Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Гаурагар, Пориста, лето 6241 солнечного цикла



 

Тунгдил, Боиндил, Года, отряд Пятых и подземные так и не добрались до Паланда.

В Пористе над зубцами крепостной стены реяли флаги королевств Потаенной Страны, а значит, правители всех земель собрались здесь вновь. И флаги были полуспущены…

Гномы шли по обманчиво спокойному городу. Было тихо – тишина овладела Пористой и была навеяна страхом и унынием, душившими веселье. По пути в шатер совета гномы узнали о событиях в Паланде и сокрушительном поражении защитников города.

Когда Тунгдил, Бешеный и Зундалон ранним вечером вошли в шатер, люди, эльфы и гномы как раз совещались. Года, как обычно, осталась снаружи.

Место принца Маллена оставалось свободным, а на троне, где раньше сидел Лиутасил, Тунгдил увидел эльфийку в белом одеянии. При ней были символы власти, в длинных белокурых волосах сияли драгоценные камни, голубовато-зеленые глаза внимательно следили за новоприбывшими. Эльфы обрели новую княгиню, преемницу Лиутасила, красотой и обаянием своим очаровавшую всех повелителей Потаенной Страны. Познакомившись с княгиней Рейялин, Тунгдил тут же вспомнил эоил.

Король Брурон встретил гномов печальной улыбкой, немного удивленно покосившись на безбородого подземного.

– Ты, конечно, слышал о том, что случилось в Паланде?

Кивнув, Тунгдил поклонился королям и королевам.

– Я ужаснулся, узнав об этом. Теперь в Потаенной Стране остался лишь один бриллиант, но никто не знает, где он находится.

– Один? – с недобрым предчувствием осведомилась королева Изика. – На тебя тоже напали эти чудовища?

Несмотря на загорелую кожу и черные волосы, правительница чем-то походила на Рейялин, и даже ее облачение ничем не уступало по красоте одеждам эльфийки.

– Нет. На меня напал Зундалон. – Отойдя в сторону, Тунгдил представил королям и королевам подземного жителя. – Он пришел из Потусторонних Земель, из одного города у подножия гор, и хочет вернуть собственность своего народа. Выслушайте его историю.

И Зундалон поведал о могущественном артефакте, закрывшем вход в ущелье, и об эоил, укравшей волшебный камень. Как он и обещал Тунгдилу, о том, что эоил была брока, то есть эльфийкой, Зундалон упоминать не стал.

– Мы не могли открыться вам, так как боялись долгих переговоров. Хотя речь и идет о нашей собственности, мы опасались, что все это затянется и чудовища узнают о том, что артефакта больше нет. – Подойдя к стулу, безбородый гном высыпал из мешочка обломки поддельных бриллиантов.

Короли и королевы удрученно уставились на блестящие осколки.

– Либо камень уже попал к чудовищам, либо невероятной магической силой обладает именно тот бриллиант, который пропал, – нарушил повисшую в шатре тишину Тунгдил. – Правда, я полагаю, что и тот исчезнувший камень чудовища уже успели прибрать к рукам. – Он повернулся к правителям. – Мы должны приложить все усилия, чтобы отобрать у них волшебный артефакт, ведь нельзя позволить Бессмертным использовать его в своих черных целях, а кроме того, нужно опять запечатать Ущелье. Только так мы добьемся безопасности для Потаенной Страны.

Склонив голову, Рейялин смерила Зундалона взглядом.

– Чтобы заполучить бриллиант, вы обратились за помощью к оркам, я правильно поняла?

– Я ни за что не стал бы сражаться бок о бок с этими мерзкими тварями. – Подземный с отвращением поморщился. – Нам помогали убариу, злейшие враги орков. Это благородные создания, и они наши братья, ибо оба наших племени породил бог Убар.

– Но они похожи на орков как две капли воды, не так ли? – с улыбкой продолжила Рейялин.

За эту улыбку мужчины готовы были боготворить ее. Но на Зундалона это не произвело ни малейшего впечатления.

– Они выше орков, их глаза – розовые, как небо на рассвете, а нрав их в тысячу раз лучше, чем у брока, – отрезал он. – Тот, кто считает их врагами, и наш враг тоже.

– Как интересно, – с нажимом протянула эльфийка. – А кто такие эти… брока?

– Они похожи на тебя, но испорчены и подлы. Они делают вид, будто мудры и хотят добра всем народам. На самом же деле они стремятся к тому, чтобы добиться собственных целей, и не остановятся ни перед чем. Их нужно уничтожать, – севшим голосом выдавил Зундалон. Ему было трудно держать себя в руках.

– Он имеет в виду альвов, – пришел ему на помощь Тунгдил. – Мы не можем судить о душе создания по его внешнему виду, княгиня Рейялин, и вашему народу это известно лучше всех.

Эльфийка опустила глаза.

– Прости меня, Зундалон. Я не хотела обидеть тебя.

– Ты принес нам дурные вести, Тунгдил Златорукий, – вздохнул Брурон. – Думаю, сейчас тебе следует отправиться в Идомор, чтобы поддержать Огненным Клинком принца Маллена, который осаждает пещеры Тоборибора. Мы предполагаем, что чудовища укрылись именно там. Трудно сражаться с ними без помощи мага, мы на собственной шкуре убедились, что даже превосходящим силам противника не сдержать их. – Взгляд короля скользнул по диковинным рунам на лезвии топора. – Лишь Огненный Клинок способен противостоять заклинаниям Бессмертных и их союзников.

– Я отправлюсь в путь, как только взойдет солнце, – кивнул Тунгдил.

В палатку влетел гонец, подбежал к Брурону и что-то шепнул тому на ухо. Тунгдил сразу понял, что с выездом в Идомор придется подождать.

– К нам прибыли гости, готовые поделиться важными новостями, – король повернулся ко входу в шатер. – Впустите их.

Завеса у входа театрально распахнулась, и в шатер вошел Родарио в пестрых одеждах, ничем не уступавших облачению королей.

– Мое почтение, о благороднейшие из благородных правители Потаенной Страны, люди, гномы и эльфы. – Актер низко поклонился.

Увидев старого друга, Тунгдил радостно улыбнулся. Родарио, как всегда, не мог удержаться от театральности и пафосных речей. Хорошо еще, что он все же отказался от барабанной дроби, фанфар и глашатаев. Короли удивленно внимали пламенной речи актера, кто-то усмехался, кто-то недовольно морщился.

– Тут собрались герои, тут создается история, а значит, я не мог остаться в стороне. Кто же, как не я, запишет все это и потом покажет народу на сцене? – Родарио ослепительно улыбнулся.

– Ох… запирайте местных красоток, Невероятный Родарио вернулся, – осклабился Боиндил.

Улыбаясь, актер пригладил тонкую бородку. Тунгдилу помнилось, что раньше она была длиннее.

– И я пришел не один, о благороднорожденные! Я привел к вам человека, способного сорвать покровы со многих тайн Потаенной Страны. – Невероятный указал на вход.

В шатер заглянул какой-то человек с короткими черными волосами и тонкими усиками. Он чем-то напоминал Фургаса, только выглядел намного старше. Штаны, рубашка и накидка были ему велики, и он, казалось, утопал в этих пышных одеждах. Даже голенища сапог болтались у него на ногах.

– Я пришел, чтобы… – хрипло произнес вошедший, неуверенно косясь на Родарио. – Я пришел, чтобы покаяться в моих злодеяниях. Нет мне прощения за сотворенное мною зло.

– Во имя Враккаса! Это действительно Фургас! – ошарашенно пробормотал Боиндил, узнавший магистра по голосу. – Родарио все-таки разыскал его!

– Не разыскал, мой добрый друг Боиндил Равнорукий! Не разыскал, а освободил! В одиночку! Я вырвал его из лап двух гномов племени Третьего, называвших себя Вельтага и Бандилор. Они скрываются на острове, который по их воле может уходить под воду и вновь подниматься на поверхность. На острове в центре Вейурнского озера! – Мастерски используя многочисленные приемы актерского мастерства, Родарио поведал собранию о встрече с Фургасом. Его рассказ настолько заворожил присутствующих, что они слушали, не сводя с Невероятного глаз. – И наконец, проплыв пять миль по разбушевавшемуся озеру, мы прибыли в Мифурданию, а оттуда я повез свой «Театр Диковинок» в Пористу, – наконец закончил актер. – Итак, мы нашли виновных, посылающих смертоносные машины на гномов.

– Ты превзошел самого себя, Родарио, – благосклонно улыбнулась Изика. – Но… о каких злодеяниях вы говорите, магистр Фургас? И почему вам нет прощенья?

– Потому что я построил для Вельтаги и Бандилора не только механизм, поднимающий остров на поверхность, – прошептал инженер. – Но и те самые смертоносные машины. – И магистр повторил то, что уже рассказывал Родарио. – По моей вине погибли многие гномы. И многим еще предстоит умереть. Очередная такая машина в пути. – Фургас попросил воды. – Свершите же надо мною суд, о повелители. Я приму любой приговор.

В шатре поднялся гам.

Тунгдил подошел к королю Гандогару, намереваясь замолвить за Фургаса словечко.

– Не волнуйся, Тунгдил. Я не виню его в погибели наших собратьев, – ответил ему король и повернулся к Фургасу. – Мы не станем наказывать тебя, магистр. Гномы-убийцы воспользовались тобой, твоей гениальностью и ранами души твоей. На них обрушится наша месть, не на тебя. Ты был лишь орудием для свершения сих злодейств. И все же мы не забудем, сколько гномов пали от тех чудовищ. Мы требуем, чтобы ты сделал все возможное для того, чтобы предотвратить подобное в будущем. На этот раз мы прощаем тебя. Не разочаруй нас.

– Вот видишь, – шепнул другу Родарио, пропустив мимо ушей угрозу Гандогара. – Я же тебе говорил, они у нас смышленые. А теперь не бойся, расскажи им все. Они не причинят тебе зла, – мягко добавил он.

Фургас всхлипнул.

– Я… построил эти машины… – в отчаянии повторил инженер.

– Да, и мы прощаем тебя, – кивнул Гандогар.

– Нет, не только эти машины…

В слезах он поведал всем о странных существах, которых он создал. Короли и королевы зачарованно слушали его рассказ, их лица окаменели от ужаса. То, о чем говорил Фургас, не могло присниться и в кошмарном сне. Это выходило за пределы представимого.

– Это я повинен в том, что они движутся по Потаенной Стране, сея смерть и разрушения.

Тунгдил взглянул на эльфийку. Лишь на ее лице не отражался ужас. Наоборот, она казалась довольной. Как и он, княгиня догадалась, что это за остров на дне озера.

Резко повернув голову, Рейялин посмотрела ему в глаза, и Тунгдилу показалось, что она читает его мысли.

– В словах магистра Фургаса сокрыты и добрые вести. В Потаенной Стране появился новый магический источник! – звонким голосом заявила она. – И Бессмертные, судя по всему, не знают, где он находится. Третьи оказались достаточно хитрыми и скрыли источник от альвов, чтобы Бессмертные зависели от них.

– Я поясню. – Тунгдил тут же понял, что она имеет в виду. – Маги и волшебницы Потаенной Страны не зря создали свои королевства так, чтобы те охватывали поля магической силы. Источник дарил им магию, а когда волшебники выходили за пределы его действия, они после пары заклинаний уже не могли пользоваться силой. Андокай Вспыльчивая и мой приемный отец Лот-Ионан объяснили мне, как действует магия. Только благодаря магическому источнику они могли плести невероятные заклинания, используя слова, жесты и силу воли. – Гном вздохнул. – Я думаю, что эти чудовища, заточенные в машины, тоже подчиняются этому закону. Несмотря на механическое начало, и они сами, и их машины время от времени должны пополнять запасы магической энергии.

Гандогар ударил кулаком по столу.

– Наконец-то мы обнаружили их слабое место! – радостно воскликнул он. – Магистр Фургас, где находится источник?

– Не знаю, – Фургас пожал плечами. – Где-то на дне Вейурнского озера.

– И вы даже не представляете себе, где он может находиться? Может быть, рядом есть что-то, что послужило бы нам ориентиром? Другой остров? – ахнула королева Изика. – Во имя Паландиэль, вспомните, магистр! В конце концов, вы причастны к этой беде!

– Большинство моих островов дрейфует по поверхности озера, королева Изика, – пришла инженеру на помощь Вей. – Даже если бы Фургас видел один из них, это ничего нам не дает.

– Тогда, – медленно протянул Тунгдил, – мы поднимем остров с этими Третьими и спросим у них.

– А мы поможем, – мрачно заметил Гандогар. – По такому поводу даже гномы, не устрашившись проклятия Эльрии, осмелятся плыть. – Верховный посмотрел на Вей. – Это дело моего народа, королева. Я пришлю к вам отряд из моих лучших воинов. Их репутация безупречна, и никто не подозревал их в том, что они из племени Третьих. Мои воины займут места ваших солдат, павших во время резни в Паланде, и штурмом возьмут этот остров. Они защитят магический источник.

Королева Вей кивнула в знак согласия.

– Я предлагаю разойтись и завтра провести еще одно заседание, а потом разделиться и выполнить задуманное, – промолвил король Брурон. – Наконец-то у нас появилась возможность хоть что-то предпринять, чтобы отразить опасность, угрожающую нашей родине. Да хранит нас Паландиэль.

– Позвольте же мне внести свою лепту. – Родарио низко поклонился. – Чтобы вы позабыли об ужасе и вновь обрели покой, я приглашаю повелителей Потаенной Страны сегодня вечером в мой «Театр Диковинок» на премьеру потрясающей пьесы, превосходнейшей комедии, способной вернуть хоть немного звонкого смеха в нашу столь трудную жизнь. Ведь нам не победить, если мы разучимся смеяться!

– Знаешь, а ведь он твой брат по духу, – Тунгдил склонился к уху Бешеного. – Тоже шуточки всякие любит.

– Ну да, я шутник еще тот, – шепотом ответил Боиндил.

– Разумеется, представление совершенно бесплатно и предназначено только для ваших глаз. Однако если вам вдруг захочется одарить нас небольшим пожертвованием, чтобы окупить труды моих актеров, я не стану вас удерживать.

К его изумлению, короли и королевы выразили желание прийти. Да, это будет самая важная премьера в жизни Невероятного…

 

Тунгдил, Боиндил и Года остановились в большой комнате неподалеку от площади, на которой возвышался дворец Брурона и шатер совета. В том же доме разместились и подземные. Хозяин, любезно пустивший их переночевать, уставился на безбородых гномов, но ничего не сказал.

Им принесли обильный ужин и большой кувшин с пивом.

Боиндил как раз рассказывал Годе о том, насколько важно устоять в бою, и демонстрировал, как можно сбить противника с ног кромкой щита.

– Ты должна налегать всем телом, – заявил он и побежал Годе навстречу со щитом наперевес. Послышался громкий треск, и гномка отступила на два шага. – Всем телом, я сказал!

– Но я же уперлась в доски! – оправдывалась она.

– Правильная стойка – это хорошо, – Боиндил жестом приказал ей вновь занять позицию. – Но недостаточно иметь просто сильные ноги. Встань так, чтобы масса твоего тела равномерно распределялась на обе ноги, немного присядь и наклони голову, – он показал, как это делается. – А теперь попробуй сбить меня с ног.

Года подняла щит, разбежалась и навалилась на учителя. Треск стоял просто оглушительный, но Боиндил даже не сдвинулся.

– Я же тебе сказал, налегай всем телом. Очень важно выдержать вес противника, даже разъяренного свинорылого, если уж на то пошло. – Гном почесал живот. – А свинорылые раза в два тяжелее меня. – Чернобородый постучал по ее щиту. – Давай, нужно тренироваться. Пока ты не научишься, не прекратим.

– Эй, погодите-ка, – возмутился Тунгдил.

Он записывал в небольшую книжечку все, о чем узнал за последние дни, в том числе и обсуждение на совете. На многие вопросы он по-прежнему не мог найти ответ. Даже разговор с Бальбой Гуляймолот, единственной выжившей после резни в Паланде, ничего ему не дал. Гномка не помнила, чтобы на теле чудовища на колесах были какие-нибудь эльфийские руны. Но Тунгдил знал, что руны там должны быть. Эти руны видели на каждом из чудовищ… А теперь ему не позволяли спокойно поразмыслить над этой загадкой.

– Я, знаете ли, пытаюсь работать, а вы ведете себя как разбушевавшиеся ванги. Просто невозможно думать!

– А чего тут думать? Драться надо, книгочей! – Глаза Бешеного горели. – Мы еще не нашли свинорылых, но чудовища в машинах – тоже достойные противники. – Равнорукий сделал выпад мечом. – Эх, вот бы померяться силушками с подземным!

– А разве у тебя не было такой возможности? Да, и, кажется, в тот раз ты проиграл, верно? – заметил Тунгдил.

– В тот раз? Так там и сражения-то не было, во имя Враккаса! Будто бы и не дерешься вовсе, а угря поймать пытаешься. – Боиндила так и передернуло от отвращения. – Сражение… Когда сражаешься, в ход идут топоры, молоты, тяжелое оружие! Нужно, чтобы все грохотало и гремело! Не думаю, что эти подземные – наши сородичи.

В словах Боиндила слышалось презрение и упрямство.

– Они гномы. – Тунгдил поднял голову. – О чем тут еще говорить?

– О многом. Они считают себя братьями орков, – поспешно ответила Года. Слишком поспешно. Видимо, они с учителем уже успели обсудить это во время тренировок. – Их бог создал орков! Как его там звали?

– Убар, – Тунгдил опустил руку на подлокотник кресла и с укоризной посмотрел на своих друзей. – Я, конечно, рад, что вы так спелись. Но знаете что? Сейчас вы говорите точно так же, как и княгиня эльфов.

– Книгочей, между нами и подземными нет ничего общего. – Бешеный поморщился. – Они выше нас, дерутся по-другому и даже не пользуются топорами, только этими… – он махнул рукой, – зубочистками, или что это у них. Нет, нас точно вытесали из разных пород камня. – Равнорукий кивнул Годе, и та бросилась на него со щитом. Послышался грохот.

– Ты несправедлив, – Тунгдил покачал головой.

– А ты слишком восторгаешься ими, – отрезал гном. – Я же видел, как ты смотрел на них по дороге. Сразу становится понятно, что тебе хочется пообщаться с ними и узнать побольше. Вот ты и не можешь воспринимать их беспристрастно. А все потому, что ты книгочей.

– Я совершенно беспристрастен! – возмутился Тунгдил. – Возможно, я единственный из всех пяти племен, кто настроен на сотрудничество со всеми. Ты просто недальновиден. И при этом ты еще и из лучших! Из тех, кто хоть как-то способен принимать изменения!

– И это дает тебе право осуждать остальных? – Боиндил атаковал Году, но та устояла под его натиском.

Бешеный удовлетворенно кивнул… и засмотрелся в ее глаза. Но гномка подняла щит, укрывшись от его взоров.

– Никого я не осуждаю, – Тунгдил, вздохнув, посмотрел на свои заметки.

Разговор начинал ему надоедать, ведь было очевидно, что такого упрямца, как Боиндил, не переубедить, поскольку тот начнет перекручивать все его слова.

– Потом нужно будет поговорить с Фургасом, чтобы узнать слабости чудовищ. Не зная этого, мы не сможем противостоять этим существам. Даже ты окажешься бессилен.

– Это мы еще посмотрим. Мой топор всегда найдет, куда ударить, – обиделся Боиндил. – Пойдем, Года. Будем тренироваться во дворе.

Закатив глаза, она последовала за мастером.

Но когда они вышли из комнаты, Тунгдил не стал возвращаться к своим размышлениям по поводу машин-чудовищ, а задумался о словах Бешеного.

В чем-то его друг был прав. Подземные действительно восхищали его, хотя Тунгдил ничего не знал о них, кроме разве что пары мелочей. Да, он заметил их необычную внешность. Но ему ничего не было известно ни об их обществе, ни о ценностях, нормах и просто жизни в Потусторонних Землях.

Поднявшись, гном подошел к окну. Отсюда открывался чудный вид на Пористу. Дома с печными трубами и белье на веревках во двориках внушали мысли о постоянстве. Люди осели здесь, укоренились, завели семьи.

А у Тунгдила ничего такого не было. Он чувствовал себя чужаком как среди племенных гномов, так и среди гномов-отщепенцев, не говоря уже о людях. Даже Балиндис не могла больше подарить ему чувство покоя и уюта. Он так и оставался одиночкой, воином-книгочеем.

А может быть, ему и не нужен покой и уют?

– Неужто мне предопределено быть вечным странником? Может, следует отправиться с подземными в Потусторонние Земли и помочь им вернуть на место волшебный бриллиант? – тихо пробормотал Тунгдил. – Может быть, там я найду свое счастье, Враккас?

Он покосился на кувшин с пивом. Спиртное манило его своим терпким запахом, пробуждая воспоминания о ночах, проведенных в опьянении, когда его не терзали горестные мысли.

Тунгдил, пытаясь противостоять искушению, все же медленно двинулся к столу. Но когда его пальцы сомкнулись на ручке кувшина, в дверь постучали.

Отдернув руку, гном подошел ко входу в комнату и открыл дверь.

Перед ним стояла подземная жительница.

Тунгдил обратил на нее внимание еще во время перехода, потому что гномка постоянно держалась рядом с ним. Ее кожа была темной, как у остальных. Одета девушка была в бежевый вышитый мундир со шнуровкой, приоткрывавшей грудь. Сейчас Тунгдил впервые увидел ее без шлема и с изумлением уставился на гладко выбритый череп. С таким он еще никогда не сталкивался: женщина без волос! К тому же она была немного выше его.

– Можно войти? – улыбнулась незнакомка. Она говорила с легким акцентом, выдававшим в ней чужеземку.

– Конечно, – гном поспешно отступил в сторону. – Зундалон что-то хотел передать мне?

Осмотревшись, девушка прошла вперед и остановилась перед книжицей с зарисовками. Голубые глаза уставились на рисунок боевого шлема.

– Ты нарисовал мой, – ухмыльнулась она.

– Да. А что, мне не следовало этого делать?

– Ничего, это неважно, – она протянула ему руку, отмеченную широким шрамом. – Меня зовут Зирка.

– Очень приятно, – Тунгдил пожал ей руку. – А как меня зовут, ты, наверное, знаешь, – он все еще надеялся услышать, что же хочет передать ему Зундалон.

– Было бы странно, если бы я этого не знала, – улыбнулась девушка.

Он откашлялся.

– Извини, что я на тебя так посмотрел. Просто ты выглядишь довольно необычно. В Потаенной Стране гномки носят длинные волосы, никогда их не сбривая, и у них кожа намного светлее, – Тунгдил смутился.

– Наверное, мы с ними не очень похожи, – подняв книжицу, Зирка пролистала пару страниц. – Зундалон сказал мне, что ты ученый. Интересуешься всем новым, новыми ощущениями и переживаниями…

– Да, это так, – Тунгдила все больше удивляло поведение странной гномки.

Отложив книжку, гостья подошла к Тунгдилу поближе, обвила его шею руками и страстно поцеловала в губы. Гном даже не сопротивлялся.

– Ты мне очень нравишься, Тунгдил, – призналась она, гладя его грудь. – И если позволишь, то я подарю тебе много новых ощущений.

Ее предложение было весьма прямолинейным.

– Да, вы, подземные жители, действительно совсем непохожи на наших гномок. – Тунгдил до сих пор чувствовал вкус ее поцелуя на своих губах. И это ощущение ему нравилось. Очень нравилось.

Настолько, что он потянулся вперед и поцеловал Зирку, руки сами собой опустились на ее узкие бедра… он притянул гномку к себе, чувствуя терпкий запах духов на ее коже, тепло тела сквозь тонкую юбку. Руки поползли вверх, к шнуровке… Но тут Тунгдил остановился. Его начали мучить угрызения совести.

– Нет, – хрипло сказал он, отступая на шаг. – Я женат.

Но Зирка не отпускала его из своих объятий.

– Что значит «женат»?

Отступив еще на шаг, Тунгдил отгородился от нее стулом.

– Зирка, мне льстит твое предложение. – Держать себя в руках и не поддаваться искушению становилось все сложнее. – Но пока я женат на Балиндис, я не могу изменять ей.

– О, я поняла. – Девушка улыбнулась. – У вас принято жить с одним любовником достаточно долго, да?

– А у вас нет?

– Нет. Мы занимаемся любовью, пока нам это нравится. Если наши чувства друг к другу меняются, мы расходимся, иногда на какое-то время, иногда навсегда. От этого жизнь становится намного легче, Тунгдил. Она и так довольно коротка. – Зирка смерила его задумчивым взглядом. – Ты ищешь новых ощущений? Тогда отправляйся со мной в Летефору. По дороге туда я расскажу все, что тебе нужно будет знать.

– А Летефора…

– Это такой город. Один из многих городов моей родины. Там все совсем иначе, чем в Потаенной Стране.

– Да, – сказал Тунгдил, не раздумывая. – Да, это было бы прекрасно, – уже сдержаннее добавил он.

Улыбнувшись, Зирка поцеловала его еще раз, потрепав по голове и проведя кончиками пальцев по бороде.

– Это было бы прекрасно, – повторила она, поворачиваясь к двери. – Мы еще не раз увидимся, Тунгдил. И, поверь, я буду хорошей наставницей. А урок, от которого ты сегодня отказался, мы еще проведем. – Девушка вышла из комнаты.

Тунгдил упал в кресло. Его тело сгорало от страсти, в комнате до сих пор чувствовался ее запах, а на губах – вкус ее поцелуев. Зирка покорила гнома прямотой, и дело было не только в возбуждении. Гном надеялся, что она действительно сможет многому его научить.

Но сперва нужно будет написать письмо Глаимбару и поговорить с Балиндис. Или лучше все же отправить ей письмо?

Схватив лист бумаги, Златорукий набросал пару строк Глаимбару, запечатал конверт и положил его перед собой на стол.

А потом взялся за письмо к Балиндис. Он просил ее о разводе. Непростая задача, даже для такого книгочея, как он.

Перо дрожало в непослушных пальцах, Тунгдил не мог подобрать нужные слова, чтобы объяснить жене, почему она никогда не сможет быть счастлива с ним. Их счастье не могло длиться вечно. И это было не то счастье, на которое она надеялась. А «вечно», когда это касается жизни гнома… это очень, очень долго. Златорукий не мог так с ней поступить.

Встреча с обворожительной подземной жительницей оказалась последней каплей, и Тунгдил решился на этот шаг. Нужно было развестись с Балиндис. В душе он давно уже принял это решение, сам того не понимая. Просто раньше гном не осознавал, почему так себя чувствует, находясь рядом с ней. Златорукий просто не заслужил Балиндис, вот и все.

Гном очень старался написать так, чтобы казалось, будто он берет всю вину на себя. Он не хотел, чтобы Балиндис думала, будто это она несет ответственность за крах их отношений. И все равно он причинит ей боль.

Это письмо Тунгдил тоже запечатал и приложил к посланию к Глаимбару.

Возврата не было. Встреча с Зиркой наглядно показала, чего ему все это время не хватало. Страсти. Чего-то нового. Любовь к книгам и ко всему неизведанному была проклятьем Златорукого. Он не хотел семейного уюта.

– Враккас, из какого же камня ты вытесал мое тело? – вздохнул гном.

И ему совсем не хотелось идти в «Театр Диковинок» Родарио.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.