Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Вейурн, остров Ветрограй, конец лета 6241 солнечного цикла



 

Произнеся эти слова, Эсдалан глубоко вздохнул. Ему тяжело было говорить об этом.

– Они скрывали это ото всех эльфов и постоянно придумывали какие-то отговорки, чтобы утаить исчезновение Лиутасила. Так продолжалось до тех пор, пока их сторонники не распространились по всему Аландуру. Тогда они нанесли нам сокрушительный удар, уничтожив всех моих собратьев, сохранивших здравый рассудок.

У Тунгдила перехватило дыхание от этих кошмарных известий.

– Они? – выдохнул он. – Кто они такие?

– Атары эоил, то есть посвященные эоил. Горстка фанатиков, которые считают эоилов богоравными. Они чуть ли не приравнивают эоилов к Ситалии. Когда аватары Тиона пришли в нашу страну, они требовали у Лиутасила присоединиться к эоил и вместе с ней повести войну на порождения Тиона и Самузина в Потаенной Стране. Но Лиутасил тогда предпочел не вмешиваться в события и приказал им хранить нейтралитет.

– Судя по твоим словам, они ослушались приказа?

– Да. Они тайно послали гонцов к эоил, чтобы поговорить с ней и узнать, как они могут помочь. Никто, кроме атаров эоил, не знает, что она им сказала. С тех пор они пытались захватить власть в Аландуре, чтобы превратить эльфов в чистый народ, какими мы когда-то были, и направить нас на борьбу со злом, как завещала эоил.

И тут на Тунгдила снизошло понимание происходящего. Слова Эсдалана стали последней частью этой мозаики, и в голове гнома, словно зов горна, раздавались слова: святыни, новые храмы… Все то, что они видели с Боиндилом во время своего пребывания в королевстве эльфов, все это делалось по приказу эоил!

Эсдалан опустил глаза.

– Мы недооценили их. Воззрения атаров быстро распространились, и эоил обрела больше сторонников, чем предполагал Лиутасил. Когда он узнал об истинном положении дел, то рассказал мне об этом, готовясь к войне с атарами, но было слишком поздно. Я, подобно многим из моего народа, совсем недавно прозрел и понял, какие интриги они плетут. С тех пор я стал прислушиваться к разговорам в моем баронстве и однажды подслушал, как обсуждалась судьба бриллианта. Атары эоил проверили камень, доставшийся эльфам, и определили, что это подделка.

– Проверили? Как они могли сделать это?

– Не знаю. Возможно, эоил поделилась с атарами тайным знанием, научив их владеть магией или хотя бы распознавать ее. Наш народ может плести простейшие заклинания, которые ваши маги и чарами-то не назовут. Но эоил могла изменить это.

– Хм. Значит, не так уж и плохо, что ваш камень попал в руки Бессмертных.

Эсдалан покачал головой.

– Наш бриллиант не достался чудовищам. Атары выдумали эту историю, чтобы объяснить смерть Лиутасила. Кроме того, они хотели украсть остальные бриллианты из крепости, как только все привезут свои камни в Паланд. Атары заметили, что я подслушиваю их разговор, и погнались за мной. Мне удалось сбежать, хотя они и успели всадить в меня три стрелы. – Эльф пожал Тунгдилу руку. – Я обязан вам жизнью. Вам, гному.

– Не мне одному. В первую очередь вас спасли маги, – покачал головой Златорукий.

– Но они не смогли бы исцелить меня, не найди вы меня тогда, – Эсдалан говорил очень серьезно. – В Аландуре правят атары. Если я правильно понял их намерения, они хотят исполнить волю эоил.

– Они хотят уничтожить зло в Потаенной Стране. Но… ведь орков осталось совсем мало, да еще, конечно, Бессмертные, но…

– Вы неверно мыслите, Тунгдил Златорукий, – перебил его Эсдалан. – Эоил наверняка приказала им уничтожать любое зло. В каком бы облике оно ни было.

– Посольства! – догадался Тунгдил. – Эльфы отправили послов во все королевства, якобы для того, чтобы поделиться с остальными народами Потаенной Страны своими знаниями. Но все это время они проверяли жителей королевств, пытаясь определить, добры они или злы!

– Да, они начали свой суд. Лишь немногие народы в Потаенной Стране пройдут их отбор. Если не остановить атаров… Народ гномов уже пострадал от их рук. Нападения на селения в Тобориборе и неподалеку от Борволя – тоже их злодеяния, готов руку дать на отсечение.

– Но как они могут? Они же сами творят зло, неужели они не понимают? – Тунгдил вспомнил об отравленных детях Кузнеца.

– Нет, с их точки зрения, они не делают ничего плохого, напротив, они воспринимают ваше неодобрение как доказательство того, что вершат праведный суд. До тех пор, пока зло сокрыто и не проявляет себя, неузнанное всеми, должны действовать те, кто сумел разглядеть его. – Эсдалан сглотнул. – Они пытаются заполучить бриллиант, Тунгдил Златорукий, ведь в нем проявляется сила и божественная сущность эоил. Эти слова причиняют мне боль, и я молю Ситалию о прощении за то, что говорю это, но вы больше не можете доверять моему народу. Эльфы лишь делают вид, что желают добра всем жителям Потаенной Страны. На самом же деле они лелеют коварные замыслы.

Тунгдил почесал подбородок, лихорадочно обдумывая услышанное. Потаенной Стране предстояло страшное испытание. Эльфы, подземные жители, Бессмертные… все они хотели забрать волшебный камень. Судя по всему, действительно лучше будет отдать бриллиант подземным, чтобы те увезли его подальше.

– А разве не осталось эльфов, которые не были бы ослеплены учением эоил? – спросил он у Эсдалана. – Возможно, они смогут сопротивляться атарам?

– Нет, – печально ответил барон. – Боюсь, больше не осталось среди моего народа эльфов, сохранивших здравый рассудок.

– И… – Златорукий помедлил. – Сколько всего эльфов живет в Аландуре?

– Я не могу сказать вам этого, – протянул Эсдалан. – Я понимаю, почему вы задаете этот вопрос. Почему ты спрашиваешь… – Эльф сделал ударение на слове «ты». – Если дело дойдет до войны, я предполагаю, что каждый воин в рощах Аландура покорится воле атаров, будет слушать их проповеди и захочет исполнять их волю.

Тунгдил знал, на что способны эльфийские мечники и лучники. Они во многом превосходили людей, да и гномам было сложно противостоять такому противнику под шквалом стрел, так как собратья Златорукого были мастерами ближнего боя. Возможно, придется просить подземных сражаться не только с порождениями Тиона, но и с детьми Ситалии, сколь бы чудовищно это ни звучало. Как же воспримут это остальные?

– Сколько же еще страдать Потаенной Стране от горькой правды? – пробормотал гном, обращаясь скорее к самому себе, чем к барону.

– Скорее вы должны спросить себя о том, во что жители Потаенной Страны готовы будут поверить, – заметил Эсдалан. – Эльфов не в чем упрекнуть, они всегда считались благороднейшим из народов Потаенной Страны, воплощением добра, созданиями, превзошедшими всех в искусстве. – Он вскинул на Тунгдила голубые глаза. – Ты веришь моим словам, потому что многое повидал на своем веку. Но поставь себя на место правителей, к которым мы обратимся за помощью. Они привыкли к благородству моего народа и никогда нам не поверят. Атары придумают какую-нибудь отговорку, чтобы выставить меня предателем. – Эльф печально вздохнул. – Ни один человек не захочет воевать с эльфами. По крайней мере, поначалу. А потом будет уже слишком поздно.

– Ты прав, друг Эсдалан. – Тунгдил посмотрел на Зирку. – Ни один человек. Но гномы пойдут на это, как только мы спасем бриллиант из лап альвов и укроем его от эльфов. Пока у эльфов нет волшебного камня, они не осмелятся действовать в открытую. Мы воспользуемся затишьем перед бурей и с твоей помощью предупредим народы Потаенной Страны об атарах.

Эльф кивнул.

– Молю, чтобы Ситалия и духи моих предков благословили наше решение и помогли нам предотвратить злодеяния. – Эсдалан, казалось, был рад снять груз с души. Он задумчиво осмотрел друзей Тунгдила. – Кому из них ты откроешь эту тайну?

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.