Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, северо-восток Коричневых гор, королевство Четвертых, конец лета 6241 солнечного цикла



 

Тандибур Шахтогорд из клана Шахтогордов шагал по базальтовым плитам, переброшенным через множество расселин по пути к Сребротверди. Каждая расселина была семи шагов в длину и двадцати в глубину, из стен торчали острые лезвия, которые вспороли бы любого, кто угодил бы в эту ловушку. Клинки могли пробить даже кольчугу.

Тандибур оглянулся. За расселинами высилась огромная крепость Златотвердь, ее неприступные золотистые стены могли сдержать любую атаку врагов. Каменотесы придали башням крепости форму копий, то там, то тут поблескивали драгоценные камни, придававшие крепости роскошный вид. Стены вздымались на тридцать шагов, а за ними виднелась часовня в форме гнома высотой в пятьдесят метров. Голову гнома можно было поворачивать, задействуя блочный механизм, который приводился в движение с помощью пони. Это придавало конструкции еще более впечатляющий вид. На острие каменного шлема, в глазах, ноздрях и во рту находились стражники, готовые запустить баллисты и катапульты. До сих пор ни одно чудовище не добралось до этих стен, стрелять воинам так и не пришлось.

Но сегодня все могло измениться.

– Вперед, быстрее! – крикнул Тандибур сотне воинов, следовавших за ним.

Отряд послали на помощь защитникам первой крепости.

И Тандибур оглядывался неспроста. Сребротвердь сегодня могла пасть. Эту крепость назвали так из-за серебристого цвета камней, из которых ее построили. Такие камни гномы называли «серебром лепреконов» – на них было приятно смотреть, но они не представляли никакой ценности, если не принимать во внимание непривычную крепость породы. По той же причине свое имя получила и крепость Златотвердь – ее воздвигли из «золота лепреконов».

Гномы из племени Четвертого, Гоимдила, спланировали Сребротвердь так, что ее пять башен напоминали пальцы гномьей руки, выставленной вперед ладонью. Самая высокая башня достигала пятидесяти шагов. С донжонов на противников лился расплавленный свинец, и вой чудовищ взрезал воздух.

Башни соединяла стена, и сейчас по ней туда-сюда сновали солдаты, бросая на врагов камни. Кто-то стрелял из арбалетов.

Орки не прекращали атаку на Железные Врата. Они бурей обрушились на авангард Четвертых и изо всех сил пытались пробраться в крепость. Ни горячий свинец, ни камни, ни арбалетные болты не удерживали их.

Тандибур готов был подумать, что зеленорожие нападают на его собратьев не из-за желания уничтожить детей бога-кузнеца, нет, они, очевидно, пытаются спастись бегством от чего-то более ужасного, чем молоты и топоры защитников. Над башнями клубился дым – костры под плавильными котлами горели, не переставая. Так у защитников того и гляди закончится свинец.

– Вскоре придется нам плавить золото, чтобы задержать уродов, – проворчал Тандибур себе под нос.

По склонам гор эхом разносились удары тарана, ворота жалобно стонали, готовые поддаться врагу.

– Во имя Враккаса! – закричал кто-то из солдат. – Вы только послушайте, какой грохот стоит! Что же это такое? Каких еще чудовищ наслал на нас Тион?

– Сейчас сами все увидим, – отрезал Тандибур. – Но что бы ты ни встретил в ущелье перед Сребротвердью, сохрани мужество, отважное сердце и острый топор. Вот и все, что может защитить тебя от чудовищ.

Над крепостными стенами полетели камни в человеческий рост. Тяжелые снаряды кое-где сокрушили зубцы, принеся смерть укрывшимся за ними солдатам. На донжон обрушились мешки, наполненные маслом и смолой, вверх потянулся черный зловонный дым, разъедая глаза и не позволяя дышать. Гномов в коридорах, ведущих к стенам, сразило жидкое пламя, в мгновение ока обратив бедолаг в пепел. И все же защитникам крепости удавалось удерживать позиции. Они швыряли во врагов камни и разили их арбалетными болтами.

Увиденное лишь укрепило желание Тандибура победить чудовищ. Его отряд наконец добрался до широкого хода по крепостной стене. Гном разделил подопечных на две группы, одну послал налево, а сам с оставшимися пятьюдесятью воинами побежал направо. По ступеням, ведущим в башню, стекала темная гномья кровь, словно предупреждая об опасности.

Зрелище, открывшееся их глазам, было ужасно.

Проходы за плотными зубцами были усыпаны остывающими телами друзей и родных Тандибура, и некуда было ступить, оставалось идти по чьим-то ладоням или ногам. Большинство несчастных пали от вражеских стрел, другие пострадали от снарядов катапульт. В воздухе висел металлический сладковатый запах крови, ощущалось и зловоние жженой плоти, но все перекрывала вонь, исходившая от чудовищ.

Над головами солдат Тандибура мелькали камни и горящие снаряды. Сглотнув, гном прикрылся щитом.

Командующий гарнизоном ждал подкрепления с нетерпением. В его руке торчало две стрелы, ногу пробил арбалетный болт, но гном не вытаскивал снаряды из своего тела, чтобы не истечь кровью. Остановившись в паре шагов от Тандибура, он указал на груду камней.

– Хвала Враккасу, вы подоспели! Берите камни и бросайте их на врагов, – крикнул он, торопливо возвращаясь на свой пост. – Проследите за тем, чтобы отряд с тараном был уничтожен!

Тандибура сковал ужас. Помедлив, гном поднял один из камней и вышел на донжон. А потом он посмотрел вниз…

Равнину перед Сребротвердью заполонили чудовища, тысячи чудовищ. В основном это были орки – они двигались в авангарде, штурмуя стены крепости. Виднелись там и омерзительные громадные огры, управлявшие катапультами. Помогали им кошмарные волосатые тролли, ростом не меньше своих сородичей-огров. Они не позволяли защитникам крепости передохнуть ни на мгновение. Легкие обломки скал гиганты швыряли руками, стараясь попасть в промежутки между зубцами. И метали они эти снаряды удивительно точно.

Тандибур замер на месте. Всего пару минут назад он уговаривал своего солдата не терять мужества, теперь же сам лишился всей своей отваги.

В тридцати метрах перед ним сотня огров размахивала самым большим тараном, который Тандибуру когда-либо приходилось видеть. Это орудие построили из нескольких деревьев, а впереди приладили металлический наконечник невероятного размера. Лишь огры благодаря своей титанической силе способны были поднять это устройство.

С каждым ударом ворота немного поддавались, по стенам пробегала дрожь. Засовы еще держали, но настолько погнулись, что становилось понятно – скоро Сребротвердь падет.

Сбросив оковы ужаса, Тандибур взмолился Враккасу о помощи. Эта крепость не могла пасть. Швырнув камень, гном успел пригнуться, уклоняясь от горящего снаряда. Рядом кто-то завопил – уходить от ударов успевали не все. Тандибур опустился на колени перед несчастным.

– Лежи спокойно. Все будет хорошо, – Тандибур старался говорить уверенно.

Камень раздробил гному голову, и бедняга хрипел, захлебываясь кровью, в уголках рта вспухали красные пузыри.

– Мы не сдадимся, – простонало дитя бога-кузнеца, пытаясь схватить своего капитана за руку.

Но в то же мгновение его тело обмякло, с губ сорвался последний вздох. Чудовища неуклонно ткали ковер из мертвецов, покрывший ход по крепостной стене, и теперь на нем появилась новая нить.

– Прими его душу, Враккас, – сглотнув, Тандибур взял себя в руки.

Сейчас не время для слез. Пока что не время.

Четыре огромных снаряда ударили в точку в центре одной из башен, пробив большую дыру. Слишком большую. Строение пошатнулось, трещины побежали вверх и вниз. Тандибур увидел, как гномы на вершине башни бросились прочь от парапета.

Верх накренился над левым флангом войска орков, строение переломилось на уровне пробитой дыры. Часть башни длиной в одиннадцать шагов обрушилась на врагов и разлетелась на куски. Взметнулось облако пыли, не позволяя капитану рассмотреть, что творится в рядах противников. Обстрел катапульт привел к не очень-то приятным последствиям для орочьей пехоты. Раздавались громкие крики.

– Тандибур! – Сигдаль Рубиновый из клана Краснокаменных схватил капитана за руку.

Сигдаль был еще молод, ему не исполнилось и пятидесяти циклов. Нетерпеливый нрав часто приводил к тому, что гном легко сдавался, бросая начатое. По крайней мере, так происходило, когда речь шла о шлифовке драгоценных камней. Кольчуга Сигдаля покрылась запекшейся кровью чудовищ, щека была взрезана, и в глубине раны белела кость. Сражение с пехотинцами орков явно не было успешным.

– Нужно пройти за расщелины и укрыться в Златотверди! – выдохнул он.

– Мы получили приказ, – возразил Тандибур, не отводя глаз от искореженной башни. Над обломками стелился дым.

– Но это бессмысленно! – Сигдаль развел руками. – Ты только посмотри! Чудовища убили троих моих друзей прямо у меня на глазах! Камни раздробили их тела, а кровь брызнула мне в лицо. Сребротвердь скоро падет. Нужно спасти тех, кто выжил на крепостных стенах, и ждать нападения во второй крепости!

Тандибур повернулся к командующему гарнизоном и увидел, как гнома объяло пламя и командующий живой кометой свалился со стены. От очередного удара тарана камни под ногами Тандибура пошли трещинами. Древняя твердыня готова была поддаться.

Ветер донес до гномов приглушенные боевые сигналы чудовищ. Тандибур впервые слышал столь мрачные звуки и не знал, что за горн мог их издавать.

Сигнал пронесся над крепостными стенами.

– Ты только посмотри! К ним идет подкрепление! – Сигдаль запаниковал. – Я же говорю, крепость нужно покинуть!

Лишь дурак мог с ним не согласиться.

– Ты прав, – Тандибур поднес к губам горн, собираясь созвать своих солдат.

После смерти командующего гарнизоном выжившие должны были выполнять приказы капитана.

Но тут послышались звуки орочьих тромбонов, и обстрел резко прекратился. Ни стрелы, ни камни, ни горящие снаряды больше не летели в сторону Сребротверди. Перед воротами повисла напряженная тишина.

– Что все это значит? – Сигдаль вгляделся вдаль. – Это уловка?

– Если я правильно расслышал, им приказали разворачивать катапульты, – перевел Тандибур, знакомый с орочьими военными сигналами.

Он замер рядом с Сигдалем, выставив щит, чтобы можно было при необходимости отбить стрелу или болт.

С противоположной стороны равнины наступало войско широченным черным фронтом. По сравнению с чудовищами, собравшимися на равнине, новое войско было невелико. Тандибур прикинул: не больше двух тысяч солдат. Но каждый из воинов был выше гнома, забравшегося на плечи второму гному. Странные воители были облачены в тяжелые латные доспехи.

– Что это за существа? – поразился Сигдаль. – Видишь, как они бегут? Во имя Враккаса, да они же закованы в сталь с головы до ног, а несутся не медленнее пони!

Тем временем орки действительно развернули катапульты, и огры с троллями начали лихорадочно обстреливать неведомых воителей, вот только снаряды не причиняли противникам никакого вреда: неведомые солдаты ловко уклонялись. Они двигались слишком быстро и не давали стрелкам возможности прицелиться.

Грохот стальных пластин, тершихся друг о друга при быстром беге, постепенно нарастал.

Чудовища молча наблюдали за приближающимся врагом. Такого они не ожидали.

А потом послышался чей-то испуганный визг, и один из орков бросился бежать к стенам Сребротверди. Чудище так перепугалось, что попыталось просто вскарабкаться на крепостную стену.

И казалось, этот орк подал сигнал всему войску. Оцепенение спало.

Пища и похрюкивая, орки продолжили попытки занять бастион. Они использовали осадные орудия, но теперь действиями чудовищ никто не управлял – их командующие совсем потеряли голову от страха. Орки сбрасывали с себя балласт, оружие и части доспехов сыпались на землю. Кто-то ломал мечи, используя их для подъема на стену. Чудовища не берегли своих собратьев, тех, кто медлил, просто срывали со стен, чтобы добраться наверх быстрее. Два огра попытались залезть на донжон, но, когда они начали подниматься по осадным лестницам, слишком тонкие для их массы перекладины сломались, монстры полетели вниз на орков и задавили многих из них. Сами огры понесли тяжелые ранения.

– Мы выстоим! Сбрасывайте их! – крикнул Тандибур. – Легче легкого! Ни одного не пропустим наверх!

Подняв топор, он ударил поднявшегося над зубцами орка в ключицу. Фонтаном ударила темно-зеленая кровь, раненый сорвался со стены, потянув за собой собратьев.

Сражаться стало действительно легко, так как чудовища, поддавшись необъяснимому страху, совсем позабыли о лучниках и катапультах. Гномы могли, не опасаясь, выглядывать из-за зубцов и бить орков по их широким уродливым мордам, как только это позволяла длина оружия.

А потом подоспели первые солдаты этого непонятно откуда свалившегося войска.

Незадолго до столкновения с рядами орков они подняли забрала своих шлемов и в лица чудовищ ударили лучи фиолетового света.

А еще Тандибур услышал этот звук, страшный, пробирающий до глубины души звук, какую-то смесь рычания, воя, грохота проснувшегося вулкана, шипения тысяч змей… Радость убийства, угроза, никакой пощады врагам – вот что возвещал этот звук. Воины пробили линию обороны орков, словно топор прорубает трухлявое дерево.

И солдаты не останавливались. Они вбежали в самую гущу чудовищ, разя монстров оружием, которое держали в обеих руках. Разрубленные, искалеченные тела орков падали на камни перед стенами Сребротверди.

– Во имя Враккаса, что же это за существа? – У Тандибура волосы встали дыбом, страх, владеющий орками, проник и в его душу. Гном невольно отпрянул за зубцы крепостной стены.

Перед глазами стояла жуткая картина, оставалось прислушиваться: сюда доносился грохот, рев и вопли орков. И каждый из этих воплей резко обрывался. И даже гномы, которым неведом был страх, не могли спокойно слушать этот хор боли.

– Я слышал о таких созданиях, – вдруг вспомнил Сигдаль. – Таким был страж волшебницы Андокай Вспыльчивой. Никто не знал, откуда это существо родом, но выглядело оно точно так же, как и эти воины внизу. Андокай звала своего охранника Джеруном. Говорили, что он король всех чудовищ, которых создали Самузин и Тион.

– Но ты же даже не видишь, что скрывается под этими латными доспехами! – возразил Тандибур.

– Свечение! Их выдало свечение!

Капитан с трудом взял себя в руки.

– Нам обстреливать их с башен, Тандибур? – К ним подбежал еще один гном. – Прицелиться будет легко, они очень большие. Мы не промахнемся.

Тандибур посмотрел на Сигдаля.

– Страж Андокай, говоришь?

– Если то, о чем мне говорили, правда… – Рубиновый развел руками.

Шум боя переместился ближе. Неизвестные воины теснили орков к воротам Сребротверди.

Тандибур заглянул за зубцы. Войско пересекло равнину, оставляя за собой кровавый след. Орки разбегались в ужасе. Лишь несколько воинов пало, в целом же неведомые создания не понесли потерь.

Чудовища могли думать только о побеге. Небольшие отряды орков пытались обогнуть воителей, чтобы достичь другого края равнины. Но едва они навострили лыжи в Потусторонние Земли, как на горизонте показалась новая волна солдат в черных доспехах.

– Вы только посмотрите! – Тандибур сглотнул. – Они заманили свинорылых в ловушку. Теперь они уничтожат всех уродов до единого!

– Так нам стрелять или нет? – перебил его гном.

– Нет. – Капитан покачал головой. – Подождем и посмотрим, что эти солдаты будут делать дальше.

Гномы наблюдали за ходом боя до самого вечера. Неизвестные латники перебили почти всех орков, и даже огры и тролли пали от их рук, не сумев справиться с превосходящими силами противников.

Вечерело, и с темнотой пришла тишина. Крики чудовищ смолкли, и гномы не слышали даже стонов. Равнину перед башнями Сребротверди усыпали бездыханные тела, а между трупов, сжимая в руках окровавленное оружие, бродили победители. Обнаруживая хоть малейшее движение в груде тел, они беспощадно добивали раненых.

Небо затянули тучи, словно звездам не хотелось смотреть на последствия резни. А потом гномы услышали какое-то поскрипывание.

– Может хоть кто-то из вас рассмотреть, чем они заняты? – осведомился Сигдаль, перегнувшись через парапет стены. – Проклятье, тут так темно, что я ничего не вижу!

Сняв со стены факел, Тандибур швырнул его вниз, к воротам.

Пламя озарило воинов в черных доспехах, которые тащили трупы за ноги: каждый по два-три орка.

– Что они собираются делать? Зачем им тела? – опешил Сигдаль.

Тандибур указал налево. Там несколько солдат методично отрубали ноги мертвым ограм и троллям, а потом высасывали костный мозг из конечностей. Видимо, это лакомство очень нравилось победителям.

– Во имя Враккаса! – вот уже который раз выдохнул Сигдаль.

– Король всех чудовищ, да? – пробормотал Тандибур. Капитан был рад тому, что факел погас и теперь эти существа пожирали тела своих врагов в темноте. – Значит, мы столкнулись с целым народом королей. – Гном медленно подошел к лестнице. Пора было передать подробный отчет в Златотвердь. – Отдайте приказ починить ворота и принести еще камней на стену. Я хочу, чтобы вы не спускали глаз с этих существ. Они, конечно, сняли осаду, но вдруг им захочется узнать, каковы на вкус гномы.

Устало шаркая ногами, гном поднялся по ступеням и направился вместе с ранеными по базальтовым плитам во вторую крепость.

Тандибур предполагал, что гномам придется воевать с этими созданиями, скрывавшими свой облик за забралами черных шлемов.

– Но каким оружием сразить их? – прошептал гном. – Как их удержать?

Капитан молился Враккасу, прося, чтобы этому небольшому, но столь могущественному войску у ворот Сребротверди не было дела до Потаенной Страны, чтобы они ушли и не возвращались. Ни сегодня, ни завтра, ни через десять тысяч солнечных циклов.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.