Испанию, и, прежде чем отбросить противника на север, нанес ему решительное поражение при Витории. В его руках оказались последние крепости в Испании, в серии сражений в Пиренеях был разбит Сульт, и Веллингтон, преследуя войска маршала, продвинулся вглубь территории Франции вплоть до Байонны.

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.