Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Доставали тут трое царей, 6 страница



Белая лента, да червонная,

Её носил малый мальчик,

Малый мальчик, родной сын,

С ласточкой Юда самувила,

Да девушкам так говорит:

«Вставайте, девы, вставайте,

Хоровод вы, девы, водите,

Играйте, девы, танцуйте»!

Ласточка молвит и говорит,

Промолвила, проговорила:

«Да через год опять на лето,

Опять прилечу с Край - земли,

С Край – земли, большого моря,

Опять порхну на Белый Дунай,

На Белый Дунай, на Чёрное море -

Как увижу малое дитя,

На руке его белую ленту,

Белую ленту и червонную,

Тут же спущу белый цветок,

Белый цветок и укроп.

Да пусть царь требу воздаёт,

Требу воздаёт девять коров,

Девять коров яловых,

Яловые все на отбор,

Потом всех гостей угощает.

 

Сруци: значит души, предки.

Умревали: значит добавляли пряности в пищу.

Куприца: пряная травка, укропчик.

Отечина: отечество.

Деснива: правая рука.

Маринка: старое слово неизвестное, оберег.

Сривнало: значит приятно им стало.

 

V1.

ПРАЗДНИК

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ.

 

За четыре дня до Гюргиева дня некогда клали для требы ягнёнка ради того, что прошла зима и наступило лето; три девушки, ещё до восхода солнца шли в какой-нибудь сад, становились под розой и пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 1.

 

Юда самувила, Вилка Милашка,

Полетела ты в тот садик,

От дерева к дереву, на белую розу,

Да лицом улыбаешся,

Устами всё песню поёшъ:

« Ой, Боже, Летний Бог !

Миновала зима лютая,

Лютая зима снежная,

Наступает уже лето,

Пригрело ясное Солнышко,

Завтра утром Первин 38 день.

Собрались все пахари,

С пахарями и девушки,

Собрались в том лесу,

В том лесу, на капище,

Для тебя требу воздают,

Ясную птицу, светлого агнеца,

Ведь у тебя будет праздник,

Праздник – Первин день,

Слава тебе, Боже, на земле,

Славим тебя утром пред Зарёй,

Что прогнал лютую зиму,

Пред Зарёй, пред Солнцем!

Лютую зиму снежную,

Наступает уже лето;

Пахари требу воздают,

Младые девушки в саду

Собирают белые цветы,

Белые цветы душистые,

Цветы златом обвивают,

Чтоб украсить ясную птицу,

Как вспорхнёт она на небо,

Да долетит к тебе в чертог,

Птица попросит для девушек,

Чтоб послал им обильный урожай,

Белую пшеницу, белый виноград;

Девушки жнут белую пшеницу,

Да делают чистые калачи,

Юнаки виноград собирают,

Да делают алое вино -

На Руйный день в том лесу,

В том лесу на капище,

Праздник твой, Руйный день -

Когда едят чистые калачи

Да пьют алое вино,

Тебе, Боже, хвалу славят.»

Утром поёт Вилка Юда,

Вилка Юда и Милашка,

Полетела она во дворец,

Разбудила царя и везиря:

«Послушай, царь и везирь,

Вставай, царь, успеешъ поспать!

Миновала лютая зима,

Лютая зима снежная,

Лето к нам приходит,

А с летом праздник,

Праздник наш Первин день,

Да для Бога требу воздашь,

Пред Зарёй, ещё пред Солнцем».

 

Когда пропевали песню, одна из девушек проходила через село и пела следующую песню:

 

ПЕСНЯ 2.

 

Слыхали ли, милые подружки,

Милые подружки, девчата?

Прилетала Вилка Юда,

Вилка Юда и Милашка,

Да в садик на дерево то,

На дерево, на белую розу,

Летнему Богу хвалу славила:

«Пригрело ясное Солнышко,

Прогнало зиму лютую,

Лютую зиму снежную».

Песню поёт только для Бога!

И полетела во дворец,

Рано еще, пред Зарёй,

Разбудила царя и везиря,

Что настаёт уже праздник

Настаёт праздник, Первин день.

Собираются все пахари,

С пахарями младые девчата,

Собираются в том лесу,

В том лесу, на капище,

Да ловят ясную птицу,

Стадо пасётся в лесу,

А в стаде светлый агнец,

Для Бога его в требу воздают.

Пойдите, девчата, в лес,

Пойдите, прогуляйтесь –

Навстречу им Первая Юда,

На голове у неё златая ваза,

В вазе белые цветы,

Белые цветы душистые,

Златом мы их обвиваем,

Украсим ясную птицу,

Чтоб вспорхнула на небо,

На небо, к самому Богу,

Да его с молитвой просила,

Чтобы послал обильный урожай,

Белую пшеницу, да виноград.

Милые подружки, девчата,

К вам с мольбою обращаюсь,

Хватит вам быть при матери!

Ну-ка, выйдите на улицу,

Я отведу вас во дворец,

А из дворца в тот лес:

Оденет вас царь, нарядит

В белые одежды до ног,

С златым платком на голову

 

Когда девушка пропевала песню, выходили другие девять девушек и уходили в дом наистарейшего деда, который был в селе, там танцевали, водили хоровод и пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 3.

 

Появились девять девушек,

Девять дев, девять подружек,

Очень пустынно утром,

Матери их нигде не видно,

Ни матери их, ни сестры.

На улице малая девочка,

Подаёт им белую руку,

Играет малая девочка,

Отводит их во дворец.

Там их ждут царь и везирь,

На дворе хоровод водят,

Ни много, ни мало - три часа.

Царь на своем совете,

Супруге своей говорит:

«Неси белые одежды,

Белые одежды, златые платки,

Подари милым девушкам.

Девушки в том лесу

Собирают белые цветы,

Белые цветы душистые.

Да златом их обвивают,

И украшают белую птицу,

Летнему Богу требу воздают,

Чтоб нам послал обильный уражай,

Белую пшеницу, белый виноград.»

Вынула она белые одежды,

Белые одежды, златые платки,

Приоделись младые девушки,

Приоделись, нарядились,

Белые одежды до ног,

Златые платки на голову,

Да все идут в тот лес,

Играют, да песню поют:

«Ой, Юда, Первая самувила,

Завтра, Юда, праздник

Праздник наш, Первин день,

И царь тебе требу воздаёт,

Ясную птицу, светлого агнеца.

Бог тебя, Юда, послал,

Прогнала, чтоб лютую зиму,

Лютую зиму снежную,

Согрело, чтоб ясное Солнце.

Пахари уже в том лесу.

Ловят там ясную птицу,

Ясную птицу, светлого агнеца -

Знаешъ, Юда, не задерживайся,

Когда царь требу воздаёт,

Бога он с мольбой просит,

Чтоб послал обильный урожай,

Девчата с белыми цветами,

С белыми цветами душистыми

Да украсят ясную птицу,

Лютая зима снежная

В лесу цветов не оставила,

Посохли белые цветы;

А в том саду Солнце греет,

Прогнали лютую зиму,

Ещё цветы не посохли;

Царь послал в тот лес,

Цветов чтоб собрали,

А цветов не осталось -

Да тебя с мольбою просим,

Чтобы вышла ты в садик,

Да набрала белых цветов,

Белых цветов душистых,

Подарок нам, Юда, подари:

В нашем граде лютая зима,

Кто цветок понюхал,

Тому настало лето,

Того Солнце согрело».

Пели девчата, да пропели,

Первая Юда в том садике.

Собирает белые цветы,

Белые цветы душистые,

Да голову ими украсила;

И поставила в вазу,

Да пошла через лес тот,

И заставила девушек,

Громко крикнуть в лес:

«Уходи ты, зима, убегай,

Наступило уже лето,

Будет греть ясное Солнце» -

Со словами Юда цветы кинула,

Весь лес так и заблагоухал,

Тут нашла младых девушек,

В дар им дарила белые цветы,

Белые цветы душистые.

Девять девчат во дворце,

Во дворце, да у царя -

Еще не дошли пахари.

Еще не ловили птицу,

Ясную птицу, светлого агнеца -

Царь их яствами угощает,

И с ним они сидят во дворце.

 

После собиралось много девушек и юношей, да шли в лес, где паслись овцы и выбирали одного ягнёнка для требы; когда возвращались, девять девушек ожидали и выходили к ним; когда украшали ягнёнка, пели такую песню:

 

ПЕСНЯ 4.

 

Явились наши юнаки,

Явились младые девушки,

С леса, да с Белого Дуная,

Юноши несут ясную птицу,

Девушки светлого агнеца,

Белую птицу с белого Дуная,

Светлого агнеца с леса.

Выйдите, милые подружки,

Милые подружки, девочки,

Да юнаков дождитесь,

И юнаков, и девушек.

Девять дев на широком дворе,

Свивают белые венки,

Да белые венки душистые.

С златом их перевили,

Да украшают ясную птицу,

Украшают, песню припевают:

«Слушай, птица, ясная птица,

Белая птица, светлый агнец,

Венок тебе, птица, на голову!

Когда царь требу воздаст,

И ты вспорхнёшь на небо,

Там Бога с молитвою попросишь,

Чтобы послал обильный урожай,

Белую пшеницу, белый виноград,

Крылья твои позлатились,

Очи твои разгорелись,

Снесём тебя в тот лес,

В тот лес, да на капище,

Там царь требу воздаст -

И ты вспорхнёшь на небо,

Светлого агнеца заколет,

Да гостей угостит -

Если крылья не позлачены,

Очи твои не разгорелись,

Бросим тебя в белый Дунай,

Утонешъ, птица, в той воде!

Еще песню девы не пропели,

Ясная птица позлатилась,

Крылья её позлатились,

И очи её разгорелись -

Ступайте вы, царь и везирь,

Оденьтесь, да нарядитесь,

Златые одежды до ног,

На подоле златые узоры,

В руке твоей златой нож ,

Потому что царь требу клал,

Ясную птицу, светлого агнеца,

Ясная птица позлатилась,

Крылья её позлатились,

А очи её разгорелись.

Царь девушкам не поверил,

А вышел на широкий двор,

Да увидел ясную птицу,

Крылья её позлатились,

А очи её разгорелись.

Он посылает девять девчат,

Да чтоб пошли в баню,

И попарились, да помылись,

Чтобы Богу требу воздать.

Да и сам царь в горнице,

Одевается, наряжается,

Златая одежда до ног,

Внизу златые узоры,

В руке его златой нож -

Выходил царь к дверям,

И ожидал милых девушек.

Выходят они из бани,

От их лица Солнце сияет!

И царь чуду дивится,

Что девчата побелели,

От их лица Солнце сияет .

 

Требу клали они близ леса, где находилась и пещера; там сидели три дня, когда девушки возвращались, пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 5.

 

Направился к нам царь,

Направился в тот лес,

В тот лес, да на капище,

За ним идут пахари,

На голове златой поднос,

На подносе светлый агнец;

Затем идут младые девушки,

На голове златой поднос,

На подносе ясная птица,

Солнце ещё не всходило,

А царь уже в том лесу.

Появилась там девушка,

Да залезла она на капище,

Опустила железные ворота,

В воротах семьдесят замков,

Да никому не даёт войти,

И ни царю, ни везирю.

Царь её с мольбою просит:

«Что ты хочешъ милая девушка,

Что ты хочешъ, я тебе дам?

Отвори мне железные ворота.

Чтобы взойти на капище,

Солнце вот уже встаёт,

Да на нас Бог рассердится.»

Отвечала младая девушка:

«Давай, царь, да не давай,

Ничего, царь, я не хочу,

Хочу лишъ светлого агнеца,

Чтоб угостил на капище.

Дам, девица, светлого агнеца,

Отвори железные ворота.

Как ты, царь, меня ни мани,

Когда придёт Первая Юда,

С жезлом она в руке,

Ударит железные ворота,

Тогда упадут те замочки».

Речь девица не проговорила,

Как появилась Первая Юда,

Разлютовалась, рассердилась:

«Послушай, царь, да везирь,

Сегодня у меня, царь, праздник,

Праздник мой, Первин день,

Прогнала я лютую зиму,

Лютую зиму снежную,

Ты меня, царь, не почитаешь

Солнце уже скоро взойдёт,

Ты ещё требу не клал,

И не идёшъ на капище,

На тебя Бог рассердился,

Рассердился, разлютовался,

Не возвратишься во дворец.

Отвечают ей царь и везирь:

«Слушай, Юда, Первая самувила,

Что делать, да что предпринять,

Потерялась младая девица,

Да влезла она на капище,

Замкнула железные ворота,

Повесила семьдьсят замков,

Да не даёт нам войти,

И ни мне, ни везирю,

Да думаем, что делать нам,

Что делать нам, что предпринять,

Хочет ли светлого агнеца,

Чтоб угостил на капище.

Я давал ей светлого агнеца,

Но не отворяет нам ворота,

Лишь в ответ нам говорит:

Как ты, царь, меня не мани,

Когда придёт Первая Юда,

С жезлом в руке она,

Ударит железные ворота,

Тогда упадут замочки».

У ворот появилась Первая Юда,

С жезлом в руке она,

Как ударила в ворота,

Попадали все замочки.

Взошел царь на капище,

А за царём все пахари,

Пахари, младые девушки,

Да для Бога требу воздают,

Требу воздают ясную птицу:

Как вспорхнёшь, ясная птица

На небо, к самому Богу,-

Девушки песню ему напевают,

Ты Бога с молитвой попросишь,

Чтобы послал обильный урожай,

Белую пшеницу, белый виноград;

Девчата пшеницу нам пожнут,

Для Бога калачей сделают,

Чистые калачи из белой пшеницы;

Юнаки виноград соберут,

Потом будет Богу алое вино,

Когда придет к нам праздник,

Праздник наш, Руйный день,

Да будут есть чистые калачи,

И ещё пить алое вино».

Младые девушки песню поют:

«Ещё птица позлатится,

Да вспорхнёт на то небо,

И вспорхнёт, да споёт:

«Уходи, зима, ты убегай,

Уже настигло тебя лето,

Да согрело ясное Солнце.»

Как взлетела птица, не видели.

Взошло тут ясное Солнце,

Как увидели его царь и везирь,

Хвалою Солнце славили.

Да ушли они в огород,

В руках у них златое орало,

И огород они вспахали,

Да посеяли белую пшеницу,

И посадили белый виноград,

Потом вернулись на капище:

Младым девушкам дар дарили,

Одарили их златым алтыном,

Не алтыном, ясным Солнцем,

Что взошло с ясной Зарей –

И давали им светлого агнеца,

На капище, чтоб угощались,

Так как зима миновала,

Лютая зима снежная,

И наступает уже лето.

Девушки удивляются, размышляют

Как готовить светлого агнеца,

Огня же нет на капище.

Прилетела тут Первая Юда,

Да им молвит и говорит:

«Ой вы, младые девушки,

Что, девы, дивитесь и размышляете?

Готовьте вы, светлого агнеца,

Чтобы угостить на капище:

Зима уже миновала,

Да лето уже наступает.

Что, Юда, не думаешь,

Думай, Юда, что говоришь:

На капище огня не положено!

Светлого агнеца не сготовить,

В лесу мы не угостимся,

Минует уже твой празднк,

Праздник твой, Первин день.»

Разгневалась Первая Юда,

Да им в ответ и говорит:

«А ставьте вы златой казан,

В казан светлого агнеца,

А я задую теми ветрами,

Ветрами, да вьюжными,

Брошу я белого снега.

Чтобы зима вернулась,

А лето чтобы убежало».

Младые девушки заплакали,

Поставили златой казан,

А в казане светлого агнеца,

Да они сидят и поют:

«Ой, Солнце, ясное Солнышко,

Взойди, Солнце, над лесом,

Огонь, Солнце, что не палишь,

Ведь уже наступил праздник,

Праздник наступил, Первин день,

Светлого агнеца сготовим,

На капище, чтоб угостится» -

Сидели они в том лесу

Да совсем не скучали -

Ещё песню не пропели,

Взошло тут ясное Солнце,

Припекло, да так запалило,

Под казаном вспыхнул огонь,

Да готовится светлый агнец,

На капище мы угощаемся.

Уже начало смеркатся,

Спускались мы с капища,

Да шли все через лес тот,

Песню только пели для Бога:

«Ступай, зима, уходи себе,

Ведь наступает уже лето».

 

VII.

ПРАЗДНИК МАСИН ДЕНЬ

 

Одно время в селе на весенние песнопения 23 апреля, на Гюргиев-день клали требу Богу; каждый готовил ягнёнка дома и угощались; а от села брали девять овнов, которых клали на поле, у подножия горы, там же собиралось много девушек, которые их готовили, но не разводили огонь, а три девушки тайно, чтобы их никто не видел, разводили огонъ под наполненным казаном и скрывались в лесу; другие девушки шли к казану поддерживать огонь, играли, водили хоровод около этого казана и пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 1.

 

Ой, Боже, Боже Огневица 39!

Зимний Бог разлютовался,

Зимний Бог Снежный,

Разлютовался, рассердился,

Тяжёлая зима пришла,

Тяжёлая зима, да снежная,

Белый снег на поле -

Младые девушки не выходили,

Не ходили на посиделки.

Теперь зима миновала,

Приходит младой Масиня,

Младой Масиня, младая Асурица,

Да вышли все из града,

Но мы, Боже, не на поле,

А мы, Боже, в лесу том;

Девять девушек и девочек,

Все мы от одной матери,

Принесли, Боже, мы в лес тот,

Каждая девушка чёрную индюшку,

В правой руке ясная книга,

Чёрная индюшка позлаченная,

Ясная книга посребренная,

Позлатил их наш царь,

Наш царь, младой Йима,

Как вспорхнул он на небо,

На небо, да прямо к Богу -

Сошёл Йима потом на землю,

Со старейшиной он говорил,

Говорил он и сказал,

Сказал ему и его позвал,

Чтобы требу тебе клал,

Старого почтил потупившись:

Чтоб клал тебе чёрных индюшек,

Чёрных индюшек позлаченных.

Теперь послал старейшину

Послал его туда в долину,

Туда в долину, на поле,

На поле то, да в лес тот,

Тебе, Боже, песню поём:

«Старейшина жертву клал,

Требу клал чёрных индюшек,

Сготовим из них чёрный пуйник,

Готовим всего немного,

Всего немного три недели,

Да всё в лесу сидим -

Ещё, Боже, мы не ели,

Не ели мы, да не пили,

Сейчас уже не поедим,

Сейчас уже не попьём,

Да диву мы удивляемся -

Хотя тебе требу клали,

Клали тебе чёрных индюшек,

Чтоб сготовить чёрный пуйник,

А ведъ огня у нас нет:

Наказал нам старейшина,

Наказал нам, поручил,

Чтоб огонь не разводили.

Ой, Боже, Боже Огневица,

С молитвою, Боже, просим:

Сидишъ, Боже, на высоте,

На высоте, да на небе,

На небе, в своём чертоге,

Где у тебя ясный огонь,

Высеки, Боже, ясный огонь,

Да запалишь ясное Солнце,

Чтоб взошло над землёй,

Над землёй, да над полем,

И сготовится чёрный пуйник,

Сготовим его в казане,

Да высеки сильный огонь,

Чтоб сготовить чёрных индюшек,

Чёрных индюшек позлаченных,

Клал их старейшина,

Потом сядем за трапезу,

Сядем, да покушаем,

Да поедим чёрный пуйник,

И выпьем алого вина,

Алого вина трёхгодичного;

Как пригреет ясное Солнце,

Да прогонит лютую зиму,

Лютую зиму снежную,

Что нам, Боже, уж надоела ! На посиделки мы не ходили, На посиделки и на тканьё – Поём тебе, Боже, ясную песню, А с песней мы тебя славим. Да подождём мы в лесу,

Как взойдёт ясное Солнце,

Да будем пахать на поле,

И вскопаем виноградник –

Живая птица чтоб прилетела,

Чтобы прилетела на поле,

Лишь нам, Боже, надоело,

В лесу там не сидим,

Йима царь наказал,

Наказал нам и поручил:

Пройтись вниз на поле,

На поле тебе требу воздать,

Требу клали светлого агнеца,

Светлого агнеца осуренного,

Осуренного, пепельного,

Светлого агнеца одного у матери,

Поём тебе ясную книгу,

Да тебя хвалою славим!

Чтоб огонь ты сотворил,

Ясное Солнце запалил,

Чтоб взошло оно на небе.

И прогрело всё на поле,

На поле, да в лесу том;

Поём тебе ясную песню,

Ясную песню, ясную книгу,

Написал её наш царь

Наш царь, младой Йима –

Как сидел он на небе.

На небе том три годочка,

У Бога он службу служил -

Блаженного Бога он ублажал,

Да тот ему подарок даровал,

Даровал ему ясную книгу,

Ясную книгу позлаченную,

В ясной книге ясная песня;

Еще Бог ему наказал:

Когда сойдёт он на землю,

Если у него нужда на сердце,

Для Бога требу, чтобы клал,

Да спел ему ясную песню,

Ясную песню ясному Солнцу,

Да ему с молитвой молился,

То с ним ничего не случится,

С нуждой он расстанется.”

Бог ему такой наказ дал,

Царь ему в ответ говорит:

«Ой, Боже, родной Боже,

Даришь мне ясную книгу,

А ведь я еще не знаю,

Как петь ясную книгу,

Ясную книгу, ясную песню,

Когда нужда на сердце,

Нужда меня не оставит.»

Тогда стал Бог его учить,

Учил его и научил –

Как ему петь ясную книгу,

Ясную книгу, ясную песню.

Еще ему наказ дал:

Когда сойдёт он на землю,

На землю, да на то поле,

Нашёл чтоб девять девушек,

Девять девушек и девочек,

Девять дев от одной матери,

Да отвёл их во дворец,

Чтобы в них имелась нужда,

Да их учил ясной песне,

Как ещё Богу надо молиться».

С неба царь тут, на земле,

В правой его руке ясная книга,

Блестит она, да сияет вся,

Сияет как ясная Заря.

Шествовал царь по граду,

Зашел он к старейшине,

Да просит девять девушек,

Девять дев от одной матери,

Просьбу его тот выполнил,

Да отводит их во дворец –

Учить петь ясную песню,

Учил нас, Боже, научил.

Теперь, Боже, молитву слышишь!

С молитвой тебя просим на поле,

На поле то, да на лужайку,

Чтоб готовился чёрный пуйник.

Да ждём младых девушек,

Ожидаем их из того леса,

Всего немного три недели,

Ещё девчата не подошли,

Ещё никакой вести не принесли,

Что взошла ясная Заря.

Ясная Заря и Зарница,

С Зарёю ясное Солнце,

Что миновала лютая зима,

Лютая зима снежная,

Приходит ясное лето,

Ясное лето, да тепло –

Зима совсем надоела

И юнакам и девушкам,

И холостякам и незамужним.

________

 

Утром рано, когда ещё не взошло Солнце, перед Зарёю, много девушек ходили в лес встречать весну, а из всех них три девушки, которые разводили огонь тайком и скрывались, шли в лес и пели там следующую песню:

 

ПЕСНЯ 2.

 

Младая девушка в чертоге,

В чертоге, на небе том,

Не выходила из чертога

Всего немного шесть месяцев,

Да не сходила в лес тот,

Так как этот лес побелел,

Покрылся белым снегом.

Зимний Бог разлютовался,

Зимний Бог Снежный,

Разлютовался, рассердился,

Да посылал он юнака,

В руке у него белое ведро,

Как кинул он белым снегом,

Да весь лес он побелил,

Сразу лес запорошил.

Младая дева Дурга Юда,

Дурга Юда самувила

Теперь она уже сошла,

Да шла она через лес,

Подарок есть у неё в руке,

Подарок её, это белые цветы,

Белые цветы, укроп-трава,

Траву бросает по лесу,

Да кричит она до небес:

«Слушайте, девять девушек,

Девять девушек и девочек,

Требу вы, девы, клали,

Чёрных индюшек позлаченных,

Требу клали вы Огневице,

Пели ему ясную песню,

С песней ему молились,

Чтоб взошла ясная звезда,

Ясная звезда, ясная Зарница,

Да взошло ясное Солнце –

Сидим мы тут на поле,

Всего немного три недели,

Да ещё ничего не видели,

Появилась Барва Юда,

Барва Юда, Барвец месяц,

Барва Юда украсилась,

Украсилась белыми цветами,

Белыми цветами, белыми венками;

В руке златой посох,

Златой посох костяной,

Да гонит лютую зиму,

Лютую зиму снежную:

«Беги, зима, ты убегай,

Так как приходит лето,

Лето, да уже весна» -

Речъ Юда не досказала,

Простёрла златой посох,

Златой посох костяной,

Взошла тут ясная Заря,

С Зарёю ясное Солнце,

Потом вошла Барва Юда,

Вошла она в пещеру ту,

В пещеру, да в садик,

Собирает белые цветы.

Белые цветы, белые венки,

В корзине белые цветы,

Белые цветы, укроп-трава,

Тут Барва и говорит:

«Идите ко мне, девять девушек,

Девять девушек и девочек,

Идите ко мне в садик тот,

Чтобы я вам подарок дала,

Белый венок, белые цветы,

Да голову себе украсите,

И хвалой прославьте,

Что уже приходит лето,

Лето, да ещё весна,

А с летом Барвец месяц».

Слышали девять девушек,

Девять девушек и девочек,

Что поёт младая девушка,

Младая дева Дурга Юда,

Дурга Юда самувила,

Шествуют они в лес тот,

Да её просьбу исполнили:

На их голове белые цветы,

Белые цветы, белые венки,

В руках их златая корзина,

В корзине белые цветы,

Белые цветы, белые венки,

Белые цветы и укроп,

Шла Дурга через лес тот,

Да бросала белые цветы,

Белые цветы, белые венки,

Но ещё не обернулась,

Чтобы поглядеть на девушек,

Младых девушек и девочек;

Лишь когда девы попросили,

Чтоб им дала белых цветов,

Белых цветов, белых венков.

Только тогда на них глянула,

Да им подарки дарила,

Да головы их украсила,

Потом им молвит и говорит:

«Ой, вы девять девушек,

Девять девушек и девочек,

Ну-ка, девы, приукрастесь,

Белыми цветами на голове,

Белыми цветами, белыми венками.

Довольно вам в лесу сидеть –

Сойдите тут вы в долину,

Тут в долину, да на поле,

На поле то, в Белый град,

В Белый град, в Кайлес,

Где вас ждёт Йима царь,

На двор он уже сошел;

Выбрал светлого агнеца,

Светлого агнеца осуренного,

Осуренного, пепельного,

Светлого агнеца, одного у матери,

Да вас ждёт он во дворце,

Для Бога требу воздать,

Ясную песню ему спеть,

Да славить ясную Зарю,

Ясную Зарю, ясное Солнце.

Что взошло над землёй,

С Солнцем будет белая пшеница,

Белая пшеница, белый виноград;

Да вся земля позлатится,

Позлатится, посребрится,

Во дворце всё чистое злато,

Чистое злато, белое сребро:

Все ему хвалу славят,

Сейчас и вы его славьте,

Сейчас вы ему требу воздайте».

Девять девушек украсились,

На голове у них белые цветы,

Белые цветы, белые венки.

Пришли девушки тут в долину,

Тут в долину, да на поле,

На поле, да в Белый град,

В Белый град, в Кайлес,

Где ждёт их Йима царь;

В его дворе светлый агнец,

Светлый агнец осуренный,

Светлый агнец пепельный,

Но во дворе он требу не клал,

Лишъ приводит её в пещеру,

Младые девушки пожалились,

Пожалились, опечалились,

Что привели их в пещеру,

Но царь их всех смирил,

Да такие им слова говорил:

«Ой, ли вы, девять девушек,

Девять девушек и девочек,

Что вы жалобой жалитесь,

Всё жалитесь, печалитесь?

Немного вы помолчите,

На вас что, Бог не гневался,

На вас что, Бог не сердился?

Тогда во дворе требу воздайте,

Не пойдёт светлый агнец,

Не пойдёт он на небо,

На небо к самому Богу,

Ведь Бог согласья не даёт,

Чтоб ему требу клали

Во дворце и во дворе».

Тут девушки замолчали,

Да больше они ни слова,

Ни слова не говорят.

Тогда девушки требу клали,

Требу клали, светлого агнеца,

Светлого агнеца осуренного,

Осуренного, пепельного,

И пели ему ясную песню,

Тут царь гостей угощает,




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.