Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

НА СВЕТОВИТОВ ПРАЗДНИК. 1 страница



(От другого певца)

 

Когда закончили жатву, всем селом клали требу из трех коров, и все выходили на одно место, нарочно отведённое для этого, да ели и пили, а девушки подавали к трапезе пшеницу, сваренную с мёдом, и пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 1.

 

Ой, братка ты, ой, Янко,

Вчера был, Янко, на поле,

На поле, Янко, на жатве,

Жали младые девушки,

Младые девушки, девчата,

Жали, Янко, да всё сжали.

Как раз уже возвращались,

Встретила их Небесная Юда,

Небесная Юда самувила,

Да им, Янко, наказала,

Наказала, Янко, поручила,

Чтоб варили белую пшеницу;

А ты, Янко, в том лесу,

В том лесу, да в стаде,

Три коровы чтоб выбрал,

Яловых, чтоб все яловицы,

Да их Богу в требу воздашь,

С молитвой его, Янко, попросишь:

Чтоб в году, Янко, да летом,

Он больше не гневался,

Послал бы мелкий дождик,

Мелкий дождик, частую росу.

Три дня, Янко, огонь разводили,

Да огонь так и не запылал!

Лишь когда сошла Жена Бога,

С ясной огневицей в руке,

Да огневицу Янко она подала,

Тут огонь и запалили,

Сварили белую пшеницу 45;

Подсыпала она белого сахара,

Подсладилась белая пшеница,

Подсладилась для юнаков;

Протяни, Янко, белую руку,

Возьми, Янко, белой пшеницы,

Да чтоб уста подсладились,

Если воздашь требу,

Гостей, ты Янко, не угостишь,

Пока огонь не разведешь:

А когда сойдет Огнебог,

В руке его ясная огневица,

Чтоб тебе развести ясный огонь,

Да приготовить требу,

Требу тебе на небе,

Для неба, только для Бога;

Воздать, чтобы Бог не лютовал,

Белый колодец не закрыл,

Лишь послал мелкий дождик,

Мелкий дождик, частую росу;

Пока не сойдёт Огнебог,

С ясной огневицей в руке,

Не разведёт ясный огонь,

Не будет требы на небе,

На небе, только для Бога,

Тогда Бог разлютуется:

Белый колодец он закроет,

Не пошлёт мелкий дождик,

Мелкий дождик, частую росу,

Песню, Янко, мы не споём.»

Разгневался Янко, рассердился,

Скинул он белые одежды,

Подпоясался полотном.

Вытащил златой ножик,

Да клал ему требу,

Клал он три коровы,

Порубил их на мелкие части,

Да бросил их в златой казан;

Но огонь он не разводил,

Да Бога с молитвой просит:

«Ой, Боже, Огнебог Боже,

Молюсь тебе, Боже, прошу,

Для девушек огонь ты развёл,

Запалил им ясную огневицу,

Чтоб пшеницу варили,

Да подавали её на трапезе;

Теперь, Боже, ты сойди

С ясной огневицей в руке,

Да мне огонь разведешь,

Чтоб приготовить требу,

Да угостить юнаков тех,

Юнаков тех, да девушек,

Девушки нам песню споют:

Чтобы Бог не гневался,

Не закрыл белый колодец,

Лишь послал мелкий дождик,

Мелкий дождик, частую росу».

С просьбой Янко молился,

Загремело, затрещало,

Огонь сверкнул на небе,

Огонь запылал на лужке,

Да Янке требу запёк –

Тут угощал он юнаков,

Юнаков, да девушек.

Юнаки камень метали,

Камень метали, да боролись,

А девушки песни пели,

Да Бога славой славили,

А с Богом младого Янко,

Что требу ему клал.

___________

 

На другой день девушки водили хоровод там же, где хорошо гостевали, и запевали следующую песню:

 

ПЕСНЯ 2.

 

Ой, Боже ли, ой, Даждь ли!

Мелкий дождик, частая роса,

Помороси, да не замороси,

Пшеница-то зеленится,

Колосья уже ядрённые.

Янко был на том же поле,

Сойди ко мне ты с неба,

Небесная Юда самувила;

Янко свой серп принеси,

Юда тут приукрасилась,

Навила хлебные колосья,

Хлебные колосья на голову,

Тут тебе Янко требу воздаёт

Тебя с молитвою просит,

Чтоб больше не гневался!

Да твой колодец был открытым,

Поморосишь мелким дождиком,

Мелким дождиком, частой росой –

До годовщины младого Янко,

Будет тебе требу воздавать,

Но клал тебе не три коровы.

А клал тебе ни мало, ни много

Ни мало, ни много, да девятнадцать;

Огнебог огонь метнул,

Да ему огонь и запалил,

Тут Янко угощение готовит,

Да гостей он всех угощает:

Песню тебе, Боже, поём,

Хоровод тебе, Боже, водим,

Да тебя мы славою славим.

___________

 

ПЕСНЯ 3.

Для хоровода

 

Помороси, Боже, замороси,

Пусти ты, Боже, облака,

Облака, да тучи те,

В наш град, да на поле то,

На поле то, да на нивы те,

Уродится белая пшеница;

Несём тебе на блюдах,

На блюдах, да златых,

Подаём их юнакам,

Во твою славу на земле!

Завис ты над нашим градом,

Вскинул ты правую руку,

На поле том белая пшеница,

На лозах белый виноград,

Белый виноград и червоный,

А в саду-то яблоки,

Яблоки те, да орехи;

Да летнюю белую пшеницу

Несём тебе в сосудах,

Сильно мы их переполнили,

Подадим для юнаков,

Ещё тебя славой славим,

Твоя слава есть на земле!

Ух, хо, хо, а через год,

Через год на поле то,

На поле то, да на ниву,

Со златым серпом на жатву,

С корзиной на виноградник,

С торбочкой в тот садик,

Соберем мы яблоки те,

Яблоки те, да орехи:

Для юнаков червонные яблоки,

Для милых девушек орехи.

__________

 

Световит: был Бог жатвы, урожая.

Световитов день: праздник в честь Световита, когда сжали пшеницу.

__________

 

Румна: значит сахар.

Благо дала: сделала сладко.

Братина: значит золотой казан.

Зливини: блюдо.

Навис: простер обе руки.

Куреси: орехи.

Кривини: сосуды для зерна.

Курица: корзина.

 

ХII

ПРАЗДНИК КУПАЛОВ ДЕНЬ.

Заиграло ясное Солнце,

Заиграло оно на праздник,

На праздник, Купалов 46 день,

Да вьётся тонкой саблей,

Позлаченое, посребреное,

Вышла к нему Златая Мать

Тут вниз и в лесок,

Да заговаривает ясные травы,

Ясные травы целебные,

Их возьмут Юды самудивы;

Да пойдут они по земле,

По земле, да во дворцы,

Чтоб исцелитъ всех царей,

Всех царей, да королей,

Славою Юд, чтоб хвалили,

Что сидят они в лесу,

Да Богу службу служат –

Ясное Солнце мать бранит,

Что оно ещё играло,

Завивалось тонкою саблей.

Крикнула старая мать:

«Слушайте, Юды самудивы,

Где ж вы есть, где вы тут,

Чтоб брали ясные травы,

Ясные травы целебные,

Сегодня уже наступил праздник,

Праздник Купалов день,

Травы я сильно заговорила:

Ясное Солнце водой прыснуло,

Живой водой с белого колодца,

Да травы все опрыскало.

Кого вы будете исцелять,

То встанет он с постели,

Вас хвалою прославит,

Да требу вам воздаст,

Всего немного девять коров».

Ещё у него мать в лесу,

Явились девять Юд.

Девять Юд самудив,

С корзинами в руках,

Да собирают ясные травы,

Ясные травы целебные –

Да ходят они по земле,

По земле, да во дворцы.

Болен царь в Царьграде,

Совсем мало три года.

Как Юда тут услышала,

Что болен наш царь,

Быстро к нему понеслась,

Подаёт ему ясную травку,

Ясную травку целебную,

Да поднимает его с постели –

Требу клал он девять коров.

Юда ему велит и говорит:

«Что нам требу ты клал,

Да не славишь Златую Мать!

Заговорила она ясные травы;

И не славишь ясное Солнце,

Что оно прыснуло живой водой

Живой водой из белого колодца,

Да травы стали целебные».

____________

 

Купалов день: был праздничный день для наших дедов, так как тогда слетали на землю звёзды и колдовали на травы, делали их целебными; тогда в этот день старые бабы и собирали травы.

Бае: для трав они пели нечто, что

это пение давало им силу для лечения.

Лечевити: исцелять.

Живая вода: веровали, что она была с небаи кто её пил, тому она давала жизнь.

Хармина: значит корзина.

__________

 

НА КУПАЛОВ ПРАЗДНИК.

( От другого певца)

 

Вышла Друида 47 с леса,

С леса, Друида, с горы,

Да заходила в село.

В село, Друида, к старосте,

Да крикнула, позвала:

«Ой, ты, старейшина!

Бог меня, староста, послал

В тот лес, на ту гору,

Там ему службу сослужу,

Малое время три месяца.

Но никто ко мне не пришел

Ни с града, ни с села,

Ни царь, ни ты, староста,

Мне бы царя увидеть,

Мне бы старосту спросить,

Кого он приведёт из села.

Пройди, староста, ты по селу:

Срок, староста, тебе неделя,

Да найдёшь младых девушек,

Младых девушек песнопевок,

Да их в лес ко мне пошлёшь.

Так Богу я службу окажу,

Да поднимусь на дерево,

Чтобы песню мне спеть,

Тут мне надо с дерева златого,

Исцелить веточками целебными,

Исцелить младых девушек:

Лик их будет как ясное Солнце,

Груди их как ясный месяц,

На подоле мелкие звёзды».

Шла Друида завернула,

Да пришла она в град,

В град, к самому царю,

Да ему велит и говорит:

«В лес сам, царь, иди на гору,

Всего немного, на три месяца,

Ну, в лес ты не дойдешь,

Пока меня, царь, попытаешь,

Пока меня, царь, спросишь,

Что это я в лесу делаю.

Вернёшься ты, царь, во дворец,

Слуги тебе, царю, помогут:

За неделю в лес дойдёшь,

Дойдешь, царь, с царицею;

Да приведешь рыжих овнов,

Рыжих овнов, мохнатых овец,

Да мне требу принесёшь,

Я тебе тут дар подарю,

Друиды веточку целебную

Младым целителем, царь, станешь,

Исцелишь, царь и полечишь,

Да по всей земле прославишься!»

Речь Юда ещё не отрекла,

А в лес уже упорхнула.

Ранним утром царь вставал,

Рано царь встал перед Солнцем,

Перед Солнцем, на луннице,

Да шествовал он из града,

И шел он от дома к дому,

Чтоб найти младых девушек,

Младых девушек песнопевок;

Собрал он таких младых девушек,

Да повёл их он во дворец,

Пели ему девицы, припевали,

Девять девиц песнопевок,

Что их песня слышна до неба.

Привёл он свою царицу,

Да с ней пошёл в лес,

В лес, царь, и к стаду,

Да выбрал рыжих овнов,

Рыжих овнов, мохнатых овец,

Да ушёл он в Друидов лес.

Вошёл царь в ту пещеру,

А пещера была пуста,

Умчалась Юда, убежала.

С мольбою царь её просит:

«Послушай меня, Друида,

Где ты есть, только где,

Тут я сам, Друида, в пещере,

Да тебе требу я воздам».

С мольбой царь всё просит,

А мольба его не доходит!

Появился тут старейшина,

Да привел рыжих овнов,

Рыжих овнов и мохнатых овец,

Ведёт он и младых девушек,

Младых девушек песнопевок

Старейшина же очень хитёр,

Привел ещё младую девчонку,

Девчонка в рожок играет,

Чуть она ему песню поёт,

Чуть она играет в рожок,

Крикнул старейшина, позвал:

«Послушай меня, Друида,

Где ты есть, только где,

Тут я сам, Друида, в пещере,

Да тебе требу воздаю».

Речь старейшина не досказал,

Друида Юда явились,

Златой венок на голове,

Ветер дует прямо с леса,

Венок развевается на голове,

Белый цветок на лике,

Входит Юда в пещеру,

Да с царём ведёт разговор:

«Что, царь, мне девушек привёл,

Где та, царь, что в рожок играет?

Взобрался, царь, на дерево,

Пела та дева, уже запела,

С песней дерево не златится,

Целебным дерево не стало,

Пока девушка не заиграла!

Тут подошёл и старейшина,

Гадал, старейшина, догадался,

Младых девушек привёл,

Рожок со свирелью принёс».

Речь ему Юда не досказала,

А взобралась на дерево,

Песню поёт на дереве;

Царь ей требу клал,

И с царём старейшина,

Рыжих овнов, да овец,

Слезала Юда с дерева,

Да огонь она развела,

Готовила, Юда, наготовила.

Накрыла Юда тут трапезу,

Сели девушки за угощение,

Садилась Юда вечерять,

Да девушек угощает –

А царь и не садился,

Ни царь, ни старейшина –

Угощала Юда девушек,

Что для Бога песнопевки,

Песни ему споют в лесу,

Всего немного, три годочка –

Тогда девушки назад в град,

В град, девушки, в село,

Да юнаков полюбят –

Незамужних замуж возьмут.

Потом Друида опять на дереве,

Запели девушки, пропели,

А дерево не златится.

Тогда вышла та девчонка

Да песню она мне поёт,

И на свирели мне играет,

Пела тут девушка, играла,

Да дерево и позлатилось,

Целебные ветви нацелились,

Целила Друида младых дев:

Лики их, как ясное Солнце,

На подоле мелкие звёзды,

Груди их, как ясный месяц.

Сорвала Друида с дерева ветку,

Да её царю в дар подарила,

Дар подарила и старейшине:

«Иди ты, царь, в град,

Сиди ты, царь, во дворце,

Теперь ты младой целитель,

Исцеляешь, царь, и всё лечишь,

Слава тебе, царь, на земле!

Младые девушки в лесу,

В лесу, царь, при мне,

Да мне службу окажут

Всего немного, три годика,

Малыми Друидами станут:

Лишь тогда назад в град,

Да с юнаками любиться».

Царь ей начал жаловаться,

Жаловаться, печалиться:

Как вернусь я в град?

Старые матери меня проклянут,

Что их девушки сгинули.

Ступай, царь, ты уходи,

Старые матери ухмыльнутся,

Дрогнет у них на сердце,

Что девочки их в лесу,

Малые их девы, малые Друиды.

Выходил царь с того леса,

Сам был царь, одинёшенек,

Старые матери его ждали,

Пытали его, спрашивали:

«Где, царь, малые девушки?

Где они, царь, не сгинули?

Да не сгинули ваши девушки,

Теперь ваши девушки в лесу,

В том лесу да в пещере,

Где сидит Друида Юда:

Три годика отсидятся,

Да сами Друидами станут.

Потом вернутся в град,

В град, да по домам,

Там юнаков полюбят.

Старые матери ухмыльнулись,

Дрогнуло у них на сердце,

Что девушки их в лесу,

Малые их девы, малые Друиды.

Садился царь в своем дворце,

Друиды ветка у него в руке,

Неужели стал младым целителем,

Да буду исцелять и лечить.

Пока девушки вернутся,

Малые девы, малые Друиды,

Малые Друиды, малые знахарки,

В граде я, царь, буду исцелять.

С того знахарки установились,

Да лечат они и исцеляют.

______________

 

Друида: была Богиня, которая сидела в лесу и исцеляла всякие болезни.

Вица: украшение на голове.

 

XIII.

ПРАЗДНИК

ВЫШНИЙ ДЕНЬ.

 

Когда ветками обмолачивали жито, клали требу Богу и Солнцу, на это самое место собирались несколько молодых девушек и пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 1.

 

Слава тебе, Огонь Боже!

Слава тебе, ясное Солнце!

Что всходишь над землёй,

Да поднимаешь всю землю,

И посылаешь такую Зарю.

Как увидят её младые девы,

Да выходят они из дома

И выгоняют они волов тех,

На их шее златое орало,

Да пашут они все поля,

И посеют белую пшеницу,

В руках златое веретено,

И прядут скрученную нить,

Как по морю златые корабли;

Когда греешь, ясное Солнце,

Всю землю поднимаешь,

Когда спишь, ясное Солнце,

Вся земля тоже засыпает,

Покрываешь её чёрной мглой,

Так, что ничего не видно.

Слава твоей сестре!

Еще раньше, перед тобой,

Как младая невеста,

Украшена златой фатой,

Златой фатой озарёная,

И всходит над землёй;

Как всходит еще раньше,

Небесная Юда самувила,

Прогоняешъ ты злыдней,

Прогоняешъ чёрных змей,

Что скитаются по земле,

Младых девушек портят,

И испивают младых парней,

Как смертельные пиявицы.

Когда выходишь ты на небо,

Младые мореходы по морю

И на тебя ведут свои корабли;

Младые девушки на поле,

И они пашут и копают,

Да для звезды песню поют,

И до земли ей кланяются,

Рукой ей честь воздают!

Глядит звезда, улыбается,

Появилась тут белая Заря,

С зарёй тебя мы просим:

«Ой, братка, ясное Солнце,

Блесни ты, братка, на землю,

Чтоб вспорхнули малые пташки,

Чтоб тебе пели, да тебя славили,

Что ты из мертвых снова ожил!

С Зарёю, братка, на земле,

Ты растишь белую пшеницу,

Белую пшеницу, белый виноград,

Людям злато ты выращиваешь,

Чистое злато, белое сребро,

Тебе, братка, требу воздают,

Все тебя хвалой славят.»

Слышишь, Солнце, свою сестру,

Слышишь, Солнце, и улыбаешься

И ходишь ты при Огнебоге,

Не удивляешься, не качаешься,

Отмыкаешь огненный сундук,

Достаёшь огненные одежды,

Приоденешься, нарядишься,

Как младой зять у Земли,

Да взойдешь ты над землёй;

Если не грело бы, ясное Солнце –

Не жали бы белую пшеницу,

Не собирали мы белый виноград,

И вся земля опустела бы –

Потому для Бога требу воздаём,

Светлого агнеца одного у матери,

Да и тебе, Солнце, требу клали

Девять коров яловых,

Мать тебе вечерю сготовила,

Может, Солнце, не будешь греть -

Зима уже настигает,

Пока еще погрей землю,

Чтобы не было тяжкого снега;

Младые девушки на сборах,

Чтобы пряли тонкое бельё,

И младые юнаки на посиделках,

А старые, те дома будут,

Чтобы попивать алое вино,

Алое вино трёхгодичное.

Согрей нас, Солнце, обогрей!

Да и мы дары тебе подарим.

Когда уже невесте младой,

В краю старых волхвов

Дают не перстень златой,

А дарят ей тонкое бельё,

Тонкое бельё и скатерти,

Златом позлаченные и расшитые:

Их ткут для младых юнаков,

Их ткут, когда придет зима,

В доме на вечерних сборах,

Когда солнце всходит в полдень.

__________

 

Чёрный змей: был Бог всякого зла, который ходил по земле ночью, пока не пропоёт петух; кого встречал, тому было всякое зло и несчастье.

 

ХIV.

ПРАЗДНИК АВГУСТОВ ДЕНЬ.

 

Август 48 к нам идёт из леса зелёного,

Старый ветер нам дунул,

Отозвался Август с леса:

«Послушайте, девушки, в селе,

Молотьба пришла к нам на нивы,

На нивы, девушки, на гумно.

Идите, девушки, к старейшине,

Где имеется златая лопата,

Да вейте белую пшеницу,

Ведь дует вам старый ветер,

Мне вы требу воздайте,

Девять овнов с витыми рогами,

С витыми рогами и мохнатых:

Еще мой месяц не миновал,

Мой праздник Августов день».

Услышали девушки в селе,

Что пора молотить на ниве,

На нашей ниве, на гумне.

Собрались девушки, убрались,

Приоделись, девы нарядились,

Да пошли к старейшине,

К старейшине к нему домой,

Да у его ворот стоят,

И ему песню такую поют:

«Послушай нас, старейшина,

Ну-ка, давай златую лопату,

Отозвался Август с леса,

Задул уже старый ветер,

Молотьба пришла на нивы,

На нивы, да на гумно,

Там пшеницу мы повеем,

Тогда, старейшина, вернёмся,

А ты пойдешь к стаду,

И поймаешъ девять овнов,

Девять овнов с витыми рогами,

С витыми рогами и мохнатых,

Ведь пришел праздник,

Праздник, Августов день.

Для Августа требу воздаём».

Вышел тут старейшина,

Да отдал им златую лопату,

И послал их на молотьбу,

На молотьбу, да на нивы.

Веяли девы завеяли,

Белую пшеницу отвеяли –

Теперь уже наступил праздник,

Праздник Августов день,

Потому в село вернулись.

Старейшина их уже ожидал,

Златая вожжа в его руке,

Вязал он девять овнов,

Девять овнов с витыми рогами,

С витыми рогами и мохнатых;

Златую вожжу подаёт,

Тут девы их забрали,

Да с девами они на гумне.

Требу клали девять овнов,

Девять овнов с витыми рогами,

Для Августа требу клали:

Тут опять дунул старый ветер,

Белую пшеницу уже отвеяли.

Играли девушки, наигрались,

В хороводе юнака не хватает.

Юнак с гумна не уходил;

Лишъ тот, кто дома сидел,

У дома хоровод водил,

Сам в хороводе кружился,

Может ему и еда разошлась –

Так в селе обычай остался:

Когда девушки требу клали,

Юнака в хороводе не хватало.

_________

 

Август: был юнак Богов служитель, в него веровали, что когда он спускался на землю, созревал виноград и еще он помогал на гумне девушкам веять пшеницу, когда дул ветер.

Гусло: значит молотьба.

 

ХV.

ПРАЗДНИК

ДРАВИН ДЕНЬ.

 

Одно время в селе, лет сто назад, когда наши деды ещё хорошо хранили старые обычаи от предков, по совету дедов начинали пахать и сеять в конце августа рожь, девушки украшали орало разными цветами, и это орало относили на праздничное место, где собирались все жители села, и где старейшина клал требу три яловых коровы в память того благодетеля, который изобрёл орало и научил людей пахать и сеять пшеницу; старейшина клал требу рядом с оралом, а девушки пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 1.

 

Ой, Драва, ой, юначик,

Блаженная твоя, Драва, мать,

Что тебя, Драва, родила,

Родила, Драва, вскормила,

Да у неё, Драва, ты вырос,

Юнак уже над юнаками,

Тут пойдёшъ ты в лес,

Да мне травы запасёшь!

До той поры, пока не надоест,

Тут Драва заплакал,

Заплакал, Драва, запричитал:

«Ой, Боже 49, родной Боже!

Зачем я, Боже, родился?

Зачем, Боже, юнаком стал,

Как прославиться мне на земле?

Ну зачем пойду я в лес,

Траву, Боже, чтоб запасать,

Так ведь душа не лежит!

Чтоб юнаки смеялись,

Что в лесу колдую,

Три дня домой не приходил,

Домой, Боже, к матери;

Старая мать меня кляла,

Кляла, Боже, выговаривала,

Что я её, Боже, не почитал:

Возьми меня, Боже, подними,

Подними меня, Боже, на небо,

Во чертог, где ты, Боже, сидишь,

Да тебе я службу сослужу».

Речь ему Драва не досказал,

Как лес отозвался эхом,

Отозвался эхом, затрещал,

Это идёт Юда самувила,

Да ему молвит и говорит:

«Ой, Драва, ой, юначик,

Что ты, Драва, плачешь?

Что тяжко печалишься?

Ну-ка, ты к матери иди,

Да её с мольбой проси,

Чтоб сшила тебе белые одежды,

Белые одежды до земли,

Да на тебя, Драва, одела;

И взяла тебя за руку,

Да отвела тебя в лес,

В лес, Драва, в пещеру –

Да крикнула позвала:

«Ой, Боже, родной Боже!

Может , Боже, поглядишь,

Что мы с Дравой уже в лесу,

В лесу, в этой пещере?

Молимся тебе, Боже, просим,

Чтобы ты послал своего слугу,

Твоего слугу Лану юнака

Лану юнака Грозу воеводу,

Чтоб взял он его за руку,

Да доставил его на небо;

На небе, Боже, для тебя,

Тут тебе службу сослужит,

Ни мало, ни много девять годков.

Если ты, Боже согласишься,

Потом его ко мне пошлёшь,

Да у меня, Боже, обручится,

И у меня, Боже, женится.»

Ещё мать не отговорила,

Загремел Бог, затрещал,

Тут же пришел Лана юнак,

Лана юнак, Гроза воевода;

Лишь взял Драву за руку

Да доставил его на небо,

На небо во чертог,

Для Бога службу сослужить

Ни мало, ни много девять годков.

Тот его пытает и спрашивает,

Чему тебя, Драва, научить –

Чтоб когда ты сойдёшь на землю,

То смог научить ты юнаков.

Ты меня, Драва, с молитвой просил,

Чтоб тебе отворил свой огород,

Где находится Жива Юда,

Жива Юда самувила,

Как пахать огород,

Как пахать и сеять,

Я тебя, Драва, буду учить,

Буду тебя учить, да тебя научу:

Когда ты спустишься на землю,

Да научишь юнаков тех,

Юнаков тех и девушек тех,

То ты прославишься на земле».

Речь ему Юда не досказала,

Очутился Драва в граде,

В граде у своей матери.

Да с матерью разговаривает,

Разговаривает, Драва, говорит:

«Ой, мама, старая мама,

Когда я сам, мама, был в лесу,

Траву я, мама, запасал,

Да мне это, мама, надоело –

Тут я сам, мама, заплакал,

Заплакал сам, зарыдал,

Потом подошла Юда самувила

Да мне велит и говорит:

«Ой. Драва, ой, юначик,

Что ты плачешь и причитаешь?

Пойди и подойди к матери,

Да её с мольбой попроси,

Чтоб тебе дозволение дала,

Да пошила тебе белые одежды,

Белые одежды до земли;

Да чтоб отвела тебя в лес,

В лес, в пещеру ту,

Бог пошлет тебе Лану юнака,

Лану юнака Грозу воеводу,

Да доставит тебя на небо,

Там тебя Бог научит,

Как пахать огород,

Да сеять белую пшеницу».

Блаженная твоя, Драва, мать,

Что дозволение дала,

Да в пещеру отвела тебя.

 

Пока староста клал требу, пели лесную песню, а когда девушки разделывали мясо и бросали его в казан готовится, пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 2.

 

Увела старая мать,

Увела родного сына,

Родного сына, Драву юнака,

Чтобы его приодеть,

Приодеть, да нарядить,

Одела ему белые одежды,

Белые одежды до земли,

Да его в лес отвела,

В лес, да в пещеру,

Да крикнула, позвала:

«Ой, Боже, родной Боже!

Может, Боже, глянешь,

Что Драва уже в лесу,

В лесу, да в пещере?

С молитвою, Боже, прошу,

Чтоб послал своего слугу,

Своего слугу Лану юнака,

Лану юнака Грозу воеводу,

Чтоб взял его за руку,

Да доставил его на небо,

На небо, прямо к тебе,

Тут тебе службу сослужить,

Ни мало, ни много девять годков.

Если, Боже, согласие дашь,

Потом ко мне его пошлёшь,

Чтоб у меня, Боже, обручить,

Да у меня, Боже, женить.»

Еще мать не досказала,

Громыхнул Бог, затрещал,

Тут появился Лана юнак,

Лана юнак Гроза воевода,

Тут взял его за руку,

Да повёл его на небо;

Но Драва не смог вспорхнуть,

Тут раздумывает Лана юнак,

Лана юнак Гроза воевода,

Что делать, да что предпринять.

Оставил его в том лесу,

В том лесу, в пещере,

Да вспорхнул на небо,

И Богу плачем плачется,

Что Драва не порхает,

Не порхает он на небо.

__________

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.