Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 7. Военные действия в 1811 г.



 

Пока люди Массены тощали на скудных рационах в Сантареме, армия Веллингтона с комфортом и в безопасности пребывала в своих лагерях за линией у Торриш-Ведраш. Сульт продолжал осаду Бадахоса, прочие силы французов тем временем захватили 22 января Оливенсу и разгромили испанцев на реке Хебора 19 февраля. Что до англо-португальских войск, то наступивший 1811 год станет для них более активным, чем предыдущий: в нем произойдут три крупных сражения: при Барросе (5 марта), Фуэнтеш-де-Оньору (3-5 мая) и Альбуэре (16 мая). Причем две из этих битв пройдут под руководством подчиненных Веллингтона.

С января 1810 года англо-испанские силы из 26 тыс. человек оказались осажденными в Кадисе, на крайнем юге страны, городе, служившем резиденцией Верховной Хунты. В феврале 1811 г. командующий решил использовать половину этих сил для удара по врагу с суши и с моря. Но генерал Ла-Пенья, возглавлявший испанский контингент, саботировал операцию, оставив 5-ти тыс. британский отряд сэра Томаса Грэхема без поддержки у Барросы, где на него 5 марта напал маршал Виктор с 9 тыс. солдат. Несмотря на численное превосходство противника, Грэхем пошел на отчаянный риск, предприняв контратаку, и достиг успеха. В этот самый день Массена, неспособный одолеть Веллингтона, укрывшегося за Линиями, и не будучи в силах продовольствовать свою умирающую от истощения армию в разоренных политикой «выжженной земли» окрестностях Сантарема, донимаемую, к тому же, партизанами, начал отводить войска в Испанию. 11 апреля он прибыл в Саламанку. В ходе отступления маршал лишился большей части обоза и потерял 25 тыс. человек из 65 тыс., с которыми начинал кампанию, причем менее половины всех потерь приходились на долю убитых, раненых и попавших в плен. Так что Линии у Торриш-Ведраш сослужили союзникам хорошую службу. Когад Массена начал отступление из Сантарема, союзники последовали за ним, потешаясь над обряженными часовыми соломенными чучелами, с помощью которых французы наделялись обмануть врага. За исключением гарнизона Альмейды французы в третий раз оказались изгнанными из Португалии.

Но в тоже время, Сульту 10 марта удалось захватить ключевой пограничный пункт – город Бадахос, и с учетом того, что они ранее заняли Сьюдад-Родриго, оба прохода, связывающих Испанию и Португалию, оказались в их руках. Стремясь прикрыть их, Веллингтон вынужден был разделить свою небольшую армию из 58 тыс. человек между двумя городами, отделенными друг от друга расстоянием в 120 миль (193 км). Массена и Сульт, будь у них возможность объединить силы, имели бы в распоряжении как минимум 70-тыс. армию. Учитывая разделение сил опасную растянутость коммуникаций, Веллингтон с 38 тыс. солдат обосновался во Френаде, на севере, а генерал Бересфорд во главе 20 тыс. корпуса отправился на юг. 25 марта он нанес французам поражение в стычке у Кампо-Майор и в течение следующего месяца вел осаду Бадахоса. Впрочем, без осадного парка шансы на успех были крайне призрачными. Веллингтон советовал Бересфорду занять в случае атаки Сульта оборонительную позицию у Альбуэры – деревеньки в 14 милях к югу от Бадахоса. В начале мая Массена с 48 тыс. армией направился на запад с целью сменить гарнизон в Альмейде – единственном плацдарме французов в Португалии. Веллингтон, как говорилось выше, мог противопоставить ему только 38 тыс. Однако, как и раньше, он не терял времени даром, подыскивая удобную оборонительную позицию, на которой мог встретить французов на своих условиях. Ему приглянулись окрестности деревни Фуэнтес-де-Оньоро, прямо за испанской границей. Эта позиция вовсе не была такой сильной, как у Бусако, но английский командующий надеялся, что Массена прибегнет к той же неизобретательной тактике, как раньше: простой фронтальной атаке.

Именно так и поступил маршал 3 мая, и пехота Веллингтона отбросила атакующих назад тем же способом, который постоянно использовался на Полуострове. 4 мая установилось затишье, но на следующий день Массена предпринял новую атаку, на этот раз с юга, и едва не опрокинул левый фланг союзников. Англо-португальские войска держались стойко, хотя и подались назад. Легкая дивизия зарекомендовала себя хорошо, а кавалерия – просто прекрасно. В очередной раз уникальная оборонительная тактика Веллингтона, его четкий контроль за ходом сражения и твердость его пехоты привели к победе. Французы отступили. Узкие улицы и аллеи были завалены телами убитых в ожесточенной рукопашной схватке. Вскоре на место Массены Наполеон назначил более компетентного маршала Огюста Мармона (1774-1852).

Победа Веллингтона была важна, но результат ее умерялся двумя менее удачными событиями, произошедшими неделей позже. Генерал-майор сэр Уильям Эрскин (1769-1813), руководивший осадой Альмейды, повел ее так плохо, что в ночь на 11 мая генерал Антуан-Франсуа Бренье (1767-1832) сумел взорвать укрепления и прорваться из крепости с 900 из 1300 французских солдат. Веллингтон был в ярости. «Ни одно из военных событий не расстраивало меня так, как выход из окружения хотя бы одного из этих людей», - воскликнул он.

Для Веллингтона Фуэнтес-де-Оньоро было победой над серьезным противником, но в это время на юге маршал Сульт предпринял завоевание Эстремадуры и Андалусии, в ходе которого захватил Оливенсу и Бадахос. Это были крупные успехи, помноженные также на победу при Хеборе.

На следующий день Бересфорд вынужден был снять осаду с Бадахоса, чтобы приготовиться к обороне против Сульта, который во главе 25 тыс. солдат при 50 орудиях спешил с юга на помощь осажденному гарнизону. Бересфорд решил воспользоваться планом Веллингтона и расположил свои 35 тыс. человек и 38 орудий вокруг Альбуэры. Но на этот раз французы оказались более изобретательными, и вместо того, чтобы предпринять фронтальную атаку, стали обходить Бересфорда справа, где были расположены испанские войска, известные своей неустойчивостью. Сражение вскоре вылилось в серию крайне ожесточенных перестрелок с близкого расстояния. Этот день мог бы остаться за французами, если бы не командир 4-й дивизии сэр Гэлбрейт Лаури Коул (1772-1842), который в решающий момент предпринял контратаку, заставившую французов отступить.

Эта почти что катастрофа у Альбуэры стоила Бересфорду потери почти половины своих людей. Веллингтон не мог допустить повторения подобной кровавой бани. Но тем не менее, битва подтвердила репутацию британского солдата, истекающего кровью, но не сдающего позиции: так 2-я бригада потеряла 1054 человека из 1651, а старшим из живых офицеров остался капитан. Что до Бересфорда, то его вскоре сменил сэр Роуэленд Хилл (1772-1842), а Бересфорд возглавил формирующуюся португальскую армию. Эта организационная деятельность удавалась Бересфорду лучше, чем командование боевыми частями, и он достиг большого успеха в этом качестве.

Альбуэра позволила союзникам продолжить осаду Бадахоса, но когда Веллингтон узнал, что 19 июня Сульт и Мармон объединили свои силы и направляются к городу с 58 тыс. армией, он быстро свернул операцию и ушел за реку Гвадиана. Французы, возможно, из-за имеющегося горького опыта, не стали его преследовать. К концу месяца, оставив Бадахос в руках французов, Веллингтон переключился на Сьюдад-Родриго. Без осадного парка эта операция не обещала успеха, и 20 сентября он вынужден был вновь отступить в виду приближения объединенных сил Сульта и Мармона. Уступая численному превосходству неприятеля, Веллингтон снял осаду и отступил за португальскую границу, завершив тем самым кампанию этого года.

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.