Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Доставали тут трое царей, 8 страница



Младых девчат сама украсила,

Ведь лето уже начинается:

Скройся, зима, в своем чертоге,

Да запри свои сосульки,

Сосульки, льдиночки,

Льдиночки, снежинки,

Чтоб больше их не сыпала.

____________

 

Вилка Милушка: веровали одно время, что она дожидалась на небесах Божьего дозволения и прогоняла зиму.

Ружа: садовая роза.

Летний Бог: веровали, что он сидел на Солнце и ему велел пригревать, чтобы было лето.

Первый день: был установлен для Первой Юды, предвестницы первой весны.

Капище: было построено в лесу, в котором клали требу самому Летнему Богу.

Пряность: очень душистая травка.

Руй: был Бог представитель виноградарей.

Руин – день: праздник Руя, когда было готово новое вино, Рую клали требу наши деды; на празднике водили хоровод, а также играли на свирели и тампане.

Огневали: значит добывали так огонь.

Храмина: передник.

Ужина: нож специальный, коим клали требу.

Ясная птица: клали требу лишь через лето, звалась ясная, потому что её считали лишь тогда, когда Солнце

грело сверх меры, иначе не клали требу и не было согласия Бога.

Триница:казан на треножнике.

______________

 

Руна: значит толкать.

Югиче: бараны-вожаки, которые гнали стадо, когда оно паслось в лесу.

Дреница: значит бочка, в которой было вино.

Югавита: южный летний ветер.

____________

Огнебог: веровали наши деды, что он сидел на Солнце и в топливе, поскольку он давал свет и тепло да согревал землю.

Магата: был наибольший месяц в году.

Асуита: был большой праздник в честь Бога.

Йима: был царь у наших дедов, в которого веровали, что он беседовал с Богом и написал ясную книгу по Богову внушению, а её дал людям, чтобы по ней молиться Богу.

___________

 

Дургана: была Богиня на небе.

Коприца: была травка душистая, с которой девушки встречали лето.

Первая Юда: была Богиня на небе, это была дева, сияющая как солнце, после стала звездой.

Первый месяц: был установлен во время праздника Первой Богине.

Пенчира: плетёная корзинка для цветов.

Ухивате: радовать.

Кайлес: был большой город, в котором правил Йима царь; много раз сюда прилетали Змеи с неба и их угощал Йима царь.

Уфисала: разнюхала.

________

 

Кали: была предвестница лета.

Баваница: была Юда, которая перешла время.

Ранишь: значит сидишь.

Тремина: панировочный сухарь.

Сосульки: капельки, которые замерзают в зимнее время, когда капают.

Ледница: значит ледяная.

_________

 

IХ.

ПРАЗДНИК

СЫРНЫЙ ДЕНЬ.

 

Когда - то наши деды праздновали Сырный день, на который семь девушек ходили в лес, где паслись несколько стад со всего села; для этого их собирали всех вместе в лесу на одной поляне, а семь девушек пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 1.

 

Вот наступил праздник,

Праздник, Сырный день,

С праздником идёт Сыр Бог,

А с Богом Гора Юда,

Гора Юда главная чабанка,

Сошлись мы в лесу том,

Там был Ноня юнак,

Где он пасёт сивое стадо.

А Сыр Бог в пещере,

Гора Юда в том лесу,

В правой руке златой рожок,

В левой руке златой посох,

Юнаку речь она говорит:

«Слушай, Ноня, чабан Ноня,

Три года, ты Ноня, в лесу,

Три года стадо пасёшъ,

А твоё стадо уменьшилось!»

От того Ноня мне поплакался,

Печально Ноня затужил,

Так как стадо не плодится,

Только ещё уменьшается.

Да Ноня, меня зовёт.

Да Ноня всё мне жалуется,

Всё жалуется, печалится,

Бога с молитвой просит,

И Бога и своего отца,

Чтобы ему службу сослужили.

И попили студёную воду,

Воду с реки, да попрыскали,

Да попрыскали на его стадо,

Чтоб стадо расплодилось.

Бог мою молитву не слушает,

Только лишь рассердился,

Рассердился, разгневался,

С трудом слова проговорил:

«Ой, ли девица, Гора Юда,

Что ты с молитвою молишься?

Три года Ноня в том лесу,

И пасёт сивое стадо,

Так сейчас мой праздник,

Праздник Сырный день,

Юды самодивы в пещере,

Появились они из леса,

Отыскали чабана Ноню,

Просили светлого агнеца,

Светлого агнеца им не дал,

Просили парного молока,

И парного молока не дал!

Юды мне требу не клали,

И парного молока не было попить,

Да нет больше праздника,

Праздника Сырного дня:

Пресное молоко не створожили,

Не дали мне есть в лесу зелёном.»

Тут Юды пришли на поле,

На поле юнака нашли,

Что пасёт сивое стадо,

Малое стадо триста овец,

Только один у негосветлый агнец.

Юды ему велят и говорят:

«Ой, ли юнак, младой чабан,

Знаешь ли ты, или не знаешь?

Завтра будет праздник,

Праздник, Сырный день,

Для Бога мы требу воздадим,

Тебя с мольбою мы просим:

Неужто не дашь светлого агнеца,

Неужто не дашь парного молока,

Светлого агнеца в требу воздадим,

Парное молоко створожим,

Сырному Богу помолимся,

Чтоб расплодил тебе сивое стадо:

Триста овец сейчас пасёшь,

Три тысячи будешь пасти.»

Младой чабан им отвечает:

«Ой, вы ли, Юды Самодивы,

Сколько пасу я сивого стада,

Был только один светлый агнец,

Сам буду требу воздавать,

Завтра будет праздник,

Праздник Сырный день,

Если я дам вам светлого агнеца,

Будете уходить в тот лес,

В тот лес да в пещеру,

Я же остаюсь на поле,

Для Бога требу не воздам,

Не для меня будет праздник,

Праздник, Сырный день.

Когда меня послал отец,

Чтоб пасти ему сивое стадо,

Клятвою меня заклинал:

Когда, сын, будет праздник,

Праздник, Сырный день,

Светлого агнеца, чтоб имел,

Если его в требу не воздашь,

Парное молоко не створожишь,

Уменьшится сивое стадо,

Не быть больше младым чабаном.»

Тут в долине у реки

У реки есть та пещера,

Если вы со мной согласитесь,

Да сядете на том поле,

Лишь взойдет ясное Солнце,

А с Солнцем придёт праздник;

В пещере требу воздайте,

Да створожите парное молоко.

Пригоните светлого агнеца,

Да его в требу воздайте,

Хотя, он один в стаде,

За одного Бог девять даст.

Юды со мной согласились,

Да ожидали на том поле,

Пока взойдёт ясное Солнце,

А с Солнцем праздник,

Праздник Сырный день.

Чабан поймал светлого агнеца,

Да подоил сивое стадо,

Наполнились все вёдра,

Наполнились парным молоком.

Отправились ко мне в пещеру,

Юды мне требу воздают,

В требу клали светлого агнеца,

Чабан творожил мне парное молоко.

Тут мне чабан пожаловался,

Стадо у него в поле не плодится,

За год один светлый агнец!

Как ты, дева, службу служишь,

На стадо ему воду прысни,

Если в меня чабан уверует,

То стадо ему три тысячи!

Но Ноня меня не почитал,

В лесу мне требу не клал,

Как меня Ноня не почитал,

Так и я его не уважаю:

«Утром рано стадо ему всполошил,

Да убежало оно с того леса,

Не быть Ноне главным чабаном».

Как говорили ему Бог и предки:

Ты, Ноня, что думаешь,

Уж ему с молитвой помолись,

И приходи в тот лес,

В тот лес, да в пещеру,

Там, Ноня, требу воздашь.

Бог находится в том лесу,

В том лесу в пещере,

Где и Юды Самодивы,

Завтра будет праздник,

Праздник Сырный день,

Да Бог меня послал,

Чтоб привести светлого агнеца –

Юды Самодивы не согласились

Чтоб привести светлого агнеца –

Солнце уже взошло,

Наступил праздник,

Праздник Сырный день,

Да меня ожидает Сырный Бог;

Три года стадо твоё не плодится,

Всё твоё стадо лишь уменьшилось;

Если дашь мне светлого агнеца,

Стадо твоё расплодится:

Стадо у тебя есть три тысячи,

А станет тебе триста тысяч»!

Чабан Ноня ей отвечает:

«Беги, Юда, ты убегай,

Достану лютую стрелу,

Да стрельну прямо в сердце,

Поскольку у меня стада мало,

Ещё берёшь моего светлого агнеца,

Да моё стадо сманиваешь!

Сырный Бог соглашался,

Если ему заколю светлого агнеца.

Расплодит мне сивое стадо».

Рассердилась Гора Юда,

Рассердилась, разлютовалась,

Да не пошла в пещеру,

А заиграла в златой рожок,

Да бросила златой посох,

Сивое стадо всё разбежалось.

Чабан Ноня тут заплакал,

Да ей велит и говорит:

«Собери мне, Юда, сивое стадо,

Поймаю тебе светлого агнеца,

Да надою тебе парного молока».

Юда ему так отвечает:

«Даёшь ты мне, иль не даёшь,

Стадо уже разбежалось,

Счастье имел чабан Каруна,

Чабан Каруна на поле том».

Сивое стадо внизу на поле,

И пасёт его чабан Каруна.

Тут подошла Гора Юда,

Да ему велит и говорит:

« Бог в помощь тебе, чабан Каруна!

Завтра будет праздник,

Праздник Сырный день,

Я Богу требу воздам,

Требу воздам в пещере:

Дашь ли мне светлого агнеца,

Дашь ли мне, или не дашь?

Ответил чабан Каруна:

«Иди, Юда Самодива,

Дам тебе светлого агнеца,

И дам тебе девятнадцать овнов,

Рыжих овнов, мохнатых,

За меня требу воздашь,

Чтоб плодилось моё сивое стадо.»

Еще и речи не закончил.

Да поймал светлого агнеца,

Добавил девятнадцать овнов,

Рыжих овнов, мохнатытых,

И надоил парного молока,

Наполнил ей ведёрочки.

Да ему Юда даёт ответ:

«Иди, Каруна, младой чабан,

Я не просто, Каруна, Юда Самодива,

Ещё я сама Гора Юда Самувила;

Если придёт к тебе сивое стадо,

Стадо то пас чабан Ноня,

Потерял он светлого агнеца,

Потерял, так как мне не дал!

Сыграла я в златой рожок,

Да бросила златой посох,

И стадо его разбежалось,

Тут сходи ты на поле,

И захвати мне с того стада,

Светлого агнеца, чтобы дал;

Один ягнёнок в том стаде,

А его отдай Юде Самодиве,

Пусть его в требу воздаст;

Так он послужит Сыру Богу,

Сыру Богу и предкам нашим,

Водой прыснет на твоё стадо,

Стадо тебе триста тысяч!

Отведи девятнадцать овнов,

Да отправляйся в тот лес,

В тот лес, в пещеру,

Чтобы увидеть Сыра Бога,

Да ему створожишь свежие сыры,

А тебе защитит сивое стадо».

Чабан Каруна не удивился,

Оставил он сивое стадо,

Одно стадо на том поле,

Да погнал девятнадцать овнов,

А с ним пошла Гора Юда,

Да удалились в лес тот,

В тот лес, в пещеру.

Крикнула тут Гора Юда:

«Ой, батюшка, Сыр Боже,

Встречай, батюшка, чабана Каруну,

Что тебе привел светлого агнеца,

Агнеца, да девятнадцать овнов,

И принес тебе парного молока,

Наполнил он мне цедила.

Побей Бог чабана Ноню,

Имел он своё сивое стадо,

Ни мало, ни много триста тысяч,

А мне не дал светлого агнеца!

Сыграла я в златой рожок,

Рассердилась я, разгневалась,

Да бросила златой посох,

Стадо его рассеялось,

Стадо его разбежалось,

Только следы на поле том,

Стадо пасёт чабан Каруна;

Ему не жалко светлого агнеца,

Да отдал мне светлого агнеца,

Еще и девятнадцать овнов,

Девятнадцать овнов мохнатых:

С молитвою, батюшка, я прошу,

Расплоди ему сивое стадо,

Чабан Каруна главный чабан,

Кто увидит его сивое стадо,

Кто увидит, чтоб завидовал!»

Сыр Бог в ответ говорит:

«Ой, ты, дева, Гора Юда,

Что тут думать, да говорить!

Чабан Ноня меня не почитал,

Да и я его не уважаю,

Сивое стадо ему сокращу:

А раз ты рассердилась,

Рассердилась, разгневалась,

Разсей ему сивое стадо,

Загуби ему стога сена.

Чабан Ноня в том лесу,

Всё плачет, да причитает,

Сердце его закаменелось,

Как белый камень в лесу!»

Извещает Бог нам утром,

Начался праздник,

Праздник Сырный день,

Чабан Каруна требу воздаёт,

В требу клал светлого агнеца,

Еще клал девятнадцать овнов,

Девятнадцать овнов мохнатых;

Семь Юд Самодив,

Как взяли мне ведёрочки,

Ведёрочки с парным молоком,

Да творожат свежий сыр;

Только Бог уже засмеялся,

Златую свою руку в ведёрочко –

Да створожил свежие сыры.

Преподнесли ему семь Юд,

Семь Юд Самодив.

Тут он велит и говорит:

«Каруна у меня главный чабан!

Ещё стадо ему наплодится:

Сколько деревьев в лесу,

Столько ему светлых ягнят!»

Речь еще не досказал,

А уж вспорхнул на небо.

Чабан Каруна на поле,

Он пасёт сивое стадо,

Три недели стадо пасёт,

Стадо его расплодилось,

Стадо его всё поле усеяло,

Сколько деревьев в лесу,

Столько у него светлых ягнят.

Сошел он вниз и в град,

Да пригласил триста чабанов,

Чтобы пасли его стадо.

Знаменит, Каруна, прославился,

Да царём стал он на земле.

Сыр Боже, родной Боже!

Мы, Боже, не Юды Самодивы,

А мы, Боже, семь девушек,

Брат наш главный чабан,

И он пасёт сивое стадо,

Да нас послали в тот лес,

Потому что твой праздник,

Праздник Сырный день,

Дали нам светлого агнеца,

Чтобы тебе требу воздать,

Брат наш чабан Каруна,

Наш брат чабан Ноня,

Все тебе клали светлого агнеца.

С молитвою тебя, Боже, просим,

Как выпьешь студёной воды,

Так услужи Горе Юде,

Ты на лес водой прысни,

Где наши родные братья,

Чтоб им стадо плодилось,

В годовщину тебе требу воздадим

Светлого агнеца, девять овнов,

Девять овнов мохнатых.

Есть тут одна пещера.

В пещере там белый колодец,

Сегодня начался праздник,

Праздник, Сырный день,

Да сядешь в пещере,

И выпьешь студёной воды,

Студёной воды с колодца,

Гора Юда службу сослужит,

Подаст тебе златую чашу:

Если чашу ты забудешь,

Найдём мы златую чашу,

В чаше студёная вода.

Молитву нашу, Боже, услышь,

Да оставь ты нам чашу,

Чтоб опрыскать сивое стадо,

Что пасут его родные братья,

Да Каруне главному чабану.

Чтоб их стадо плодилось:

В годовщину требу воздадим,

Светлого агнеца, девять овнов,

Девять овнов мохнатых.

Три дня мы, Боже, в лесу,

Да уж нам это надоело,

Нас ждут родные братья.

Будем идти мы в пещеру,

Может, он оставил златую чашу,

Может, он просьбу выполнил:

Чтоб братья не разгневались,

Не гневились, не сердились,

Оставил их в лесу том,

Пасти им сивое стадо.

НА СЫРНЫЙ ПРАЗДНИК.

(От другого певца)

 

В селе Кочен, лет сто назад, на Гюргиев день семь девушек ходили недалеко в лес, к пещере, и клали требу для Бога одного ягнёнка, после того одна из девушек тайком уходила в пещеру и оставляла одну чашу, наполненную до полна водой, а когда она выходила из пещеры, то пела следующую песню:

 

ПЕСНЯ 1.

 

Крикнула младая девушка,

Младая девушка Юда Самодива:

«Пойдите, девы, милые подружки,

Спуститесь вы только вниз,

Только вниз, в пещеру.

Сегодня сходил Сыр Бог,

А с Богом и Гора Юда,

Гора Юда главная чабанка,

Да с рожком в руке,

Тут вошла она в пещеру.

Когда Бог шел по лесу,

Встретил трёх юнаков,

Трёх юнаков главных чабанов,

Что пасут сивое стадо,

Да он их и спрашивает:

«Послушайте вы, три юнака,

Знаете ли вы, или не знаете?

Сегодня мой праздник,

Мой праздник Сырный день,

А вы мне требу не воздаёте,

То стадо ваше уменьшится.»

Три юнака ему отвечают:

«Тебе требу, Боже, воздаём

Наши сёстры в лесу,

Где находится пещера,

Там тебе требу клали».

Засмеялся им Сыр Бог,

Сырный Бог, Гора Юда,

Тут вошёл он в пещеру,

Заиграла Гора Юда,

Да играет да все поёт,

И льет студёную воду,

Студёную воду с белого колодца,

Да Богу службу служит,

Его с молитвой просит,

Как выпьет он студёной воды,

И в чаше пусть оставит,

Воды в чаше пусть оставит,

И с водою златую чашу;

Бог их молитву услышал,

Да оставил студёной воды,

И с водой златую чашу,

Чашу нам оставил он,

Сам на небо вспорхнул.

Войдите вы в пещеру,

Может чашу найдёте.

Как услышали девушки,

Вошли они в пещеру,

Чтобы взять златую чашу,

Ещё чашу не нашли.

Тут вошла Юда Самодива

Да села у белого колодца,

У белого колодца под деревом:

Под деревом златая чаша,

Да им чашу подаёт,

Подаст тебе златую чашу:

В этой чаше студёная вода,

Оставил её Сырный Бог.

 

После, семь тех девушек входили в пещеру, а когда одна из них находила чашу, то уходили к сельскому стаду, напевая следующую песню:

 

ПЕСНЯ 2.

 

Три брата, главные чабаны,

Где вы, братья, где же вы.

Заприте сивое стадо,

Чтоб не паслось в лесу.

Сыр Бог подарок послал,

Послал в дар златую чашу,

В чаше студёная вода,

С нами идёт Гора Юда,

Гора Юда, Самодива,

Да несёт златую чашу.

Водой опрыснет сивое стадо,

Да ваше стадо расплодится;

В златой руке ведёрочко,

Створожится свежий сыр.

Как услыхали три брата,

Три брата, главных чабана,

Заперли они сивое стадо,

Чтоб не паслось в лесу.

Отобрали девять овнов,

Девять овнов мохнатых,

Дождались семи девчат.

Требу клали девять овнов,

Требу клали Горе Юде,

Еще её с мольбою просят:

«Давай Гора Юда Самудива,

Сыграй, Юда в рожок,

Да собери сивое стадо,

Сама, Юда, коров подои,

Да надои нам парного молока,

Чтобы наполнить ведёрко,

Златую руку сунь ты в ведёрко,

Чтоб створожить свежий сыр,

Да угостишь своих подружек,

Подружки те наши сёстры;

Что не прыскаешь на сивое стадо,

Да опрысни его студёной водой,

Что носишь в златой чаше,

Чтоб мое стадо расплодилось,

Тогда тебя, Юда, мы прославим.

 

Когда приносили ветки к стаду, одна из тех девушек, которая несла чашу и рожок, уходила сама в стадо, опрыскивала его водой из чаши и доила овец; а другие девушки пели следующую песню:

 

ПЕСНЯ 3.

 

Заиграй мне, Гора Юда,

Гора Юда Самудива,

Заиграй мне на рожке,

Чтобы лес отозвался эхом.

Игру услышали птицы,

Собрались в том лесу,

Да больше не порхают,

А слушают Гору Юду,

Как играет она и поёт.

Собралось и сивое стадо,

Приманилось сивое стадо

Рожком да её песнею.

Наигралась Гора Юда,

Оставила она рожок,

Вынула златую чашу,

Водой опрыснула сивое стадо,

Опрыснула, да и говорит:

«Три брата главные чабаны,

Стадо ваше три тысячи,

А через год триста тысяч!

Требу мне воздайте ни мало, ни много

Ни мало, ни много, девять овнов,

Девять овнов мохнатых,

Через год девятнадцать овнов,

Девятнадцать овнов мохнатых».

Речь еще не промолвила,

Поставила она ведёрки,

Да доила сивое стадо,

Парное молоко в ведёрко,

Да опустила златую руку

Златую руку в ведёрко

Да створожила свежий сыр.

И позвала милых подружек,

Чтоб их сыром угостить.

Не пасём мы в лесу том,

Три дня Юда в этом лесу,

А больше уже не видели.

Три брата стадо пасли,

Если придёт Гора Юда,

Стадо их будет три тысячи;

Еще год не миновал,

А их стадо расплодилось,

Ни мало, ни много, триста тысяч!

И они требу воздают,

Если наступает праздник,

Праздник Сырный день,

Мало, немного, девятнадцать овнов,

Девятнадцать овнов мохнатых;

Когда будет праздник,

Праздник Гюргиев день,

Соберутся младые девушки,

Младые девушки родные сёстры,

Девушки принесут чистые пироги,

В пирогах свежий сыр,

Там подают и угощаются.

_________

 

Каруна: был юноша чабан, потом царь для наших дедов; он увел тех дедов и привел в эту землю; с ними он привел и стадо, которое расплодилось на этой земле.

С короба: значит со стога.

_____________

Х.

ПРАЗДНИК

ГЮРГИЕВ ДЕНЬ.

 

Песня, которую пели на праздновании Гюргиева дня, когда носили цветочный хлеб.

 

 

ПЕСНЯ 1.

 

Малое дитя с села идёт,

В руках у него белая книга,

Белая книга и грифель,

И грифель черноватый,

Где есть младые девушки,

В дом к ним заходит:

Выйди ко мне, дева, выйди,

Ты в книге сама написала,

Что мне подарок подаришь,

На плечо мне накинешь ленту,

Завтра ведь будет праздник,

Праздник, Гюргиев день.

Пойди же, дева в лес,

Да собери белые букеты,

Белые букеты из белых цветов,

На Гюргия калач замесишь,

В калаче белые цветы,

Да станешь ты у реки,

Цветочный калач подавать.

Как Гюргий сильный юнак,

Поутру выходил на реку,

Вышла к нему Сура Ламия,

Достал он тяжкий боздуган,

Посёк её на мелкие куски,

Истекли с неё три реки:

Первая река белая пшеница,

Вторая река алое вино,

Третья река парное молоко.

Как увидели младые девы,

Хватали его борзого коня,

Да ему голову украсили,

Белым венком, белым цветком.

____________

 

Когда месили калачи к Гюргиеву дню, одна дева бросала цветы, а другие пели такую песенку:

 

ПЕСНЯ 2.

 

Бросай мне, дева, бросай,

На чистый хлеб белые цветы,

Белые цветы, белые букеты;

Брала их в лесу, иль не брала,

Гюргий еще не видел,

Завтра его праздник,

Праздник Гюргиев день.

Сам на реку собирался,

Седлал он борзого коня,

Заехал в свой дворец;

И отворял он сундуки те,

Да ей подарок дарил:

Чудесный платок накинул,

А на платке Ясная Звезда.

Потом возвратишься на реку.

Цветочный хлеб тебе дадим,

Ты его к стаду отнесёшь,

Стадо ты накормишь,

Стадо не давало парного молока.

Потом, девица, в хоровод,

Ты к хороводу выйдешь:

Чудесный платок на голове

Он тебя увидит в хороводе,

Рукой махнёт он тебе,

Рукой тебе хвалу восславит.

___________

 

Хлуна: была ткань шелковая.

Сейна: что ласкается, как огонь.

______________

XI.

ПРАЗДНИК

СВЕТОВИТОВ ДЕНЬ.

ПЕСНЯ 1

 

Ой, ветер, мама, дует,

Ветер, мама, с леса,

С леса, да с горы той;

Мама, это не Димна Юда,

Димна Юда Самувила,

Лишь это, мама, Световит - юнак.

Три серпа у него в руках,

Позлатил их, мама, златом,

Крикнул он, мама, позвал:

«Слушайте селяне и старосты!

Завтра будет мой праздник,

Мой праздник, Световитов день,

Поле то уже посветлело,

Посевы те пожелтели,

Пожелтели, чтобы сжать.

Пошлите вы трёх девушек,

В лес, да на ту гору,

Трёх дев от трёх матерей,

Каждую деву от одной матери,

Чтоб клали три овна,

Три овна, да рогатых;

Я им подарки подарю,

Три моих серпа позлаченных.

Чтоб вышли ко мне на поле,

Серпами пожать посевы:

Только тогда девушки выйдут,

Да начнут жать на поле.»

Выбрали, мама, селяне те,

Селяне те, да старосты,

Что я одна у матери,

Будут посылать меня в лес,

В тот лес, на ту гору,

Дар подарит Световит- юнак,

И мне даст златой серп.

Приодень меня, мама, наряди».

Речь девушка не изрекла,

Уже в ворота стучатся:

«Девица ли, одна у матери,

Приоденься, нарядись ты,

Завтра будет праздник,

Праздник Световитов день.

Весть имеем в нашем селе:

Три девы от трёх матерей,

Каждая дева от одной матери,

Чтоб идти им в тот лес,

Для юнака требу воздать,

Три овна, да рогатых –

А он вам подарки подарит,

Три серпа позлаченных».

Три овна пригнали,

Три овна да рогатых,

Три девушки приоделись,

Приоделись, нарядились,

И отправились в тот лес,

В тот лес, на ту гору –

Ходили всё, бродили,

Да вышли они на реку.

Навстречу им Световит-юнак,

Три серпа у него в руках,

Серпы у него позлатились;

Три снопа у него на плечах,

Колосья позлатились,

Три колоса у него на голове,

Каждый колос безценный янтарь,

От янтаря солнце светит;

Девушки ему почести оказали!

Три овна ему клали,

Три овна, да рогатых;

А он им подарки дарил,

Каждой деве златой серп.

Сошлись девушки на поле,

Златым серпом взмахнули,

Да сжали они пшеницу.

Возвратились они в село,

Крикнули они да сообщили:

«Слушайте, младые девушки,

Вышли мы с того леса,

С того леса, с той горы,

Вышли мы на то поле,

Златым серпом взмахнули,

Да сжали нашу пшеницу:

Приходите, девушки, на поле,

Да пожните свою пшеницу,

Что давно уже поспела,

Ведь сегодня праздник,

Праздник Световитов день.»

 

ПЕСНЯ 2.

 

Все, Радя, уже на поле,

Все, Радя, уже на жатве,

Лишъ ты, Радя , всё дома.

Слыхал ли ты, иль не слыхал?

Световит-юнак с леса вышел,

Вышел он, Радя, на поле,

И всех холостяков спрашивает,

Где же, Радя, холостяк?

Ещё на поле не выходил!

Раньше я его полосу убирал,

Долг – сжать полосу до полдня,

Радя же совсем не уморился,

Радя совсем не изнурился,

На девушек совсем не глядел.

И поэтому придёт он на ниву,

Сегодня ему подарок подарю,

Или Радя немощный парень.

Появись, Радя, на поле,

На поле, Радя, на ниве той,

Где тебя Световит ждёт.

Болен Радя лежит в постели,

Но уже встаёт он с постели.

Взял Радя свой серп,

Да появился он на поле.

Стал Радя полосу убирать,

Долг – сжать полосу до полдня.

Видит его Световит юнак,

Потом вышел к нему на поле,

На поле, да на ниву,

Стал он полосу с Радей убирать:

До полдня жали белую пшеницу,

До вечера ещё златые колосья,

Собирал Радя, да подбирал.

Достойный теперь Радя на селе,

Стал Радя старостой на селе.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.