Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

НА СВЕТОВИТОВ ПРАЗДНИК. 3 страница



Зима только снежная» -

Ещё речь не проговорит,

Задуют тут ветры те,

Ветры те, вьюги те,

Студёные ветры снежные,

Явится лютая зима,

Лютая зима снежная,

Дивьев король не учился,

Учиться не продолжил,

Поэтому король замерзнет,

Сильное его войско замерзнет,

Сильное его войско с молодцами,

Иссушится, задеревенеет!

Сада король на поле том,

Там будет град, сильный град,

Да всё поле заселит;

Вспашут поле младые девушки,

Вспашут они, засеют они.»

Речь Юда ещё не отговорила,

А Боже уже упорхнул.

Король дал своё согласие,

Да позвал родного сына,

И ему молвит и говорит:

«Ой, сынок, Сада король,

Хватит, сынок, сидеть в лесу,

В лесу том, у Баваны!

Уже лес весь заселился,

Заселился, перенаселился;

Юнаки скарб собрали,

Юнаки и младые девушки.

Уводи, сын, младых юнаков,

Младых юнаков, да девушек,

Да веди их только вниз,

Только вниз , на белый Дунай,

Где есть пустое поле,

Пустое поле запущеное,

Да его, сынок, заселишь.»

Сада ему так отвечает:

«Ой, батюшка, родной батюшка,

Что, батюшка, ты думаешь,

Думаешь, батюшка, и говоришь?

Мне Юда уже расказала,

Расказала, батюшка, говорила,

Чтоб не медлил, а выходил.»

Речь Сада король не досказал,

Там собрались младые юнаки,

Младые юнаки, да девушки,

Привели сюда три коровы –

Да оседлали борзых коней,

Поскакали кони по полю,

Да поле они переехали,

Отправились младые юнаки,

Юнаки и младые девушки,

Тут появился белый Дунай.

Белый Дунай протекал,

Протекал к нам, да утекал,

Переплывали его, да не доплыли,

Чтобы миновать, да не перебрались,

Тут недоумевают, что же делать:

Что, если назад вернуться,

Да к королю, к батюшке,

К батюшке, к матушке.

Но слезли с борзых коней,

Для Бога требу клали,

Требу клали три коровы,

Да его с молитвой просили

И ему такие слова говорят:

«Ой, Боже, ой, Водный,

Ой, Боже, ой, Водяной,

Мы тебе, Боже, требу клали,

Требу клали три коровы,

Простри ты правую руку,

Правую руку на белый Дунай,

Чтоб Дунай сразу замёрз,

Да замёрз и заледенел,

Чтобы Дунай нам миновать,

Да миновать с юнаками,

С юнаками и с девушками,

Да пойдём мы на поле то,

Что до нас было запущено,

Где ещё не пахалось,

Где ещё не сеялось,

Будут пахать младые девушки,

Будут пахать, да будут сеять,

Тут построят новый град.

Да возьмут златой грифель,

Златой грифель чернённый,

Да напишут белую книгу,

Белую книгу чёрного письма,

Заклянет младых юнаков,

Юнаков, да младых девушек,

Заклянет их, поклянутся они:

Когда уже лето пройдёт,

Явится лютая зима,

Лютая зима снежная,

Чтоб вышли на белый Дунай,

Да мне требу клали,

Чтоб клали три коровы,

Тогда протяну правую руку,

Правую руку на белый Дунай,

Да чтобы Дунай замерзал,

Замерзал, да оледенился,

Да чтоб вы Дунай миновали,

И чтобы поле заселили.»

Сада король требу воздаёт,

Требу воздаёт, с молитвой просит,

Замёрз чтоб белый Дунай,

Замёрз чтоб, да оледенился,

Да нам Дунай миновать,

Миновать младым юнакам,

Юнакам, да младым девушкам.

Побил Бог Дивьего короля,

Дивьев король удивился!

Привёл он сильное войско,

Сильное войско с молодцами,

С молодцами, да лихими -

В руках у них лютая стрела,

Лютая стрела, златой камень,

С королём в битве бьются,

Да бьются ни мало, ни много,

Ни мало, ни много – три месяца,

Разгневался Дивьев король,

Ещё немного, и победил бы,

Ещё немного, Сада король упал бы!

Тут вышла младая девушка,

Да крикнула и позвала:

«Уходи ты , лето, уходи,

Да приходи уже зима,

Зима только снежная.»

Ещё она речь не досказала,

Как задули ветры те,

Да ветры те вьюжные,

Студёные ветры снежные,

Явилась лютая зима,

Лютая зима снежная;

Дивьев король не учился,

Учёбу так и не продолжил,

Теперь он уже замерзал,

Сильное войско его замёрзло,

Сильное войско младые молодцы,

Как сухари высохли, задеревенели!

Сада король битву выиграл!

Сада король на поле том,

Выстроил сильный град,

Сильный град прекрасный,

Да всё поле заселили;

Пахали младые девушки,

Пахали они, да сеяли они.

Садился король во дворце,

Да брал он златой грифель,

Златой грифель почернённый,

Да писал он белую книгу,

Белую книгу чёрного письма,

Заклял он младых юнаков,

Юнаков, да младых девушек,

Заклял их, чтоб они поклялись:

«Лишь только лето пройдёт,

Настанет лютая зима,

Лютая зима снежная,

Выходят пусть на белый Дунай,

Да тебе, Боже, требу воздают,

Воздают тебе три коровы.

С того времени обычай установили

В нашем граде и в селе,

Чтобы выходил младой царь,

Младой царь, да старейшина

На реку ту, на белый Дунай,

Но не выходит одинёшинек,

А ведёт младых юнаков,

Юнаков, да младых девушек,

Да тебе, Боже, требу воздавать, Требу воздают три коровы,

Да угощают младых юнаков,

Юнаков, да младых девушек,

Чтоб помнили, да чтоб знали:

Как простирал он правую руку,

Правую руку на белый Дунай,

Да чтоб Дунай замёрз,

Замёрз, да заледенился –

Миновал его Сада король,

С королём младые юнаки,

Юнаки, да младые девушки,

Да поле всё он заселил,

Что было совсем пустое.

_________

 

Пока старейшина клал трёх коров и готовил еду, девушки и жёны пели лесную песню; после они накрывали трапезу и трое из девушек уходили в село созывать всех селян на праздник, селяне подходили к этому месту на реку, каждый ещё готовил там свою закуску, что мог принести, желали друг другу добра и любви; три девушки обходили село и пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 2.

 

Слушайте, младые юнаки

Младые юнаки, да девушки,

Младые юнаки, младые жёнки!

Вышел тут младой царь,

Младой царь, да старейшина,

Да пошли они на реку,

На реку ту, на белый Дунай,

Для Бога требу воздавать,

Требу воздавать три коровы,

Да имеется сегодня мало,

Всего мало до тысячи:

Жили мы на Край-земле,

На Край-земле, да в лесу,

В лесу том, у Баваны,

Где много нас народилось,

Да мы землю всю заселили,

Заселили, перенаселили!

Собрали скарб младые юнаки,

Младые юнаки, да девушки.

Да Богу они всё жалуются,

Всё жалуются, печалятся,

Послал он Юду самувилу,

Послал её во дворец,

Чтоб сказать воеводе,

Да послатъ Саду короля,

Чтоб послатъ на белый Дунай,

На белый Дунай, пустое поле,

Пустое поле, запущенное,

Где никто на нём не жил,

Лишь жил Дивьев король,

Да всё он поле захватил;

Но ничего ещё не пахал,

И ничего ещё не сеял,

Лишъ прогуливался по лесу,

По лесу, да по горе той.

Только Богу стал жаловаться,

Жаловаться, печалится:

Поле , конечно, пахотное,

Но оно же пустое, запущенное!

Тут беды он наделает,

Если поле заселится.

Сада король на белом Дунае,

Всё думает, да раздумывает,

Как переплыть белый Дунай,

Как переплыть, да миновать.

Тут Бог ему чудо устроил,

Простёр он правую руку,

Чтоб Дунай замерзал,

Тут Дунай и заледенел,

Да Дунай царь миновал,

Миновал Дунай, прошел,

Победил Дивьего короля,

Да всё поле заселил.

Ну и записал, да написал,

Написал белую книгу,

Белую книгу чёрным письмом:

Младой царь, да старейшина,

Когда была лютая зима,

Да пришли на белый Дунай,

Пришли, чтоб требу воздать,

Требу воздать три коровы,

Да нужно гостей угостить,

И угостить также юнаков,

Юнаков, да младых девушек –

Тут послали меня в село,

Чтобы вам весть передать.

Теперь пора уже выходить,

Да выходить на белый Дунай,

Где ожидают младые девушки –

Младые девушки и жены;

Накрыли они трапезу,

Чтоб царь яствами угостил.

___________

 

Когда девушка обходила село и пела лесную песню, все селяне, и млад, и стар, жёны, бабки и девушки брали еду, которую готовили дома, и уходили на реку, где садились к трапезе, девушки соблюдали порядок на празднике, напевая следующую песню:

 

ПЕСНЯ 3.

 

Ешьте мои юнаки, пейте,

Ешьте мои юнаки, да девушки,

Ешьте мою корову завещанную,

Пейте моё алое вино,

Алое вино трёхгодичное;

Послал его Руй юнак,

Послал его с Край-земли,

С Край-земли, да с моря,

Послал его с Юдой,

С Юдой самувилой,

Да ей зарок поручил:

"Да скажешъ, Юда, ты Саде,

Чтоб заселил пустое поле,

Пустое поле, запущеное,

Чтоб пахать младым девушкам,

Да пахать им и сеять им.

А мне ничего на ум не идет,

Чтобы посадитъ белую лозу,

Да вырастить белый виноград,

Белый виноград и червонный,

Да сделать себе алое вино,

Алое вино трехгодичное;

У Бога всё не просто так,

Баловать его Бог не будет,

Если только требу воздаст,

Да угостит младых юнаков,

Младых юнаков, да девушек,

Но их никто не обслуживал,

Чтобы им подавали алое вино,

Алое вино трехгодичное;

Если вы меня уважаете,

То пошлю ему алого вина,

Алого вина трёхгодичного.

А ему, Юда, ты скажешь:

Согласия ему не будет,

Пока не посадит белую лозу,

Да уродит белый виноград,

Белый виноград и червоный,

Да сделает алого вина,

Алого вина трехгодичного,

Славил меня на Край-земле,

Да мне требу клал;

Сейчас больше меня не славит,

Поэтому пошлю Мору Юду,

Мору Юду самувилу,

Чтоб отсечь ему русую голову,

Что меня не почитал:

Как град он построил,

Теперь прошло уже три года,

А требу мне ещё не клал!

С молитвой мне ещё не молился!

Только Юда ещё идёт долго,

Ещё ,Юда, не гневаюсь,

Да люто не сержусь."

Как пришла Юда самувила,

Подала алого вина,

Алого вина трёхгодичного,

Да ему молвит и говорит –

Сада король догадался,

Потому что лозу не посадил.

Юду с мольбой он просит.

Да чтоб пошла в Край-землю,

И там вошла бы в садик,

Да отрезала там белую лозу -

Когда будет лето, весна,

Чтобы принесла ему во дворец.

Юда с ним согласилась,

Да умчалась на Край-землю,

Там зашла в садик тот,

Отрезала она белую лозу –

Наступила весна, лето,

Тут принесла она белую лозу,

Принесла её Саде королю;

Чтоб посадил белую лозу,

Лозу посадил в садике,

Да послал за белой книгой,

Белой книгой чёрного письма,

По книге он напевал:

"Ой ли, младые воеводы!

Как поле мы заселили,

Теперь прошло три года,

Девушки тут пахали,

Пахали они, да сеяли,

Сеяли белую пшеницу;

Я сам уже позабыл,

Что были мы в Край-земле,

Там мы садили белую лозу,

Да пили мы алое вино,

Алое вино трёхгодичное,

Хвалу славили Рую юнаку,

Да ему требу клали,

Что нас навек научил,

Как делать алое вино;

Тут пришла Юда самувила,

Юда самувила с Край-земли,

Да принесла белую лозу,

Я сам посадил её в саду,

Тут уродилился белый виноград,

Белый виноград и червоный,

Сделал сам алого вина,

Алого вина трёхгодичного –

А вас с мольбой я прошу,

Чтобы пришли во дворец,

И вам услужливо подадут

Алое вино трёхгодичное;

Да вам подарок подарят ,

В подарок белую лозу,

Белую лозу из сада того,

Да посадите белую лозу,

И уродится белый виноград,

Белый виноград и червоный,

Да сделаете алого вина,

Алого вина трёхгодичного;

И сядете вы за трапезу,

Да подадите младым юнакам,

Младым юнакам, да девушкам,

И прославьте Руя юнака,

Да ему требу воздайте;

Кто не придёт в мой град,

В мой град, да во дворец,

То пошлю младого воеводу,

Чтоб отсечь русую голову."

Писал король, не дописал

Да послал белую книгу,

Белую книгу чёрного письма.

Как едины воеводы те,

Так едина и белая книга,

Белая книга чёрного письма;

Седлали они борзых коней,

Да к нам в град прибыли,

В град прибыли, во дворец,

Да королю привет принесли.

Король яствами их угостил,

Да подал им алого вина,

Алого вина трёхгодичного.

Потом пошел он в сад тот,

И срезал белую лозу,

Да им подарок подарил;

Посадили себе воеводы,

Пасадили себе белую лозу,

Уродился белый виноград,

Белый виноград и червоный,

Да вина они наделали,

Алого вина трёхгодичного,

Для Руя Бога требу клали,

Да его они хвалой славили.

Теперь мы больше не виноваты,

Что оставили свою Край-землю,

Да пришли мы на белый Дунай:

Пахали мы на Край-земле,

Пахали мы, да сеяли мы,

Сеяли мы белую пшеницу,

Садили мы белую лозу,

Да пили мы алое вино,

Алое вино трёхгодичное;

А как пришли на белый Дунай,

То сеяли мы белую пшеницу,

И садили мы белую лозу,

Уродился белый виноград,

Белый виноград и червоный,

Пьём мы алое вино,

Алое вино трёхгодичное.

С того времени обычай установили,

Сада король обычай установил:

Младой царь, да старейшина

Направляются к реке той,

К реке той на белый Дунай,

Чтобы требу там воздать,

Да клали ему три коровы,

Младым девушкам их готовить;

А ещё наименьшая девушка,

Уходила в Стольный град,

В Стольный град, во дворец,

Да песни она там пела,

С песней юнаков собирала,

Юнаков собирала и девушек,

Да выводила их на реку,

На реку, на белый Дунай,

Да их угощеньем потчевала –

Да они ей жаловались,

Жаловались, печалились,

Что свою землю оставили;

Край-земля довольно тёплая,

Всё здесь весна, да лето!

Не приходит лютая зима,

Лютая зима снежная,

Когда они идут на белый Дунай,

На белый Дунай, да на поле -

На белый Дунай, Юда самувила,

Тут взывает и говорит:

"Ступай же, лето, уходи,

Чтобы пришла лютая зима,

Лютая зима снежная."

И вот уже лютая зима,

Но поле наше вспахано,

Тут уродилась белая пшеница,

Ещё уродился белый виноград,

Белый виноград и червонный.

Как было у нас на Край-земле:

На Край-земле ещё до белого Дуная,

До Дуная – Чёрное море

И на поле до белого Дуная,

До белого Дуная – Чёрное море,

Довольно хитёр Сада король,

Довольно хитёр, довольно умён,

По полю тому река течет,

Назвал он реку белым Дунаем,

Да река в море вьётся,

Большое море, внизу море,

Назвал он море Чёрным морем,

А ещё он град построил,

Град назвал сильная Котлица –

Что юнаки даже заплакали,

Заплакали, запричитали,

Младые девушки слезу уронили,

Что свою землю оставили,

Славную землю прославленную!

Чудесную землю наслышанную!

Где поле сеяли младые девушки,

Они и сеяли, они и пахали,

Сеяли они белую пшеницу,

Белую пшеницу, белую лозу,

Да выращивали белый виноград,

Белый виноград и червонный.

У нашего короля Ясная душа!

Что реку он так назвал,

Назвал её белым Дунаем,

Ещё он море назвал,

Назвал его Чёрным морем,

Да построил он сильный град,

Сильный град прекрасный,

Град назвал сильная Котлица –

Да юнаки уже не плачут,

Девушки слёзы не роняют.

Оставил он белую книгу,

Белую книгу черного письма,

Да писал её и завещал,

И завещал, да поручал:

Когда придет праздник,

Праздник Октябрьский день,

Чтоб выходил младой царь,

Да выходил он на реку,

Для Бога требу воздать,

Требу клал три коровы,

Да его славой славил –

Чтоб он дал согласие,

Да простёр правую руку,

И заморозил белый Дунай,

Заморозил Дунай, заледенил его.

С того времени обычай установил,

Чтобы выходил младой царь,

Да выходил он на реку,

Требу Богу воздать,

Да клал до трёх коров,

И угощал младых юнаков,

Младых юнаков , да девушек.

__________

 

Когда пропевали лесную песню и вставали от трапезы, водили хоровод и запевали следующую песню:

 

ПЕСНЯ 4.

 

Ой, Боже, ой, Водный,

Ой, Водный, ой, Водяной,

Написал нам царь,

Писал царь и сочинял

Белую книгу чёрного письма:

Когда настанет праздник,

Праздник Октябрьский день,

Младой царь да во дворце,

Младой царь приоделся,

Приоделся, нарядился;

Да выходил он на реку,

На реке требу воздаёт,

Требу клал три коровы,

Да угощал юнаков,

Юнаков, да девушек:

Уй, уй, ой, Боже,

Уй, уй, ой, Водный,

Ой, Водный, ой, Водяной!

Теперь наш царь на реке,

Теперь тебе требу воздаёт,

Да с молитвой тебя просит,

Чтоб защитил его от беды!

Да жив чтоб был весь год!

Чтоб пришёл праздник,

Праздник Октябрьский день –

Да тебе требу воздать,

Поэтому выходил на реку,

Да тебе клал три коровы;

Младые девушки в годовщину,

Трёх коров позлатили,

Позлатили им рога те;

Младому царю младая дева,

Когда они сидели во дворце,

То она выткала белое сукно,

Белое сукно и шёлковое,

Белое сукно позлатила,

Белое сукно, златую накидку,

Сама девушка в лесу том,

В лесу том при стаде,

Да пригнала белую корову,

Белую корову и пёструю,

Надела им златую накидку,

Так коров она позлатила;

И гонит их на белый Дунай,

На белый Дунай, на реку;

Сама же девушка на реке той,

Уже встретила своего батюшку,

Тебе, Боже, чтобы требу клал,

Девушка с молитвой тебя просит,

Молитву её, Боже, да услышь!

Чтоб жив был младой царь,

Чтоб жив был он весь год,

Весь год до праздника,

До праздника Октябрьского дня."

__________

 

Водяной: был Бог, который сидел в воде.

Бавана: была гора знаменитая на Край-земле, на ней сидели Юды, которые помогали и служили Богу.

Хилица: тысяча лет.

Уравиту: урожайный.

Ветица: значит треба.

Иман: умён, с умом.

Убимел: назвал.

Котлица: большой город, обустроен башнями и крепостями.

Октябрьский день: назывался тот день, когда начинался Дмитровский месяц.

 

ХIХ.

ПРАЗДНИК КОЛЧЕВ ДЕНЬ.

 

В селе песнопевца Баня, как-то вспоминали, что на день святого Николая каждый селянин выходил на реку "Карасу" и ловил рыбу, или покупал на базаре, да готовил и угощал всякого, кто был из соседей; это делал каждый селянин; от сельской стороны сам староста наряжался в красивые, праздничные одежды, забирал от трёх до девяти девушек и уходил на реку "Карасу", там с дерева, сделанного в виде корабля, ловил рыбу, а девушки стояли на краю реки и пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 1.

 

Ой, Колча, ой, юначик,

Уж Хина король во дворце,

Там любил свою первую любовь,

Первую любовь красу Милу,

Любил её ни мало, ни много,

Ни мало, ни много – три месяца;

Но больше её не любит,

Да ему закручинилось,

Кручинился он, печалился.

Шествовал он по лесу,

По лесу, по горе той,

Да ловил мелкую дичь,

Мелкую дичь, да куропаток,

С леса вышел на море,

Да садился на бережок,

Садился и задумался.

Тут видит перку 54 рыбу,

Что плавала по морю;

Да беду себе сотворил,

Что схватил перку рыбу,

Чтобы отнести её к матери,

Да сготовила ему вечерю,

Сунул руку, чтоб её схватить,

А рыба тут дернулась,

Да больше король её не увидел,

Туда ушла, где плавала,

Тут заплакал он, запричитал.

Где услышала его Юда самувила,

Да пришла к нему на море,

И ему молвит и говорит:

"Царь ли ты, Хина король,

Что сидишь ты на море,

Да плачешь и причитаешь?

И не уходишь во дворец,

Во дворец к своей матери.

Сейчас тебя мать ждёт,

Да готовит тебе вечерю,

И тебе накрывает трапезу,

Чтоб ты сел, да повечерял,

А ты сидишь на берегу,

Да плачешь и причитаешь:

Ступай , король, иди к себе!

Мать у тебя огорчилась,

Огорчилась, опечалилась.

Вчера была я во дворце,

Там тебя люто она кляла,

Кляла, люто проклинала,

Или доброты ты не видишь!

Что долго задерживаешься:

Три дня в лесу просидел,

Да на дичъ охотился."

Ой, Юда, Юда самувила,

В лесу я, Юда, не сидел,

Мелкую дичь я не ловил,

А вдоволь набродился

Да по полю и по лесу,

Но моря я ещё не видел:

Как вышел я с леса,

То увидал большое море,

Да садился на бережку.

Море мне очень понравилось,

Но я по морю не плавал;

Вдруг увидел я перку рыбу,

Да сам я руку опустил,

А рыба тут же скрылась;

Да вот гадаю, раздумываю,

Что делать, что предпринять:

Сердце моё уже на море,

Там при матери не находится,

Не принесу ей мелкую дичь,

Чтоб готовила вечерю."

Юда ему велит и говорит:

"Царь ли ты, Хина король,

Ничего ты, царь, не видел,

А твоё сердце уже на море;

Если ты море переплывешь,

Да выйдешь ты на поле,

То увидишь пустое поле,

Пустое поле, запущенное,

Которое ещё не пахали,

Не пахали, не сеяли –

Король там дикий-предикий,

Когда набродится по лесу,

То пасётся на травке,

Как ты пасёшь сивое стадо! –

А поле достаточно пахотное,

Если ты, король, попашешь,

Если ты, король, посеешь,

Да дважды, король, ты пожнёшь."

Ай ты, Юда самувила!

Моя земля заселилась,

Ко мне юнаки явились,

Да мне плачем плакались;

Теперь думаю, что делать,

Если поля совсем не останется –

Ты мне, Юда, подскажи,

Как мне море переплыть,

Чтобы увидеть пустое поле,

Пустое поле, запущенное,

А по морю не доплыву!

Не видел я перку рыбу,

Куда уплыла, что с ней стало – Но я, Юда, чтобы поплыть,

Буду подаваться на море:

Теперь, Юда, что же делать,

Что делать, что предпринять?

Как же пойду я на поле то?

Если море не переплыву.

Юда в ответ ему говорит:

"Царь ли ты, Хина король,

Я тебе, царь, подскажу,

Что делать, что предпринять.

Кураба Бог есть на небе,

На небе и на озере том,

Да делает он корабли те,

Ходят они, как Девы те,

На небе, которые, при Боге,

И ему службу несут,

Ясная звезда разгневалась,

Разгневалась, рассердилась,

Да им дозволения не даёт,

Чтобы войти им во чертог,

А посылает их на озеро,

Чтоб побанились, да помылись,

Озеро то довольно большое,

Да плыть его, не переплыть;

Кураба Бог согласие даст,

Да пошлёт родного сына,

Родного сына Колчу юнака,

Чтоб отвёз их на корабле,

Да покупаться на озере том,

И покупаться, и помыться,

Пока на лике их взойдет,

На лике их ясная звезда,

Тут войдут они в чертог,

Для Бога службу нести.

А знаешь ли, что делать?

Кураба Бог согласия не дал,

Чтоб послать родного сына,

Родного сына Колчу юнака,

Да его послать на землю,

На землю, да на море,

Чтоб послать его с кораблём,

Да научить семь королей,

Семь королей, да семь князей,

Как им плавать по морю,

Там никто ещё не плавал,

Никто моря не переплывал,

Никто улова не ловил,

Мелкого улова перки рыбы.

Ступай ты, царь, во дворец,

Завтра будет праздник,

Да тебя ждёт старая мать,

Чтоб тебе приготовить вечерю,

Да сядешь ты за трапезу,

Да вечерю повечеряешь.

Едва лишь Солнце взойдет,

Едва лишь звезда блеснёт,

Позовёшь ты три мастера,

Три мастера холостяка,

Что девушек не обманывали,

Что девушек не развлекали,

Да их пошлёшь ты в лес,

Срубить деревьев мачтовых,

Да сделать малый корабль,

Малый корабль и ковчег,

Да взойдёшь ты на корабль,

И поплывёшь ты по морю,

Да наловишь перки рыбы,

Для Бога требу воздашь,

Требу дашь перкой рыбой,

Да угостишь ты юнаков,

Юнаков тех, да девушек тех –

Бога с молитвой попросишь,

Чтоб послал родного сына,

Родного сына, Колчу юнака,

Да его послал на море,

На море с кораблём,

Ни мало, ни много, с девятнадцатью,

Да тебя учить плаванию,

Чтобы плавать по морю тому,

Да тебе управлять кораблём;

Ты пойдёшь на поле то,

Что есть пустое, да запущенное,

Да отведёшь туда младых юнаков,

Юнаков, да младых девушек,

Чтоб они пахали, да они сеяли.

Бог твою, царь, молитву услышит,

Да пошлёт родного сына,

Родного сына Колчу юнака,

Пошлёт его с кораблём

С кораблём на море то,

Да тебя научит плаванию,

Лишь тогда пойдёшь на поле.

Когда построишь новый град,

Новый град прекрасный,

Да справишь праздник,

Праздник Колчев день,

Для Колчи требу воздашь,

Требу воздашь перкой рыбой,

Да угостишь младых юнаков,

Юнаков, да младых девушек –

Только, царь, каждый год,

Требу надо тебе воздать;

Если требу не воздашь,

Рассердится Кураба Бог,

Рассердится, разлютуется,

Как поплывёшь ты по морю,

Пошлёт он Юду самувилу,

Юду самувилу ветренную,

Да подует сильный ветер,

Сильный ветер с ливнем,

Да потопит твои корабли,

Угодишь ты прямо в море,

Белое тело утонет в море."

Речъ Юда не досказала,

Да вспорхнула уже к морю,

Не увидел её Хина царь,

Куда ушла, куда она улетела –

Сам царь остался на берегу,

Да встал он и отправился,

Отправился он к матери.

Мать его люто судила,

Судила его и говорила:

"Ох, сын ты, Хина король,

Гой, что ты задерживаешься,

Уже больше трёх недель?

Если дичи не наловил,

Почему ты не вернулся?

Сама еды я заготовила.

Король ей ничего не сказал,

Лишь отдал ей мелкую дичь,

Чтобы ради праздника,

Ему сготовила вечерю;

Садится царь за трапезу,

Да с ней вечерю вечеряет.

Ещё Солнце не всходило,

Ещё звезда не блеснула,

Да зовёт он трёх мастеров,

Трёх мастеров холостяков,

Ещё они девушек не обманывали,

Ещё они девушек не развлекали,

Да их посылает в лес тот,




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.