Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Гаурагар, Пориста, лето 6241 солнечного цикла



 

Ризава остановилась перед неприметной маленькой хибаркой, втиснувшейся между двумя домами зажиточных горожан.

– Сюда, – она открыла дверь.

Тунгдил, Зирка, Боиндил, Года и два десятка гномов последовали за ней, готовые в любой момент вступить в бой. Тележку, выложенную соломой, они оставили на углу улицы.

Сразу было видно, что тут редко кто-то останавливался. Большинство мебели было покрыто тонким слоем пыли, и только на паре столов и стульев ее не было. Пахло дымом.

– Мы здесь из-за подвала, – объяснила Ризава, останавливаясь в коридоре под лестницей.

Она дотронулась до какой-то ей одной ведомой метки на стене, и ступени сдвинулись в сторону. Каменная плита сместилась, открывая дорогу. Теперь по лестнице можно было спуститься вниз. Тунгдилу почудилось, что он слышит знакомый запах старой бумаги и пергамента.

– Это библиотека Нудина?

– Нет. Это моя библиотека, – отрезала Ризава.

Женщина зажгла лампаду и спустилась. Вскоре они очутились в небольшом подвале, от пола до потолка заставленном полками с книгами. В центре комнатушки возвышалась каменная статуя Лот-Ионана, окруженная нарисованными на полу магическими символами. Волшебные руны виднелись и на статуе.

– Мы уже все приготовили, – пояснила Ризава. – Все, что нужно, чтобы оживить его, это магия.

– А как вы перенесли сюда статую?

– На руках, – девушка покосилась на лестницу. – На это у нас ушло полночи.

Бешеный осмотрел изваяние.

– На ней пара царапин, – он осторожно провел пальцем по камню.

Тунгдил тоже подошел поближе, не зная, что должен сейчас чувствовать. На кого он смотрит, на статую или на человека? Этот камень может превратиться в Лот-Ионана, человека, который вырастил его. Человека, которого он любил. Тут нельзя было допустить ошибки.

– Может быть, нам закрыть царапины? Ну, прежде чем превращать его обратно? А то он еще истечет кровью, – он увидел дыру в складках мантии на пояснице. – Или и вовсе погибнет. – Тунгдил повернулся к ученику мага. – А ты что думаешь?

Дергард покачал головой.

– Я не стал бы этого делать, – он ошарашенно смотрел на дыру в камне толщиной в палец. – Я не видел этого раньше. Наверное, всему виной крысы или другие местные твари.

– Я тоже так думаю. – Златорукий приказал гномам подготовить носилки. – Если мы заделаем царапины, то это будет просто строительный раствор на его живом теле. В момент окаменения этого вещества не было, так что чары не подействуют.

Нагнувшись, Боиндил поворошил горстку пыли на полу.

– Буровая мука, – он внимательно присмотрелся к отверстию в статуе. – Подходит. Кто-то сделал эту дыру намеренно. – Гном повернулся к Ризаве и Дергарду. – Я не знаю ни одного живого существа, которое питалось бы камнями.

Оба мага были в замешательстве.

– Клянусь пред ликом Самузина, мы тут ни при чем.

– Может быть, это сделал какой-то другой ученик Нод’онна, преданный своему учителю. Человек, который не хотел, чтобы Лот-Ионан ожил? – предположила Года. – Дыра не на виду. Скорее всего, злодей решил обезопасить себя на тот случай, если превращение пройдет успешно.

– Но ведь тогда он мог бы просто отбить статуе голову, ученица, – Боиндил с упреком посмотрел на девушку. – Знаешь, за такие слова мне следовало бы заставить тебя делать пятьдесят отжиманий. Но я сегодня великодушен.

Тунгдил, вырвав страницу из своей книжицы, свернул ее и засунул в отверстие, чтобы понять, насколько оно глубокое.

– Дыра размером с мизинец. Человек справится с такой раной, – он осторожно погладил каменное изваяние. – Кроме того, Лот-Ионан сможет себя исцелить. Мы должны попытаться.

Гномы вернулись с носилками. Вытащив окаменевшего мага из подвала, они уложили его на телегу.

 

– Отдай мне камень! – Темные глаза чудовища вспыхнули ярко-зеленым.

Существо стряхнуло цепи с предплечий, на наручах загорелись альвийские руны, передавая свет дальше по звеньям цепей. Чудовище махнуло рукой, и цепи обвились вокруг Родарио и Гандогара.

В следующее мгновение, прежде чем кто-либо из зрителей успел что-то предпринять, существо оттолкнулось от сцены и перепрыгнуло за кулисы, потащив за собой пленников, словно они были легкими, как пушинки. Декорации обрушились, и одна из подпорок упала на Тасию. В погоню за чудовищем бросились гномы и солдаты короля Брурона.

– Помогите! – От страха девушка расплакалась.

Вокруг падали обломки балок и части шатра, клубился дым. Тасия слышала, как мимо пробегают люди, пытаясь укрыться от чудовища или, наоборот, догнать его. Ни у кого не было времени на то, чтобы помочь бедняжке.

Наконец ее бедственное положение заметил Фургас. Подбежав, он вытащил Тасию из-под подпорки. Девушка разрыдалась и бросилась ему на шею. Магистр застыл на месте, не зная, что делать, но потом осторожно обнял ее, чтобы успокоить.

– Пойдем, я выведу тебя отсюда. – Инженер приказал актерской труппе, застывшей в нерешительности, потушить пожар и повел Тасию наружу. – С тобой все будет в порядке. А я должен идти. Мне нужно спасти Родарио.

Тасия храбро кивнула, пытаясь взять себя в руки, но от воспоминаний о чудовище отделаться было не так-то просто.

Уложив девушку на сено, Фургас побежал прочь, ориентируясь на шум. В ночных окнах Пористы загорелись огни – грохот разбудил жителей города. Вскоре магистр догнал толпу гномов и солдат, сгрудившихся вокруг Родарио и Гандогара.

Если актеру удалось отделаться парой царапин, то королю это зловещее создание оторвало руку. Гном, потеряв сознание, лежал на мостовой, рядом с ним суетился лекарь, перевязывая предплечье.

Из ссадин и царапин Родарио текла кровь, а на теле виднелись следы ожогов от волшебных цепей монстра.

– Ужасно, – пробормотал актер, поднимая голову. – Он чуть не убил меня! Силен, словно стадо лошадей. – Родарио посмотрел на Гандогара. – Этот отчаянный гном не хотел отдавать бриллиант и даже напал на это чудовище. Но оно набросило ему на руку цепь и… – Побледнев, он закрыл рот ладонью. – Мне лучше не думать об этом.

– Куда оно направилось? – спросил один из солдат.

– Не знаю, – Родарио махнул рукой на крыши. – Оно подпрыгнуло вверх и исчезло. Забралось на тот дом и поскакало дальше. Вам его не догнать. Оно наверняка уже за городскими стенами.

В сопровождении гвардии появился король Брурон.

– Соберите совет, – правитель Гаурагара понял, что опоздал. – И приведите ко мне Тунгдила Златорукого. Нам нужен новый план, и лучше бы нам поторопиться, если мы хотим спасти Потаенную Страну. Нет никаких сомнений в том, что теперь у Бессмертных все бриллианты, – выругавшись, он побрел назад к шатру.

Фургас помог Родарио подняться.

– Что с Тасией?

– Все в порядке, только плечо оцарапала, – успокоил друга магистр.

– Невероятно. – Родарио посмотрел на крыши домов, словно ожидая увидеть там чудовище. – У меня в реквизите был настоящий бриллиант, а я этого не заметил, – он грустно рассмеялся. – Вот я глупец! Не смог отличить бриллиант от горного хрусталя.

– Не печалься, – Фургас ободряюще хлопнул его по плечу. – Ты же не знал, как выглядит волшебный бриллиант. Да и знай ты об этом, нападение чудовища все равно было неизбежно.

Вздохнув, актер молча кивнул.

 

– Эй, будьте поосторожнее, вы, растяпы! Не отбейте ему нос! – прикрикивал на свой отряд Боиндил. – А то как расколдуется, тут же превратит вас всех в лепреконов!

Гномы, тащившие статую, рассмеялись. Они обливались потом от натуги, но старались нести окаменевшего мага очень осторожно.

И тут ночь взрезал сигнал горна. В Пористе настали беспокойные времена.

– Что все это значит? – буркнул Бешеный. – Им не понравилась пьеса и теперь они решили устроить охоту на нашего актеришку?

Послышался тихий мелодичный звон. Возникнув словно из ниоткуда, вокруг шеи Ризавы обернулась тонкая железная цепь, светившаяся зеленым.

Девушка подняла руки, пытаясь высвободиться и избежать удушья, но уже через мгновение кожа, плоть и позвонки поддались нажиму, словно трухлявое дерево. С липким неприятным шлепком голова Ризавы упала на мостовую, а тело продолжало стоять. Из развороченного горла фонтаном била кровь.

– Отступить к стене! – Отпрыгнув в сторону, Тунгдил прижался к каменной кладке, чтобы цепь не могла обмотаться вокруг него. Подняв Огненный Клинок, он посмотрел наверх.

– О, лягушонок! – прорычал Боиндил. – На этот раз тебе от меня не уйти! О, я вырву твои жабьи лапки и заставлю ползать передо мной, пока ты не подохнешь! Ты поплатишься за то, что лишил меня бороды.

Существо прыгало по крышам то вправо, то влево, словно поддразнивая гномов.

– Что ему нужно? – Года не спускала с чудовища глаз.

Тунгдил посмотрел на обезглавленное тело Ризавы.

– Должно быть, чудовища почуяли, что Потаенной Стране есть на что надеяться, – повернувшись к Дергарду, он приказал десятку гномов охранять мага. – Бешеный и Года, ведите их прочь. Остальные пойдут со мной, – приказал Златорукий и побежал к повозке, где лежал Лот-Ионан. – Нам нужно увезти отсюда статую.

Цепи, звякнув на подлете, сбили с ног двух гномов рядом с Тунгдилом. Тела взлетели в воздух, а на землю упали уже разорванными на несколько частей, словно какое-то дитя в злобе своей поломало нелюбимые игрушки и отбросило в сторону.

Монстр прыгнул на мостовую прямо перед Тунгдилом. Обнажив зубы, он начал раскручивать цепи.

К Тунгдилу подскочила Зирка.

– Вперед! Я отвлекаю, ты бьешь, – не дожидаясь его ответа, гномка бросилась на монстра.

Одна из цепей обмоталась вокруг ее оружия, металл раскалился. Но подземную это не остановило. Выхватив кинжал, она всадила его в ногу противника.

Тунгдил, замахнувшись Огненным Клинком, тоже попытался ударить чудовище. Руны на волшебном топоре засияли, алмазы засверкали в холодном свете, за лезвием потянулось багровое зарево.

Увидев магическое оружие, монстр уклонился, напарываясь на клинок Зирки. Лезвие топора ударило мимо – Тунгдил промахнулся совсем чуть-чуть.

Зато в этот момент в коленную чашечку чудовища вонзился длинный шип вороньего клюва.

– Ну, и как тебе оружие моего братишки, лягушонок? – осведомился Боиндил, давя на рукоять. Чернобородый пытался повалить чудище на землю. – Ты же не думал, что я буду отступать, когда у меня есть возможность добить эту тварь, а, книгочей?

Уродец истошно завопил, и его голос то звенел чистыми нотами, как у эльфа, то скатывался в звериное рычание, напоминавшее орочье. Дернув рукой, существо схватило Бешеного за плечо. Альвийские руны на наруче вспыхнули.

Гном закричал от боли, но рукоять молота не выпустил.

– Берегись! – Тунгдил опять замахнулся топором.

На этот раз ему повезло больше – лезвие раздробило монстру руку, перерубив наручи и цепь.

Чудовище уставилось на покалеченную конечность и черную кровь, бившую из раны. Попятившись, оно завыло и подпрыгнуло. Несмотря на ранение и шип молота в ноге, ему удалось добраться до соседней крыши. На землю посыпалась солома, и монстр исчез.

Года бросилась за монстром.

– Эй, вернись! – Боиндил осел на землю. Его плечо дымилось, в воздухе пахло горелой плотью и раскаленным железом. – Ну, ты только посмотри! Достал меня лягушонок, – сквозь зубы плевал словами гном. – Но мы его почти прикончили, верно, нигочей?

Тунгдил не стал ничего говорить. Другу и без того было достаточно плохо – от магической энергии кольчуга нагрелась добела и прожгла подкольчужник и кожу, оставив следы ожогов.

– Ты всегда был безумцем, Боиндил, – вздохнул Златорукий, помогая гному подняться. – Пойдем, нужно найти Году.

Но гномка уже возвращалась, держа в руках окровавленное оружие с обломанным шипом.

– Я услышала треск и побежала посмотреть, – объяснила она, протягивая вороний клюв учителю.

– Какой красивый был шип, – пробормотал Боиндил, касаясь железного обломка. – Ну вот, теперь придется чинить…

Года встала так, чтобы Бешеный мог на нее опереться. Топор он использовал как посох.

– Тебе нужно отдохнуть и попросить кого-то обработать твои раны.

– Ничего страшного, – отмахнулся гном. – У меня были раны и похуже. Раз так вспороли брюхо, что даже внутренности вывалились. А парочка ожогов… Что тут такого?

Тунгдил посмотрел на остаток отряда. Гномы выстроились вокруг Дергарда. На земле остывал труп Ризавы.

– Значит, у нас осталось всего два мага, – пробормотал Златорукий. – Нужно защищать их. Это наверняка не последнее нападение. – Гном подал знак возвращаться на постоялый двор и уже хотел отправить гонца к королю Брурону, чтобы созвать собрание, когда к нему подбежал какой-то солдат.

– Вот вы где, Тунгдил Златорукий! Король Брурон повсюду вас ищет. Чудовище украло последний бриллиант, – выдохнул парнишка. – Это случилось во время представления. Мы не смогли задержать эту тварь. Все ждут вас, чтобы обсудить произошедшее.

– Тион побери! У лягушонка был бриллиант! – охнул Бешеный. – О Враккас, и как только такое могло произойти?

Вздохнув, Тунгдил посмотрел на Зирку.

– Ну, что-то общее у местных гномов и подземных жителей, несомненно, есть, – он хотел похлопать ее по плечу, но рука сама поползла к ее талии.

Девушка зачаровала его. Глядя на ее нежные черты, Златорукий вспоминал ее поцелуй, и ему хотелось вновь коснуться ее губ. Но сперва нужно поговорить с Балиндис.

Они побежали по улицам и переулкам Пористы. Повсюду сновала стража.

– Да, я должен сказать вам еще кое-что, Тунгдил Златорукий, – вспомнил вдруг солдат. – Мы обнаружили в вашей комнате труп. Судя по всему, этого несчастного зарезали мечом или кинжалом и он умер от ран.

– Это невозможно! – опешил Тунгдил, подходя ко входу в шатер. – Этот человек пытался ограбить меня, но я остановил его, ранив в ногу и бок. Но ранения были поверхностными.

– Это странно. Я видел тело собственными глазами, и могу вас заверить, что живот убитого был полностью вспорот.

– Лягушонок! Его убило чудовище! – в ужасе ахнул Боиндил. Он покосился на Дергарда, вышагивавшего в окружении гномов. – Не оставляйте этого человека одного, даже если ему нужно отойти по нужде, ясно?

Переглянувшись с Зиркой, Тунгдил понял, что она думает о том же, что и он. Чудовище сбросило бы мага с крыши или просто порвало на части, перегрызло бы ему горло… но не стало бы пользоваться клинком. Нужно было осмотреть труп, тогда, возможно, обстоятельства убийства станут понятнее.

Приобняв Тунгдила за плечи, гномка склонилась к его уху.

– Я думаю, среди вас есть предатель, Тунгдил, – шепнула она.

И Златорукий был с ней согласен. У Третьих были длинные руки, и гномоненавистники вполне могли подослать своего шпиона в Пористу.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.