Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, Серые горы, граница королевства Пятых, весна 6234 солнечного цикла



Аннотация

 

В королевствах Потаенной страны воцарился мир – затишье… перед бурей. По туннелям гномов бродят жуткие машины смерти. А на бриллиант, вместилище всей волшебной силы Потаенной страны, открыли настоящую охоту страшные полумеханические монстры, гномы-чужаки и орки, которых вот уже пять лет не видели на этих землях. Слишком много врагов… Но лучший воин подземного народа Тунгдил уже занес свой боевой топор над непобедимыми противниками!


Маркус Хайц
Битва титанов. Несущие смерть

 

Посвящается в особенности тем,

кто читает это посвящение.

Потому что без вас появление третьего тома

было бы невозможно

 

 

Превосходящая длина существа или его конечности – далеко не все. Это хорошо видно на примере эльфов. Я всегда говорил: если ты долговязый, в тебя попасть легче!

Боиндил «Бешеный» Равнорукий из клана Топорометателей племени Вторых

 

 

Время от времени доводится слышать насмешки в адрес гномов. Мол, они малого роста, упрямы, предпочитают крайне странный вид веселья, пьют только черное, как ночь, пиво и ценят пение только тогда, когда оно раздается из сотни глоток одновременно. Вдобавок они скорее распростятся с жизнью, чем побегут от врага. Поистине, говорю я вам: тот, кому довелось побывать в гостях в их величественных чертогах, тот может сказать: все так и есть.

Так не будем же смеяться над ними, словно они – забавные дети с длинными бородами, а восславим их удивительное совершенство, уберегшее нас от гибели. Причем не раз…

Выдержки из десятитомного труда «Моя жизнь и мои необычайные подвиги.

Воспоминания Невероятного Родарио»

 

 

И спросил я гнома, кем – кроме гнома – он пожелал бы появиться на свет? Выбор дал я ему такой: могущественный дракон, всеведущий маг и его собственный бог Враккас. Удивленно воззрился он на меня, покачал головой и сказал: могущественных драконов уже побеждали гномы, и поэтому их нет более. Всеведущий маг – так его тоже уже победили гномы, и поэтому нет его более. А Враккасом я тоже быть не желаю, ибо не смог бы создать я ничего более великого, чем гномы, – окажись на его месте.

«Заметки о народахъ Потаѣнной Страны, ихъ свойствахъ и особенностяхъ».

Книга находится в архиве Вирансьена, королевство Табаинъ.

Манускриптъ магистра этнографии М. А. Хета от 4299 солнечного цикла

 

 

Предисловие

 

Кто бы мог подумать: третий том! Вместе с Тунгдилом и его друзьями!

Я позволил гномам насладиться успехом и очень радовался, что малыши нашли широкий отклик и популярность их не падает. В конце концов они воплотили мою мечту: дали мне возможность заниматься исключительно написанием книг. Маленькие существа – великие деяния.

Говорят, нужно заканчивать на самой высокой ноте.

В этом случае все именно так.

Почему?

Мне хотелось бы дать Потаенной Стране время побыть наедине с собой, чтобы отношения между народами могли урегулироваться по окончании романа. Чтобы никто не подглядывал за жителями.

Подождать и увидеть, что взрастет здесь за пару лет. Может быть, однажды я снова открою врата в Потаенную Страну, и кто знает, что я застану за стенами?

А пока я снова путешествую по Улльдарту, вымышленному континенту, а спутники мои – мир и тревога.

 

Я благодарен многим друзьям гномов, которые смеялись и страдали вместе с Тунгдилом сотоварищи. И, конечно же, проверенной команде первых читателей с Николь Шумахер, Соней и Яном Рютером, а также Таней Карманн. Не забыты и былые достижения доктора Патрика Мюллера и Майке Северинг.

Огромное восхищение и благодарность преподавателю Ангеле Кюппер, которая вместе со мной заботилась о гномах на протяжении последних трех лет.

Маркус Хайц, июль 2005

 

Главные герои

 

 

Племена гномов

 

Первые

Ксамтис Вторая Упрямая из клана Упрямцев племени Первого, Боренгара, также именуемых Первыми, королева.

Балиндис Железнопалая из клана Железнопалых, кузнец.

Глаимбар Остролезвый из клана Железные Тиски, воин и король Пятых.

Бельдобин Наковальня из клана Железных Гвоздей, гонец.

Гинсгар Милосердный из клана Кующих Гвозди из племени Первого, Боренгара.

Биландаль Светломолот из клана Бойков Молота.

Бендельбар Железнокаленый из клана Железнокаленых.

Гондагар Крепкий Кулак из клана Крепкого Кулака.

 

Вторые

Балендилин Однорукий из клана Сильнопалых из племени Второго, Бероина, также именуемых Вторыми, король Вторых.

Боиндил Равнорукий, также именуемый Бешеным, из клана Топорометателей, воин.

Фидельгар Крепкостук.

Байгар Четверорукий.

Гремдулин Железнохват из клана Железнохватов.

Сафира Железнохват из клана Железнохватов.

Бальба Гуляймолот из клана Каменнольстивых.

 

Третьи

Тунгдил Златорукий, воин, ученый.

Балодил, его сын.

Года Отважная, воительница.

Манон Тяжкоступ из клана Смертоносных Секир.

Мальбалор Белоглазый из Клана Костоломов из племени Третьих, король Третьих.

Дьемо Смертоносный из клана Смертоносных, командующий стражей.

Вельтага и Бандилор, гномоненавистники.

 

Четвертые

Гандогар Серебробородый из клана Серебробородых из племени Четвертого, Гоимдила, также именуемых Четвертыми, король Четвертых, Верховный король гномов.

Биланта Узкопалая из клана Серебробородых, сестра Гандогара.

Ингбар Ониксоокий из клана Камневоротов, мастер подъемных механизмов.

Глаимбли Гранатоокий из клана Гранатооких.

Тандибур Шахтогорд из клана Шахтогордов.

Сигдаль Рубиновый из клана Краснокаменных.

Фельдолин Отделочник из клана Аметистовых.

 

Свободные гномы

Брамдаль Мастер Клинка, палач.

Гордислан Молоторукий, король Златоплота.

 

Люди

 

Невероятный Родарио, лицедей.

Фургас, магистр техникус.

Нолик, богач.

Тасия, его супруга.

Геза, очаровательная матрона.

Реймар, работник.

Ламбус, кузнец из Мифурдании.

Гильспан, трактирщик.

Ильгар, подручный.

Лиа, похитительница сокровищ.

Дейфрих, торговец.

Картев, торговец.

Кеа, подручная.

Тамас, строитель.

Ове, строитель.

Мейнарт, капитан ургонской королевской гвардии.

Хакулана, юнкер-копьеносец, предводительница разведывательных отрядов в Идоморе.

Торант, разведчик.

Альваро, командующий лейб-гвардией принца Маллена.

Кордрин, капитан «Волнопляса».

Ретар и Альгин, рыбаки из Вейурна.

Флира, дитя рыбаков.

Ормардин, дитя рыбаков.

Талена, жена рыбака.

Мендар, капитан баркаса.

Ризава, ученица Нудина.

Дергард, ученик Нудина.

Ломостин, ученик Нудина.

 

Принц Маллен фон Идо, правитель королевства Идомор.

Король Ортгер, правитель королевства Ургон.

Король Брурон, правитель королевства Гаурагар.

Королева Умиланта, правительница королевства Сангреин.

Королева Вей Четвертая, правительница королевства Вейурн.

Королева Изика, правительница королевства Ран-Рибастур.

Король Нат, правитель королевства Табаин.

 

Другие

 

Лиутасил, правитель королевства эльфов Аландур.

Рейялин, посланница королевства эльфов.

Эльдрур, посланник королевства эльфов.

Ирдосил, посланник королевства эльфов.

Антамар, посланник королевства эльфов.

Виланоил и Тивалун, эльфы из Аландура.

Эсдалан, барон Йилсборнский из Аландура.

Лимасар, эльфийский воин.

Итемара, эльфийская воительница.

Гуи, кобель.

 

Гронша, орк.

Камдра, воительница убариу.

Флагур, князь убариу.

 

Пролог

 

 

Потаенная Страна, Серые горы, граница королевства Пятых, весна 6234 солнечного цикла

 

Гронша остановился и вслушался в шорохи за удивительно плотной полосой тумана, которую не мог пронзить взгляд его желтых глаз, хотя орк был лучшим разведчиком в войсках князя Ужноца. Точнее, он входил в тройку лучших разведчиков войска. Однако остальные лазутчики авангарда лежали обезглавленные у Каменных Врат.

Орк слышал шаги. Много шагов.

Молниеносно обнажив свой двуручный меч, Гронша приготовился отразить нападение. Отряд чудовищ чувствовал себя в полной безопасности после того, как покинул королевство подземышей через Каменные Врата, бежав от превосходящих по численности врагов. Но, оказалось, бородачи прилипли к ним, словно дерьмо карликов.

Не то чтобы лазутчик боялся коротышек. Черные Воды, кровь Мертвых Земель текла в его жилах и делала бессмертным, если, конечно, ему не отрубят голову.

К сожалению, недомерки слишком хорошо овладели этим искусством, и малый рост не был помехой. Если сталь их клинков не доставала до горла, они сначала нацеливались на ноги. А затем поверженного на колени противника легко обезглавливали.

Разведка орочьего авангарда, забравшись в Северное королевство, неожиданно для себя наткнулась на большое число противников в этом будто бы покинутом жителями крае. Гронша с еще двумя разведчиками отважились отступить в Потусторонние Земли. Может быть, оттуда будет проще вернуться к войску и предупредить князя Ужноца о подземышах, чем прорываться сквозь толпу размахивающих топорами врагов.

В Потусторонних Землях (по крайней мере, так говорили) правил его народ, орки. Пока что он еще ни одного не встретил, но не отказался бы от помощи.

– Прачечная по сравнению с этим – просто рай, – услышал Гронша ворчание одного из подземышей. Разведчику просто необходимо понимать язык врага. – Мне даже кажется, будто этот туман пытается помочь свинорылому.

Орка разозлило, что какое-то хилое создание, которое можно целиком запихнуть в небольшой бочонок, называет его свинорылым. Да, свиньи неплохи на вкус, но внешность у них не из приятных. А он, Гронша, – рослый, почти вдвое выше любого бородача. Лазутчик в ярости напряг свои чудовищные мышцы – и в этот самый миг его доспех царапнул о скалу!

Звук был услышан.

– Ага! – воскликнул подземыш. – Попался!

Как же ты ошибаешься, бородач. Гронша побежал, пытаясь сбить с толку преследователей, но позвякивание доспехов выдавало его с головой. Трудно было сказать, сколько он пробежал и где находится. Или где его преследователи. Орк заметил, что вокруг стало темнее. Пещера? Он прижался к ближайшей стене и попытался услышать звуки, издаваемые подземышами.

– Стойте! – приказал один из коротышек, совсем рядом, и шумно остановился, гремя сапогами. – Вы его еще слышите?

Недомерку никто не ответил.

Гронша злобно ухмыльнулся. Очевидно, подземыши в этом на удивление густом тумане не менее беспомощны, чем он сам. Орк осторожно втянул носом воздух и почуял запах противника, который нельзя было спутать ни с чем. А затем побежал, высоко занеся для удара свой двуручник. Он разрубит его на две части одним ударом.

– Боиндил? – неуверенно переспросил подземыш, услышав его приближение. Маленькая тень гнома вынырнула из тумана, и уверенный в своей победе Гронша нанес удар.

– Смотри-ка! Хоть кто-то меня услышал, – радостно воскликнул подземыш, уклоняясь от удара и в свою очередь пытаясь всадить в противника топор.

Лезвие угодило Гронше в правую ягодицу; чудовище взревело и снова исчезло в тумане.

Нет, так ему сражаться не нравится. Проклятый туман! Лазутчик решил готовиться к отступлению, вместо того чтобы бродить в тумане и надеяться на то, что ему повезет нанести смертельный удар раньше, чем это удастся подземышу.

Рана на заднице быстро затянулась. Черное бессмертие, которого ему дозволено было вкусить, исцеляло его своей силой, хоть рана и была нанесена в неприятное бесславное место. Вполне в духе подлых подземышей. Они ведь всегда уклоняются от честной битвы, прячутся по крепостям и пещерам.

Гронша развернулся и осторожно продолжил свой путь в тумане. Вскоре за спиной его послышался визг умирающего орка, наткнувшегося на подземышей. От этого вопля мороз пошел по коже.

И тут, как раз кстати, из тумана прямо перед ним материализовалась небольшая тень, кто-то стоял к нему спиной.

Недолго думая, орк поднял двуручный меч и ударил сверху прямо по шлему врага. Смерть настигла подземыша настолько быстро, что тот не успел даже рта раскрыть. Кровь брызнула во все стороны.

Но Гронше этого было мало.

– Ты, грязная скальная вошь! Я растерзаю тебя! – Лазутчик рубил труп до тех пор, пока не раскромсал его на мелкие куски. И в приступе ярости совершенно забыл о том, какой невероятный шум производит. Бородатую голову он, хохоча, даже пнул куда-то в туман; это было чем-то вроде мести. Шлем и щит врага он подобрал. Они еще сослужат ему хорошую службу.

И как раз когда орк разглядывал щит, к нему с занесенным топором подскочил еще один гном.

– Сюда! – вопил подземыш. – Он здесь! Все сюда!

– Проклятая личинка, – застонал Гронша, принимая удар на щит. Лезвие скользнуло наискось по краю щита и угодило ему в плечо. Толстый слой жира на доспехах, предназначенный для того, чтобы оружие врага скользило, подвел орка.

Гронша отпрыгнул, но враги, похоже, атаковали со всех сторон. Чудовище помчалось вперед, пока случайно не наткнулось на стену. Гранит был необработанным; острые края сильно повредят доспехи, если кто вздумает скользить вдоль стены.

Открытие это орку помогло мало. Ощущение было такое, что лазутчик ходит по кругу. Странный клубящийся туман, словно живой, не выпускал и, похоже, даже развлекался тем, что держал его в темноте. Надо полагать, что орк вместе с подземышами находятся в какой-то пещере с разветвляющимися ходами.

Рана в плече пульсировала и горела. Черное бессмертие исцеляло очень быстро, но боль была сильна. Орк осторожно взмахнул рукой. Конечность слушалась, как ей и положено. Гронше придется полагаться на нее, поскольку враги все еще живы.

Лазутчик чувствовал их запах, несмотря на влажный, холодный туман, который орк терпеть не мог. И не только потому, что завеса была непроницаема для глаз. Чем глубже чудовище уходило в него, тем меньше слышало; даже собственные доспехи почти не издавали звуков. Гроншу окружала сырая, холодная вата.

В пещерах королевства орков Тоборибор на юго-востоке Потаенной Страны было тепло и приятно сухо, передвигаться по ним было очень удобно. А эта пещера представляла собой полную противоположность. И от этого было жутко.

Лазутчик осторожно, ощупью вдоль стены, пытался отыскать выход. Серая пелена заколыхалась, и орку показалось, что приближается очередной подземыш, чтобы напасть. На этот раз чудовище попалось на удочку миражей и нанесло удар в пустоту.

Наконец Тион и Самузин, боги его народа, сжалились над своим детищем и указали путь: в стене орк разглядел черную дыру.

Как вдруг из холодного и влажного тумана на него выскочил подземыш и нанес удар топором.

– Умри, гадина!

На этот раз Гронша был готов. Он парировал удар и атаковал противника в лицо, да так, что коротышка попятился, выплевывая кровь и зубы, и снова исчез в тумане.

– Ты первый, скальная вошь!

Гронша решил схитрить. Он пригнулся и стал почти такого же роста, как один из подземышей, надел на голову испорченный шлем мертвеца и поднял его меч. Качаясь то вправо, то влево, он изменил голос и стал издавать булькающие звуки.

– Помогите! Он меня ранил! – Он стонал и взвизгивал. – Во имя Враккаса, помоги мне…

– Бендагар? Он ранил тебя?

– Моя нога, – громко причитал Гронша, с трудом сдерживаясь. Нельзя смеяться, пока нельзя.

– Держись! – услышал он обеспокоенный голос подземыша. – Я уже рядом, – в тумане проступили очертания. – Осторожно, и веди себя потише. Один из свинорылых бродит где-то рядом. Он…

Гронша не стал дожидаться. Он с силой выбросил вперед руку с двуручным мечом, пробил клинком кольчугу и вонзил его подземышу в живот.

– Да что ты говоришь, бородач, – злобно рассмеялся он, проворачивая клинок. Застонав, недомерок попытался ударить его, но Гронша принял топор на рукоять и выбил его из рук умирающего. – Грызи свое собственное оружие, – рыкнул он, нанося удар прямо в бородатое лицо.

Подземыш опрокинулся и погрузился в непроницаемую серость. На этот раз навсегда.

Гронша перепрыгнул через то место, где, по его мнению, упало тело, и помчался по окутанной дымкой штольне, которая должна была увести его прочь от врагов.

Это был путь в неизвестность, совершенно несопоставимый с обычной разведкой, к которой он привык.

Чудовище охватило беспокойство. Я в Потусторонних Землях, подумал орк, содрогаясь непонятно от чего.

В Тобориборе ходили легенды об обширных землях под владычеством орков. Одно из таких орочьих королевств было, по слухам, размером со всю Потаенную Страну, а орков там обитало больше, чем звезд на небе.

Легенды эти лазутчик считал преувеличением. И тем не менее в Потусторонних Землях должны быть орки. Много тысяч солнечных циклов тому назад состоялось первое и доселе единственное успешное нападение извне на страну за горами.

Бесспорно, прорыв сквозь Северные врата – исключительная заслуга его народа. Каждый из потомков знал легенду о славном набеге, принесшем победу над подземышами. Только орки обладали необходимой для этого силой, выдержкой и мужеством. Цикл за циклом праздновали это событие в Тобориборе.

С каким удовольствием отметил бы Гронша следующий праздник в завоеванном королевстве подземышей! Лучше всего с отрубленной головой одного из коротышек, чтобы поиграть в «кто дальше бросит», как было заведено на празднике победы в память о вторжении в Потаенную Страну. На этих торжествах обычно столы ломились от еды, и в этом цикле он наверняка бы выиграл соревнования по отрыжке. Но вместо этого он пробивается в Потусторонние Земли, молясь о помощи. Гронша родился в пещерах Тоборибора и ничего не знал о землях своих предков. Как и остальные орки в Тобориборе.

Но Гронша надеялся встретить не только орков, но и огров, троллей, альвов и других существ, поклонявшихся Самузину и Тиону.

– Какие были времена, – раздраженно бормотал лазутчик. Со времен поражения союзника-мага Нод’онна для него настали дурные времена: бегство от армии краснокровок, скитания на чужбине и князь – слабый и несправедливый.

Пока что он не отваживался выступить против Ужноца, убить его и захватить власть. Другие, более опытные, попробуют раньше, он чувствовал это. Тот, кто победит, станет князем сам – так было заведено у его народа. Власть доставалась самому сильному. Поэтому лучше подождать… Подождать подходящей возможности…

Идеальным в его положении было бессмертие, которое даровали Черные Воды. Однако бессмертие без власти – все равно что кости без плоти.

План Гронши изменялся по мере того, как он уходил все дальше и чем больше светлел туман.

– А зачем, собственно, возвращаться и идти за Ужноцем? – спросил он пространство вокруг, и слова его глухо отразились от стен пещеры. Поблескивающие лишайники и мхи давали достаточно света для его чувствительных глаз. Теперь он видел почти так же хорошо, как ясным днем. Уверенность в себе возросла. – Я тоже вполне гожусь в князья.

Может быть, ему удастся собрать в Потусторонних Землях небольшое войско и заставить его атаковать Каменные Врата. Ему с отрядом удалось повредить массивные гранитные ворота незадолго до бегства, быстро подземышам запереть их не удастся. Нужно поскорее найти союзников и нападать, пока подземыши не устранили неполадки.

Гронша оскалился. Он, бессмертный орк, сам позаботится о крепости подземышей! Все, что ему нужно, это соратники. В этом вопросе он не будет разборчив. Сгодится почти всякий, кто может держать оружие в руках. Теперь сомнений не осталось: чтобы одинокий орк отправился в Потусторонние Земли, – пожелал Тион.

Глаза его обнаружили знак на стене пещеры. То была руна, украшенная витиеватым орнаментом, чужая и в то же время удивительно… гномья! У остроухих форма была не та…

– Неужели эти бородатые оспины есть и по эту сторону? – процедил Гронша. Понять, когда был обработан камень – совсем недавно или сотни солнечных циклов тому назад, – чудовище не могло. Следовало быть осторожным.

Орк побежал дальше по коридору, который вскоре разветвился в нескольких направлениях. После недолгих колебаний лазутчик выбрал то, откуда веяло теплым воздухом.

Вскоре Гронша наткнулся еще на одну развилку, от которой уводила дюжина коридоров. Лазутчик находился в самом начале лабиринта. Он пометил выбранный коридор большой орочьей руной, двумя вертикальными штрихами с двумя точками посредине, которую нацарапал на скале, и прошел еще немного. Затем ему снова пришлось решать, куда сворачивать. Так повторилось восемь раз.

Стояла мертвая тишь.

Теперь Гронша шел абсолютно беззвучно; жир на его доспехах, похоже, стал стекать в прорези и смазывать трущиеся друг о друга части лат. С потолка не свалился ни единый, даже самый крошечный камешек, не капала вода. В Потусторонних Землях не было звуков, не было жизни. Ничего, кроме него и коридоров, которые то становились высокими и широкими, словно дверь сарая, то маленькими и узкими, как человеческие женщины.

Его охватил ужас.

От страха Гронша начал потеть. Вскоре он заметил тысячи теней, окружавших его со всех сторон, затем подумал, что его собственная тень движется сама по себе. А еще через пару шагов он был бы рад даже предсмертному крику другого орка. Тогда он, по крайней мере, услышал бы хоть что-то.

Наконец лазутчик рванул с места, не зная, от чего спасается и куда направляется. Орк хотел убежать от беззвучия, он несся наугад, забыв при этом помечать дорогу. Усталость, время – все это уже не имело значения.

В какой-то миг штольня закончилась пещерой.

Запыхавшийся Гронша замер в проеме, в левом боку кололо от долгого бега. Пещера была на вид шагов сорок в длину и наверняка более сотни шагов в высоту. Через дыры в потолке отвесно падали вниз солнечные лучи, толщиной со столб дерева. Казалось, будто они образуют колонны из света, на которых держится потолок. Свет пронизывал черноту, вырывая небольшие бледные пятна на полу.

Лазутчик споткнулся. То были кости… кости горами громоздились повсюду. Орочьи кости!

Либо он нашел могильник, в котором гнили останки трусов, сваленные туда без церемоний и уважения, либо в пещерах и коридорах жило что-то, предпочитающее его народ в качестве ужина.

Гронша сделал несколько осторожных шагов вглубь зала, опустился на колени и пошевелил мечом освещенную груду костей.

Орк заметил следы лезвия. Кто-то позаботился соскоблить мясо; более крупные кости были сломаны, чтобы добраться до костного мозга. Черепа были нетронуты. Если он прав хотя бы отчасти, то останки были довольно свежими.

Гронша вздохнул и принюхался. Вполне возможно, что подземыши в буквальном смысле меньшее из зол.

Лазутчик помчался дальше, прямо через пещеру, по необъяснимой причине стараясь избегать выхваченных светом пятен и солнечных колонн. Перебравшись на противоположную сторону, орк оказался в другой штольне и направился по ней; в животе урчало. От долгого бега орк проголодался.

Хорошее обоняние предупредило Гроншу.

Знакомый запах подсказал ему, что поблизости находятся его сородичи, несмотря на то что он не видел их и не слышал. Орк с удивлением обнаружил, что запаха прогорклого жира он не уловил.

А затем в конце коридора он увидел отблеск огня.

Поскольку Гронше не улыбалась перспектива быть нашпигованным стрелами чрезмерно усердных стражей, он решил не прятаться.

– Хо! – крикнул он в штольню, и скала эхом отразила его сильный, низкий голос. – Я орк! Из Тоборибора! Мне нужна ваша помощь в борьбе против подземышей, братья!

В коридоре возникли два высоких широкоплечих существа, застилая свет пламени. Знакомый запах усилился, тени двинулись по направлению к лазутчику. Он еще не различал деталей, но что касалось роста, то орки из Потусторонних Земель ничем не уступали своим сородичам с юга.

Сородичи шли к нему, опустив в землю копья с устрашающими крючьями на конце. Гронша прикинул, что тонкий металлический крюк может запросто сорваться и остаться в теле жертвы. Оружие внушало уважение.

К двум существам присоединился третий с потайным фонарем. Он направил его свет прямо на гостя.

Вскоре троица замерла перед ним. Один оказался самочкой, что удивило Гроншу. Множество колец в ушах и необычайно узкий нос сразу же пробудили в лазутчике желание, но орк был удивлен, потому что она присоединилась к сословию воинов. В Тобориборе такого сроду не бывало. Самки должны были заботиться об отпрысках и еде. И о воинах вроде него тоже.

– Опусти руки, – приказала ему орчиха охрипшим от дыма голосом. Острие копья коснулось горла Гронши, подталкивая орка к стене. – Стой так. Брат, – оба орка заржали.

Гронша дивился доспехам и шлемам сородичей. Они и вправду отказались от спасительной смазки на латах! Так им ни одного боя не выиграть. Глупо облегчать задачу противнику. И вообще какие-то они чистые. По крайней мере, гораздо, гораздо чище, чем он. Нездоровая чистота какая-то.

В лазутчике проснулась зависть. Вне всякого сомнения, доспехи сделаны в орочьей кузне. Добротность металла и работы многократно превосходила изделия лучших мастеров князя Ужноца. Может быть, поэтому они отказались от жира?

– Я Гронша. Отведите меня к своему князю, – повелительным тоном потребовал лазутчик, расправляя плечи. – Может статься, что меня преследуют. И вам лучше быть начеку.

Самочка зыркнула в коридор, из которого пришел гость, и послала воинов посмотреть, что да как.

– Ты сказал, ты из… откуда?

– Тоборибор.

– Тоборибор? – Она даже не смотрела на него, наблюдая за происходящим в штольне. – Что это такое?

Что это такое? – возмущенно и в то же время удивленно хрюкнул Гронша. – Это могущественное королевство орков, далеко на юге Потаенной Страны.

Наконец-то орчиха удостоила его взгляда. Выражение ее розовых глаз представляло нечто среднее между равнодушием и насмешкой.

– Королевство орков? Это же прекрасная новость. Но если оно расположено на юге, то что ты делаешь на севере? – Она говорила с неприятным акцентом, слишком отчетливо, слишком подчеркнуто. Точнее сказать, высокомерно. – Ты заблудился?

– Я командую войсками князя Ужноца, который правит в Тобориборе. Я пришел сюда в поисках друзей, которые помогли бы нам в борьбе против подземышей… – немного приврал он, и по ее лицу было видно, что орчиха его не понимает. – Ты не знаешь, кто такие подземыши?. – Это усложняло задачу. – Значит, вас благословили Тион и Самузин, раз у вас нет этой чумы с топорами, – засопел он. Поднял руку на уровень бедра. – Вот такого роста, если без шлема. Мы называем их бородачами и скальными вшами, а чаще всего…

– А, конечно. Знаю я их, – перебила она его. Оба орка, которых послали проверить штольню, возвращались и махали руками, давая отбой. Его никто не преследовал. – Мы называем их иначе. Странно, что один из наших братьев, – похоже, орчиху забавляло это слово, поэтому она подчеркнула его, – отправился в путь и пришел в Фон Гала.

– Куда? – переспросил Гронша.

– Сюда.

– А, в Потусторонние Земли, – произнес он. – Мы называем их так.

– Добро пожаловать, – она оскалилась, обнажив ровные и крепкие клыки.

Она нравилась Гронше. Он хотел ее. Когда крепость будет завоевана, он возьмет ее себе в жены, и она родит ему много детей. Наверняка у нее еще не было такого мужа, как он. Он объездит ее и научит вести себя так, как подобает женщине.

– Можешь идти за мной, Гронша. Я отведу тебя к нашему князю. Он обрадуется, услышав о Тобориборе, – она наконец убрала копье от горла лазутчика и указала на освещенный выход из штольни. – После тебя. Брат, – орки снова рассмеялись.

Они оказались в обширной пещере, частично естественного, частично искусственного происхождения. Сотня шагов в ширину и две сотни в длину, высотой с самую высокую башню Каменных Врат. По дну ее протекал небольшой ручей, вдоль которого справа и слева были разбиты черные пятиугольные шатры. В воздухе витали различные запахи: на слабом огне жарилась пища, где-то варили пиво, в железных креплениях горели угли, раскаляя их докрасна.

Гронша удивился: он не ощущал неповторимого аромата своих соотечественников, пряной смеси величия, силы и превосходства, который краснокровки называли «вонью». Должно быть, братья и сестры Потусторонних Земель стоят здесь лагерем совсем недавно.

Он не сумел сдержать ухмылки. Если прикинуть число собравшихся в пещере орков, то получалось по меньшей мере две тысячи. По меньшей мере! С таким войском он уничтожит подземышей.

Его проводница указала на самый большой шатер.

– Туда.

Они вместе пересекли лагерь, сопровождаемые взглядами множества любопытствующих орков. Гронша изо всех сил старался произвести впечатление. Он слегка расставил руки, будто мощные мышцы не позволяют прижать их к корпусу, выпятил грудь, оскалил зубы и то и дело вращал глазами.

– Я привела князю фоттора, – крикнула орчиха, пребывавшая, очевидно, в хорошем расположении духа. – Он прибыл из королевства орков, из далекой страны, – окружающие зашептались, при этом удивленно зыркая на чужака. По крайней мере, именно такими показались ему взгляды сородичей.

– Что такое «фоттор»? – поинтересовался он, не переставая жеманничать. Две самочки бросали на лазутчика сладострастные взгляды, и он засопел так громко, как только мог, чтобы произвести на них еще большее впечатление.

– Так мы называем подобных тебе. На нашем языке это знак отличия.

Гронша поднял широкий подбородок. Знаки отличия – это хорошо.

Когда они оказались перед входом, орчиха схватила его за руку.

– Будь вежлив, Гронша. Может статься, что наши манеры отличаются от ваших, – затем она подтолкнула его ко входу и последовала за ним.

Орк оказался в освещенном множеством огней шатре. В четырех шагах от него на пестрых коврах лежал, удобно устроившись, красивый орк и ел. Он был укутан в плащ из черного шелка, какие обычно носят краснокровки. На деревянных стойках за его спиной находилась коллекция оружия, которого хватило бы на то, чтобы снарядить небольшое войско. На пальцах хозяина палатки сверкали золотые украшения.

Князь был, пожалуй, самым крупным орком, которого когда-либо доводилось видеть Гронше. Лазутчик по сравнению с ним казался подростком. Широкое лицо с высоким, покатым лбом украшали тонкие усы; черные волосы были заплетены в косу. Заинтересовавшись, князь прервал трапезу.

– Камдра, любовь моя, что это ты привела?

– Светлейший князь Флагур, – сказала орчиха, кланяясь предводителю, и Гронша поспешно согнулся в спине. – Я привела подарок, ваша светлость. – Она подтолкнула гостя вперед. – Его зовут Гронша. Понимать очень трудно. Дегенерат, ваша светлость. Но он что-то бормотал о королевстве орков.

Флагур выпрямился, положил одну руку на колено, второй сделал вошедшим знак приблизиться.

– Хорошо. Гронша. – Задумчиво повторил он, смакуя звук. – Да, ему подходит, – взгляд его розовых глаз был гораздо строже, чем у самочки.

Тем временем Гронша оправился от первого шока, хотя ему было очень тяжело выносить запах каких-то незнакомых эссенций, бродивших в стенах шатра. Духи, чистота, странный язык… Эти орки вели себя очень необычно, и вообще, и по отношению к нему. Его гордость пробудилась, он выпрямился.

– Я не вещь. И уж точно не дег… дег…

– Дегенерат? – подсказал ему необычное слово Флагур.

Гронша сделал шаг вперед, гордость подогревала ярость, заставляя его кипеть от гнева.

– Князь Флагур, окажи мне… – Жгучая боль пронзила его шею. Зашипев, он обернулся и увидел Камдру. На острие ее копья осталась его кровь. – Ты…

– Нет, ты будешь говорить князю «вы» и «ваша светлость», как подобает, – она держала копье наготове. – Я научу тебя нашим обычаям, фоттор.

Он зарычал на нее, притворившись, что смирился. Теперь он точно возьмет ее в жены, сломит ее волю и сделает рабыней. Он обернулся к ожидавшему Флагуру.

– Окажите мне поддержку! – повторил он. – Мы должны атаковать крепость подземышей…

– Он имеет в виду убариу, ваша светлость, – перевела Камдра.

– Наших?

– Нет, других убариу, ваша светлость. – В голосе орчихи звучало неприкрытое веселье. – Очевидно, они есть и в землях по ту сторону гор. Но, похоже, не имеют никакого отношения к фотторам.

Флагур кивнул, вдруг придя в доброе расположение духа.

– Скоро мы выясним это подробнее, – он кивнул Гронше. – А ты расскажешь мне о своем королевстве орков.

И Гронша стал рассказывать. Он поведал о Тобориборе, о пещерах, о войске князя Ужноца, укреплении подземышей у Каменных Врат, которое так легко захватить, и об усталом войске людей и эльфов.

Лазутчик попросил принести бумагу и уголь и намалевал грубую карту. Чернила и перо, которые лежали рядом на подносе, Гронша оставил там, где они были, ведь своими неуклюжими лапами он еще, чего доброго, сломает тоненький стержень и кляксы посадит.

– Потаенная Страна – легкая добыча, князь Флагур, – разливался соловьем орк. – Я очень хорошо там ориентируюсь. Дайте мне своих сильнейших воинов – и я завоюю крепость подземышей, – копье снова вонзилось в шею, и Гронша поспешил выкрикнуть «ваша светлость». О, он сломает сопротивление Камдры!

– Чтобы подарить ее твоему князю? – рассмеялся ему в лицо Флагур. – Нет, ни в коем случае.

Гронша наклонился вперед; кровь стекала по спине под доспехами.

– Нет. Я подумал, что вы можете стать новым князем всех орков. Подумайте: более чем пять тысяч дополнительных солдат! Ваших солдат, ваша светлость…

Глаза князя сузились.

– А почему они пойдут за мной?

– Потому что вас поддержу я.

Флагур расхохотался. Его буквально разрывало от презрительного хохота, и Камдра вторила ему. Она даже забыла уколоть Гроншу за забытый титул.

– Заманчиво, – прорычал князь. – Скажи, как ты собираешься добиться того, что они пойдут за новым господином? Затуманишь их разум? Это не под силу даже моему лучшему мастеру рун. Пять тысяч – это много.

Гронша удивленно молчал.

– Мастер рун? – переспросил он.

Камдра задумалась.

– Мастер рун повелевает невидимыми силами, – она пыталась помочь ему понять непривычные слова. – Тебе этого не понять, фоттор.

Гронша очень хорошо все понял. Он имел дело с орками, среди которых был маг. Собственный маг!

Теперь было абсолютно очевидно, что с их помощью лазутчик станет повелителем Потаенной Страны. Но для этого нужно сначала стать повелителем этого странного племени.

План Гронши был прост, но действенен: при первой попавшейся возможности он убьет Флагура и, согласно обычаю, провозгласит себя новым князем. Никто более не станет сомневаться в его превосходстве, если он победит этого гигантского орка.

– Ваша светлость, вы дадите мне своих воинов или нет? – с нажимом в голосе повторил гость свой вопрос.

Только было успокоившегося Флагура охватил новый приступ хохота, и он внезапно, с трудом переводя дыхание, свалился на ковры и подушки.

Только этого и ждал Гронша. Он бросился вперед, выхватывая кинжал; острие было нацелено точно в грудь князя.

Все еще хохоча, Флагур молниеносно выбросил руку назад, схватил короткий меч и ударил нападавшего.

Тычок в грудь был грубым.

Гронша отлетел на полшага и упал на ложе рядом с Флагуром, клинок разрубил доспехи и плоть под ними; темно-зеленая кровь орка мгновенно полилась рекой.

– Я знал, что он попытается, – усмехнулся князь, отирая оружие об одежду убитого. – Классическая линия поведения. Чистая сила. Больше они ничего не знают.

На всякий случай Камдра ткнула Гроншу копьем в спину, зацепила доспех за крюк и потащила труп к выходу.

– Ваша светлость были блистательны, как всегда, – кланяясь, сказала орчиха.

Но Гронша вовсе не был мертв. Он рубанул кинжалом за спиной, раздробил древко копья и вскочил на ноги. Зияющая рана в груди закрылась, кровь Мертвых Земель сделала свое дело.

Лазутчик метнул кинжал в Камдру и угодил в левое плечо. В три шага он очутился рядом с Флагуром. Затем выхватил со стойки один из мечей и вытянул руку вперед. Князь нанес удар коротким мечом, и в доказательство своего безграничного превосходства Гронша позволил ему ранить себя в предплечье.

Порез был глубоким и болезненным, очень болезненным, но он затянулся на глазах Флагура. Этого и добивался Гронша.

– Смотри, что могу я! – Хрюкнув, он обернулся к Камдре. – Ну, что? Вынь мой кинжал из плеча и сделай как я, если можешь.

Флагур перекатился через плечо по коврам к оружейной стойке и выбрал моргенштерн вдобавок к короткому мечу.

– Маленькая тайна, – восхищенно прорычал он, и его розовые глаза заблестели. – Ты ведь не бессмертный, правда?

– Бессмертный, – от волнения Гронша взял слишком высокий тон, слишком громкий. Один, два удара – и он сам сделает себя князем. – В отличие от тебя!

Его противник усмехнулся, словно хищный зверь.

– Давай проверим.

Он атаковал Флагура, отскочившего в сторону и решившего ударить его моргенштерном в спину. Гронша угадал движение, поднырнул под оружие и вонзил своему противнику меч в живот по самую рукоять.

– Умри! – радостно вскрикнул он. – Я новый повелитель!

Радость орка была недолгой, она угасла, когда Флагур отбросил в сторону меч и сжал горло противника обеими руками. Князь медленно поднял противника вверх на вытянутых руках, к самому пологу шатра. Меч в теле нисколько не мешал гиганту.

Гронша извивался, пытаясь ослабить хватку. Его враг ведь должен был кричать от боли, а этот даже не дрогнул.

– Давайте договоримся, ваша светлость, – прохрипел лазутчик, страшась смерти и понимая, что своими силами ему не вырваться из этих тисков. Он нащупал флягу на поясе. – Князь, вот где моя тайна. Черное бессмертие!

Пальцы продолжали сжиматься, позвонки возмущенно трещали.

Гронша бросил флягу на пол.

– Во имя темноты Тиона, возьмите ее! Возьмите, но оставьте меня в живых! – пищал он. – Я хочу… – Голос его прервался, воздуха не хватило.

И вдруг его позвоночник сломался под огромным давлением. Жизнь Гронши, последнего разведчика авангарда князя Ужноца, растаяла в сильных руках Флагура.

Князь презрительно швырнул труп на землю.

– Камдра, приведи целителя и мастера рун, – твердым голосом сказал он, осторожно усаживаясь и следя за тем, чтобы меч не вонзился в подушку за его спиной и не зацепился. Только теперь он позволил себе проявить слабость и скривился. Желание убивать и сражаться угасло.

– Что с ним, ваша светлость? – поинтересовалась Камдра, указывая на тело.

Флагур осторожно поднял короткий меч, срезал полоску кожи с бедра окончательно умершего Гронши и опустил ее в миску с водой, чтобы отмыть от грязи. Затем положил ее в рот и пожевал. Аромат был удивительный.

– На вкус отлично, – объявил он, приглашая ее тоже взять себе мяса.

Камдра попробовала, и глаза ее расширились от удивления.

– Никогда бы не предположила. От него так воняло, что я подумала, нам придется отмачивать его мясо лун семь, – она с поклоном удалилась, чтобы привести к князю других слуг.

– Подожди, – крикнул он ей вдогонку. – Пошли убариу весть о том, что у нас новости. Им будет очень интересно узнать о событиях в Потаенной Стране, – орчиха кивнула и вышла.

Флагур не удержался и съел еще кусочек собственноручно забитой «дичи». С такой добычей Потаенная Страна становилась для него и его свиты очень привлекательной.

Он протянул руку к фляге, открыл ее и понюхал. Воняло ужасно, до рези в глазах. Он с отвращением вылил содержимое в мусорное ведро, сосуд полетел следом.

Меч в животе причинял ему ужасные мучения, но он справится. Он верил в поддержку своего бога Убара, создателя его народа.

Постепенно мир вокруг него начал расплываться. Его розовые глаза обратились ко входу в шатер, где уже маячили несколько темных силуэтов, приближаясь к нему. Чей-то голос прошептал ему на ухо:

– Ваша светлость, мы начинаем. Крепитесь, и да поможет вам Убар.

– Поможет, – выдавил Флагур, почти теряя сознание и напрягая мышцы. – Давайте скорее.

 

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.