Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Вейурн, 12 миль к северо-западу от Мифурдании, лето 6241 солнечного цикла



 

После всех неурядиц остаток пути прошел гладко. Они поднялись на борт двух королевских кораблей и взяли курс на Мифурданию. По дороге Тунгдил остановился на острове Ветрограй и оставил раненого эльфа на попечении королевского архивариуса, посулив ему награду за службу от королевы Вей.

Но потом полоса везения закончилась.

Вейурнское озеро славилось своей переменчивой погодой, и гномам пришлось убедиться в этом на собственном опыте.

К вечеру богиня Эльрия решила поразвлечься, и вода вспучилась волнами, бившими о борт кораблей с такой силой, что гномам едва удавалось устоять на ногах.

Пассажиры страдали от сильной качки, а брызги летели во все стороны, и остаться сухим было почти невозможно. Всех гномов, кроме разве что Тунгдила, тошнило, а вот подземные воспринимали шторм совершенно спокойно.

Тунгдил прошел в грузовой отсек, собираясь проверить состояние статуи Лот-Ионана. Он не простил бы себе, если бы сейчас, у цели, изваяние упало из-за шторма и разбилось.

Он проверил ремни, а потом отдернул скрывавшее камень покрывало и взглянул в лицо приемного отца.

– Уже недолго осталось, – пообещал Тунгдил, вздыхая. Он не просто надеялся вскоре увидеть перед собой родного человека. Гном верил в это.

«Интересно, что он скажет, когда узнает обо всем, что произошло за это время в Потаенной Стране?» – подумал Златорукий, касаясь края каменной накидки. Тунгдил поймал себя на том, что боится, не станет ли отец ругать его за какие-нибудь проступки. «Нет, у него нет для этого причин, – ухмыльнулся про себя гном. – Разве что теперь у нас ругают за геройство». Затянув ремни на ногах статуи потуже, Златорукий побрел обратно на палубу.

– Эльрия измыслила для нас новое проклятье, – охнул Боиндил, тихо отрыгивая.

В желудке у него было пусто.

Это были первые слова, сказанные Тунгдилу после той ссоры в доме крестьянина. До сих пор он предпочитал общество Годы, других гномов и Родарио.

– Ничего подобного, – улыбнулась Зирка. – На море нам и не с таким приходилось сталкиваться.

– В Потусторонних Землях есть моря? – Тунгдил подумал о записях, которые он читал о мире по ту сторону гор. О морях там ничего не говорилось.

– Конечно. Мы искусные мореплаватели. А этот корабль и его команда в наших водах просто затонули бы. Они не выдержали бы наших штормов.

Фургас спокойно стоял неподалеку, ему не было дела до непогоды.

– Остров был где-то здесь, – пробормотал он, подзывая к себе Родарио. – По-моему, мы правильно рассчитали расстояние. А вон какой-то остров. Это от него ты плыл?

Актер изо всех сил вцепился в мачту, вода стекала по одежде.

– Может быть, и он. Будем надеяться, тот рыбак, рассказавший нам об острове Альвов, не ошибся.

– Шторм нам на руку, – заметила Зирка. – Так мы сможем подобраться к острову поближе, а Третьи нас не заметят.

Тунгдил обвел взглядом горстку храбрецов, собравшихся на палубе, и подумал о том подземном жителе, который познакомил его с Зундалоном.

Он решил поинтересоваться у Зирки, что это значит.

– Что значат символы у него на лбу и эта диковинная одежда? И почему он отказался назвать мне свое имя?

– Я думаю, в мире лишь семеро знают его истинное имя, и я не отношусь к числу избранных, – ответила гномка. – Он советник Зундалона и поверенный акронта Летефоры. Акронт воспитал его.

Этот ответ не очень прояснил ситуацию, вызвав у Тунгдила еще больше вопросов.

– Но что…

– Впереди гора! – крикнул впередсмотрящий.

Не было времени на то, чтобы удовлетворить свое любопытство.

Дергард, стоявший в дверном проеме каюты, подозвал к себе Златорукого и Фургаса.

– Где-то внизу находится источник магической силы, – крикнул он. – Я чувствую это. Нет никаких сомнений, мы нашли нужное место!

– Если остров сейчас всплывет, это будет значить, что они собираются принять к себе чудовищ или те уже пополнили запасы магической силы и хотят убраться отсюда.

Тунгдил поджал губы. Сражаться с четырьмя чудовищами, способными плести заклинания… Такой бой не принесет им победы, если они не расколдуют Лот-Ионана.

– У нас нет выбора, – кивнул Златорукий. – Нужно захватить остров и опустить его на дно. Готовьтесь, Дергард, – гном побежал вниз к капитану и рулевому, чтобы отдать им указания. – Найдите место, где мы могли бы причалить.

– Это невозможно! Вы видите береговую линию? Там же одни камни! Они пробьют корпус корабля.

– Другой возможности нет. Шлюпок на корабле на всех не хватит, да и спустить их на воду в такой шторм не получится, – стоял на своем Тунгдил. – Подведите корабли к берегу. Пробьет корпус – значит, пробьет.

– Вы не моряк, Тунгдил Златорукий. Вы понимаете, чего требуете от нас? – в ужасе выдохнул капитан. – Вы ставите под угрозу наши жизни!

– Именно. Выполняйте приказ, капитан. Сейчас речь уже не идет о безопасности пары кораблей.

«И пары жизней», – подумалось гному. Он поднялся на палубу, но тут же вновь спустился в грузовой отсек, отдав приказ гномам и вейурнским солдатам начинать штурм острова. Закутанную в покрывало статую Лот-Ионана вынесли и привязали к лебедке. Тунгдил внимательно наблюдал за приготовлениями. Он надеялся на удачу.

Все собрались на носу корабля. Мрачные берега таинственного острова черной грядой скал высились впереди.

Вскоре корабль наткнулся на базальтовую плиту, шпангоуты треснули. Гномы и подземные жители мрачно цеплялись за снасти, стараясь не потерять равновесие. Все молчали. Острые камни взрезали днище судна.

– Все на сушу! – завопил Тунгдил, поднося ко рту горн, чтобы подать знак гномам на втором корабле.

Выпрыгнув за борт, он очутился на земле. Гномы и солдаты последовали его примеру, и лишь десяток из них от сильной качки упал в воду. Тяжелые доспехи тут же потянули несчастных ко дну.

Тунгдил тихо выругался, увидев это. Нельзя было допустить, чтобы его воины гибли зря.

– Опускайте статую! – крикнул он, заметив, как вода начинает затоплять судно.

Лебедка качнулась, матросы работали вовсю, и статуя начала двигаться к земле.

Когда изваяние почти достигло поверхности, корабль качнуло, корма дернулась.

Тяжелый груз подпрыгнул, лебедка не выдержала нагрузки, и снасти оборвались. Статуя полетела вниз.

Гномы бросились врассыпную, чтобы их не задело. Изваяние упало на берег… и покатилось к обрыву.

– Держите ее! – завопил Тунгдил и метнулся вперед.

Но вода доходила ему до пояса, двигаться было неудобно. Покрывало пропиталось водой, сделав груз еще тяжелее, и, когда высокая волна сбила трех гномов с ног, каменный Лот-Ионан соскользнул с базальтовой плиты и пошел ко дну.

– Нет!!! – Златорукий в ужасе уставился на то место, где статуя ушла под воду, и сделал шаг вперед, словно собираясь нырять.

– Оставь ее, – удержал друга Бешеный. – Кто знает, сработало бы заклинание. У нас есть маг, книгочей. И мы должны помочь ему обрести способность колдовать.

Тунгдил окаменел, как и Лот-Ионан. Он не мог ни шевелиться, ни говорить, и просто замер там, на берегу, ветер бил ему в лицо, раздавался треск разламывавшегося на части корабля… Мысли, словно капельки ртути, собрались воедино и все разом развеялись. Как развеялись и все его надежды.

«Что же теперь будет? – Эти слова, будто мячик, прыгали в его пустом сознании. – Я потерял его навсегда. Это все из-за меня».

Вот так начался штурм острова.

– Тунгдил! – Бешеный тряхнул его за плечо. – Возьми себя в руки! Ты нам нужен!

– Проклятье! – Брызги смывали с его лица слезы ярости и горечи. Но тут уныние сменилось гномьим упрямством. – Ну хорошо. Давайте завоюем этот тионов остров. – Златорукий поднял голову. – Фургас!

Магистр спрыгнул с палубы, провел всех в тот грот, где уже довелось побывать Родарио, и остановился перед массивной стеной.

– Тут есть потайной проход, – объяснил он, ощупывая черный камень.

Тунгдил и остальные напряженно ждали, оглядываясь по сторонам.

Родарио, повернувшись к выходу из грота, смотрел, как очередная волна подняла обломки кораблей и швырнула их на берег. Послышался грохот, и во все стороны полетели щепки. Некоторым матросам удалось спастись, выпрыгнув на берег, но большинство пошло ко дну вместе с кораблями. Отступать было некуда. Нужно было атаковать.

Стена впереди дернулась и отодвинулась в сторону.

– По этому коридору мы пройдем на средний уровень кузницы, – пояснил актер.

– Этот отряд освободит пленников. – Тунгдил выбрал для этой цели десять солдат. – Остальные, не задерживаясь, следуют за Фургасом прямиком к Третьим. Да пребудет с нами Враккас, создавший нас для того, чтобы мы хранили Потаенную Страну! – Улыбнувшись Зирке, он подал знак механикусу.

Двести воинов помчались по узкому коридору. Вскоре они добрались до защищенной множеством засовов и болтов двери, и она легко открылась от прикосновения умелых пальцев Фургаса.

Родарио сразу же узнал это место. Они очутились неподалеку от коридора, по которому он бежал в пещеру с плавильными печами.

Гномы и вейурнские солдаты ворвались внутрь.

– Эй! – Один из пленников заметил незнакомцев. – Вы кто такие?

Крики услышали другие.

– Во имя всех богов добра! Это же солдаты королевы! Хвала Эльрии! Освободите нас! – завопил пленник, звеня цепями.

По всему залу поднялся страшный гам. Плененные мужчины и женщины боялись, что солдаты не станут освобождать их.

Шум привлек внимание стражи. Охранники сперва подумали, что поднялся бунт, а когда поняли свою ошибку, было уже слишком поздно. Притворявшиеся альвами люди даже особо не сопротивлялись. Их было слишком мало, и на победу рассчитывать не приходилось. Они могли только надеяться на милость присланных Вей солдат.

Но десять лучников, сидевших на верхнем уровне пещеры, сдаваться не собирались. Кроме стрел, они обстреляли противников раскаленными углями. Атака захлебнулась, кого-то ранило.

Тем временем Фургас, Родарио, Тунгдил, Зирка, Боиндил и Года с солдатами ворвались в плавильный зал, надеясь захватить Третьих. Здешние стражники не спасались бегством и не сдавались. Мнимые альвы ожесточенно сопротивлялись, и дело не ограничилось парой ударов топором.

– Осторожно! – Тунгдил заметил, что чаны плавильных печей начали крениться. – Прячьтесь! За скалы, скорее!

Жидкое красновато-желтое железо хлынуло на землю, раскаленные капли полетели во все стороны, нанося смертельные ранения тем, кто не успел вовремя спрятаться. Это зрелище имело особую жутковатую красоту…

Многие солдаты и прикованные к стенам пленники погибли в раскаленном потоке, воздух в пещере наполнился вонью паленого мяса, шипение и крики слились в чудовищное крещендо. Даже дышать было больно.

– Где Фургас? – Родарио не мог найти своего друга. – Фургас!!! – завопил он.

Тунгдил едва успел перехватить актера, тот чуть не бросился в лужи жидкого металла с риском лишиться ступней.

– Вон, глядите! – Боиндил указал на накидку магистра, плававшую на поверхности одной из луж. Обуглившаяся рука медленно погружалась в раскаленную массу.

– Враккас покарал его за злодеяния, совершенные против детей Кузнеца, – пробормотал гном.

– Выбейте оттуда этих подлых ублюдков! – в ярости рыкнул Тунгдил.

Еще один дорогой для Невероятного человек погиб. Как и многие, слишком многие…

– Фургас, – в ужасе шептал Родарио. – Бедный мой друг. Боги были жестоки к тебе с того самого момента, как погибла Нармора. Я думал, они смилостивились над тобой, раз позволили найти тебя. – Актер не отрывал взгляда от обуглившейся руки. – Вот и все, что осталось от человека, с которым Родарио Невероятный много лет ездил по Потаенной Стране, человека, вознесшего «Театр Диковинок» до невиданных высот, человека, которому я стольким обязан. А теперь ты погиб. Сгорел заживо… А ведь ты нужен нам, Фургас. – Лицедей отер слезы рукавом и обнажил меч. – Третьи поплатятся за твою смерть! – Родарио бросился вперед по знакомому ему коридору.

– За ним! – крикнул гномам Тунгдил.

Солдаты Вейурна занялись освобождением пленников, а гномы ринулись в узкую пещеру с высоким потолком.

Здесь находилось самое сердце острова. Помещение было заполнено вентилями, трубами и цепями, ведущими куда-то под потолок. Под пятью огромными котлами, занимавшими большую часть пещеры, пылал огонь, производя пар, благодаря которому работали все машины острова.

Родарио обнаружил Третьих у какого-то железного ящика со множеством стеклянных трубок. В трубках бурлила прозрачная жидкость.

– Эй, вы! – завопил он, поднимая меч. – Вы заплатите за то, что сделали с моим другом и всей Потаенной Страной! – Родарио бросился вниз по лестнице навстречу Вельтаге и Бандилору.

Ругнувшись, Бандилор отложил рычаги.

– Вам не выйти отсюда живыми, – Вельтага побежала к одному из чанов и повернула вентиль.

– Надеюсь, Невероятный понимает, что это не представление на сцене, где в сражении легко победить, – заметил Боиндил и бросился бежать за актером.

За учителем последовала Года, Тунгдил и остальные воины.

Бандилор поднял топор и ударил по одному из рычагов, выводя его из строя, затем повернулся к Родарио, совершенно спокойно парировав выпад актера. Оттолкнув Невероятного плечом, гном всадил ему рукоять топора в живот.

Но Родарио это не остановило.

– Я отомщу за Фургаса! – Пнув Бандилора в пах, актер ударил в ответ. – Сдохни!

Из-за боли Третий не сумел уклониться от удара, и клинок взрезал гному горло. Такую рану не мог бы исцелить ни один лекарь в Потаенной Стране. Во все стороны брызнула кровь, орошая вентили, измерительные приборы и погнутый рычаг.

И все-таки бой не закончился.

Бандилор замахнулся топором и угодил Родарио в ногу. Клинок пробил одежду и плоть, оставив неглубокую рваную рану. И быстрее, чем молот бьет по наковальне, Третий склонился над Родарио и, уже умирая, занес топор для последнего удара.

– Нет, гномоненавистник! – Боиндил успел парировать вороньим клювом смертоносный удар, и острое лезвие со звоном столкнулось с камнями пола. – Я твой противник, не он! – Бешеный воспользовался своим же движением, провернул оружие над головой и ударил.

Лезвие попало Бандилору в висок и даже шлем не защитил гнома от столь мощной атаки. Хрустнула кость, лицо раздробило, из переломанного носа хлынула кровь. Сила удара отбросила Третьего к стене, и Бандилор осел на пол рядом с Родарио.

– На одного меньше из ваших, – Боиндил сплюнул и, спохватившись, покосился на Году. – Я ничего не имею против твоего племени. Только против гномоненавистников.

Тем временем Тунгдил пытался остановить Вельтагу. Он не знал, чего она хочет добиться, запуская изобретенные Фургасом механизмы, но ее действия уж точно не были беспричинны. Тунгдилу показалось, что он почувствовал давление на уши. Пол под ногами колыхнулся.

– Вода! – крикнул Дергард, указывая на вход в пещеру. – Нас затапливает!

Златорукий подозревал, что это может означать. Третьи хотели опустить остров под воду и открыли все защитные заслонки, зная, что уже проиграли.

– Закройте заслонки! Все запечатайте! – приказал Тунгдил, следуя за Вельтагой.

Гномка неслась по железной винтовой лестнице на второй уровень пещеры. Там Тунгдил заметил еще какие-то устройства. Наверняка Третья хотела довершить начатое и нанести врагам больше вреда.

– Вы погибнете вместе с нами! – крикнула она, дергая два рычага.

Златорукий догнал Вельтагу, когда та уже начала запускать поворотный механизм.

Гномка метнула в него кинжал, но Тунгдил отбил его Огненным Клинком. Вельтага решила вооружиться, и, словно из ниоткуда, в ее правой руке возник шестопер, а в левой короткий меч.

Тунгдил видел, как в проход, ведущий в кузницу, ударила огромная волна. Послышалось шипение, клубы пара взметнулись к потолку. Плавильные печи полопались, когда в них хлынула холодная вода. Их обломки, словно снаряды, разлетелись во все стороны.

– Да закройте же вы заслонки! – завопил Тунгдил, уклоняясь от удара булавой.

Шестопер врезался в один из вентилей и раздробил его.

Наконец-то гномы начали выполнять приказы Тунгдила. Несколько вейурнских солдат успели спастись, но затем плотные железные заслонки опустились. Остальным воинам Вей и пленникам не было спасения.

Кое-где между скалой и металлической дверью наметились трещины, прежде незаметные глазу, из них начала сочиться вода.

– Как вы нашли нас? – выдохнула Вельтага, в очередной раз замахиваясь булавой.

– Вам, гномоненавистникам, не спрятаться. – Тунгдил парировал ее удар и отскочил в сторону, чтобы уклониться от меча. – Магистр Фургас помог нам.

– Магистр? Он здесь? – Гномка рассмеялась. – Ах, он наверняка смог придумать для вас изощреннейшую ловушку, раз уж привел вас сюда. – Третьей удалось задеть клинком предплечье Тунгдила, но рукав кольчуги защитил его. – Значит, нам не нужно было затапливать остров. – Вельтага мельком взглянула на его топор. – Ты, должно быть, Тунгдил Златорукий. Магистр всегда говорил, что мечтает убить тебя.

Гном не понимал, о чем она толкует.

– Ловушку? – Он попытался ударить гномку Огненным Клинком в живот.

Девушка успела поднять шестопер, чтобы парировать, но булава отскочила, ранив владелицу. Вскрикнув, гномка отшатнулась, прижавшись к стене с вентилями.

– Он всегда говорил, что это ты виноват во всех его бедах. Ты и остальные гномы. Поэтому магистр согласился помочь, когда мы попросили его поддержать нас и отомстить врагам.

– Очередная ложь гномоненавистников, – усмехнулся Тунгдил. – Я не поверю ни единому твоему слову.

– А зачем мне лгать? – Оттолкнувшись от стены, Вельтага атаковала противника одновременно и шестопером, и мечом. – Ты сражаешься со мной, а значит, тебе суждено умереть. Разве это не служит верным доказательством моих слов?

Приняв удар мечом, нацеленный в живот, Тунгдил разрубил рукоять булавы прямо под металлическим набалдашником, делая оружие неопасным. Меч переломал ему ребро – было очень больно, но кольчуга защищала гнома.

В тот же момент Златорукий ударил Вельтагу рукоятью топора в лоб. Девушка упала на каменные плиты.

– Вы, гномоненавистники, выдумали всю эту историю, чтобы посеять вражду между нами и Фургасом. Но я не верю тебе! – Тунгдил прижал гномку к полу подошвой сапога. – Сдавайся!

У Вельтаги текла кровь из сломанного носа и уголка рта – дерево сигурдании было твердым, как железо.

– А мне ничего и не надо выдумывать, Златорукий. Магистр все это спланировал. Он измыслил способ создать эти механизмы на острове и даже собрал для Бессмертных хитроумных механических монстров, после того как альвы пообещали ему применить силу волшебного камня против гномов.

Она резко вскинула руку с мечом и попыталась атаковать, но Тунгдил вогнал шип топора ей плечо и пригвоздил девушку к полу.

– Неужели ты так и не перестанешь лгать?

– Я не лгу! – Вельтага уже кричала от боли. – Магистр все продумал! Даже то, что вы можете появиться здесь. Он хотел отомстить за свою семью.

В комнате что-то громко заскрипело.

– Это створы двери! – воскликнула Года. – Они долго не выдержат!

Боиндил вместе с парой гномов пытался воспользоваться испорченными рычагами, но один из инструментов сломался, а второй провернулся в пазе в обратную сторону.

Тунгдил сильнее надавил на топор, причиняя девушке невыразимые страдания.

– Насколько глубоко опустится остров?

– По словам магистра, на тысячу семьсот шагов. Это самое глубокое место в озере, – простонала она. – Вам не избежать погибели, даже если вы поймете, как пользоваться вентилями. Мы затопили все помещения. Вы умрете от голода. – Гномка рассмеялась пред ликом смерти. – Величайший герой Потаенной Страны и единственное оружие, способное остановить Бессмертных, окажутся навсегда погребены на дне Вейурнского озера. – Она плюнула кровью ему в лицо. – Именно так магистр все и спланировал. И не нужен ему никакой проход в Потусторонние Земли.

– Какие же вы, Третьи, жалкие, – рыкнул Тунгдил, выдернув шип у гномки из плеча.

Алая кровь хлынула на пластины ее кольчуги.

– Ты по-прежнему не веришь мне? – Вельтага не отводила глаз от искалеченной руки. – Спроси у лицедея. Бандилор по приказу магистра приходил к нему в Мифурдании. Тогда мы предупредили его, чтобы он не искал больше Фургаса. Но магистр был слишком мягкосердечен. Я сразу убила бы этого актеришку, а Фургас пощадил его. – Ресницы девушки задрожали, она в любую секунду могла потерять сознание. – Потаенная Страна падет, как он того желал. И вы ничего не сможете с этим поделать. – Гномка опустила голову, дыхание ослабло. Вскоре Третья умрет.

– Что за проход? – Склонившись над Вельтагой, Тунгдил схватил ее за воротник подкольчужника и вздернул. Если отсюда есть проход в Потусторонние Земли, они смогут выбраться отсюда. – Где он?

– Вам туда не добраться, – улыбнулась она, обнажив окровавленные зубы. – Вы… – Ее глаза закатились и остекленели. Девушка была мертва.

Тунгдил отпустил ее воротник, и тело стукнулось о пол.

– Что она сказала? – спросил Родарио. – Есть какая-то возможность выбраться отсюда?

Златорукий покачал головой.

– Нам придется придумать что-то самим.

– Идите сюда! – позвала их Зирка. – Глядите!

Они побежали к центру комнаты. Шесть металлических колонн толщиной в ствол старого дуба выдавались из пола на десять метров, поддерживая шестиугольную платформу. С платформы свисали какие-то цепи и кожаные тесемки. Рядом с колоннами виднелся подъемник, который можно было привести в движение лебедкой.

– Что же это значит? – пробормотала Года. Ее интонации очень напоминали речь Боиндила, хотя гномка, скорее всего, и не отдавала себе в этом отчета. Она дотронулась до одной из колонн. – Холодная. Ничего особенного.

К ним подошел Дергард, зачарованно глядя на колонны.

– Это он, – благоговейно пробормотал маг. – Новый источник. Я чувствую, как потоки магической силы проходят по железу.

– Это не железо. – Тунгдил присмотрелся к металлу внимательнее. – Это тот самый сплав, который может проводить магию, – догадался Златорукий. – Ну конечно! Наверное, колонны проходят через весь остров и качают магическую энергию из источника, проводя ее к платформе, – гном запрокинул голову. – Там, наверху, создавались чудовища Бессмертных.

– Теперь наша очередь, – схватив Дергарда за рукав, Боиндил указал на подъемник. – Сейчас ты станешь магом. Ты уже придумал себе прозвище?

– В память о Нудине я хотел бы называться Любознательным.

– Плохая идея, Дергард, – прищелкнул языком Тунгдил. – В моей памяти всплывают плохие воспоминания, когда я слышу это имя, и так будет не только со мной. Придумай что-то другое. – Подойдя к коробке подъемника, гном открыл дверцу. – Пойдемте. Чем быстрее ты обретешь силу, тем скорее нам удастся выбраться отсюда.

– Ты же сможешь вытащить нас отсюда? – Боиндил нахмурился. – Вы, маги, такое умеете. Ты же умеешь это, да? Должен уметь!

– Я попробую, – пообещал Дергард, присоединяясь к Тунгдилу.

Остальные запустили подъемник, Тунгдил и Дергард плавно поднялись над полом.

– Одинокий, – пробормотал маг. – Я буду называться Дергардом Одиноким. Не осталось в Потаенной Стране ни одного мага, даже учеников чародеев не осталось, никого, кто мог бы использовать магию. Кроме меня. Я буду одинок в моих изысканиях.

– Печальное имя, но подходящее, – согласился Тунгдил.

Ему показалось, что он заметил над платформой какие-то блики. А потом они оба это увидели. Над краем платформы плясали огоньки, подпрыгивая над металлическими заграждениями, обрамлявшими платформу.

– Магия, – опасливо протянул Дергард. – Интересно, что я почувствую, когда она заполонит мое тело?

Тунгдил ободряюще улыбнулся ему. Подъемник приближался к платформе.

– Сотни магов до тебя прошли через это, и они жили дольше, чем любой человек в Потаенной Стране… Во имя Враккаса! – Подъемник достиг заграждений, и гном увидел верхний край платформы.

В метре над платформой парил альв, словно плавая в густом тумане. Из его тела в металлическую конструкцию били молнии. Грудь, живот, чресла, плечи и предплечья альва покрывал доспех, сросшийся с телом, на руках виднелись тяжелые латные перчатки, в остальном он был обнажен. Рядом вращалось узкое копье с тонким наконечником, усыпанным рунами.

– Это не чудовище. Альв… – Тунгдил протянул руку, собираясь открыть дверцу подъемника. – Нужно убить его, пока он не проснулся, – защелку заклинило. – Проклятье! – Замахнувшись Огненным Клинком, гном попытался сбить ее и снес удерживавшие ее болты; дверь распахнулась.

В тот же момент альв приподнял веки, и Тунгдил увидел его наполненные чернотой глаза. Порождение тьмы обнажило ровные зубы в усмешке и, потянувшись за копьем, опустилось на платформу. Как только его ноги коснулись металла, диковинные символы на доспехе вспыхнули.

– Иди сюда! – Тунгдил бросился вперед, занося волшебный топор.

Альв подпрыгнул и уже через мгновение очутился у одного из котлов. Там он присел, готовясь к очередному прыжку, словно кошка, и скрылся в расщелине в скале. Искры и молнии погасли, альв исчез.

– Что там у вас наверху происходит? – обеспокоенно спросил Боиндил.

Подойдя к заграждению, Тунгдил перегнулся и посмотрел вниз.

– Будьте настороже. Где-то в этой пещере спрятался альв. Он лежал на платформе и поглощал магическую силу. Наверное, Третьи и Бессмертные рассчитывали на него, уготовив нам парочку неприятных сюрпризов. – Гном медленно повернулся к центру платформы. – Дергард, иди сюда.

– Куда он подевался? – недоумевал маг. В крытом подъемнике он пока что чувствовал себя в безопасности.

– Не знаю, но, думаю, мы его еще увидим. – Тунгдил крутился на месте, напряженно всматриваясь в темноту.

Глаза уже привыкли к такому освещению, но гном все равно не видел своего противника. Впрочем, сейчас Златорукий был этому рад, ему не хотелось бы столкнуться со сведущим в магии альвом, которому он ничего не мог бы противопоставить, разве что Огненный Клинок.

Дергард перешел из подъемника на платформу и встал в ее центре. Вскинув руки, маг молча закрыл глаза. Тунгдил не проронил ни слова.

Громкий треск и металлическое позвякивание нарушили это исполненное благоговения мгновение.

– Вода! – крикнула Года. – Во имя Враккаса, вода сносит створы двери! Мы все утонем, словно крысы!

– Забирайтесь в подъемник! – приказал Тунгдил. – Попробуйте добраться до платформы!

Подъемник с грохотом поехал вниз.

– Дергард! – Тунгдил видел, что маг оцепенел и никак не реагирует на происходящее вокруг. – Дергард, очнись! Ты должен что-то предпринять! Дергард! Сделай что-нибудь, иначе мы все погибнем! – Златорукий толкнул его в плечо.

Маг пошатнулся и упал бы, если бы Тунгдил не успел его подхватить. Глубоко вздохнув, Дергард схватился за грудь.

– Какая сила! – выдохнул он. – Я это чувствую! Тунгдил, я чувствую силу!

Гном схватил его за плечи.

– Так воспользуйся этой силой, чтобы спасти нас от смерти! Подними остров на поверхность!

Подъемник сравнялся с платформой, и последние выжившие присоединились к магу. Внизу бушевала вода, омывая мощные колонны, печи погасли, в котлах что-то начало подозрительно тикать. Горячий металл от сильного перепада температуры пошел трещинами, котлы начали лопаться.

Ситуация становилась все опаснее, но друзья ничего не могли с этим поделать. Оставалось только смотреть, чтобы откуда-нибудь не появился злокозненный альв, да надеяться на то, что Дергард сможет как-то спасти их при помощи магии.

Дергард опьянел от полученной силы. Ухмыльнувшись, он поднял руки и что-то забормотал. Под его пальцами в воздухе вспыхивали символы, письмена переплетались и, загадочно поблескивая, устремлялись к стенам пещеры.

И тут остров опять тряхнуло. У Тунгдила зазвенело в ушах. Это могло значить только одно.

– У него получилось! – Родарио был в восторге. – Получилось! Вот это испытание, достойное мага. – Потирая рану, актер уселся на платформу. – И когда он покончит с этим, то попросите Дергарда заняться мной, если я к тому моменту потеряю сознание, ладно?

– Следите за стенами! – напомнил остальным Тунгдил. Альв был где-то рядом.

– Да мы эту тварь еще и спасем, – воскликнул Боиндил. – Хоть бы ему не удалось спрятаться от нас, когда мы поднимемся на поверхность! – хорохорился чернобородый.

А вода все прибывала. Она уже перелилась через заграждения, и гномы погрузились в нее по пояс. Оставалось только надеяться, что Дергард выдержит испытание и спасет их всех.

Но через какое-то время уровень воды опустился. Не приходилось сомневаться в том, что заклинание сработало.

– Давайте выбираться отсюда. Кто знает, как долго Дергард сможет удерживать остров, – приказал Тунгдил. – По дороге найдем что-нибудь, что можно использовать как лодку.

Все поспешно покинули платформу и помчались назад – мимо разрушенных плавильных печей и котлов, мимо трупов гномов, вейурнских солдат и пленников, мимо гигантских обломков, еще не успевших остыть. Наконец они добрались до грота. Там действительно стояли длинные лодки, закрепленные канатами в боковой нише. Родарио вспомнил, что на этих лодках плавали переодетые альвами стражи.

Снаружи было темно, наступила ночь. Эльрия пощадила их, не наслав очередной шторм, и небо было звездным. Выбравшись, отряд спустил лодки на воду.

– Кто-нибудь видел альва? – Тунгдил непрерывно оглядывался.

– Ума не приложу, куда он подевался. Надеюсь, он потонет вместе с этим островом, – проворчал Боиндил. – Хотя, конечно, я предпочел бы забить его вороньим клювом.

Дергард уселся в лодку рядом с Тунгдилом и потерял сознание от усталости. Он больше не мог справляться с напряжением. И все же для мага, еще никогда не применявшего заклинаний, он добился невероятного.

Вот только остров не стал тонуть. Балласт из помещений вымыла вода, и теперь остров дрейфовал, не желая идти ко дну.

– Нужно будет починить все устройства, – заметил Тунгдил. – Они нам еще понадобятся. В конце концов, рано или поздно Дергарду нужно будет пополнить запас своей магической силы.

– Без Фургаса? – Лодка Родарио плыла рядом с Тунгдилом. – Как же нам это сделать?

Златорукий не знал, рассказывать ли им о том, что слышал от Вельтаги.

Впрочем, даже если в словах гномки и была крупица правды, теперь это уже не имело значения. Фургас и оба Третьих погибли, механические чудовища не смогут вновь пополнить силы… Раньше его друзья считали Вельтагу и Бандилора повинными во всем. Пускай так и остается.

– Как-то справимся, – ответил Тунгдил. – Необязательно быть магистрами, как он. Все, что нам надо: суметь поднимать и опускать остров. Кстати, возможно, вскоре по Потаенной Стране протянутся новые магические поля и достигнут суши. Но до тех пор Дергарду придется время от времени опускаться на дно.

Вдалеке на фоне ночного неба вырисовывался какой-то темный силуэт с россыпью огней.

– Вон какое-то селение. Доберемся туда, а потом отправим сюда корабль королевы Вей. Пускай ее солдаты охраняют этот остров. А нам пора отправляться в Тоборибор. Мы найдем Бессмертных, где бы они ни прятались.

Никто не стал возражать. Гномы усиленно гребли и вскоре смогли причалить у какой-то рыбацкой деревушки. Один из крестьян повел их к старосте – Тунгдил решил сразу же договориться по поводу солдат.

В доме старосты горел свет.

– Заходите. – Их встретил коренастый мужик в ночной рубахе. Всклокоченные волосы торчали во все стороны после сна. – Наверное, сегодня какая-то особенная ночь.

– Вот как? И почему же? – осведомился Боиндил.

– Вы не первые, кто решил сегодня заглянуть ко мне. – Староста провел их в гостиную.

Перед камином, закутавшись в одеяло, кто-то сидел. С мокрых волос гостя еще капала вода.

Тунгдил тут же узнал серобородого седого старика. Перехватив взгляд голубых глаз и увидев радостную улыбку на таком родном лице, лице человека, которого он считал погибшим, Златорукий не смог сдержаться.

– Лот-Ионан! – Он бросился в объятья приемного отца и разрыдался от счастья.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.