Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ



Двери операционной оставались закрытыми уже несколько часов, и Шелби с Эммой все это время даже краем глаза не видели Кейн. Чашки с кофе так и стояли перед ними нетронутыми, они их даже не замечали. Врач отвел Эмму в другую смотровую, чтобы проверить, нет ли у нее повреждений. На ней была только царапина от пули, которая прошла через Кейн. Когда она вернулась к Шелби, они, не произнося ни слова, взялись за руки.

– Мне нужно позвонить и попросить Меррик сказать об этом Хэйдену. – Эмме было страшно рассказывать сыну о том, что случилось, но она знала, что он должен находиться сейчас здесь.

– Все будет нормально, мисс Кэйси. Это же не Ваша вина.

– Зови меня Эмма. Ты не знаешь нашего сына. Он идеализирует Кейн и, конечно, у него есть на то причины. Она не предавала его, в отличие от меня.

Шелби крепче взяла Эмму за руку и улыбнулась.

– Ты его мать, и сейчас ты нужна ему, даже, несмотря на то, что он так не считает.

Сотовый телефон, который протянула ей Шелби, выглядел, чуть ли не устрашающе, но Эмма вытерла вспотевшие ладони и взяла его.

– Резиденция Кэйси. – Голос Меррик был тревожным после долгого ожидания.

– Меррик, это Эмма.

– Мисс Кэйси, Кейн нет дома.

_ -Ты не могла бы забыть о своих чувствах и послушать меня?Я знаю, что Кейн нет дома, поэтому и звоню. В нее стреляли, Меррик, она в больнице. Ты должна приехать и привезти Хэйдена. Пожалуйста, возьми с собой еще людей. Я обещала Кейн, что позабочусь о нем, и мне нужна твоя помощь. – У нее заныла рука, так сильно она сжимала телефон, ожидая, что скажет Хэйден.

– В какой она клинике?

Эмма сказала, где точно находятся они с Шелби.

– Мы будем там, через десять минут.

Минутная стрелка на часах сделала круг тринадцать раз, прежде чем вошли Хэйден, Меррик и Мук. Она встала и приготовилась к реакции Хэйдена. Его выражение лица несколько смягчилось, когда он заметил кровь на ее платье.

– Это не моя кровь, Хэйден, не бойся. Я не хочу уходить, пока не узнаю, что Кейн в порядке.

– Она сказала, что ты приехала, чтобы исправить все между вами. Ты это сделала?

Она была удивлена этим вопросом. Она была уверена, что сначала он спросит о состоянии Кейн.

– Если быть честной, на это уйдет не один вечер, но думаю, что все получится. Тебе, может быть, сложно это принять, но мы с Кейн когда-то были лучшими друзьями, кроме того, что любили друг друга.

– Она мне тоже так сказала. Медсестра сказала нам, что нужно будет подождать еще несколько часов, но мама держится. – Сказав это, он ее успокоил.

А, ну конечно, он не мог не остановиться, чтобы спросить. Он же сын Кейн. Эта женщина могла бы делать рекламу для бойскаутов – будь всегда готов. Эмма знала, что идея Кейн о необходимости быть ко всему готовым, включала в себя немедленное получение информации о ситуации. Хэйден делал все точно так же.

– Меррик, спасибо, что привезла его так быстро.

Комната была небольшая, но Меррик заметила близко сидят Шелби и Эмма.

– О чем вы тут говорили без нас? – Она уже придумала два сценария – по одному из них Шелби была здесь, чтобы довести до конца дело Кейн, по другому – причина ее пребывания здесь была несколько более интимной.

– Агент Дэниелс привезла меня сюда со склада.

Хэйден подошел ближе к матери и женщине, сидевшей рядом с ней.

– Ты была там?

– Мы обе там были, Хэйден.

– Что произошло?

Пытаясь разобраться с прической и вытащить из волос шпильки, Эмма глубоко вздохнула.

– Все произошло так быстро, что я помню только, как я стояла рядом с Кейн, и кто-то крикнул ей, чтобы она бросила оружие, в чем не было никакого смысла. Мы же знаем, что она никогда не носила оружие.

Меррик кивнула. У Кейн не было необходимости в оружии. Они ведь всегда были рядом с ней.

– Прежде чем я успела отреагировать, она схватила меня, и мы упали на землю. Когда зажегся свет, я поняла, что это пуля свалила ее с ног. Она спасла мне жизнь.

– Такое ощущение, что каждый раз, когда она защищает тебя от чего-то, в конечном итоге она больше теряет, – сказал Хэйден.

После этих слов Эмма расплакалась. Помириться с ним было так же сложно, как с Кейн.

– Прости. Мне очень жаль. Мне больше нечего сказать. Возможно это звучит как дурацкое клише, но лучше бы на ее месте оказалась я. – Эмма выбежала, чтобы не слышать его дальнейших саркастических замечаний.

– Не проще ли было ударить ее? – спросила у него Шелби, не вставая с места.

– Да что Вы знаете, леди? Вы наверняка здесь затем, чтобы навредить моей матери.

– Не надо говорить со мной так, мистер Кэйси. Я не Эмма, и не буду мириться с таким отношением. Твоя мама сейчас не видит тебя, потому что она борется за свою жизнь, но я уверена, если бы она была здесь, она сама бы дала тебе пощечину.

Было удивительно смотреть в его глаза и находить в них столько от Кейн. В них был тот же огонь, что и у нее.

– Вам не стоило приходить сюда и говорить о том, о чем Вы понятия не имеете. Моя мать позволяет вам видеть только то, что считает нужным, и не более. Вы же не можете быть настолько глупы, чтобы это не понимать.

– Я не глупа, Хэйден. Я слышала, что она сказала тебе сегодня в ресторане. Ты же знаешь, что мы прослушиваем. «Быть мужчиной – значит уважать свою мать и свою семью». Разве не это она тебе сказала? А ты уже готов напасть на самую беззащитную жертву, зная, что она ничем тебе не ответит. Наверно, Кейн права, и эти принципы показывают, какой ты человек. К тому же, если ты будешь поступать так же необдуманно и незрело, как сейчас, такие люди, как я, быстро до тебя доберутся.

Она спокойно высказала все это, и подождала, не скажет ли Хэйден еще что-то. Когда он отвернулся и подошел к Меррик, Шелби вышла, чтобы поискать Эмму.

– Ты думаешь, она права? – спросил Хэйден у Меррик.

– Мальчик, тебе еще многому надо научиться, поэтому я не стала бы об этом беспокоиться. Кейн в первый раз сделала все не так, и тебе не обязательно быть лучше.

– Что ты имеешь в виду?

– Я имею в виду, что ты сын своей матери, и что бы кто ни говорил, это не изменится. – Меррик убрала волосы с его лба и улыбнулась. – Из-за своего темперамента она иногда может сказать некоторые вещи, которые не стала бы говорить в нормальной ситуации. Нам еще везет, что с ней не часто это случается.

– Я не могу ничего с собой сделать, иногда я становлюсь ужасно злым.

– Я знаю, приятель. Дело в том, что мне платят за то, чтобы я наблюдала и слушала и давала советы, если попросят. Я была здесь, когда Эмма ушла, и я понимаю, почему так случилось. И я знала, что наступит день, когда она вернется. Она улыбнулась ему. – Конечно, важную роль в возвращении сыграл ты, но все-таки твоя роль – не главная. Я знаю, что это звучит жестко, но такова иногда любовь.

От стыда он наклонил голову, чтобы Меррик не видела его слез.

– Я знаю, что ей на меня плевать. Не надо мне опять говорить об этом.

– Послушай меня, Хэйден. Ты сын Эммы, и половина крови, которая течет в тебе, принадлежит ей. Но такой же важной, как связь между матерью и ребенком, является связь между любящими. Эта женщина уехала не потому, что у нее было непреодолимое желание смотреть целыми днями на коров и найти себе кого-то вместо Кейн. Она оставила свое сердце здесь, и никак не может вернуть его себе.

 

– Жаль, что я не помню того времени. Я, наверно, должен, но у меня почти не осталось воспоминаний о ней. Мне нравится, что мама иногда рассказывает мне про нее, но я не могу простить ее за то, что она бросила меня. И если то, что ты говоришь, правда – то и за то, что она бросила маму.

– Мой милый мальчик, ты же только учишься жить, так что не беспокойся. Твоя мать гордится тобой. Я обещала, что никогда об этом не скажу, но когда тебя нет рядом, она постоянно говорит о тебе.

Она легонько потянула его за рукав, и, упав в ее объятия, он, наконец, разрыдался.

– С ней все будет в порядке, Хэйден.

– Вы все здесь с Кейн Кэйси? – в дверях стоял мужчина среднего возраста в зеленом халате, насквозь промокшем от пота.

 

– Что-то не так? – Хэйден вскочил так быстро, что Меррик упала на стул.

– Нет. Меня зовут Дон Элтон, я главный хирург, и я хотел сказать, что мы закончили операцию, и что она хорошо держится. Ты ее сын?

– Да. Меня зовут Хэйден Кэйси.

Все что я могу сказать сейчас, Хэйден, это то, что она несколько дней пробудет в интенсивной терапии, а потом мы сможем сказать, что будет дальше.

– С ней все будет в порядке?

Врач снял с себя промокшую хирургическую шапочку.

– Я пока не знаю. Твоя мама потеряла много крови. Мне бы хотелось сказать, что все будет хорошо, но это было бы нечестно. Одно я знаю точно – давно на моем столе не было человека в такой хорошей форме. Тем более, ей есть за что бороться. Ты передашь эту информацию другим членам семьи, которые были здесь недавно? Я собираюсь подготовить для нее палату. Звони мне, если у тебя будут вопросы, или ты захочешь о чем-то поговорить. Медсестра передаст вам мои контакты.

– Спасибо, доктор, мы об этом позаботимся. – Меррик положила руку Хэйдену на плечо, чтобы хоть немного успокоить его после такого отчета о состоянии здоровья Кейн.

– Можно ее увидеть? – спросил Хэйден.

– Не сегодня. Почему бы тебе, не поехать домой, чтобы поспать, а завтра утром мы посмотрим, можно ли будет это сделать? – Он вышел, оставив их одних.

 

– Тебе удобно, Барни? – Джордж сидел напротив Кайла, прихлебывая кофе из чашки.

Кайл скрестил руки на груди, пытаясь запугать прокурора, чтобы тот его отпустил. Все остальное не работало, и он просидел в комнате для допросов больше трех часов. Он был уверен, что в чем бы ни было дело, ему ничего не стоит вернуть себе свободу. За годы работы он изучил тактику, которую теперь применяли по отношению к нему. Его так просто не сломаешь, уж в этом он был уверен.

– Послушай, Джордж, ты должен меня отпустить. У меня дела, и вся эта ерунда мне сейчас совсем не нужна.

Боюсь, что не смогу просто так тебя отпустить, Барни. Конечно, ты понимаешь, что мы должны соблюдать регламент, особенно когда дело касается такой фигуры как ты. Мы можем разобраться достаточно быстро, если ты ответишь на несколько вопросов.

Ухмылка, появившаяся на лице Кайла, была более чем знакома Джорджу. Он улыбнулся в ответ. Будет чертовски приятно стереть ее с его лица.

– Конечно, давай. Покажи себя, Джордж.

– Как давно ты стал мальчиком для битья у Джованни Бракато, а Барни?

Энтони, Лайонел и Джо по ту сторону зеркала чуть не захлебнулись кофе. Будь они на месте Джорджа, они бы подольше поговорили со своим боссом, перед тем как перейти к главному. Видимо, им было чему поучиться у этого старого воина, и побледневшее лицо Кайла лишь подтверждало это.

Прошло несколько минут, прежде чем Кайл смог заговорить. Он использовал это время, чтобы собраться с мыслями и понять, где он допустил ошибку.

Молчание только доказывало его вину. Невиновные люди никогда не молчат, оказавшись в этой комнате. Они всегда пытаются доказать свою невиновность.

– Я не понимаю… – начал Кайл.

– О чем я говорю, – закончил за него Джордж. – Тебе нужно присутствие адвоката? Свои права, думаю, ты хорошо знаешь.

– Мне не нужен адвокат. Я ничего не сделал.

– В этот момент я обычно говорю самоуверенному ублюдку, который сидит напротив, что если он согласится нами сотрудничать, то улучшит свое положение и дело пойдет быстрее. Это означает, что я спущусь вниз и приму участие в допросе. Так что, Барни, если ты согласен сотрудничать, может быть это хоть чем-то тебе поможет. Думаю, тебе будет обеспечена хоть какая-то безопасность, если ты поможешь нам со следствием.

Кайл засмеялся, и наклонился вперед, положив руки на стол.

– Иди к черту, Джордж. Я уже сказал, что не понимаю, о чем ты говоришь.

– Думаю, тебе пришлось хорошо постараться, чтобы получить этот шикарный значок, да? Ты посещал много занятий по психологии?

Кайл кивнул, но ничего не сказал, не понимая, к чему ведет Джордж.

Агенты, которые наблюдали за ними, тоже не поняли, какое отношение имеет психология к тому, что происходит.

– То, как ты сейчас положил руки на стол, означает, что ты врешь. Быстрое моргание – еще один выдающий тебя знак. – Джордж чуть не засмеялся, когда Кайл быстро убрал руки на колени и попытался широко открыть глаза и не моргать.

– Джордж, мы давно с тобой знакомы. Не можешь же ты всерьез думать, что я связался с таким животным, как Бракато. Моя карьера – самое главное для меня.

 

– Для того парня из Вирджинии она тоже немало значила, я уверен, но он продал свою страну. А ты помогаешь ему травить наш город и избавляться от конкурентов. Его главный конкурент теперь в клинике, и, как я уже сказал, тебе следовало бы молиться, чтобы она выжила. Иначе, мой друг, я добавлю убийство к списку обвинений. Ты выстрелил в безоружного подозреваемого по приказу известного криминального деятеля. Ты уверен, что тебе не нужен адвокат?

– Ты не сможешь ничего доказать, потому что ничего и не было. – Как будто без разрешения Кайла его руки снова приняли выдающее его положение на столе, и он заморгал.

Было уже поздно, и Джорджу надоела эта игра. Он постучал по стеклу, приглашая остальных войти. Три стула оставались незанятыми, пока они говорили, а Кайл этого не заметил. Зато все заметили, как вздулись вены у него на лбу, когда вошли его подчиненные.

– Вы все будете расследовать пропажи льда в Антарктике, когда я с вами разберусь.

Его свирепый взгляд никак не сработал, и Энтони положил папку, которую до этого они показывали Джорджу, на середину стола. Молодой агент стал раскладывать фотографии на металлической поверхности, пока весь стол не оказался покрыт ими.

Кайл увидел себя, принимающего толстые конверты от улыбающегося Джованни Бракато. Фотограф даже не поленился сделать снимок, на котором он пересчитывал полученные деньги.

Потом Энтони достал небольшой магнитофон и включил его. Голоса двоих мужчин заполнили комнату.

– Думаешь, она собирается действовать сегодня?

Все услышали как, задав вопрос, говорящий сплюнул. Симмонс положил перед своим боссом фотографию Джованни, сплевывающего кончик сигары в реку.

Полученные нами данные говорят именно об этом. Мне повезло с командой. Кэйси не может даже сходить в туалет так, чтобы мы об этом не знали.

Нагрудный карман пальто Кайла еле вместил в себя конверт с банкнотами, который дал ему Бракато.

– Да, стоит признать, что ты мое самое удачное вложение. Я должен тебе за то, что у меня есть моя собственная команда федеральных гончих, которые ищут для меня то, что нужно. Как ты смотришь на то, чтобы получить еще больший бонус?

– Что ты имеешь в виду?

– Один миллион на твой пенсионный счет за голову Кейн.

Кайл ничего не сказал, но Симмонс показал фотографию мужчин, пожимающих руки. На суде этой фотографии будет более чем достаточно. Заказное убийство – это повод посадить и Кайла, и Бракато.

– Все это есть у нас и на видео, сэр. Если хотите посмотреть, мы можем принести аппаратуру. У нас также есть записи других Ваших встреч с мистером Бракато, если Вам интересно

– Мне нужен адвокат. Мне больше нечего сказать, – произнес Кайл.

Все, кто был в комнате, поспешили отодвинуться от Кайла, потому его лицо позеленело, и казалось, будто его вот-вот стошнит.

– Мудрое решение, агент Кайл. Надеюсь, вы сможете позволить себе хорошего адвоката, – сказал Джордж, вставая.

– Пожалуйста, сэр, не оскорбляйте нас, называя его «агент». Для некоторых из нас это слово все еще что-то означает. – Произнес Лайонел, как обычно, очень спокойно.

– В таком случае, агент Джонс, я предоставлю Вам честь арестовать мистера Кайла и поместить его в камеру.

– Встаньте, – сказал Энтони.

– Вы арестованы, – сказал Лайонел, доставая наручники.

Им хотелось закончить дела с предателем, чтобы вернуться на склад Кейн и завершить операцию.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.