Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Доставали тут трое царей, 4 страница



Живы будут до тысячи лет,

Здоровы будут весь год;

На поле том белая пшеница,

На лозе той белый виноград,

В домах белое сукно,

В саду том красные яблоки,

Красные яблоки и айва:

Кто ест чистый 31 хлеб,

Кто пьёт алое вино,

Кто ест красные яблоки,

Красные яблоки и айву,

Тебе, Боже, хвалу славят,

Тебе они песни поют.

Силён ты, Боже, всемогущ,

Какое тебе, Боже, пожелание,

Делаешь, Боже, не раздумываешь,

Не раздумываешь, не медлишь.

 

Дети возвращались в дом, где был старец, а девушки запевали следующую песню:

 

ПЕСНЯ 14.

 

Царь, царь, государь,

Что сидишь во дворце,

И не ходишь в тот лес,

Чтоб вскинуть правую руку,

Да вскинуть её высоко,

Высоко до самого неба,

Бога хвалой прославить.

Позвала Жива Юда,

Жива Юда самувила,

Позвала его из леса,

Из леса от Белины:

Где ты, царь, где ты?

В лесу был Сурва Бог,

Сурва Бог и Сурица.

Лила, сама наливала,

Лила сама белую воду,

Белую воду, ясную воду,

В златую чашу, в кувшин,

Да Богу службу сослужила,

Испил Бог белую воду,

Белую воду, ясную воду,

Испил её Бог и напился.

Затряслась его правая рука,

Затряслась рука безрассудно,

Налилась златая чаша,

Налилась и пролилась,

Да тёплая вода на град,

На твой град и на дворец,

На дворец, на поле то,

На поле то, на ниву ту,

На ниву ту, на лозу ту,

На лозу ту, на сад тот,

Живи, царь, до тысячи лет,

Здравствуй, царь, всю годину.

 

Когда девушки пели горную песню, старец уводил девушек и отправлял их в лес, где девушки запевали дольную песню, в которой вместе со старцем славили Бога:

 

ПЕСНЯ 15.

 

Ой, Боже ты, Сурва ты,

Ой, Сурва ты и Сурица!

Где ты, Боже, на небе том,

Прищурь, Боже, правое око,

Да ты увидишь и узреешь.

Славили и хвалили нашего царя.

Вскинул он правую руку,

Вскинул её высоко,

Высоко до самого неба,

Да тебя хвалил и славил.

Прыснул царю белой воды,

Белой воды, ясной воды,

Прыснул ему на дворец,

На дворец, да на поле то,

На поле то, да на ниву.

Отозвался младой царь,

Да речь такую говорит:

«Ой, Боже ты, Сурва Боже!

Придёшь, Боже на землю,

На землю в тот лес,

В тот лес к Белине,

Тогда будет наш праздник,

Праздник наш, Суров день,

Суров день, Сурвака день,

Да прыснул бы белую воду,

Белую воду ясную воду:

Да тебя с молитвой просим,

Чтоб пришёл до годовщины,

Пусть блеснет ясное солнце,

И с солнцем придёт праздник,

Да тебе, Боже, требу кладём,

Требу кладём девять овнов,

Девять овнов мохнатых,

Все мохнатые и рогатые».

 

Первая Юда: была Богиня на небе; её обязанностью было извещать на царском празднике, кто придёт и когда будет.

Белита: значит светлая, когда сам не мог жениться, те к ней ходил, а другие не ходили.

Не убираешь: значит не приготовишься.

Чёрный Бог: он насылал всякое зло на людей; за время, когда была Чёрная година береглись от всякого зла, работали, стараясь чтоб он не разгневался.

Сура Ламица: было особенное имя Чёрного Бога; когда был злой, то изображали как Ламию с девятью головами и хвостами.

Черница: значит худая

Хилница: тысяча лет.

Уродица: когда собиралось много родовичей.

Белые ветки: ветки светлые.

Сухарци: сухие ветки, хворост.

Расеницы: веровали, что эти Юды пришли на землю и прыскали некую воду, которая причиняла посевам много вреда.

Расет: значит прыскает.

Прозебали: значит пропускали.

Сурова: значит здоровая.

Дриничева: ветка от кизила.

Сурица: Бог здоровья (ещё напиток).

Сурва: Бог на год.

Белина: наши деды веровали, что она была на краю земли, куда собирались Боги и гостевали.

Белина: значит Божия.

Руица: значит айва.

 

 

НА СУРОВ ПРАЗДНИК

(От другого певца)

 

ПЕСНЯ 1.

 

Сива, Сурва стал сивее!

Сидел Сива на вершине,

На вершине, на зеленой горе,

Где был златой колодец,

Из воды сильный огонь,

Сильный огонь до неба,

У огня наша Жива Юда,

Как тут Юда приоделась,

Приоделась, нарядилась,

Платье у неё позлаченное,

Светит, как ясное солнце,

В правой руке златое ведёрко,

В ведёрке горячая вода,

В левой руке её златая чаша,

Сослужила службу Сиве Богу,

Младые девушки на поле,

Воздаёт дева чёрную индейку,

Воздаёт дева чистого кулика,

Да Бога с молитвой просит:

«Ой, Боже ты, Сива, Боже!

Требу тебе, Боже, воздаём,

Сегодня твой праздник,

Праздник твой, Сурвака день:

Сегодня к нам слетишь с неба,

Да сядешь на той горе.

Как попьёшь горячую воду,

Тебе прислужит Жива Юда,

Молимся тебе, Боже, просим,

Чтоб взял ты златую чашу,

Да прыснул горячую воду

И прыснул вниз на поле то,

Чтобы были живы и здоровы,

Да все бы жили за тысячу лет,

И были бы здоровы весь год.

Приди, Боже, в наш град,

Заходи из дома в дом,

К нам идет Жива Юда,

Приоделась, нарядилась,

В её руке златое ведёрко,

Златое ведёрко и златая чаша,

А в чаше горячая вода,

Пока к нам Юда ходит,

Пока прыскает горячую воду,

Все в наших домах живы,

Все в наших домах здоровы,

За это Юде подарки дарим,

И тебе требу воздаём,

Чёрных индеек, чистых куликов»,

Да тебе девушки песню поют,

К Богу с молитвой обращаются,

Жива Юда на белом колодце,

Лицо её позлатилось

И подает златую чашу,

Чтобы попил Сива Бог,

Протянул Бог златую руку,

Да прозевал златую чашу

И горячей воды не попил,

Лишь прыснул вниз на поле

И оросил младых девушек,

Лики их сразу побелели,

Лик их, как ясная Заря,

Платья их позлатились,

Позлатились и отбелились,

Сива Бог помыслил и отвечает,

Да Юде велит, говорит:

«Ой ты, Юда, Жива самувила,

Службу ты мне Юда сослужи,

Сегодня мой праздник,

Праздник мой, Сурвака день,

Сегодня от меня тебе поручение,

Ты нальёшь горячей воды

В руках твоих златое ведёрко,

Златое ведёрко, златая чаша,

Да полетишь на поле то,

Где ждут младые девушки,

Для меня требу воздают,

Требу воздают чёрных индеек,

А тебе надо цветы собрать,

Да златом их обвязать

И ожидать на поле том,

Затем пойти в сильный град,

Да ходить от дома к дому,

Подарят тебе златые венки,

Голову твою украсят,

Богиней будешь на Новый год,

Три дня как Юда на земле,

Только поглядела на тот лес,

Да увидела тёмный туман,

И начался мелкий дождик,

Загремело, затрещало,

Да сверкнуло на небе,

Миновал его праздник,

Праздник его, Сурвака день:

Рассердилась Юда, разгневалась,

Наступила Чёрная година,

Даже земля почернела.

Жива Юда послушала,

Да ушла на златой колодец,

Подает златое ведёрко,

Да наливает горячую воду –

И спускается вниз на поле,

Лик её, как ясное солнце,

Груди её, как ясный месяц,

Подол её, как мелкие звезды,

В правой руке златое ведёрко,

В левой руке златая чаша,

Младые девушки догадались,

Что это Жива Юда самувила,

Каждая девушка венок подала,

Да ей голову украсили:

Младая Богиня на земле.

Жива Юда засмеялась,

Да им службу сослужила,

В чаше даёт горячую воду:

Пейте мои подружки, попейте,

Как вы почитаете Сиву Бога,

Так и вам он службу сослужит,

Да вы живите, да здравствуйте,

Да вы живите за тысячу лет,

Да будьте здоровы весь год –

Еще им лики прояснила,

Блистали они как ясная Заря,

Среди девушек Жива Юда,

Да идет она в сильный град,

Жива Юда младая Богиня,

Да шествует из дома в дом,

Младые девушки песни поют:

Смотрели ли, слышали ли,

Как нас Бог любит,

Он послал Живу Юду,

Чтобы пришла в наш град,

Кто имеет белый венок,

Белый венок со златом,

Подарки давали Живе Юде,

Надела она венок на голову,

Украсилась младая Богиня,

Налила горячей воды,

Да их водой напоила,

Кто попьет горячей воды,

Жить будет за тысячу лет,

Здоров будет весь год».

Пели девушки и допели,

Все слушали в сильном граде.

Милые девушки венки делают,

Юнаки их позлачивают,

Когда пришла Жива Юда,

Девушки ей подарки дарят,

На голове у них белые венки,

Перевитые златой лентой;

Жива Юда очень хитра,

Кто ей давал златой венок,

Подавала тому златую чашу,

Да поила горячей водой,

Кто ей венок не давал,

Подавала ему студёной воды,

Кто пил горячую воду,

Жить будет за тысячу лет,

Здоров будет весь год,

Кто пил студёную воду,

Болен будет весь год,

На постели его кости сгниют,

Кости у него сгниют и хрящи,

Потом уже три дня миновали,

Задержалась Жива Юда,

Поглядела она на тот лес,

Спустился темный туман,

Заморосил мелкий дождик,

Загремело, затрещало,

Наступила Чёрная година.

Тут полетела Жива Юда,

Да взлетела высоко,

Девушки ей песни поют:

«Ой ты, Юда, младая Богиня!

Когда ты полетишь на небо,

Искать белый венок,

Что носишь на голове,

То прысни горячей воды,

Которую мы целый год ждем,

Белый венок тебе свяжем,

Богиня будешь на земле –

Кто тебя с мольбой просит,

Жить будет за тысячу лет,

Здоровым будет весь год»,

Живе Юде очень приятно,

Искала белый венок,

Белый венок на голову,

С венком воду прыскает,

Горячую воду огненную.

Когда прыснула горячей водой,

Младые девушки загорели:

От их лица заря взошла,

Да это не заря взошла,

Это их косы позлатились,

Да ходят они по дому.

Жива Юда на небе,

На небе, только при Боге.

Сива Бог тут разгневался,

Разгневался, рассердился,

Подпоясал лютую змею,

Обвился с головы до ног,

В руке его лютая сабля,

Лютая сабля, да лютый гром,

Под ногами тёмный туман,

Стемнелось в его чертоге,

Стемнелось, потемнелось,

Пришла Чёрная година.

Как увидела Жива Юда,

Заскрипела зубами, пошла,

Чтоб, переодеться, обрядиться,

Вынула чёрную косынку,

Да накинула её на голову.

И сидит уже во дворце,

Да в озере купается.

Только минет Чёрная година,

Да лишъ Сива отвернётся,

Распояшется от лютой змеи,

Да бросит её на землю;

Где упадёт лютая змея,

Там поест всю пшеницу,

Пшеницу и весь виноград,

Потом полетит в те города,

В те города и в сёла,

Да люто обещала она,

Что потравит малых девочек.

Только змея озлобилась,

Да Бог тоже разгневался,

Да послал светлого Гюргия 32

С тяжелой булавой в руке,

С тяжелой булавой, лютой саблей.

Светлый Гюргий уже на реке,

На речке, на белом колодце,

Где течет студёная вода,

Где наливают её девчата;

Светлый Гюргий с белым конём,

Он юнак над юнаками,

Да слез он с белого коня,

Да их пытает, спрашивает:

«Милые девушки, мои сестрицы,

Слышал, девушки, сказали мне,

Что вылезла лютая змея,

Поела вашу пшеницу,

И полетела она в города,

В города те и в села,

Да люто обещала она,

Что потравит малых девочек.»

Как услышали это девушки,

Заплакали, запричитали,

Едва слова выговаривают:

«Юначик, незнакомый храбрец,

Внизу тут есть лютая змея,

Внизу тут прямо на реке,

Сегодня прилезла в наш град,

Тайком забрала девять девочек,

После утром рано идет,

Да их ещё требует:

Три недели в нашем граде,

Тайком она девять девочек,

Да девочек уже украла!

Что даже Бог разгневался,

Да расправу обещал,

Что загубила малых девочек,

Да опустошила наш град.»

Светлый Гюргий заплакал,

Да им такие слова говорит:

«Идёмте, девушки, покажите,

Где тут лютая эта змея -

Бог меня к вам послал,

Чтобы посечь её на кусочки,

Дабы защитить ваш град».

Девушки ему говорят:

«Гой, юначик, гой храбрец,

Да как беда случится,

Згинешъ младым, в юности,

Съест тебя, отравит тебя!

Светлый Гюргий не испугался,

А только тронул белого коня,

Да поехал на ту реку.

Лютая змея на солнышке,

Протянула правую ногу,

Да сон на неё напал,

Лютая змея о трёх головах,

Светлый Гюргий прикрикнул:

«Эй, ты, змея, Сура Ламия,

Бросил Бог тебя на земле,

Скоро утонешь ты в реке,

Зачем выползла на поле,

Да поедаешь пшеницу;

Какой чёрт тебя принёс,

Чего лезешь в сильный град,

Тут прилетела Жива Юда,

Да прыскала горячей вадой,

Тот, кто пьёт горячую воду,

Тот жить будет за тысячу лет,

Здоровья будет на весь год:

Бог на тебя разгневался,

А мне такой наказ давал:

Посечь тебя на кусочки».

Лютая змея тут отвечает:

«Влетела я в сильный град,

Где ходила Жива Юда,

Прыскала всё горячей водой,

Я не ходила и не хожу,

Лишь хожу от дома к дому,

Там, где Юда не ходила,

Где ей даров не дарили,

Венок на голову не одели.»

Светлый Гюргий не слушает,

Лишь поднял тяжкую булаву,

Да три главы ей отсёк,

Оттуда вышли три реки:

Первая река алого вина,

Вторая река бела пшеница,

Третья река парное молоко.

Как увидали это девушки,

Хватали белого коня,

Хватали его под уздцы,

Да с мольбой его просят,

Чтоб зашёл он в сильный град,

В сильный град, прямо к царю,

А царь его дарами наградит.

Светлый Гюргий им отвечает:

«Не зайду, девы, в сильный град,

В сильный град, да к царю,

Лишь ухожу я на небо,

Бога наказ исполняю.

Ваш царь мне дары подарит,

Когда придёт мой праздник,

Праздник мой, Гюргиев день,

Принесёте мне тогда светлого агнеца,

Светлого агнеца позлаченного.»

Еще речь не договорил,

Тронул коня, да и исчез,

Быстро взлетел он на небо.

Младые девушки во дворце,

В том дворце, да у царя,

Да ему речь и говорят:

«Ой, ты царь и везирь,

Слышал ли ты царь, видел ли,

Что пришел юнак на землю?

Юнак этот был с неба,

А ехал на белом коне,

С собою тяжкая булава,

Да посёк лютую змею,

Что истекли с неё три реки:

Первая река алого вина,

Вторая река белая пшеница,

А третья парное молоко,

Защитил твой сильный град.

Хватали мы ему бела коня,

Хватали его под уздцы,

Чтоб пришел во дворец,

Чтоб дарами царь его наградил.

Он нам без разговора отвечал:

Не пойду я в ваш сильный град,

В сильный град, да к царю,

Лишъ пойду я на небо,

Для Богу службу исполню.

Ваш царь мне дары подарит,

Когда придёт мой праздник,

Праздник мой, Гюргиев день,

Принесите мне светлого агнеца,

Светлого агнеца позлаченного.

Речь юнак не успел сказать,

Как взлетел на небо.

Сильный царь, как услышал,

То нам ещё не поверил,

Но вскочил на борза коня,

Да поехал он на реку.

Никого нет на реке той!

Только текут там три реки:

Первая река алого вина,

Вторая река белая пшеница,

А третья парное молоко.

Только тогда царь поверил,

Да вернулся во дворец,

Во дворец к себе домой.

Да ожидал тот праздник,

Праздник тот, Гюргиев день.

Как наступит праздник,

Праздник, Гюргиев день,

Мы, царь, пойдём все в лес,

Где мы пасём сивое стадо,

Выберём мы и возвратимся,

За три дня отберём светлого агнеца,

Там мы агнеца и найдём ,

Туда же ты теперь иди,

Явилась Жива Юда,

Жива Юда самувила,

Крикнула она, позвала:

«Слушай, царь, в сильном граде,

Ты отыщи светлого агнеца,

Да отведи его во дворец,

Златом его позолоти,

Да его в требу воздай,

Так как наступает праздник,

Праздник, Гюргиев день,

Светлый Гюргий град защитил,

Погубил лютую змею.

Но чтобы знал ты, сильный царь:

Если бы не вошла я в сильный град,

Да не поила я тебя горячей водой,

Люая змея тебя бы отравила,

Только не появись светлый Гюргий,

Опустошен бы был сильный град!

Но ты возьми девять овнов,

Да девять овнов рогатых,

И для меня требу принеси,

Если мне ты её не принесёшь,

Рассержуся, разгневаюсь,

На праздник Сурвака к тебе не приду,

Не напою горячей водой».

Речь свою Юда не договорила,

Да не видно ее в том лесу.

Пошёл царь к сивому стаду,

Выбирал всё, перебирал,

Нашёл он девять овнов,

Девять овнов да рогатых,

И отвёл их во дворец,

Во дворец, к себе домой.

Светлому Гюргию требу приносит,

В требу приносит светлого агнеца,

Светлого агнеца позлаченного,

Три дня ещё миновали,

И для Юды требу приносит,

Требу приносит, девять овнов,

Девять овнов да рогатых,

И её с мольбою просит:

"Юда ты Жива самувила,

Сегодня, Юда, праздник,

Праздник, Сурвака день,

Как ты Богу службу сослужишъ,

Горячей водой в златом ведерке,

Приди, Юда, ко мне, дойди,

В мой град, да в мой дворец,

Да прыснешь горячей водой,

Жить буду я за тысячу лет,

Здоровья мне на весь новый год.

Требу царь им приносит

На праздник, Гюргиев день,

На светлого Гюргия, на Живу Юду.

Жива Юда требу видит,

Да пошла на златой колодец,

Чтобы налить горячей воды,

Горячей воды в златое ведерко,

Да взяла она еще златую чашу.

Миновали три недели,

И настал тут праздник,

Праздник, Сурвака день,

Убралась она, нарядилась,

Златые одежды до самых ног,

Но нет лишь венка у неё.

Сива Бог в вышине,

Он в вышине, да в лесу,

Да в лесу под деревьями,

Где он сидит - огонь горит,

Огонь горит до неба,

Сильный огонь, сильное пламя.

Никто в лес не идёт,

А кто пойдёт, так тот сгорит -

А в том огне Жива Юда,

Она Богу службу служит,

Подаёт ему златую чашу, !

А в чаше горячая вода,

Три дня ему службу служила.

Младые девушки на поле,

Они делают белые венки,

Да златом их обвиваютъ,

И будут ждать Живу Юду.

Жива Юда Бога молит,

Чтоб пойти, выйти на поле,

Да зайти в сильный град,

В сильный град, да к царю,

С чашей ему прислужит,

Если он требу воздаст.

Бог ей дозволение даёт.

Да сошла она на поле,

На поле, да к девушкам;

Каждая дева златым венком

Да Юду принарядили,

Уже ей главу позлатили,

Богиня она на этой земле.

Юда им службу сослужила,

Службу им горячей водой.

И ушла в сильный тот град,

В сильный град, да во дворец,

Крикнула она, позвала:

«Послушай, царь, сильный король,

Выйди, царь, да к воротам.

Если мне требу принесёшь,

То тебе подарки подарю,

Тебе я службу сослужу:

Выйди царь, да не медли,

Утром рано Чёрная година,

Поэтому ухожу я на небо,

Скупаюсь, да помоюсь».

Подошел царь к воротам,

Да увидел Живу Юду,

С белым венком на голове,

В златом платье до ног,

Клянётся ей почести оказать -

Да её с мольбою просит,

Чтоб зашла к нему во дворец,

Да попировала в гостях,

Юда его просьбу не слушает,

Подаёт ему златую чашу,

Чтоб попить горячей воды:

Живи, царь, за тысячу лет.

Здоровья, царю, на весь год!

Пойди, царь, требу воздашь,

Девять овнов мохнатых,

Сегодня уже пришёл праздник,

Праздник, Сурвака день».

Свои слова ещё не досказала,

Как вспорхнула на небо.

 

Сива: был Бог у наших дедов в которого веровали, что он был Новогодний Бог и тогда ему клали требу, чтобы он дал здоровье и всякое добро, а никогда не гневался, иначе была Чёрная година и ему клали требу за то, чтобы он не посылал зло на людей.

Жива Юда: была подательница жизни и плодородия; без её покровительства не имелась возможность получить от Бога урожай на земле.

Илинче: один период примерно в тысячу лет.

Суринче: время до Нового года.

Богиня: значит женщина, которая сидела при Боге; в то время веровали, что у Бога в чертоге жили девять жёнщин, на которых Бог возложил покровительство за дела на земле.

Послышала: значит догадалась.

Искани: значит вынул.

 

 

IV.

ПРАЗДНИК ВЕЛЕСОВ ДЕНЬ.

На 10 февраля одно время в селе праздновали воловий Велесов день, так как веровали, что Велес был Богом - покровителем волов, и клали требу в каждом селе по три наилучших молодых бычка. Три девушки проходили по селу и извещали о празднике и после этого пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 1.

 

Йима 33 царь в нашем граде,

В нашем граде, в нашем селе,

Садился он у старосты,

Да старосте так он говорит:

"Послушай, старейшина,

Завтра будет у нас праздник,

Праздник наш, Велесов день.

Меня Бог Велес 34 научил,

Учил Бог меня на небе,

Как пасти мне тех волов,

Тех волов, да тех коров,

Как пасти сивое стадо;

Учил меня, да научил,

Как мне пахатъ волами,

И как коров подоить,

От коров парное молоко;

Велес Бог благодетельный,

Да мне кошару 35 приплодил -

Сам раздавал, да продавал,

По земле-то тех волов,

Да тех волов и тех коров.

Но мне Бог поручил:

Лишь кто ему требу воздаёт,

Справляет его праздник,

Праздник его, Велесов день,

Кошара того пополнится:

Девять ему волов в кошаре,

Девять волов, девять коров,

А через год еще девять;

Кто ему требу не воздаёт,

Не справляет праздник,

Праздник, Велесов день,

В кошаре девятнадцать волов,

Девятнадцать волов, да коров,

А через год только один!

Ой, ты староста, старейшина,

Ну-ка зови младых девушек,

Младых девушек и девочек,

Приодень их, наряди их,

Да пошли гулять по граду,

Известие чтобы разнесли,

Что завтра будет праздник,

Будет праздник, Велесов день.

У кого есть лишъ два вола,

Лишь два вола, да две коровы,

Чтоб не ходили на поле,

На поле и на пашню,

А быть ему в кошаре -

Слетит к нему Велес Бог,

Да зайдёт в ту кошару,

Тогда волов десяточек -

Ему в году расплодятся,

Да кошара его пополнится.

Послал он старейшину,

Иди, иди утром рано,

Утром рано праздник,

Праздник, Велесов день.

Волы все в кошаре,

Юнак на поле не идет,

Не пасет этих волов,

Не пасет, не пашет.

Старейшина требу воздаёт,

Кто на воздаяние требы не идет,

У того в доме удачи не будет,

Того староста осудит,

Да его в темницу бросит,

Что Бога не почитал.

Теперь все уже слышали:

Завтра будет праздник,

Праздник, Велесов день.

Йима царь в нашем селе,

Старосте такую речъ он говорил.

 

Когда пропевали горную песню и оповещали село, пожилой староста выбирал девять парней с тремя девушками и отходил на место, где пасли группу коров; пока шли до места, девушки пели следующую песню:

ПЕСНЯ 2.

 

Взлетел тут Йима царь,

От земли да на небо,

И Богу он службу служил.

Велес Бог говорил,

Говорил и ему сказал:

«Царь ты царь, Йима царь,

Спустись ты царь, да сойди,

Сойди ты тут вниз,

Тут вниз, да на пастбище,

Где пасутся волы те,

Волы те, да коровы те.

Ты возьми девять коров,

Девять коров, отборных,

И пригони их во дворец,

Да мне требу воздашь,

Сегодня мой праздник,

Праздник, Велесов день.

Да тебя, царь, я научу,

И ты построишь кошары;

Да дам тебе триста волов,

Триста волов, триста коров,

Ты их отправишь на землю,

На землю, да в свой град:

На волах ты будешъ пахать,

А коров будешъ ты доить».

Велес Бог говорил,

Говорил и ему сказал:

«Йима царь ещё не знает,

Куда идти, да что делать,

Ещё не слетал в тот сад -

Увидеть тех волов,

Тех волов, да тех коров,

Чтобы их ловить, да их не поймать,

Так как летают они высоко.

Ну, что ты, царь, задумался?

Пойди, спустись в сад,

Да возьми там девять коров."

"Ой, Боже ты, ой, Велес !

Что ты, Боже, говоришь,

Как взять девять коров,

Ведь они летают, Боже,

Высоко до самого неба,

И чтобы идти, научи меня.

Дал ему Бог Ясную книгу,

Ясную книгу, златую роспись,

Да учил его по ней пению,

Учил его и навек научил.

Да спустился он в тот сад,

И достал златую роспись,

Да запел он ясную песню,

И усмирил он волов тех,

Волов тех, да коров тех.

Не летят они высоко,

Ни высоко, ни далеко;

Да брал он девять коров,

Девять коров, все на отбор,

И отогнал их во дворец -

Да их в требу принёс,

Требу клал Велесу Богу,

Потому что был его праздник,

Праздник был, Велесов день.

 

Когда достигали места, где были волы и коровы, староста доставал украшение, а девушки запевали следующую песню:

ПЕСНЯ 3.

 

«Ой, Боже, ой, Жийна,

Плечи ты распрями,

Разожгли мы дрова,

В краю нам требу.

В селе уже купил

Старый, старый волхв,

Яловую тёлку нетельную,

Нетельную, еще не тронутую,

Что же стоите,

К нам летите».

Ясную песню девы пропели,

Девять коров не летают;

Младые юнаки вожжи взяли,

Вязали, коров привязывали;

Три коровы убежали,

Три коровы не стояли,

Да их бы связать вожжами;

Старейшина удивляется,

Что от них коровы убегают,

Убегают, да ещё летают.

«Ой, Боже, ой, Велес,

Сейчас, Боже, что делать,

Что делать, да что предпринять?

Как же тебе требу воздать?

Девять коров я не собрал,

Девять коров нетельных».

Еще речъ не успел сказать,

Летит Юда самувила,

Да ему такие слова говорит:

«Эй, ты, старейшина,

Уж ты постой, да подожди,

Только лишь Солнце взойдёт,

И Велес Бог к нам прилетит,

Прилетит к нам Бог с неба,

С неба в тот лес,

В тот лес, в пещеру.

Ну-ка, пошли младых девушек,

Младых девушек, да девочек,

Чтоб сплести белые венки,

Белые венки позлаченые,

Да украсить ясную голову.

Где ему требу воздают,

Будет к тому идти, да он увидит;

Правая его рука в кошаре.

Счёт от одного до тысячи,

От года до девяти лет:

Потом поймай девять коров,

И ему требу воздай,

Не будут у тебя летать высоко,

Так высоко и так далеко.

 

Перед тем, как загнать коров, старейшина скрывался в одной пещере, а девушки брали цветы и сплетали венки, потом заходили в пещеру, украшали ему голову и пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 4.

 

«Ой, Боже, ой, Велес,

Согласие ты, Боже, дал,

Что ты сойдёшь с небес,

С небес тех на землю,

Да сядешъ в пещеру;




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.