Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Принцип этнографичности



В российской методике обучения иностранным язы­кам термин и понятие «коммуникативно-ориентирован­ной этнографии» был введен В.В. Сафоновой (Сафонова, 1992, с. 8.). Она рассматривает коммуникативно ориенти­рованную и дидактически приемлемую этнографию как часть языковой дидактики (Сафонова, 1996, с. 11) и пред­ставляет общий обзор развития этнографии коммуника­ции (Сафонова, 1996, с. 13). В зарубежной методике этот принцип наиболее активно отстаивался М. Байрамом и его соавторами. Целью этнографического принципа про­возглашалась «способность узнав'ать» — «ways of knowing» (Byram, 1989, p. 6).

Теоретическим обоснованием принципа этнографич­ности может служить классическая теория речевой дея­тельности Л.С. Выготского, согласно которой интерпси­хические категории, основанные на наблюдении за ин­теракциями, предшествуют интрапсихическим, т. е. внут­ренним, категориям (Выготский, 1983, с. 145; Выготский, 1956). Это означает, что значение действия сначала уста­навливается на основе наблюдения за повторяемым дей­ствием, затем верифицируется посредством собственной деятельности, а лишь затем переходит в область когни­тивных представлений индивида.

В эмпирическом плане, применительно к потребнос­тям установления культурно-обусловленных значений, принцип этнографичности, т. е. опытного установления


значений слов, поступков, событий, продиктован объек­тивной необходимостью.

Во-первых, даже при интенсивном и всеобъемлющем, с точки зрения учебного процесса, изучении и «пережи­вании» культуры изучаемого языка, невозможно выра­ботать у обучающихся навыки реакции на все возможные жизненные ситуации. Это положение имеет принципи­альный характер, поскольку ранее многие модели МКК носили статический характер и призывали разработать стратегию общения, которая представляет собой рекомен­дации относительно того, как себя вести, чтобы достичь той или иной цели (Фурманова, 1994, с. 176). В реальной действительности нашего времени в постоянно меняю­щихся условиях общения невозможно снабдить обучаю­щихся исчерпывающим набором стратегий достижения поставленных целей. Следовательно, преподаватели «должны сосредоточиться на экипировании обучаемых средствами оценки и анализа любых культурных практик и значений, с которыми они сталкиваются» (Вуrат, 1997, р. 18-19). Такое положение до некоторой степени проти­воречит традиционному подходу к страноведению, целью которого являлось обеспечение обучающегося как мож­но большей информацией о стране изучаемого языка, в основном о политическом устройстве страны, ее тради­циях, праздниках и т. д. Замена названного подхода на подход, который концентрируется на процессах и мето­дах анализа социальных явлений, вызвана необходимос­тью обеспечить обучающихся критически важными ин­струментами познания и понимания собственной и дру­гих культур (ibid.,р. 19).

Во-вторых, как уже отмечалось в работе ранее, англий­ский все больше используется в качестве ЯМО (lingua franca). Это означает, что российские граждане, изучив­шие английский язык, с большой степенью вероятности будут применять его в общении с индивидами, которые не являются носителями англоязычных культур. В подоб­ных ситуациях обучающиеся не могут приобрести знания о национальной идентичности и культурах всех, с кем они


могут иметь контакт. В таком случае введение в культуру страны изучаемого языка может служить в качестве при­мера, но оно должно комбинироваться с овладением обу­чающимися методами, с помощью которых они могут справиться с другими ситуациями. В положении исполь­зования lingua franca этнографический подход к установ­лению культурных ценностей собеседников просто жиз­ненно необходим.

В нашем толковании этнографический принцип не означает полноценного этнографического описания, а представляет собой совокупность этнографических при­емов, необходимых для установления значения событий или явлений в эмических терминах, т. е. изнутри, с точки зрения тех, кто в них участвует (в противоположность значению, которое может приписывать наблюдатель, ис­пользуя собственную культуру как систему координат) {Erickson, 1996).

Такие техники включают: отстраненное наблюдение, когда студент-исследователь не участвует в событиях; во­влеченное наблюдение, когда студент одновременно яв­ляется участником событий и исследователем их значе­ния; интервьюирование; анкетирование; сбор фактов (документирование). Этнографическое исследование носит циклический характер. Сначала посредством на­званных техник собирается информация, затем на осно­ве ее анализа формулируется гипотеза относительно воз­можного значения, затем эта гипотеза проверяется на практике в ходе последующего сбора информации (Davis, Henze, 1998, p. 404). Особое внимание при осуществле­нии этнографического подхода к изучению культурно-обусловленных значений имеют два взаимосвязанных момента:

1) исследователь должен понимать, что он не является
объективным наблюдателем, но привносит в наблю­
даемое собственную точку зрения;

2) для минимизации субъективной оценки исследуемых
явлений необходимо описательное наблюдение, кото­
рое изначально не ранжирует наблюдаемые факты по


какому бы то ни было критерию, но рассматривает их как равноправные. Установление их иерархиче­ской или другой зависимости, их значения возможно лишь при многократном повторении, позволяющем дифференцировать постоянные компоненты и ситу­ативно привносимые и верифицировать гипотезы по­средством опыта. Способность такого наблюдения иногда называется «визуальной компетенцией» (Ball, 1998, р. 179). Преимущества этнографического подхода:

1. В условиях соизучения иностранного языка и куль­
туры представление культурных ценностей неминуемо
идет через посредство доминирующей культуры, отража­
емой изучаемым языком. При этнографическом подходе
в условиях использования некоторого языка как средства
международного общения участники акта общения не
нагружены стереотипами доминирующей культуры и
имеют возможность установления уникального значения
конкретного события, развивая свои представления о не­
которой культуре индуктивным путем.

2. Этнографический подход позволяет обучающимся
преодолеть дедуктивный подход при наблюдении прояв­
лений культуры изучаемого языка и индивидуализиро­
вать значение происходящего, соизмерив его с личностя­
ми участников и реальными обстоятельствами. Таким
образом обучающиеся вырабатывают готовность к вос­
приятию не встречавшихся в их практике (включая прак­
тику обучения) и непредвиденных обстоятельств.

3. Этнографический подход, идентифицируя способы
воплощения культурных практик и ценностей, обращает
обучающихся к собственной культуре и помогает лучше
и глубже понять ее, а значит и собственную личность.

Этнографические умения — это тот критический мо­мент, который перемещает языковую личность в новую категорию, в категорию медиатора культур, который, в идеале, обладает преимуществами не только перед дру­гими изучающими иностранный язык, но лишенными подобных умений, а значит вынужденными либо ими-


тировать носителей, либо идти с ними на конфликт, дей­ствуя сообразно собственным культурным нормам, но и перед носителями языка.

Трудности применения принципа этнографичности заключаются в том, что обучаемые должны владеть тех­никами этнографического наблюдения, интервьюирова­ния, постулирования значений и их верификации, а это специфические умения, которыми преподаватель ино­странного языка, получивший традиционное лингвисти­ческое и методическое образование, не владеет (Вугат, Esarte-Sarries, 1991, р. 10-11).

В связи с этим необходимо отметить, что при обуче­нии иностранным языкам не ставится цель овладения обучающимися такой областью знания, как социальная антропология (Barro, Jordan, Roberst, 1998, p. 97). В со­временных условиях постоянно изменяющегося мира владение этнографическими техниками наряду с откры­тостью мышления и способностью к эмпатическому вос­приятию обеспечит достижение глобальной цели обуче­ния иностранным языкам, заключающейся в том, чтобы воспитать у студентов желание и снабдить их инструмен­тарием, позволяющим продолжать обучение за преде­лами учебного заведения (Stryker, Leaver, 1997, p. 3). Не­которые примеры конкретного воплощения этнографи­ческого принципа приведены в разделе, посвященном экспериментальному обучению (см. также Вуrат, Morgan, 1994, р. 110-111).




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.