Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Идомор, территория бывшего орочьего княжества Тоборибор, пещеры, конец лета 6241 солнечного цикла



 

Боиндил, согнувшись, осторожно заглянул за угол. Этот коридор солдаты Маллена еще не осматривали. Впереди было темно и пусто. По крайней мере, казалось, что пусто.

– А что мы будем делать, если встретим тут эльфов, книгочей? – поинтересовался он, выпрыгивая вперед и размахивая вороньим клювом.

– Посмотрим, что они предпримут. Если эльфы нападут, то будем защищаться, – ответил Тунгдил. – Но никто не смеет первым поднять на них оружие, это ясно? – предупредил он своих спутников.

Златорукий вел один из отрядов, которому за последние десять дней удалось далеко продвинуться в бывшее орочье княжество. Кроме Боиндила, Годы и Зирки, его сопровождало пятьдесят тяжеловооруженных воинов, проявивших себя в битвах у Черного Ярма, под Пористой и в Серых горах. Это были бесстрашные ветераны, готовые вступить в бой хоть с самим Тионом.

От помощи Лот-Ионана пришлось отказаться, приходилось полагаться на Дергарда. При встрече с врагом молодой маг мог развеять боевые заклинания Бессмертных или атаров, а уж само сражение должны были принять гномы.

Боиндил что-то поддел носком сапога.

– Кости свинорылых. Не слишком давно они тут лежат. – Наклонившись, гном присмотрелся к своей находке внимательнее. – Берцовая кость. Разрублена одним ударом. – Златорукий отметил гладкость и четкость следа от клинка. – Лезвие было очень острым, – со знанием дела заявил Боиндил. – Свинорылые такими мечами, а уж тем более топорами не пользуются.

– Убариу? – осторожно предположила Года. – Может быть, они тайно…

– Нет, – Тунгдил осторожно продвигался вперед, сжимая в правой руке Огненный Клинок. – Бессмертные. Это они перебили орков, оставшихся в Тобориборе.

– Ты думаешь, они бы стали убивать собственных союзников? – Бешеный удивленно покачал головой.

– Нет, просто так не стали бы. Но ничто не мешает им поступить так. Возможно, Бессмертные полагали, что орки уже выполнили свою задачу и больше не нужны им.

Впереди что-то зашипело. Два больших зеленых огонька вспыхнули в темноте. Послышался грохот, и друзья увидели, как огромное, состоящее, казалось, только из тиония создание двинулось к ним, медленно переставляя ноги.

– Должно быть, это то самое чудовище, о котором говорил король Ортгер, – Боиндил вскинул молот. – Кто-нибудь из вас знает, где у этого механического выродка уязвимое место?

– Нет, сейчас нам не до уязвимых мест, – возразил Тунгдил. Если Фургас действительно стоял за всем этим, то на советы магистра полагаться не стоит. Конечно, вряд ли друг предал их, но предосторожность не помешает. – Мы будем действовать по-своему.

Дергард, выступив вперед, начал плести заклинание, но Тунгдил остановил его.

– Сохраните ваши силы для битвы с Бессмертным. Не забывайте, доспех этих чудовищ сделан из волшебного сплава, который впитывает магические потоки.

– Вы правы, – Дергард опустил руки. – Сейчас чары скорее навредят, чем помогут. – Маг перевел взгляд на потолок. – Но ведь камнепаду чудовищу нечего противопоставить?

– Обрушивать камни вы будете в крайнем случае. Сперва попробуем кое-что другое… – Златорукий повернулся к гномам, тащившим снаряжение для подъема по скалам. – Приготовьте канаты. Мы свяжем монстру ноги и обездвижим его.

Чудовище, хоть и медленно, но неудержимо продвигалось вперед, громыхая доспехами. Гигантские руки в латных перчатках сжимались и разжимались, словно механическое существо радовалось тому, что сейчас раздавит гномов. Отсюда было видно лицо создания, закрытое стеклянной перегородкой, словно шлемом. Монстр что-то кричал, но грохот металла заглушал его возгласы.

– Мы сможем подобраться к нему так, чтобы он не заметил наши перемещения? – спросил один из солдат.

– Мы сами приведем его к вам, – Тунгдил мрачно улыбнулся. – Готовьтесь.

– У-и-и! Вот это мне по вкусу! – Рассмеявшись, Боиндил махнул вороньим клювом. – Давайте постучимся, вдруг этот малыш откроет, обрадовавшись гостям.

– Раздразните его, чтобы он побежал за нами. Но будьте осторожны. Мы не знаем его возможностей, ведь Ортгер мог не все заметить, – предупредил солдат Тунгдил. – Будем атаковать чудовище по очереди.

– Чур, я первый! – тут же заявил Боиндил.

Он побежал вперед, и половина гномов последовала за ним. Оставшаяся часть отряда напряженно наблюдала за тем, как сработает этот отвлекающий маневр.

Оказалось, что, хотя чудовище и медленно передвигается с места на место, оно, несмотря на свои размеры, очень подвижно. И его маневренность принесла смерть многим…

Одному из нападавших неосторожность стоила жизни – чудовище пнуло его, и гном, отлетев к стене, ударился головой, проломив себе затылок.

На груди монстра открылись какие-то отверстия, и в гномов полетели снаряды. К счастью, никого не ранило.

Боиндил блестяще справлялся со своей задачей. Несмотря на то что боевое бешенство уже бушевало в его венах, он сохранял рассудок в достаточной мере, чтобы заманить монстра в ловушку. Глаза гнома горели, он неутомимо наносил удары по многосуставчатым лапам металлического чудовища.

– Теперь наша очередь, – крикнул Тунгдил, замахиваясь топором.

Нужно было проверить, сработает ли Огненный Клинок против этого противника, или волшебный доспех защитит монстра от магии Клинка.

Наклонившись, Зирка торопливо поцеловала Тунгдила в губы и улыбнулась.

– На тот случай, если кто-то из нас погибнет в этой пещере, – пояснила она, поднимая копье. – Побежали?

Кивнув, он бросился вперед. Слова Зирки стучали у него в голове, отвлекая от боя. Едва уклонившись от металлических пальцев живой чудо-машины, Тунгдил заставил себя собраться с мыслями. Пригнувшись, он нанес удар топором.

К счастью, руны на оружии гнома вспыхнули, собирая магическую силу, – во время удара топор направит ее против врага.

Клинок вошел в тело чудовища чуть выше металлического сустава. Последовала вспышка, руны на доспехе загорелись темнозеленым. По машине прошла дрожь, и к грохоту примешался какой-то новый звук, напоминавший треск рвущейся тетивы.

– Он еще жив, книгочей! – крикнул Боиндил. – Эта тварь за стеклянной перегородкой еще дергается! И мне кажется, что она смеется!

В ярости Тунгдил выдернул оружие из тела врага. Лезвие покрылось темно-зеленой, почти черной кровью. Значит, урода можно ранить Огненным Клинком.

А потом он увидел эльфийскую руну справа на груди монстра. Если он правильно понял ее значение, то руна пророчила «смерть».

– Осторожно! – крикнула Зирка.

Но ее предупреждение запоздало. Железная рука сбила Златорукого с ног и отбросила назад. При падении Тунгдил потерял шлем, а перевязь сползла, так что гном запутался в ней. Словно связанный гугуль, гном валялся в коридоре, а чудовище медленно, но неумолимо подбиралось к нему. На подошвах монстра были видны небольшие железные шипы, покрытые налипшими обломками костей и ошметками плоти – чудовище успело потоптаться по трупам врагов.

– Ну-ка иди сюда, я тебе брюхо вскрою! – отважно завопил Тунгдил, глядя на гиганта.

Но тут, словно из ниоткуда, вынырнула Зирка, схватила Златорукого за ремень и потащила назад. Чудовище последовало за ней… и угодило прямиком в ловушку.

Едва Зирка протащила на себе Тунгдила, гномы натянули канат, закрепив его на выступах скалы.

Железная лапа монстра зацепилась за веревку, и, хотя канат порвался, чудовище не смогло восстановить утраченное равновесие. Оно едва успело выставить вперед руки, чтобы не разбить округлую стеклянную заслонку.

– Вперед! – крикнул Боиндил, на бегу замахиваясь топором.

Лезвие вороньего клюва с невероятной силой обрушилось на стекло, за которым виднелась физиономия монстра. Послышался звон, по стеклу побежала трещина, деля его на четыре части, а нахтштерн Годы завершил начатое. Три шипастых шара пробили заслонку, и на гномов обрушился град осколков.

Тем временем Зирка освободила Тунгдила от пут.

– Ты в порядке? Или я понаставила тебе ссадин?

– Нет. Ты только что похитила мое сердце, – в этот раз Златорукий сам поцеловал гномку.

Вскочив на ноги, он побежал к Боиндилу. Гном яростно размахивал топором, а чудовище медленно поднималось.

– Может, останешься внизу, а, малыш? – бушевал Бешеный, отчаянно молотя монстра по железным рукам. Он позабыл о том, что после удара очутился прямо под тяжеленным чудовищем. – Сегодня ты убил своего последнего гнома!

Молот попал по локтевому суставу, и болты поддались невероятной силы удару. Правая рука монстра отлетела в сторону, и теперь чудовищу трудно было подняться.

– Ты безумец! Выбирайся оттуда немедленно! – крикнул Тунгдил.

Но Боиндил уже впал в боевое безумие и не слышал ничего, что происходило вокруг.

– Проломлю-ка я твой мерзопакостный нос! – Он ударил чудовище вороньим клювом в лицо.

Во все стороны брызнула кровь, уродливую морду залило черной жидкостью. Машина задрожала, словно она испытывала ту же боль, что и скрытое в ее недрах создание.

– У-и-и! Теперь оно изд…

Левая рука чудовища подогнулась, и трехметровое тело обрушилось на землю, погребя под собой Боиндила.

Тунгдил видел, как его друг исчез под грудой черного металла. Его испуганный возглас заглушил грохот, разнесшийся по всему коридору. Златорукий не отваживался опустить глаза и посмотреть на пол, понимая, что увидит там лужу крови.

– Мы должны поднять его и…

– Да, свезло так свезло! – Шлем Боиндила показался на спине чудовища. Выбравшись наружу, гном радостно махнул молотом. – Враккас будет доволен этим боем. Теперь Бессмертные потеряли уже двух монстров. – Равнорукий притопнул по железному доспеху. – Конечно, мы повергли этого красавчика, не пользуясь его уязвимыми местами, как говорил магистр, но так тоже сойдет, верно?

– Слезай оттуда, пока здешний воздух не ударил тебе в голову снова и ты не вытворил еще что-нибудь! – Тунгдил ткнул пальцем в пол, скрывая под резкостью тона страшное облегчение.

– Уже спешу, книгочей. – Боиндил нежно погладил свое оружие. – Мы с моим вороньим клювом сегодня в превосходном настроении и ждем не дождемся новой возможности сразить очередного урода. – Гном посмотрел себе под ноги. – О, тут какой-то замок. Может, вскрыть его и посмотреть, что там за колесики внутри?

С резким свистом из тела механического монстра вырвался пар, так что Боиндил едва успел уклониться.

– Нет, пожалуй, нам лучше пойти дальше. – Тунгдилу вовсе не понравился этот звук. В паровых двигателях гномов предусматривались специальные клапаны, которые предотвращали взрыв в случае перегрузки. Но вот есть ли такие клапаны в этой машине… – Если котел взорвется, я предпочел бы оказаться подальше отсюда.

– Уговорил. – Боиндил прошел по ноге монстра до ступни и спрыгнул на землю. В его карих глазах еще горели искорки безумия, веселья и легкомыслия. Бешеный держался горделиво и казался непоколебимым в своей вере в собственные силы. – А знаешь, что я думаю? Вот бы еще одного такого сегодня укокошить!

– Ты неисправим, – заметил Тунгдил. – Пойдемте дальше.

– Конечно, я неисправим! Если медлить в бою, толку не будет. – Он подмигнул Годе.

Гномка смотрела на него с изумлением и восторгом. Сейчас она очень гордилась тем, что Боиндил ее учитель, и совершенно позабыла о своем недавнем разговоре с ним.

Отряд двинулся вперед, а Тунгдил задумался об эльфийских рунах. Пока что они складывались в «у вашей смерти», так это сочетание обретало хоть какой-то смысл. Не хватало еще двух монстров, чтобы пролить свет на эту загадку.

Вскоре коридор начал ветвиться.

– А что теперь? – Дергард отер пот со лба. Ему тяжелее остальных было переносить затхлый жаркий воздух в пещерах.

Эта часть Тоборибора всегда славилась своим теплом – тут было много горячих источников, постоянно попадавшихся отряду по дороге. Гномам тут тоже не нравилось – слишком уж сильно воняло орками.

Тунгдил указал на проход, откуда веяло холодом.

– Пойдем туда, – он встал во главе колонны.

С каждым шагом становилось все холоднее. Разогретые кольчуги покрылись каплями, Дергарда вскоре зазнобило.

– Словно в склеп спускаемся, – протянул маг. – Честно говоря, мне тут не очень нравится.

– А кому тут нравится? – возразил Боиндил. – То, что мы дети Кузнеца, еще не означает, что нам хорошо в этом свинарнике. Подземелье подземелью рознь, почтенный волшебник.

Тунгдил дошел до входа в какую-то пещеру. Судя по всему, Дергард был близок к истине, говоря о склепе.

– Не шумите! – прошипел он. Смутное предчувствие беды вопило не входить в эту пещеру, но ничего другого не оставалось. Бриллиант мог находиться где угодно, а значит, и здесь. – Продвигаемся вперед, но тихо.

Ширина и длина пещеры была не меньше пятидесяти шагов, стены смыкались в купол в сорока шагах над головой. В центре этого купола с потолка свисал сталактит длиной в два человеческих роста и шириной в ствол старого дуба.

Его острие указывало на темноволосую женщину, покоившуюся на базальтовом алтаре. Ее руки были сложены на груди, глаза закрыты. Черные шелковые одежды ниспадали с алтаря, прикрывая альвийский орнамент на камне.

Вдоль ее тела лежало два узких меча. Тунгдил узнал это оружие – похожими клинками пользовались Бессмертные в бою с эоил.

От бриллианта, лежавшего на ее груди, исходило синеватое свечение, и по чертам альвийки временами пробегали серебристые блики.

Они нашли Бессмертную и волшебный камень.

На полу пещеры валялись орочьи кости, тут пало не меньше пятисот чудовищ. Следы на костях не давали усомниться в том, что всех чудовищ сразило одно и то же невероятно острое оружие.

– Во имя Самузина, – изумленно пробормотал Дергард, не сводя глаз с альвийки. – Вы только посмотрите, как она прекрасна! – Он растроганно всхлипнул.

Даже сейчас, погруженная в глубокий сон, она была красивее, элегантнее и прелестнее, чем Рейялин.

Тунгдил и остальные гномы не могли выносить вида этой болезненной в своем совершенстве красоты. Казалось, словно они смотрели на отблески огня на слитке золота или пытались заглянуть в раскаленный докрасна горн. И то, и другое было невозможно.

Наконец и Дергарду пришлось отвести глаза, но образ Бессмертной оставил неизгладимый след в его душе. Не страшась опасности, маг двинулся к алтарю, руки дрожали от объявшего его желания прикоснуться к темной богине. Кости хрустели под его ногами.

– Оставь Создательницу в покое, – звонкий чистый голос, казалось, доносился отовсюду. – Она так устала.

Застыв на месте, маг закрутил головой, но так никого и не увидел.

– Я не причиню ей зла, – самозабвенно пробормотал он. – Я хочу лишь… быть рядом с нею. Опуститься перед ней на колени и любоваться ее красотой.

– Ушастая свела нашего мага с ума, книгочей? – обеспокоенно поинтересовался Боиндил.

Тунгдил сожалел о том, что не сумел прочесть надпись на двери тронного зала в Дзон-Бальзуре, ведь гном не владел альвийским. Возможно, это знание могло бы помочь им сейчас.

– Боюсь, что так, – тихо ответил Златорукий.

– Может, оттащить оттуда Дергарда? – предложила Года.

– Нет. Оставайтесь здесь. И не делайте ничего, что спровоцировало бы мага, – Златорукий боялся, что Дергард, зачарованный Бессмертной, выступит против них.

Тем временем волшебник приблизился к алтарю еще на два шага и смущенно поднял голову. Отблески бриллианта освещали неописуемо прекрасное лицо, и образ этой дивной красоты горел в сознании Дергарда, выжигая разум. Маг плакал от радости, словно малое дитя. Всхлипывая, он опустился на колени и пополз по костям к Бессмертной. Жутковатый костяной ковер нисколько не тревожил его.

– Оставь Создательницу в покое, – не умолкал голос.

– Но я не могу, – униженно пробормотал Дергард, испугавшись, что придется отойти.

Послышалось тиканье шестеренок, позвякивание железа и перестук механического мотора, сменившиеся шипением. Из темного угла пещеры ударило облако белого пара, напомнившее Тунгдилу демона, захватившего тело Нудина.

– Я не позволю тебе нарушать ее покой, – эльфийский чистый голосок перешел в звериное фырканье.

Новое порождение гениального сознания Фургаса выкатилось в центр пещеры, перемалывая колесиками кости орков.

Существо состояло из механической части и тела чудовища в тяжелых доспехах. Бедра монстра переходили в похожую на ящик повозку. Справа на нагруднике сияла эльфийская руна: «лица».

Чудовище подняло забрало доспеха, два желтых глаза впились в Дергарда.

– Уходи!

– Не будь эти творения столь опасны и жестоки, Фургаса следовало бы наградить за гениальную догадку и вручить ему орден, – прошептал Боиндил.

Существо услышало слова гнома. Подняв голову, оно развернулось ко входу.

– Вы пришли, чтобы потревожить Создательницу. – Рука в стальной перчатке опустила забрало. – Я вам не позволю!

Повозка двинулась вперед, набирая скорость.

– Разделяемся! – Тунгдил заметил длинные шипы на доспехах и острые колеса, которые легко разрезали бы упавшего на землю противника.

Трюк с веревкой с этим механическим монстром не сработал бы, не стоило даже пытаться.

Увидев, что гномы бросились врассыпную, создание подняло заслонки на боках повозки, и наружу выползли два клинка.

Боиндил ухмыльнулся.

– Да, не все в этой зверюге Фургас придумал удачно. Клинки слишком высоко, так что мы можем…

Лезвия со щелчком опустились на уровень груди гнома.

– Ох, ну почему я никогда не могу придержать свой язык, – удрученно пробормотал Бешеный.

А затем чудовище начало охоту. Не прошло и мгновения, как первый из отважных воинов пал от клинка монстра. Скорости повозки и остроты лезвия хватило на то, чтобы прорубить и доспех, и кости. Окровавленное тело первого несчастного рухнуло на пол пещеры. Гонка продолжалась.

Трех гномов разрубило на мелкие части, остальные же успели укрыться в узком коридоре перед пещерой, куда чудовище не могло забраться.

Тунгдил воспользовался тем, что монстр отвлекся на других. Вместе с Боиндилом, Зиркой и Годой он пробежал по пещере к алтарю, на котором покоилась Бессмертная. Нужно было забрать бриллиант, пока страж сражался.

– Боиндил, ты хватаешь волшебный камень, – приказал Тунгдил. – Я убиваю альвийку.

– Наоборот было бы лучше, – проворчал Бешеный. – Ну почему я не могу прибить ушастую?

– Я думаю, что только Огненный Клинок способен лишить Бессмертную жизни, – пояснил Златорукий.

Почти достигнув алтаря, Года оглянулась.

– Оно заметило нас и приближается, – крикнула она, останавливаясь. Кто-то должен был задержать чудовище.

– Нет, беги вперед! – Боиндил схватил ее за плечо. – Прячься за алтарем, там безопаснее. Оно переедет тебя и даже не заметит! – Оттолкнувшись на бегу, чернобородый запрыгнул на алтарь, целя ногами в живот альвийке. Раз уж нельзя было убить эту тварь самому, Бешеный желал хотя бы поранить ее.

И тут зеленый луч ударил ему в ногу. Гнома отбросило, вороний клюв дернулся в руке и попал Зирке по лбу. Гномка, потеряв сознание, упала.

Обернувшись, Года приготовилась атаковать нового врага, но увидела знакомое лицо.

Дергард, выглядывая из-за алтаря, выставил вперед ладонь.

– Вам нельзя тревожить ее! Вы что, не слышали? – прошипел он. – Не смейте!

Ругнувшись, Бешеный поднялся на ноги. Он отделался парой ссадин.

– Вот так и бери с собой магов. От них одни неприятности, – он посмотрел на Зирку. – Она жива, книгочей. Займись человечишкой.

Тем временем чудо-машина неуклонно приближалась, словно разъяренный огненный бык. В ее руке сверкнуло копье, лезвия играли бликами в синеватых отблесках бриллианта.

 

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.