Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, Красные горы, восточная граница королевства Первых, весна 6241 солнечного цикла



 

Фидельгар Крепкостук, рослый гном со светло-русой бородой, сел, вынул маленький металлический ящичек из рюкзака и поставил его перед собой на каменный стол. Он закончил первую часть обхода и теперь отдыхал в широкой пещере, высокий свод которой поддерживали колонны. Когда-то здесь ставили на рельсы вагонетки, но теперь в них было мало нужды.

Байгар Четверорукий возился с перевернутой тележкой, орудуя молотком и небольшой киркой. Русая борода этого гнома двумя длинными косами была переброшена через плечо, чтобы волосы не опалило жаром кузнечного горна. Рядом с Четвероруким стояла небольшая кузня, использовавшаяся бродячими ремесленниками. Ее хватало на то, чтобы выполнять несложную работу.

– Ну что, все спокойно? – спросил Байгар, с любопытством глядя на ящичек.

– Ну, после того, как я убил четверых орков и победил одного тролля – да, – сострил Фидельгар и вынул флягу, на которой был выгравирован знак золота, и два небольших бокала. – Нет, ничего не происходит…

Тогда Байгар отложил молоток и кирку и, заинтересовавшись, подошел ближе.

– Что же ты принес?

– Новинку из Златоплота, – Фидельгар провел пальцами по краям ящичка, открыл замки и осторожно поднял крышку. В воздухе сразу запахло пряностями и самогоном. Байгар узнал находившиеся внутри предметы размером с палец. – Трубочки для курения.

– Из Златоплота? Одного из городов, где живут Свободные гномы?

– Именно оттуда. Один из купцов побывал там и привез вот это. Я просто должен был купить их, – он вынул одну трубочку и протянул ее Байгару. – Скатанные листики табака, с пряностями.

Четверорукий принюхался, одна из кос, в которые была заплетена борода, скользнула ему на грудь.

– Нужно отрезать кусочек и затолкать в трубку?

– Нет. Трубка вообще больше не нужна. Свободные придумали кое-что для экономии времени, – Фидельгар поднялся, подошел к кузнице и взял щипцами уголек. Один конец трубочки для курения он вставил в рот, другим коснулся угля. Табак с потрескиванием загорелся. – Потом затягиваешься, как с трубкой, – гнусаво пояснил он. Крепкостук несколько раз подряд выпустил дым, с наслаждением прикрыл глаза. Пахло очень хорошо: ванилью, медом и еще какими-то неизвестными ароматами.

– Хорошая идея, – Байгар тоже взял одну трубочку и повторил действия товарища. Дым был более горячим и более крепким на вкус, чем в трубке. И действие тоже было гораздо сильнее. У Четверорукого едва не закружилась голова. – Я и не думал, что мы получим столько преимуществ от торговли со Свободными, – гном взмахнул тлеющей трубочкой. – И заметь, я имею в виду не только это. Взять хотя бы мясо гугуля. А их целебные травы очень хорошо помогают, судя по рассказам.

Фидельгар зажал свою трубочку для курения в уголке рта и открыл флягу. Плеснул в бокалы прозрачной жидкости.

– А еще у них есть Златоплотская золотая вода. Это ликер с экстрактом сусального золота, – он ободряюще кивнул Байгару. – На вкус отменно.

– Сусальное золото? В ликере? – Четверорукий отпил немного, пожевал тонкую пластинку. – Вкус как… – Он причмокнул, пытаясь подобрать подходящее слово. – У золота… Никак иначе нельзя описать этот совершенный вкус. – Гном счастливо вздохнул. – Невероятно! Я чувствую, как оно бежит по моим сосудам, прогоняя усталость и дурное настроение. Да это прямо лекарство!

– Золото или ликер? – усмехнулся Фидельгар. – В зависимости от того, какой у тебя ликер и какое для него берут золото, вкус всегда разный. Нельзя ведь подобраться к золоту еще ближе, не так ли? – Он сделал глоток и снова затянулся своей трубочкой для курения, затем огляделся. – Невероятно, как спокойно стало.

Байгар выпускал дым, пытаясь заставить его витать колечками.

– Ты уверен? Никаких скальных карликов?

– Разве я сидел бы здесь и курил? – Фидельгар посмотрел на сломанную вагонетку, над которой работал Байгар. – Скажи, зачем ты чинишь вагонетки, если мы уже не пользуемся туннелями?

– Потому что никогда не знаешь наверняка, – ответил Четверорукий. – Кроме того, мы ими пользуемся. В них ездят строительные отряды, которые устраняют повреждения. А почему ты караулишь, когда в Потаенной Стране не осталось чудовищ?

– Потому что никогда не знаешь наверняка, – рассмеявшись, ответил Фидельгар. Он указал на четыре туннеля, в которые уходили рельсы. – Как жаль. Именно теперь, когда между племенами воцарилось единство, подземный транспорт все еще сломан. Да будет проклято землетрясение, вызванное заклинанием изгнания скверны!

– Не боись. Враккас на нашей стороне, – Байгар покачал головой. – Мы ведь занимаемся тем, что восстанавливаем важнейшие отрезки. Только вчера один из отрядов расчистил главный туннель на полмили вглубь, – гном вздохнул. – Завалы – это одно. К сожалению, это такая же дурная работа, как и заменять искривленные камнепадами рельсы или ковать их прямо на месте, – Четверорукий указал молотком на вагонетку. – Когда отрезок такой отвесный, то оси вагонеток искривляются. Строительные отряды постоянно делают такие участки. А это означает очередную порцию работы для меня.

– Эх, вот были же времена, когда можно было путешествовать из королевства в королевство с быстротой молнии, – мечтательно протянул Фидельгар и выпустил идеальное колечко дыма. Очевидно, у него было больше опыта, чем у Байгара. – Вагонетки мчались по рельсам, ветер трепал волосы и бороду и щекотал живот.

– Ты разве ездил на них? – удивленно спросил Байгар.

– Да. Я участвовал в путешествии королевы Ксамтис Второй в королевство Вторых, мы сражались против орд Нод’онна. Вот это была битва! – Он подул на тлевший красным кончик, чтобы табак не погас. – Я помню все так, словно это было вчера, когда мы…

Вдруг Байгар поднял руку.

– Тихо! – Четверорукий прислушался к звукам, исходившим из черных входов. – Кажется, я что-то слышал, – он вынул изо рта трубочку и положил ее на каменный стол.

– Может быть. Строительный отряд наверняка еще снаружи и…

До них донесся страшный крик. Видимо, какой-то гном только что распростился с жизнью. Вскоре после этого раздался еще крик, затем послышались вопли паники.

– Идем! – Он зажал уголком рта свою трубочку для курения. Она была дорогой, и он не хотел бросать ее просто так, отдавая огню, который превратит ее в пепел. Он поспешно рванул к себе щит и топор и потопал к штольням.

Байгар схватил сумку с инструментами, два горящих факела и поспешил следом. Раньше гном подумал бы о нападении орков, сегодня он скорее готов был поверить в несчастный случай.

Приятели бежали по ровному, прямому коридору, устроенному для того, чтобы вагонетки успевали затормозить после долгого пути и въезжали в зал не на полном ходу.

Крики приближались, к ним примешивался механический грохот и треск, напомнивший Байгару звуки вращающихся лебедок, быстро прокручивающихся зубчатых колес и вращающихся ободов гномьих жерновых мельниц. Правда, синхронного звучания этих приспособлений гному не доводилось слышать еще никогда.

Впереди плясали отблески света, в которых гномы разглядели огромное существо, которое заполняло собой весь туннель. Оно размахивало множеством рук цвета бронзы, на которых сверкали когти. Гномы строительного отряда отчаянно пытались остановить чудовище. Но кирки детей Враккаса не могли причинить вреда коже существа. Древки инструментов ломались, словно спички.

Каждый, кого задевал коготь, отчаянно вскрикивал. Некоторые бедолаги пролетали несколько шагов вглубь штольни и замирали.

– Враккас, помоги нам! Что это такое? – Фидельгар с ужасом наблюдал за тем, как огромный коготь вонзился в тело гнома и вышел со стороны спины; затем рука монстра рванулась назад, подтянув бьющегося в агонии несчастного, пока он не оказался в досягаемости других рук и свистящих когтей. Гнома растерзали живьем.

Во всем строительном отряде остался только один гном, раненный мечом, он, стеная, лежал на полу и пытался уползти в безопасное место. А монстр тем временем продолжал приближаться.

– Нужно спасти по крайней мере его, – сказал Байгар, глядя на раненого, и побежал вперед. Фидельгар не колебался ни мгновения.

Когда оба гнома приблизились к монстру, то заметили, что им противостояло не чудовище из плоти и крови, а механическая ромбовидная махина с острием впереди.

Корпус машины состоял из железных, соединенных заклепками латных пластин. Руки длиной в два шага были тоже из металла; на их концах были закреплены клинки и даже зубчатые когти, со стуком сжимавшиеся через неравные промежутки времени. Как механический монстр продвигался вперед по штольне, гномы не видели. Железный передник препятствовал любопытным взглядам, равно как и атакам с холодным оружием.

– Это не животное, – в замешательстве воскликнул Байгар, уставившись на кровь жертв, стекавшую с поверхности клинков и когтей прямо на скалистый пол. На пластинах он разобрал руны, и когда расшифровал их, то содрогнулся от ужаса. Он надеялся, что выживет и расскажет об этом своей королеве.

– Осторожно! – Фидельгар потянул его за рукав, коготь просвистел на волосок от бороды Четверорукого. Гном попятился. – Давай уходить отсюда! Бери его. – Гномы подняли раненого и помогли ему идти.

Создание громко зашипело, обдав детей бога-кузнеца шквалом горячего, воняющего маслом дыма, в котором было невозможно дышать. Закашлявшись, гномы потащили своего товарища прочь, прочь от того, что следовало за ними, словно ожившая машина.

А механический монстр и не думал сдаваться, ударив окровавленными когтями по тяжелой ремонтной вагонетке, на которой передвигали с места на место походные кузни и инструменты, просто толкнув ее назад по рельсам.

– Держи ее, – крикнул Фидельгар, прыгая в вагонетку и дергая на себя рычаг тормоза.

Продвижение их жуткого противника тут же замедлилось, но вагонетка все еще продолжала двигаться. Сила машины была огромна.

– Этого должно хватить, – сказал Фидельгар, выпрыгивая из вагонетки, чтобы вернуться к Байгару и раненому гному. Троица побежала по штольне настолько быстро, насколько это было возможно.

Наконец они добрались до зала. У Байгара созрел план. Фидельгар передал приятелю свои трубочки для курения.

– Я толкну в штольню и вторую вагонетку, – пуская дым, пояснил Четверорукий свою задумку. – Быстро отведи раненого к целителю и позови стражу. – Гном закрепил вагонетку при помощи крюка на цепи, ведущей к системе подъемных блоков. Поскольку нужно было довольно много времени, чтобы привести в движение паровую машину, при помощи которой обычно поднимали тяжелые грузы, приходилось полагаться на свою собственную силу. Байгар воспользовался аварийной лебедкой; цепь со звоном натянулась.

– Скажи им, пусть принесут железные шесты, – крикнул он вслед Крепкостуку.

Страж потащил раненого наружу.

– А что им сказать, если они спросят, что это за чудовище?

– Скажи им, что это новая хитрость Третьих, – ответил ему Байгар.

Фидельгар не поверил своим ушам.

– Как это может…

– Я разобрал гномьи руны, выгравированные на панцире, – от напряжения Байгар сильно потел: при помощи подъемного механизма ему удалось поднять вагонетку. – «Разбитые, но не уничтоженные, мы несем разрушение», – сдавленным голосом процитировал он. – Это могут быть только Третьи. Передай это королеве, если я расстанусь с жизнью, – мышцы на теле и руках напряглись, когда он передвинул раскачивавшуюся над полом вагонетку к рельсам.

Как раз вовремя. Из коридора послышалось шипение, белое облачко вылетело из туннеля, предвещая приближение противника.

– Вперед! – закричал Байгар. – Не знаю, можно ли его остановить! – Он приготовился опустить вагонетку.

– Да защитит тебя Враккас! – Фидельгар кивнул, перебросил раненого через плечо и побежал.

Никогда в жизни он не двигался настолько быстро, и впервые ему пришло в голову, что обширность королевства гномов – это недостаток. Крепкостук привлекал к себе внимание громкими криками. Гномы бросали работу, поспешно вооружаясь, и вскоре вокруг охранника собралось около пятидесяти воинов. Раненого Фидельгар оставил в безопасном месте и бросился вместе со спутниками в зал.

Но они опоздали.

Перевернутые вагонетки лежали в туннеле поперек рельсов, словно баррикада. Они помешали чудовищу проникнуть в следующий зал и в королевство Первых.

Но храброго Байгара они не нашли – только часть ноги, клочок камзола и пропитанную кровью трубочку для курения. Больше ничего среди изувеченных останков других гномов, разбросанных по стенам, полу и потолку…

Фидельгар заглянул вглубь мрачной штольни, но там ничего не было видно.

Их новый враг отступил и, вероятно, затаился в одном из туннелей. Спустя более пяти циклов Третьи снова объявили своим братьям и сестрам войну. Королева узнает об этом из его уст, как того хотел Байгар.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.