Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Вейурн, 12 миль к северо-западу от Мифурдании, конец лета 6241 солнечного цикла



 

Тунгдил так радовался, что может обнять своего приемного отца, которого давно уже считал мертвым, что никак не мог прийти в себя. Раньше он был у мага просто мальчиком на побегушках и никогда не осмеливался проявить такое чувство, но сейчас ему было не до церемоний.

– Вам удалось развеять злые чары, почтенный Лот-Ионан! Боги благоволили к нам! – восторженно воскликнул он.

– Тунгдил Болофар! – Маг улыбнулся, и морщинки у его глаз пришли в движение. – Знакомое лицо на чужбине Вейурна. Каким ты стал сильным, сильным и серьезным. Настоящий воин, а не кузнец. – Старик посмотрел на людей и гномов, вошедших в комнату. Ни с кем из них Лот-Ионан не был знаком. – Насколько я понимаю, вам многое предстоит мне рассказать? Я уже слышал о том, что Нудина убили шесть или семь солнечных циклов назад.

– Вы устали?

– Нисколько. Я чувствую себя свежим и отдохнувшим, словно омылся молодильной водой.

– Какое ваше последнее воспоминание? – поинтересовался Тунгдил.

Маг задумался.

– Сражение с Нудином. Мне показалось, что в моих венах течет песок, мое сердце окаменело, и я умер. А в следующий миг я проснулся на дне озера и чуть не утонул. Но магия спасла меня.

– Нам стало известно, что там появился новый магический источник, почтенный маг, – начал рассказ Златорукий. – Но прежний источник иссушен. – Прежде чем продолжить, гном повернулся к своим спутникам. – Устраивайтесь на ночлег. Завтра утром мы вместе с Лот-Ионаном отправимся в Тоборибор. Мне же предстоит долгий разговор с приемным отцом, ведь ему нужно хотя бы вкратце узнать о том, что происходило в Потаенной Стране все это время. – Гном посмотрел на старосту. – Будьте добры, разместите нас на ночь. Королева Вей возместит вам все убытки. Прошу вас, принесите нам поесть и что-нибудь выпить.

– С удовольствием. – Староста пошел выполнять его указания.

Через некоторое время им принесли сыр, сушеную рыбу, хлеб и вино.

Почувствовав манящий аромат спиртного, Тунгдил едва смог устоять перед искушением, но все-таки сдержался.

– Я так рад видеть вас вновь, – повторил Тунгдил. Сев рядом с отцом, он взял Лот-Ионана за руку.

Маг заметил золотое пятно на тыльной стороне ладони Тунгдила, поблескивавшее в свете камина.

– А это еще что? – Лот-Ионан не сводил с гнома взгляда. – Расскажи мне все, что случилось за последние солнечные циклы. Что происходит в Потаенной Стране? – Он потрепал гнома по каштановым волосам. – А главное, я хочу знать, что случилось с тобой.

Превозмогая усталость, Тунгдил рассказал отцу о сражениях с Нудином, с эоил, с ее аватарами Тиона. Он не стал скрывать правду и сообщил магу о том, что эоил была эльфийкой, навлекшей страшную беду на эту страну.

Златорукий повествовал обо всем кратко, упоминая лишь самое важное, но время летело быстро, и, когда заря забрезжила на горизонте, Тунгдил еще говорил о последних событиях в Потаенной Стране – об истории с волшебным камнем, Третьими и Бессмертными.

– Им удалось заполучить бриллиант. Они хотят высвободить его силу и направить ее во зло. В то же время перед Вратами в королевство Четвертых стоит огромное войско из подземных, орков и других народов Потусторонних Земель. Именно они ранее владели волшебным камнем и теперь хотят возвратить свою собственность, – завершил гном рассказ. – Вы вовремя очнулись, сбросив чары. – Тунгдил зевнул, у него уже не осталось сил бороться с усталостью.

Помолчав, Лот-Ионан засмотрелся на огонь в камине. Его волосы и борода давно высохли, и казалось, словно маг никогда и не обращался в камень.

– Все мои друзья мертвы, и все в нашей стране изменилось. – Голубые глаза блестели. – Едва я освободился от проклятья Нод’онна, еще не понял до конца, что сейчас творится на свете, а уже нужно отправляться на бой с очередным врагом. – Старик вздохнул. – Мой Тунгдил Болофар превратился в Тунгдила Златорукого, настоящего гнома. Героя, – маг покачал седой головой. – Боги, боги! Что же вы сделали с моим миром?

– Ваша штольня еще существует, – улыбнулся Тунгдил. – Орки захватили ее, но они уничтожили не все.

– Хоть какое-то утешение в эти трудные времена. – Повернувшись, Лот-Ионан опустил руку ему на плечо. – Но если Паландиэль и Самузину было угодно, чтобы я и тот юный маг спасли Потаенную Страну от Бессмертных и их порождений, то так тому и быть. Твой настоящий отец гордился бы тобой. И я тобой горжусь, мой дорогой Тунгдил.

Златорукий так растрогался, что слезы навернулись на глаза.

– Что же нам делать, почтенный маг?

– То, что ты и предложил. Я осмотрю раненого эльфа на острове Ветрограй, и мы выслушаем его историю. Тяжело поверить в то, что эльфы оставили путь света и в слепоте своей пошли дорогой зла. – Лот-Ионан протянул руку, собираясь отщипнуть сыра, но, наклонившись, тут же выпрямился, громко втянув воздух сквозь сжатые зубы.

– Почтенный Лот-Ионан, что…

– Ничего, Тунгдил, – маг потирал спину. – Мне кажется, мое тело не полностью освободилось от чар, – Лот-Ионан повторил свою попытку, и на этот раз ему удалось нагнуться. – А может быть, все дело в возрасте. Мне не хочется думать о том, сколько солнечных циклов я прожил на этом свете, и это не считая времени, проведенного в облике каменного изваяния, – откусив сыр, маг отхлебнул вина. – После Ветрограя мы отправимся в Тоборибор и вступим в бой с Бессмертными. По дороге я проверю Дергарда, чтобы понять, насколько он одарен магическими способностями. Мы должны победить повелителей альвов, раз ты говоришь, что они еще не могут пользоваться силой камня.

– А мы отдадим подземным жителям бриллиант? – поинтересовался Тунгдил.

– Я считаю, что волшебный камень следует отдать, так мы сможем избежать кровопролития. Если у подземных действительно есть мастер рун и такое огромное войско… кем бы ни были эти акронты… то Потаенной Стране просто нечего им противопоставить, – он заглянул Тунгдилу в глаза. – Более того, до сих пор они хранили нас от чудовищ и, несмотря на свои силы, ни разу не пытались завоевать нас. Это свидетельствует в их пользу. Я попробую переубедить правителей. – Маг заметил, какой усталый вид у его воспитанника. – Отдохни, Тунгдил, поспи немного.

– Я могу поспать и в пути, пока мы будем плыть к Ветрограю, – покачал головой гном. – Наконец мы собрали всех важных людей, так что сейчас спать нельзя. Время играет на руку Бессмертным. – И он вместе с Лот-Ионаном вышел из комнаты.

Староста сообщил, что прибыли два корабля королевского флота, готовые отправиться на поиски пропавших без вести.

Тунгдил разбудил спутников и, не дав им времени позавтракать, отправил на судно. Лот-Ионан провел Дергарда в свою каюту, оба укрылись от любопытных глаз за деревянными перегородками корабля, чтобы спокойно все обсудить.

Одно из судов взяло курс на остров Третьих. Туда высадится гарнизон солдат, который займется поисками пропавшего альва. Второе повезло Тунгдила и его друзей на Ветрограй. Нужно было побеседовать с эльфом, которого они оставили в бывшем храме Паландиэль. Златорукий надеялся, что Лот-Ионан своими чарами пробудит раненого.

Погода стояла отличная, свежий ветерок натягивал паруса, корабль быстро плыл по волнам.

Едва судно отчалило, Тунгдил провалился в глубокий сон. Вытянувшись в гамаке на палубе, он проспал всю дорогу и проснулся только вечером, когда его разбудила Зирка.

– Мы уже на месте? – Протерев глаза, гном залюбовался прелестной девушкой. Ее необычная внешность по-прежнему возбуждала его.

Тем не менее он почему-то боялся ответить на ее чувства. Балиндис дала ему развод. Так в чем же дело? Может быть, в том, как он решил разорвать их Нерушимый Союз? Тунгдил с удивлением понял, что еще не до конца освободился от уз брака.

– Еще нет, но скоро уже будем на месте, – протянув руку, подземная помогла ему подняться.

Златорукий увидел обрывистый берег, на котором возвышалось величественное здание, когда-то принадлежавшее жрецам Паландиэль. Сейчас храм передали светским властям, и там располагался королевский архив Вейурна. В этом королевстве большинство жителей поклонялись богине воды Эльрии, и культ Паландиэль не пользовался такой популярностью, как в других королевствах, к примеру в Табаине или Ран-Рибастуре. В бывшей святыне хранились бесчисленные свитки, повествовавшие о городах и селах королевства. Настоящий архив Вейурна.

Корабль проплыл мимо скал пятидесяти метров высотой. Волны били о рифы, во все стороны летели брызги, покрывая все на судне слоем воды. Тунгдил окончательно проснулся.

– Позову Лот-Ионана, – сказал он Зирке и поспешно удалился, словно пытаясь сбежать от нее.

А ведь все в его душе молило его о том, чтобы остаться, поговорить с этой странной гномкой, узнать побольше о ней самой и культуре ее племени. У него было столько вопросов…

Тунгдил постучал в дверь, маг отворил.

– Мы уже приплыли, почтенный Лот-Ионан.

В глазах Тунгдила маг заметил немой вопрос – гному было интересно, как прошел разговор с Дергардом.

– Проходи, – Лот-Ионан пропустил воспитанника в каюту и закрыл за ним дверь.

Дергард сидел на скамье. Вид у него был не очень-то довольный.

– Мой юный друг владеет некоторыми очень хорошими заклинаниями, он может управлять магическими потоками, придавая им желаемую форму, но ему не хватает опыта. Что вполне понятно, – начал Лот-Ионан. – С другой стороны, у меня есть опыт, но долгие солнечные циклы в облике каменной статуи сказались на моей памяти. – Он дотронулся кончиками пальцев до висков. – Иногда я забываю нужный слог в плетении чар или мои жесты неверны. Это имеет серьезное значение в том, какое в конце концов сплетется заклинание.

– И что это означает для нас, почтенный маг?

– Мы оба, Дергард и я, нужны друг другу в бою с Бессмертными. Один без другого ничего не сможет добиться.

– Но вы превосходите меня в своем познании на сотню солнечных циклов, почтенный Лот-Ионан, – заметил Дергард.

– Вот и хорошо, ведь без этого нам было бы еще сложнее, но это ничего не меняет в том, что иногда мои пальцы или язык подводят меня. А времени, чтобы устранить провалы в памяти, подучив заклинания, у нас нет. – Лот-Ионан покосился на Тунгдила и его топор. – Ты будешь иметь главное значение в бою, Тунгдил. Мы с Дергардом прикроем тебя, но не более того. – Старик хотел потрепать приемного сына по голове, но опять замер и схватился за спину. – Проклятая старость, – выругался маг. – Ну почему я не владею заклинаниями, которые могли исцелить меня?

Тунгдил задумался.

– Мы никому не скажем о вашем состоянии, почтенный маг, – решил он. – Если Бессмертные будут полагать, что вы представляете для них серьезную угрозу и вы их главный противник, возможно, мне удастся подобраться к ним с Огненным Клинком и убить. Вы согласны?

– А ты еще и обучился военной тактике, как я посмотрю. – Лот-Ионан улыбнулся. – Пускай и наши друзья, и враги считают, что мы с Дергардом – единственные, кто может потягаться силами с повелителями альвов.

Корабль замедлил ход, грохот на палубе и громкие крики свидетельствовали о том, что судно вот-вот причалит к берегу.

– И прежде всего нам нужно поговорить с эльфом, – предложил Лот-Ионан, выходя из каюты.

Друзья сошли на сушу и, пройдя по небольшому городку, направились к древней святыне. В бывшем храме их уже ждал распорядитель архива, плешивый человечек лет шестидесяти с красным от постоянного пьянства носом. Его одежда выглядела так, словно ее потрепали хорошенько, разорвали, а потом завернули в нее его тело.

– Добро пожаловать. – Поклонившись, смотритель архива повел их мимо множества уставленных книгами полок.

Тут были записи подданных Вей о прошлых солнечных циклах, свидетельства о свадьбах, рождениях детей и смерти. Королева Вей очень трепетно относилась к истории страны и полагала, что любая, казалось бы, мелочь должна быть учтена.

– Эльф так и не пришел в сознание, но и не умер. – Смотритель напустил на себя важный вид. – А все благодаря моей заботе и уходу. Но, конечно, и его удивительная выносливость сыграла свою роль. Я не лекарь, но хочу заметить, что любой человек с такими ранениями давным-давно бы отправился к богам. – Его мутные, пропитые глаза уперлись в Лот-Ионана. – А он лекарь?

Гости остановились у створчатой двери в три метра высотой.

– Да, именно так, – заявил маг, чтобы не вдаваться в долгие объяснения.

Он вошел в комнату, залитую светом закатного солнца. Пахло морем и летом, из открытых окон доносился шум прибоя, воздух был свеж. Крошечные капельки прибоя долетали даже сюда. Волны бились о скалы.

Эльф лежал на кровати. Его глаза были закрыты, торс перевязан, а ладони покоились на одеяле.

– Спасибо, – Лот-Ионан закрыл дверь, оставив смотрителя в коридоре.

Дергард, Тунгдил, Бешеный, Зирка, Года и Родарио подошли к раненому. Остальные ждали их в главном зале храма, надеясь на то, что заклинание мага сработает.

– Какие чары ты применял, Дергард? – поинтересовался Лот-Ионан.

– Мои целительные заклинания не очень хороши, – смутился юноша.

Развернув повязку, Лот-Ионан осмотрел раны на теле эльфа, почерневшие по краям. Плоть несчастного гнила.

– Ты применял чары, которыми пользовался Нудин?

– Да.

– Перечисли.

Дергард назвал использованные заклинания, и Лот-Ионан одобрительно покивал.

– Эти чары очень сильны, Дергард, тебе не в чем себя винить. Просто эльфы невосприимчивы к ним, им требуется другой вид магии.

Старик вознес ладони над ранами, его взгляд остекленел, и Лот-Ионан принялся бормотать какие-то слова, поводя в воздухе пальцами. Под ладонями медленно возникло слабое голубоватое свечение. Словно густой мед, магическая сила потекла на тело эльфа, закрывая раны, наполнила их, и на груди образовалась целая лужица голубой густой жидкости.

Закончив заклинание, Лот-Ионан отступил и подал Дергарду знак. Молодой маг завершил исцеление, и жидкость на груди эльфа приобрела желтовато-белый оттенок.

Прогнившая плоть отслоилась, и мелкие чешуйки посыпались на простыню слева и справа от эльфа, отверстия от стрел закрылись, постепенно затягиваясь розовой кожей, и только светлые шрамы теперь напоминали о том, что только что в этом теле зияли страшные раны.

– Свершилось, – выдохнул Дергард, благодарно кивая Лот-Ионану.

– Ни один из нас не смог бы сплести это заклинание в одиночку. – Маг улыбнулся. – Наши чары принесли добрые плоды. Я полагаю, это славный знак. – Старик подошел ближе к постели. – Давайте разбудим его.

Боиндил подхватил ковш с водой и выплеснул ее эльфу на лицо.

– Эй, проснись! Ты и так уже долго проспал! – весело воскликнул он.

Эльф и вправду тут же открыл глаза. Увидев ухмыляющегося гнома, он резко отпрянул и ударился головой о спинку кровати. Правая рука метнулась к бедру, но ни перевязи, ни меча на нем не было.

– Не бойся, друг, – сказал Тунгдил на эльфийском. – Мы нашли тебя в рощах Аландура. В твоем теле торчало три эльфийских стрелы. Мы подобрали тебя и привезли в Вейурн, чтобы вылечить. – Златорукий указал на приемного отца. – Это Лот-Ионан Терпеливый, рядом с ним – Дергард Одинокий. Волшебники спасли твою жизнь. – Гном кивнул исцеленному. – Я Тунгдил Златорукий. Ты можешь рассказать нам, что с тобой случилось?

– Тунгдил Златорукий? – с облегчением переспросил эльф. – Значит, я в надежных руках. Я Эсдалан, хранитель Рощи Мщения.

– Что он сказал? – проворчал Боиндил. – Скажи ему, чтобы он говорил так, чтобы мы все его понимали, книгочей.

– Все ли, кто находится здесь, достойны доверия? – осведомился Эсдалан на языке, который понимал только Тунгдил.

Златорукий оглянулся.

– Говори на эльфийском, а потом решим, что из твоих слов следует передать им.

Проведя ладонью по лицу, эльф начал рассказ.

– Я Эсдалан, барон Йилсборнский и добрый друг Лиутасила, – он сглотнул. – Моего князя убили.

– Это нам известно. Он умер в бою с одним из чудовищ, пытаясь защитить свой бриллиант.

Лицо Эсдалана потемнело от гнева.

– Вот, значит, что они говорят вам! Будто бы он пал в бою с чудовищами Бессмертных! – Барон понизил голос. – Лиутасила убили четыре солнечных цикла тому назад.

 

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.