Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Идомор, территория бывшего орочьего княжества Тоборибор, в четырех милях от пещер, конец лета 6241 солнечного цикла



 

В рядах объединенного войска Потаенной Страны царила сумятица.

На холмах неподалеку показались знаменосцы убариу. Каждый из штандартов был не меньше пяти шагов в длину и шага в ширину, яркие флаги с диковинными символами трепетали на ветру. Древки знамен гнулись, и потому нести их приходилось нескольким убариу сразу. Шум слышен был издалека.

Море флагов произвело впечатление и на людей, и на гномов, и даже на эльфов. От Зирки Тунгдил узнал, что по одному штандарту приходилось на тысячу воинов армии, остановившейся по ту сторону холмов и пока что не планировавшей приближаться.

На знаменах Златорукий разглядел стилизованное оружие, цветы, каких-то странных зверей. Были там и удивительно сложные символы, немного напоминавшие эльфийские. И ни одно знамя не было похоже на другое. В последний раз озадаченно окинув флаги взглядом, Тунгдил вошел в шатер. Там уже велись громкие споры. Рейялин о чем-то шепталась с Ортгером и Изикой. Впрочем, гнома это нисколько не удивило.

Принц Маллен поднялся со своего места и постучал днищем кружки по столешнице, привлекая внимание.

– Как мы все заметили, случилось непредвиденное, – громко сказал он, заглушая шепот Изики. – Тунгдил Златорукий, объясни нам, что происходит.

Гном встал.

– Убариу пришли, чтобы вернуть свою собственность. Их посол Зундалон уже говорил нам о том, какое значение имеет волшебный камень и для их страны, и для нашей.

– Это уловка, – перебила гнома Рейялин. Сегодня она была особенно хороша, словно первая заря на небосклоне. – Порождения Тиона притворяются нашими друзьями, но ничто не может вытравить зло из их душ.

– Разве мы не говорили с вами о том, что нельзя судить о душе создания по его внешнему виду, княгиня? – улыбнувшись, возразил Тунгдил. – Неужто мне вновь придется напомнить вам о ваших сородичах, альвах? Если следовать ходу ваших рассуждений, то мы должны были бы уничтожить всех эльфов в Потаенной Стране, ведь любой из них мог оказаться альвом, а значит, порождением зла. – Златорукий намеренно провоцировал остроухую красотку, чтобы разозлить еще до того, как в шатре появится Эсдалан. Если княгиня утратит контроль над собой и выдаст свои истинные намерения на глазах у всех правителей Потаенной Страны, дело будет сделано.

Но эльфийка вовсе не думала терять самообладание. Она с любопытством посмотрела на Тунгдила, словно подозревая, что гном что-то задумал.

Прежде чем Златорукий успел продолжить, полог шатра откинули в сторону и вошло посольство чужеземцев – семь коренастых убариу. За ними следовала Зирка.

Убариу явно отличались от своих дальних сородичей, орков. Мускулистые, широкоплечие, с тонкими, пусть и некрасивыми чертами лица, они лишь отдаленно напоминали орков темно-зеленой кожей и выдающейся нижней челюстью. Впрочем, они не покрывали свои клыки резьбой, а шлифовали их, в отличие от тобориборского племени.

Их доспехи были сработаны весьма искусно, не чета хлипким нагрудникам орков. Под доспехами виднелись темные стеганые подкольчужники, на ногах были ладные сапоги. Оружием убариу служили широкие изогнутые фальшионы с широким краем, позволявшим усилить удар с разворота. Пахли чужеземцы тоже странно – их запах немного напоминал лавандовое масло.

При виде зубастых убариу Боиндил ругнулся, покрепче перехватив рукоять молота. В шатре поднялся гул, королева Вей тихо охнула.

– Я приветствую правителей Потаенной Страны. – Глава посольства поклонился.

Его глаза отливали розовым, голос напоминал орочий, но говорил посол очень отчетливо, хотя и с небольшим акцентом – убариу явно не привык к местному языку. Удивительно, что он вообще знает язык Потаенной Страны, подумалось Тунгдилу.

– Меня зовут Флагур, и я пришел сюда, чтобы помочь моим убариу, – он мотнул головой в сторону Зирки, – получить украденный бриллиант.

– Я думала, что орки – это убариу… – протянула Изика.

– Наши племена называют друг друга убариу, – пояснила Зирка. – Потому что и мое племя, и племя моего убариу – порождения бога Убара.

– Хороши сородичи. – Ортгер от волнения пошел красными пятнами, которые не могла скрыть даже его борода.

– Мы не те, кого вы зовете орками, – с нажимом заявил Флагур. – Ваших орков мы называем фотторами. Возможно, мы и похожи на них, но мое племя призвано уничтожать фотторов, как пришлось поступить и вам тут, в Потаенной Стране.

– Проникновение твоей армии на наши территории можно считать поводом для начала войны, Флагур. – Кровь отлила от лица королевы Изики, черные волосы подчеркивали мертвенную бледность ее щек. – Разведчики сообщили нам, что видели по меньшей мере восемьдесят тысяч воинов.

– Их сто тысяч, королева. Но мы не представляем для вас угрозы. Мы лишь опасаемся, что ваших солдат будет недостаточно для того, чтобы отобрать у тех, что именуют себя Бессмертными, бриллиант. И, конечно, мы пришли сюда оттого, что вы терпите брока в ваших рядах, – он указал на Рейялин.

– Мы уже слышали о том, что вы перебили всех эльфов в вашей стране, – не вытерпел Ортгер. – Даже не думай, что тут тебе удастся вытворить что-то подобное. У нас есть мудрецы, – он указал на Лот-Ионана и Дергарда, – настолько могущественные, что они способны противостоять вашему войску. Слово «магия» тебе о чем-то говорит?

Родарио заметил, что Флагур явно наслаждается ролью «глупого орка», которую ему очевидно навязывали местные правители, считая убариу столь же отсталыми, как и орков.

– Магия? Нет, мне это ни о чем не говорит. – Флагур покачал массивной головой, а потом повернулся к другому убариу, стоявшему рядом. – Но вот ему это слово скажет о многом. Позвольте представить нашего верховного мастера рун. Он способен плести чары, которые не прекращают меня удивлять.

Убариу в широком фиолетовом одеянии торжественно поклонился, а его спутники украдкой рассмеялись.

– Мы должны выяснить, что случится с бриллиантом, – продолжил Флагур. – Зундалон уже сообщил вам, насколько он важен для нас, да и для вашей родины тоже. Поэтому я настаиваю на том, чтобы после уничтожения альвов волшебный камень передали нам.

– Значит, вы все же пришли к нам с угрозой, – ехидно прищурилась Изика. – Твои намерения ясны.

Флагур растянул губы в улыбке, и, хотя Тунгдил в своей жизни встречался с разнообразнейшими чудовищами, ему редко приходилось видеть что-то более устрашающее.

– Нет. Я даю вам слово, что выведу моих солдат из Потаенной Страны, не причинив вреда местным жителям.

В шатре опять зашумели. Присутствующие не доверяли словам чужака.

– Кроме того, после этого мы готовы оставить наш пост в Фон-Гала, – вмешалась Зирка. – Мы больше не будем охранять тайный вход в Потаенную Страну, как делали ранее.

Лоб Гандогара покрылся глубокими складками.

– Что за чепуха! В горах нет никакого тайного прохода… – Король запнулся. Видимо, ему в голову пришел тот же вопрос, что и всем в шатре. – Как вы прошли мимо Врат? Как вам удалось обойти две крепости моего племени? – Голос Гандогара дрогнул. – Клянусь именем Враккаса, что я лично сверну тебе шею, если ты…

Флагур посмотрел на Зирку.

– Объясни ему.

– Мы провели убариу в Потаенную Страну, – признала гномка. – Мы уже давно знали о существовании тайного прохода и охраняли его от фотторов, которым время от времени удавалось его обнаружить. Мы обошли крепости Четвертых, пока акронты сражались у Врат, отвлекая ваших воинов.

– По этому проходу ужасные чудовища смогут тайком проникнуть в вашу страну, – предсказал Флагур. – Но вы можете предотвратить это. Если отдадите нам камень и мы вновь придадим силу артефакту, который закроет выход из Черного Ущелья.

– Это уловка! – настаивала Рейялин.

Именно этих слов и ждал Тунгдил.

– Уловка? – Он знал, что пришло время рассказать всем о коварстве атаров. – Раз уж вы заговорили об этом, княгиня, то как вы объясните правителям Потаенной Страны, собравшимся в этом шатре, убийство Лиутасила? Князь Аландура погиб четыре солнечных цикла назад, а вы все это время водили нас за нос!

Рейялин изумленно распахнула глаза, и на мгновение не осталось в ней ничего от былой красоты и изящества. Впрочем, княгиня тут же взяла себя в руки.

– Что за глупости вы говорите, Тунгдил Златорукий? Неужели так вы решили отблагодарить мой народ за то, что мы протянули вам руку помощи? Теперь вы клевещете на нас?

Эльфы за спиной Рейялин зашептались, гвардейцы княгини буравили гнома взглядами. На большее они не осмеливались.

– Но это правда! Правители, я готов привести свидетеля свершившегося, который прольет свет правды на пелену лжи, сотканную княгиней! – возразил Тунгдил. – Чтобы вы поняли, что сейчас на самом деле происходит в Аландуре, я должен открыть вам тайну, которую хотел сохранить до конца моих дней. Эоил, то самое создание, с кем я и Родарио сражались в Пористе, была эльфийкой! Я говорил об этом с Лиутасилом, и он мне все объяснил. Эоилы – самые старые и могущественные создания среди эльфов, и никто из племени Лиутасила не отважился бы вступить с ними в войну. Вот почему эльфы не пришли нам на помощь в Пористе. – И он рассказал о том, что случилось на вершине башни.

Родарио скромно помалкивал, понимая, что сейчас не его выход, но, когда Тунгдил договорил, актер подтвердил каждое его слово, сказав, что готов поклясться в этом собственной жизнью.

– Лиутасилу была ведома правда. Теперь, когда его убили сторонники эоил, я уже не вправе молчать.

Тунгдил подал Боиндилу условленный знак, и Бешеный с Годой вышли из шатра, собираясь привести Эсдалана.

Ортгер, опешив, смотрел на эльфийку. Княгиня неподвижно застыла в кресле, сжав руки в кулаки. Сейчас она немного напоминала изящную фарфоровую статуэтку, в которую неведомое божество вдохнуло жизнь.

– Скажите нам, что слова Тунгдила Златорукого – ложь! – взмолился король.

– Выслушайте свидетеля тех событий. Рейялин хотела убить его, – вмешался Тунгдил.

В этот момент в шатер вошли Года с Боиндилом. За ними следовал Эсдалан. Эльф с ненавистью и презрением уставился на Рейялин, и Златорукому опять подумалось, насколько же похожи его черты на лицо княгини.

– Представ пред вами, о короли и королевы Потаенной Страны, я клянусь именем Ситалии, что слышал, как Рейялин говорила о смерти Лиутасила. Это она отдала приказ об убийстве нашего князя, подготовив почву для покушения. – Эсдалан указал на княгиню. – Моя сестра и ее последователи стремятся к тому, чтобы воплотить учение эоил, принесшей столько горя и Потаенной Стране, и Потусторонним Землям. Ни в коем случае не позволяйте ей завладеть бриллиантом, иначе это приведет к огромному несчастью.

Так Тунгдил получил подтверждение своим наблюдениям: Эсдалан и Рейялин были похожи и сходство было не случайным. Оказывается, новая княгиня эльфов была родной сестрой барона. И как она могла поднять руку на собственного брата?

Эсдалан рассказал о том, что случилось с ним в Аландуре. Упомянул он и о новых храмах, в которых велись службы во славу эоил, и о белых камнях, символизировавших чистоту. Атары хотели поставить эти камни в каждом из королевств Потаенной Страны, уничтожив тех, кто вольно или невольно вступил в союз со злом, как, к примеру, жители деревень в окрестностях Тоборибора. По словам барона, как только эльфы завладеют волшебным камнем, они захватят всю Потаенную Страну и установят там свое господство.

Члены совета открыв рты слушали его рассказ, на их лицах читался испуг. Никто не проронил ни слова.

– Атары считают себя поборниками чистоты, последователями эоил, почти равными ей. Они хотят обрести право на то, чтобы считаться хранителями Потаенной Страны. А ведь на самом деле атары – лишь обезумевшие слепцы, убившие всех своих братьев, готовых выступить против них. – Барон обвел присутствующих взглядом, его голос срывался от волнения. – Вначале никто ничего не заметил. Даже я, родной брат Рейялин. Что ж, теперь вы все знаете. И я прошу вас от имени всех, кто пал в Аландуре от рук атаров, – не позвольте им совершить задуманное! Остановите сторонников культа эоил! – Отступив назад, он заглянул сестре в глаза.

Рейялин сглотнула. Внезапное появление брата вывело ее из равновесия.

В шатре повисло напряженное молчание, так что стали слышны голоса солдат в лагере, шарканье ног, звон оружия. Доносился сюда и перестук кузнечных молотов – кто-то чинил доспехи…

– Во имя всех богов, – выдохнула Изика, опуская свою ладонь на белоснежную руку княгини. – Скажите же что-нибудь! Скажите, что обвинения, выдвинутые против вас, – это ложь!

Эльфийка, с отвращением отдернув руку, вытерла пальцы о накидку.

– А что тут можно сказать? – с презрением промолвила она. – Это правда. Мы подарим Потаенной Стране чистоту и непорочность. Наша страна заслуживает этого. Эоил возложила на нас это бремя, и мы с радостью исполним ее волю. – Рейялин смерила королев и королей насмешливым взглядом. – Скоро наступит наше время, и мы отделим зерна от плевел. И проклюнутся новые всходы, и будут они хороши, и все увидят, что новые колосья Потаенной Страны лучше, чем все, что было прежде. Мы заговорили об этом, а значит, наступило время открыться вам. Я призываю вас – пройдите испытание, покажите, что не в чем упрекнуть вас и чисты вы душою!

– Во имя Паландиэль! – Королева Вей вскочила, раскрасневшись от гнева. – Вы обманули меня! Вы сладостью речей своих и ложными обещаниями завоевали мое доверие, а сами тем временем тайно следили за всем, что происходит в моей стране! – Она ткнула в эльфийку пальцем. – Неужели вы думаете, что после всего, сказанного в этом шатре, тут найдется хоть один человек, который последует за атарами?

– Мы знали, что когда вы узнаете о нашем стремлении принести в Потаенную Страну просветление, то будете действовать именно так. Вы просто ничего не понимаете, дорогая моя Вей, – мягко улыбнулась княгиня. – Вы еще не готовы.

Но королева Вейурна не собиралась любезничать, очень уж задели ее слова эльфийки.

– Не смейте разговаривать со мной так, словно вы моя мать! – возмущенно воскликнула она.

– Но ведь все так и есть. Мы станем матерями заблудших детишек Потаенной Страны, мы подарим им любовь и заботу, мы приучим их к порядку. Ради всеобщего блага, – Рейялин встала. – И, как это случается с матерями, непослушные дети не всегда понимают их намерения. Лишь через много солнечных циклов, когда пробудится ото сна новое племя Потаенной Страны и воздадутся нам старания наши, вознесут все народы хвалу атарам и мудрости эоил!

Гандогар преградил ей дорогу.

– Куда это вы собрались, Рейялин? Вы должны ответить за свои злодеяния! – рявкнул он. – Из-за вас погибло много людей и гномов!

– Мы лишь уничтожили созданий, не обладавших чистотой духа. Им не было места в нашем новом мире, – княгиня удивленно посмотрела на гнома. – Это были лишь плевелы.

Гвардейцы княгини окружили ее, защищая от возможного нападения.

– Но почему Первые? Что плохого, по-вашему, совершили эти гномы?

– Бедный, бедный Верховный король! Вы достойны лишь сочувствия, ибо не знаете, что происходит даже в вашем собственном королевстве! – с сожалением протянула Рейялин. – То поселение принадлежало Третьим. Гномоненавистникам. Мои разведчики следили за ними и решили действовать, прежде чем запятнанные злом гномы причинят вред тем, кто заслужил жизни, – она улыбнулась. – Боюсь, из вашего народа немногие смогут остаться в живых. Слишком уж много гномоненавистников в ваших рядах. А вы даже не знаете об этом.

– Она еще безумнее меня, – пробормотал Бешеный. – Нельзя отпускать ее, книгочей. Она разрушит Потаенную Страну еще до того, как это сумеют сделать Бессмертные и их выродки.

Рейялин, не обращая внимания на его слова, направилась к выходу. Люди еще не пришли в себя после слов барона и сейчас просто не знали, что предпринять. Но Гандогар не собирался отпускать эльфийку. Преградив ей путь, он опустил ладонь на рукоять булавы.

– Вы останетесь здесь и понесете наказание за совершенное вами зло! – заявил Верховный король.

Эсдалан встал рядом с ним.

– Все кончено, сестра. Я предупредил правителей Потаенной Страны о твоем коварстве. А вступить в открытый бой ты не можешь. Тебе не победить.

– Что же будет теперь, княгиня? – Маллен подошел к Рейялин справа. – Вы убили многих. И среди павших от вашей руки был Альваро. Мне с самого начала нужно было прислушаться к его словам. Мой друг оказался мудрее меня.

– Тогда и вы сейчас были бы уже мертвы. – Княгиня окинула его исполненным презрения взглядом. – Вы собираетесь воевать плечом к плечу с этими порочными созданиями из Потусторонних Земель, а значит, я должна открыть вам глаза.

– Но вы же не собираетесь вести с нами войну? – Ортгер просто ушам своим поверить не мог. – Прошу вас…

– Вам не о чем меня просить, юноша, – княгиня прищурилась. – Тот, кто завладеет бриллиантом, будет решать, какова дальнейшая судьба Потаенной Страны, – отрезала она.

А потом Рейялин кивнула.

Один из ее стражников выхватил меч и попытался ударить Эсдалана в живот.

Но Гандогар не сводил с гвардейцев глаз и потому успел вмешаться. Его булава парировала удар, отведя лезвие в сторону.

Эльфийский воин провел вторую атаку и, когда Верховный король попытался закрыть Эсдалана собственным телом, ударил Гандогара мечом в грудь. Лезвие сломалось, не выдержав соприкосновения со стальными пластинами роскошного доспеха. Гандогара отбросило назад, но Тунгдил успел подхватить Верховного.

Эльфы поспешно покинули шатер. Один из гвардейцев, выходя, повернулся и махнул рукой. Что-то просвистело в воздухе, но Боиндил успел подхватить какой-то табурет и сбить метательный ножик. Во всей этой суматохе княгиня успела сбежать.

– Оставьте ее, – сказал Маллен, увидев, что Года собирается преследовать эльфийку. – Вам не победить их в одиночку.

Он выбежал из шатра, и все услышали, как он принялся раздавать приказы. Послышался стук копыт – всадники бросились в погоню. Вскоре принц вернулся.

– Мои люди срежут путь и остановят эльфов в дороге. – Он повернулся к Флагуру. – Возможно, ваши воины нужны нам теперь даже больше, чем мы полагали. Вот только сражаться им придется уже не с порождениями Тиона…

– Я знаю, что совершила ошибку, – удрученно пробормотала Изика, поднимаясь со своего места. Случившееся изменило ее позицию. – Я хочу попросить прощения у гордого народа гномов, и в особенности у Тунгдила Златорукого. Эльфам удалось обмануть нас. Без вашей помощи мы никогда бы не узнали об их истинных намерениях, и я благодарна вам. – Она обвела взглядом королей и королев Потаенной Страны. – Мы вновь в долгу перед гномами.

Тунгдил по-прежнему поддерживал Гандогара. Почему-то Верховному королю было трудно подняться на ноги. Боиндил пришел им на помощь.

– Гандогар, что с тобой? Меч сломал тебе ребро? – Бешеный осмотрел нагрудник короля. Эльфийское лезвие оставило лишь царапину на стальной пластине. – Вот это настоящие гномьи доспехи! – с гордостью заметил он.

Верховный попытался что-то ответить, но тут его глаза закатились. Ноги больше не держали его, тело обмякло.

– Быстрее, положите его на стол, – приказал Лот-Ионан. – Дайте мне осмотреть его.

Гандогара опустили на столешницу, гномы сняли с него нагрудник, и маг наклонился к его груди.

– Ничего. Даже пореза нет, – Лот-Ионан внимательно присмотрелся к покрасневшей точке под ребрами. – Это очень чувствительное место. От удара сюда человек без доспеха даже может лишиться сознания. Можно предположить, что удар меча по нагруднику привел к такому же результату.

Но Тунгдил заметил, как у головы короля на столе растекается лужа крови.

– Глядите! – Гном протянул руку к бороде и увидел страшную рану на шее. Прямо под подбородком в плоть вонзился обломок меча.

Гандогар перестал дышать. Тунгдил раздвинул его челюсти и заглянул в рот, опасаясь наихудшего.

– Он умирает! – в ужасе воскликнул Боиндил, поворачиваясь к Лот-Ионану.

Маг поднял руку, начиная плести заклинание, но Тунгдил остановил его.

– Все кончено, – он указал на рот короля.

Тогда все заметили, что обломок меча пронзил язык и впился в нёбо. Мозг Гандогара был разрушен.

– Во имя Враккаса, – выдохнул Боиндил.

Они с Годой склонили головы.

Тунгдил опустил умершему веки.

– Наденьте на него нагрудник, – приказал он. – Гандогар Серебробородый из клана Серебробородых из племени Четвертого, Гоимдила, отправился в Вечную Кузницу к создателю нашему, Враккасу. Отвезите его тело в Коричневые горы, и там обретет он покой в окружении величественных древних вершин, рядом с усопшими гномами своего клана.

– Эльфы убили Верховного короля гномов. – Маллен покосился на Эсдалана. – Мне даже трудно представить, к чему это приведет.

– Не эльфы, а атары, – поправил Идоморца Тунгдил, не сводя глаз со своих окровавленных пальцев. Теперь, после смерти Гандогара, все стало и вовсе худо.

– Сложно будет объяснить это гномам, которые направляются сюда. Как, впрочем, и тем воинам, что уже расквартированы в окрестностях Тоборибора, – заметил Боиндил. – Что эльфы, что атары… все ушастые, – спохватившись, он кивнул Эсдалану. – Без обид.

В шатер вбежал какой-то солдат. Замерев на пороге, он изумленно уставился на труп Верховного короля.

– Принц Маллен, эльфийская княгиня и ее свита скрылись. Мы не знаем, где они. Будто сквозь землю провалились, – доложил он. – А ее солдаты отступили в пещеры.

– Когда?

– Перед началом собрания. Мы думали, они действуют по вашему приказу.

Маллен ругнулся.

– Рейялин продумала все. Она подозревала свое разоблачение.

Лот-Ионан поднял руку.

– Смерть Гандогара – страшный удар для всех нас, но нет ныне времени оплакивать Верховного короля. Эльфы попытаются найти Бессмертных и завладеть камнем. – Старик повернулся к Тунгдилу. – Расскажи гномам о том, что случилось. Ярость подхлестнет их. А нам нужно действовать быстро. Очень быстро. – Затем маг посмотрел на Маллена. – Отправьте своих солдат в пещеры. Пускай они следуют за гномами. И охраняйте выходы. Ни один эльф не должен выбраться оттуда наружу, – и, наконец, дошел черед до Флагура. – Вам же предстоит защищать пещеры с этой стороны. Мы полагаем, что вскоре сюда прибудет крупное войско атаров.

Убариу кивнул.

– Это большая честь для нас. Моим воинам уже приходилось сражаться с брока, и мы готовы задержать их и уничтожить. Если до этого дойдет, – он перешел на свой язык, что-то сообщив своим спутникам, и те покинули шатер. – Мы получим камень, Лот-Ионан?

– Да, – не колеблясь, ответил маг. – Он и так уже принес много горя Потаенной Стране. Отвезите его туда, где его сила будет направлена на благие деяния.

Поклонившись, убариу удалился.

Попрощавшись, Боиндил, Года, Зирка и Тунгдил последовали за ним. Нужно было сообщить гномам о смерти Гандогара. Сердце тоскливо ныло в груди, Златорукого охватило недоброе предчувствие.

Когда они дошли до лагеря гномов, стяги уже были приспущены. Известие о смерти короля разлетелось быстро. Ярость гномов, пришедших послушать Тунгдила, казалось, черной пеленой повисла в воздухе. Капитаны армии Свободных стояли немного поодаль.

Забравшись на перевернутое ведро, Златорукий вскинул Огненный Клинок.

– Верховный король Гандогар мертв…

– Убит! – завопил один из солдат, выступая вперед. – Его убили ушастые!

Поднялся страшный гам, все пытались перекричать друг друга. Подлое убийство короля поразило гномов до глубины души, и они не собирались успокаиваться.

– Выслушайте меня! – заорал Тунгдил. – Не эльфы повинны в смерти Верховного короля Гандогара! Наши враги – атары. Не путайте эльфов с ними!

Гномы удивленно замолчали, и Златорукий сумел поведать им о том, что произошло в шатре.

– Атары хотят захватить нашу родину! Давайте же исполним предназначение, дарованное нам Враккасом, и остановим их! – Он указал Огненным Клинком на вход в пещеры Тоборибора. – За Потаенную Страну!!!

Воцарилось молчание.

Гном неподалеку от Тунгдила опустился на колени, снял шлем и оперся на рукоять своего боевого молота. Его губы беззвучно шевелились. Воины слева и справа от него последовали его примеру. По рядам гномов словно прошла волна – под звон кольчуг и оружия солдаты преклоняли колени. И только Свободные остались стоять.

– Что они делают? – прошептала Зирка, обводя взглядом море склоненных голов. – Они выбрали тебя своим новым предводителем? Или это они молятся?

– Нет. Эти гномы не молятся, – сдавленно произнес Тунгдил. Он сумел прочитать по губам гномов, что они шептали. – Они клянутся в том, что отомстят.

 

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.