Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Через три часа после смерти Мари Кэйси, в морге.



Эта комната выглядела такой стерильной и пустой. Когда Кейн осмотрела ее, она подумала, что это за странный юмор – кому теперь нужна эта стерильность? Эти люди мертвы, зачем им бояться такой мирской вещи, как инфекция. С ней остается бороться тем, кто остался в живых. Как и сосвоей виной.

Она слышала тихие голоса охраны за дверью, кто-то из них просил остальных подождать:

– Босс там одна, она отдает последнюю дань уважения

Но она была не одна. Мари была с ней. Кейн сдвинула простыню так, чтобы можно было видеть ее лицо, и взяла ее за руку. Погладив ее, она заметила не то, какая она холодная, а то, что у ее сестры сломаны пальцы. Почему она не убила Дэнни до того, как он раздавил Мари, словно куклу? Она никогда не сможет простить это себе.

Многие посчитали бы, что такой человек, как Мари, тяжкая обуза. Кейн теперь думала только о том, какой опустошенной станет ее жизнь без смеха Мари в доме. Заботиться о ней было удовольствием и честью, а не тяжелым грузом.

– Босс? – Меррик стояла на пороге комнаты, излучая сострадание.

-Он здесь? – спросила она, повернувшись к двери.

– Он снаружи, но мы можем заняться этим позже, если хотите.

– Пусть зайдет, Меррик. Правда, пусть заходит.

Невысокого человека втолкнули в комнату, он чуть споткнулся из-за алкоголя, страха и непонимания, зачем он здесь.

– Кейн?

– Дядя Роберт, спасибо, что пришли.

"Когда к тебе врываются в дом и кидают в машину, несколько сложно отказаться". Роберт не собирался говорить это вслух и жаловаться, пока не поймет, что происходит. Он посмотрел на племянницу, стоявшую около стола, накрытого простыней, и не понимал, кому принадлежит это безжизненное тело.

– Почему я здесь? – Так как Роберт никогда не оказывался под давлением Кэйси, он решил, что лучше всего спросить напрямую. Эта семья уважала смелость и силу, так что он отчаянно пытался не показывать свой страх.

– Где Дэнни?

Роберт попытался говорить как можно более внушительно:

– Оставь его в покое, Кейн. Он сделал ошибку, да, но сейчас он ведет себя хорошо. Ты устроила ему хорошую взбучку. Он же больше не беспокоит тебя.

В последний раз, погладив изувеченную руку Мари, она положила ее обратно на стол и накрыла. Должно быть она сопротивлялась как могла, раз на ней столько ран. На ожоги от сигарет рядом с сосками и на животе было невозможно смотреть. Кейн поняла, что Дэнни, видимо, делал это, чтобы заставить Мари подчиняться. "Я должна была убить его сразу после того, как он дотронулся до Эммы".

– Я не спрашиваю, как у него дела. Я спрашиваю – где он. Где он?

Роберт стал говорить громче, пытаясь не показывать свой страх. Потом вовсе перешел на истеричный крик

– Ну же, Кейн. Что такого тебе сделал мой мальчик, кроме того, что пытался поразвлечься с сучкой, которая все равно тебя бросила?

Он начал дрожать и потеть, когда она сняла куртку и закатала рукава.

Работники больницы, которые прибежали вниз, когда услышали крики из морга, так же быстро убежали прочь, когда пять человек у двери потянулись за оружием.

Роберт шатался из-за боли в голове, после того, как Кейн ударила его. Он упал на колени, но она схватила его за волосы и, поставив на ноги, подтолкнула к столу.

– Посмотри на нее и скажи, что ты видишь.

На лице было столько синяков и ссадин, что Роберт не сразу узнал свою вторую племянницу. Его чуть не стошнило и тут до него дошло, зачем Кейн разыскивает Дэнни.

О Боже.

Нет, Бог здесь ни при чем, так что скажи мне, где я могу найти твоего ублюдка-сына. Потому что, дядя, поверь мне, если мне придется выпытывать это у тебя… – Она не стала договаривать. – Сейчас я в таком настроении, что могу уничтожить всю вашу семью.

Дэнни не мог этого сделать.

Этот урод оставил записку на том, что осталось от ее платья, так что говори, где я могу его найти. Я знаю, что он снабжает тебя выпивкой и сигаретами, так что ты должен знать.

Хлюпая носом, он попытался посмотреть на Кейн. она еще крепче схватила его за волосы.

Что будет со мной, если ты убьешь Дэнни?

Ты останешься в живых, что более чем щедро с моей стороны. В конце концов, Дэнни такой благодаря воспитанию. Ты должен быть благодарен за то, что этим зверством он не навлек чуму на весь ваш дом. По крайней мере, пока нет.

Я не знаю где он. Правда, Кейн. – После удара по почкам пожалел о своей лжи, и теперь она оставила его лежать на полу.

– Я пыталась по-хорошему. Помни это.

Казалось, что все самое ужасное закончилось, и она уходит.

– Что это значит?

– Это значит, что ты на стороне Дэнни, а не на моей. Иди домой и жди, что твой сын и Джованни Бракато защитят тебя. Когда будешь трезвым, молись о том, что я буду добрее, когда вернусь, и смерть будет быстрой. Но это сложно игнорировать. – Она показала в сторону стола.

– Ради Бога, он же мой сын.

Пощечина была такой сильной, что он упал на стол с инструментами.

Ты можешь прожить, не напоминая мне об этом?

Держись подальше от моей семьи, Кейн.

Так же, как твоя семья держалась подальше от моей? Не угрожай мне, ты бесполезный кусок дерьма! Думаю, поговорка «яблоко от яблони недалеко падает» не какая-нибудь ерунда. Не беспокойся, я собираюсь домой за бензопилой. В вашем саду не останется ни одного дерева! Дэнни смог нанести первый удар, но ты должен был бы узнать меня к этому времени получше. Когда я закончу, в живых не останется ни одного Бакстера, и мне все равно, родственники мы или нет.

Ты не можешь этого сделать. – Он попытался стереть с подбородка слюну и кровь.

Кейн снова схватила его за волосы и подтащила к столу – Она отдернула простыню и показала ему все, что сделал Дэнни.

– Она не заслужила этого. Она не заслужила того, чтобы иметь дело с этим подонком, которого ты подарил миру.

Роберт дал ей адрес и упал на колени, закрыв лицо руками. Даже, если Кейн оставит всех остальных в покое, он никогда не забудет вид изувеченной Мари.

 

– Не думаю, что Роберт когда-нибудь произнесет имя Дэнни Бакстера в нашем присутствии.

Мальчик кивнул и оглянулся на ферму, которая уже была далеко позади.

– Как же ты простила Эмму?

Чтобы задержаться с ответом. Кейн стряхнула с пальто пару пылинок. Все дело было в любви. Ее любовь к Эмме ослепила ее, заставила ее забыть об ответственности и совершить ошибку, которая оказалась роковой.

– Я живу с этими воспоминаниями с тех пор, как увидела тело Мари, и поверь мне, я никогда не винила твою маму. Глава семьи Кэйси – я, а не твоя мать. Я каждый день виню себя в этом. Мне не нужно ее прощать.

Хэйден повернулся к ней.

– Может быть, тогда тебе нужно, наконец, простить себя, и подумать о тех хороших вещах, которые ты сделала, пока тетя Мари была жива. Может быть, ты недостаточно ей доверяла, мам.

– Что ты хочешь сказать? Я любила ее.

– Я знаю, что ты ее любила, но… Все, что было нужно – давать ей приют и заботиться о ее безопасности, но ты делала гораздо больше, чем это. Ведь так? Она рассказала мне – как однажды, ты водила ее в кино, хотя и не слишком хотела идти. Вы ходили на какой-то старый фильм. Она вспоминала как ей понравилось ужинать в ресторане, а потом смотреть фильм в кинотеатре. Она даже рассказала мне, как потом ты повела ее в паб. и позволила ей выпить столько безалкогольных коктейлей, сколько ей хотелось.

– Да, я помню этот вечер. Мари всегда нравилась роскошь и атмосфера свиданий. Только она не понимала, что на свидания нужно ходить с кем-то, кого ты любишь, а не с сестрой.

Хэйден засмеялся, вспомнив мечтательные глаза своей тети, когда она рассказывала ему об этой ночи.

– Но ты же любила ее. И то, что ты делала для нее такие вещи, только доказывает это. Что тут такого, если она этого не знала. Ты была ее героем, мама. Она сказала, что это было как в фильме, где в конце девушка умерла, но она сказала мужу, что любовь означает, что тебе никогда не надо извиняться.

– Да, это был фильм «История любви». Это единственный раз, когда я чуть не плакала в публичном месте из-за чего-то скажем, банального. Кончилось тем, что на следующий день мы снова пошли смотреть этот фильм.

Хэйден положил ладонь на ладонь матери.

– Тетя Мари говорила мне, что когда-нибудь моя мама вернется, и мы снова будем одной семьей, но я должен помнить, что Эмма любит меня, и поэтому она не должна извиняться за то, что ушла. Она не хотела, чтобы я на нее злился, когда она вернется.

– Твоя тетя была умнее, чем казалась. Хэйден. я не хочу принимать решение за тебя. Каких бы отношений со своей матерью ты не захотел, я соглашусь. Не нужно ставить мои чувства на первое место, это будет нечестно по отношению к тебе.

Я сделаю так, если ты обещаешь перестать винить себя в смерти Мари. Это сделал Дэнни. мама, а не ты. Ты подарила тете Мари жизнь, которой она могла наслаждаться, и не твоя вина, что она была такой короткой.

– Ты вырос таким же мудрым, как она. Спасибо, Хэйден. Твои слова очень много для меня значат.

Кейн ничего не сказала про Ханну, на сегодня переживаний хватит. Ей часто приходилось ставить бизнес на первое место и, возможно, эта вынужденная жестокость тоже подтолкнула Эмму к ее решению. Но иногда она не могла игнорировать дела, как бы ей ни хотелось.

Она только надеялась, что эти обязанности не делают ее неспособной любить. Хотя любовь заставила ее сделать самую большую ошибку в жизни, она же подарила ей самую главную радость – Хэйдена.

 

– Заходи в дом, Эмма. Ты замерзнешь. – Росс положил руку на ее плечо. – Почему бы тебе не прибраться, а потом мы съездим за малышкой?

– Спасибо, папа. Я заберу ее утром. – Эмма не сдвинулась с места. Ей хотелось, чтобы какая-то высшая сила исполнила единственное ее желание. Тогда Хэйден и Кейн приедут обратно, и она все им объяснит.

Вдалеке хлопнула дверь, и появилось несколько машин. Кайл переоделся и был готов ехать в аэропорт, где его ждал самолет. Ему хотелось оказаться в Новом Орлеане раньше, чем приедет Кейн, чтобы начать планировать операцию.

– Спасибо вам за помощь. С тем, что у нас есть мы сможем прижать Кэйси к стенке.

– Убирайтесь с моей земли.

– Ну же. Росс. Что ты притворяешься? Я же вижу, что ты начал использовать кредит, который мы тебе выделили – Кайл показал на амбар, имея в виду корм, который Кейн и Хэйден помогали разгружать.

– Кажется, ты меня не услышал. Убирайся отсюда прямо сейчас. И, для протокола, как ты любишь говорить, я не взял ни цента из этих денег.

– Ты выиграл в лотерею. Росс? Голос Кайла звучал так снисходительно, что Эмме хотелось дать ему пощечину.

– Лучше. Кейн и я стали партнерами. Эти корма принадлежат ей, и она была так добра, что разрешила кормить ими моих коров. А теперь убирайтесь.

– Как только соберем оборудование. – Раз уж Росс столько общался с Кэйси в те дни, что она была здесь, он вполне мог рассказать ей о них. – Росс, я спрошу только один раз, ты говорил что-то о наших операциях Кэйси?

– Нет.

– Уверен?

Нет, я не упоминал вас в наших разговорах.

– Хорошо. Продолжай в том же духе, иначе обнаружишь свое имя в одном из официальных обвинений, которые я подготовлю на следующей неделе.

«Тебе бы следовало спросить, агент Тупица, говорила ли она о том, что ты здесь. Тогда мне пришлось бы ответить « да». Росс негромко засмеялся, помогая Эмме встать на ноги и дойти до дома. Он смотрел в окно, как агенты выносили мониторы и другое оборудование из его сарая. Если бы только Кайл подумал головой, он бы наверняка удивился тому, как быстро к ним пришла удача после стольких попыток. Вряд ли Росс будет сожалеть, что бы ни случилось с этим человеком.

– Папа, я не знаю, что мне теперь делать.

– Эмма, я твой отец и я люблю тебя, но мы об этом уже говорили. Я не одобрял все это с самого начала, понимая, что этот план может провалиться. Теперь я не собираюсь говорить тебе, что ты неправильно поступила. Тебе лучше подумать о том, что ты будешь делать дальше. Если ты собираешься прятаться здесь и продолжать слушать свою мать, ты не сможешь вернуть то, что ты, очевидно, хочешь вернуть.

В дверях стояла Кэрол. Она вытирала руки, и поверить не могла, что ее муж такое говорит.

– Что ты пытаешься сделать. Росс?

– Я не слепой, Кэрол. Я видел, как Эмма смотрит на эту женщину. Ты замучила ее своими высокомерными речами, из-за которых она теперь думает, что все, что она сделала в своей жизни, она сделала неправильно, и от этого она чувствует себя еще более несчастной. Кейн заслуживает того, знать о Ханне. – Он повернулся к Эмме. – И если ты уедешь сейчас, может быть, будет не слишком поздно.

– Если ты снова сбежишь, Эмма, не возвращайся, если она прогонит тебя. Ты можешь вернуться к этому отродью, но я не позволю взять с собой Ханну. – Кэрол схватила Эмму за руку. Эмма была ее проклятьем, но она надеялась, что Ханна – ее второй шанс.

– Она моя дочь. Постарайся это усвоить. Если я вернусь туда, неужели ты думаешь, что я оставлю ее здесь с тобой? Тебе нужна помощь психиатра, если ты думаешь, что я позволю тебе заставить мою дочь чувствовать себя плохой из-за своих корней. Хватит с тебя и того, что ты сделала со мной. Ханна заслуживает счастья, и если это значит, что я должна позволить ей жить с Кейн и Хэйденом, именно это я и сделаю. У тебя никогда не будет возможности отравлять ее ум тем ядом, который ты называешь религией.

Лицо Кэрол исказилось от ярости.

– Это ты виноват! Помягче – вот, что ты говорил, когда Эмма росла! Мы не должны быть с ней жесткими, говорил ты. Вот, посмотри, во что это вылилось. Вот что случается с теми, кого так воспитывают. Они попадают в лапы дьявола! И ты, кажется, сказал, что взял деньги у этой женщины?

– Замолчи, Кэрол. Позволь Эмме самой распоряжаться своей жизнью. Ты не имеешь права навязывать, как ей жить. Это наша дочь, и она заслуживает большего, чем твоей постоянной ненависти.

В следующую секунду Росс увидел кулак и почувствовал глухой удар. – Выметайся отсюда.

Он приложил руку к месту удара. – Нет, Кэрол. Кому-то из нас нужно уйти, но это буду не я. Ты поедешь домой и узнаешь, примут ли тебя твой брат и его жена. Эта ферма принадлежит моей семье, и будет завешана моему внуку.

Эмма, если хочешь, я дам тебе денег на дорогу до Нового Орлеана, и буду каждый день заходить к Мэдди, проведать Ханну. А если ты не поедешь, тогда не нужно больше слез и вопросов «а что, если».

Эмма изо всех сил старалась не расплакаться перед отцом.

-Я даже не знаю, с чего начать, папа.

– С самого начала. Эмма. Тебе нужно будет дать Кейн такой же шанс, какой ты дала ей в начале ваших отношений. Потому что в какой-то момент ты забыла, как много она значит для тебя и для ваших детей. Посмотри, до чего довели тебя слепые суждения о Кейн. Она во многом перед тобой виновата но и ты не без греха. Она забрала у тебя Хэйдена, а ты прячешь от нее Ханну. Это ничем не лучше.

– Я постараюсь, папа.

– Только это тебе и остается.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

– Меррик села рядом с Кейн, уже в пятый раз водитель вез их в «Изумруд» – второй ночной клуб Кейн. Они встречались с участниками сделки и, к ее сожалению, оставили все свои электронные игрушки дома. Кейн, казалось, не особо заботило, кто еще услышит их разговоры во время этой, слишком публичной встречи.

– Ты кто, мой агент?

– Нет, я просто глаза на твоем затылке, – пошутила она, когда машина остановилась, и швейцар открыл дверь. Сегодня они были заняты делом, поэтому она заняла свою позицию позади Кейн, изучая толпу людей, ожидающих на улице. Кейн могла отлично справиться с любой угрозой, исходящей спереди.

Кейн остановилась в начале очереди и посмотрела на женщину и двух мужчин, которые хотели попасть внутрь. Она поверить не могла, что она осмелилась прийти сюда, к тому же с компанией. Пора пустить в дело свою репутацию и получить девушку на вечер.

– Моррис, впусти эту даму и ее друзей. Они со мной.

– Спасибо. Я думала, нам придется стоять здесь всю ночь. А кто это? – спросила она у вышибалы, имея в виду Кейн.

– Меня зовут Кейн, а это популярный клуб. Люди мечтают о прогулке с дьяволом, даже если она длится всего одну ночь, – шепнула она женщине на ухо.

Я слышала, что это может быть незабываемо, если позволить себе такое. – Шелби пыталась выражаться аккуратнее, потому что в ее маленькой сумочке лежал мощный приемник.

– Не хочешь выпить?

– Это меньшее, что я могу сделать для тебя за то, что вытащила меня из этой очереди. – Шелби обняла Кейн за плечо. Ее коллеги последовали за ними.

В фургоне, припаркованном в квартале от клуба, трое других агентов слушали их разговор, не удивленные тем, что Шелби так быстро заметили. Она шикарно выглядела в облегающем платье, подчеркивающем ее точеную фигурку. Кейн сразу ее подцепила.

– Ну, прямо как сучка во время течки, – прокомментировал Кайл, в то время как техники настраивали прибор в сумочке Шелби так, чтобы он воспринимал как можно меньше посторонних шумов. Из-за громкой танцевальной музыки они едва слышали их разговор.

Что ты будешь? – спросила Кейн. Бармен сразу подошел к ним с другого конца стойки, игнорируя раздосадованных посетителей. – Может, мохито?

– Разве это не значит «что-то маленькое и мокрое»?

– Ну, я думала, что это означает что-то другое, но я не знаю напитка, который позволяет остаться сухим.

– Как насчет простой содовой? Я почти не пью.

– Ты слышал даму, Чарли? Содовую. – Кейн видела, что приехал ее гость, Винни Карлотти, и его проводили к ее приватному столику. Люди Винни пожимали руки ее людям. – Присоединишься ко мне?

Шелби была шокирована таким предложением. После той ночи, когда она встретила Кейн, она безуспешно пыталась перевестись в другое отделение. Кейн должна была знать, что у нее подслушивающее устройство, но ей, казалось, все равно.

– Я пришла просто послушать музыку.

Кайл чуть не снес крышу фургона, когда услышал эти слова. Не так часто агентов ФБР приглашают в святая святых Кэйси.

– Поверь мне, ты сможешь услышать ее и оттуда – Кейн показала на столик.

– Если ты уверена.

– Как тебя зовут, дорогая?

– Шелби Филипс, а тебя?

– Как я уже сказала, почему бы тебе не называть меня просто Кейн? Пойдем. Чарли принесет напитки.

Шелби взяла протянутую руку Кейн, и Меррик провела их через толпу танцующих.

Двое агентов, с которыми она пришла, сидели у бара и наблюдали за ними на случай, если понадобиться их помощь

– Шелби, познакомься с Винни Карлотти. Винни, это моя новая подруга Шелби.

– Мы с Шелби встречались.

Кейн изумленно приподняла бровь, ожидая что он объяснит, где.

– Она работает у моего отца. Вроде бы, неполный день. Винни встал и пожал руку Шелби. Потом она села рядом с Кейн.

Агент не стала убирать руку, которую Кейн положила на ее колено. Она надеялась, что ее пользующаяся дурной славой подруга, знает, что делает.

Ты все подготовил? – Спросила Кейн у Винни, наслаждаясь кожей под своими пальцами.

– Да, мы готовы начинать на следующей неделе. Мои люди будут там, чтобы помочь разделить груз. Когда он будет готов, мы отправим его. Папа добавит еще пару грузовиков с сигаретами, так как некоторые торговцы с побережья оказались особенно заинтересованы в этом. Всего будет около пяти миллионов штук, если все пойдет по плану.

– Хорошо. Мы подготовим склады, чтобы переместить груз в ту же ночь. Не хочу слишком долго сидеть на этом товаре, чтобы меня за это арестовали. – Кейн пожала руку старому другу и удостоверилась, что о нем и его компании позаботятся, если они решат остаться.

-Не хочешь присоединиться ко мне в офисе, чтобы выпить наедине? – предложила она Шелби.

– Если она откажется, клянусь, что я добьюсь ее перевода в самое омерзительное место, какое только придумаю, – подумал вслух Кайл. Он уже позвонил группе, которая занималась Винсентом Карлотти. и сообщил им об этом новом союзе.

– Конечно. – Шелби последовала за Кейн, с удовольствием отмечая, как хорошо на ней сидят черные брючки и водолазка.

Извините, мэм, но Кейн никому не разрешает проносить что-либо в офис. Если хотите, вы можете оставить сумочку у меня. – Крупный человек, стоявший рядом с дверью, ведущей в офис, протянул руку и ждал, что агент подчинится.

– Это всего лишь сумочка.

– А это всего лишь ее правила. Это ее клуб, ее правила, вот так. Если хотите, я скажу ей, что вы передумали.

Шелби протянула свою сумочку, зная, что это была ее последняя надежда на группу поддержки. Не то чтобы она думала, что Кейн сделает ей что-то плохое, но Кейн ясно дала ей понять, что продолжать наблюдение было бы не слишком хорошей идеей. Она заметила, что двое из бара попытались подойти ближе к офису, но это было сложно. Если бы они вошли сейчас, это разрушило бы всю ее легенду. Она решила надеяться на лучшее, и оставила сумочку.

Офис оказался просторным помещением, в котором был бар, письменный стол и диван, с которого можно было видеть толпу снаружи, видимо, через двухстороннее зеркало.

Из-за приглушенного света, здесь, казалось, было теплее, чем снаружи. Кейн стояла у бара и наливала в два стакана жидкость янтарного цвета.

– Это ирландский виски, – сказала она, подавая стакан Шелби. Потом она подошла к дивану и села. – Иди сюда. Я не кусаюсь. Разве что… – Кейн явно имела в виду другие устройства, которые, возможно, были на Шелби.

– Не беспокойся. Агент Кайл наверняка уже рвет и мечет, раз я осталась без сумочки.

– Рада снова тебя видеть, но, честно говоря, удивлена, что ты здесь. – Кейн осушила стакан и поставила его на пол. Стоит обставить эту комнату, но это не особо важно. Она бывает здесь по делам, или когда у нее вдруг появляется желание провести время на танцполе, что бывает крайне редко.

– Я бы написала еще одно заявление о переводе, поверь мне, но скоро это будет выглядеть подозрительно, я думала, что если пару недель от меня не будет никакого толку, что-то и получится, но сегодня ты много чего рассказала мне. Теперь меня вряд ли переведут. Зачем ты это сделала? Это что, тест? – Шелби присела на небольшом расстоянии от Кейн. Сегодня она выглядела сногсшибательно.

– Может быть, я хотела помочь тебе получить премию. Шелби придвинулась ближе и дотронулась до руки Кейн. – Я ценю то, что ты сделала для меня, но мы же решили, что у меня тоже есть работа, и я не собираюсь уклоняться от своих обязанностей, даже, несмотря на то, что ты знаешь, кто я. Ты же понимаешь, что на мне были приемники.

– Я уже сказала, я не собираюсь продавать тебя, и надеюсь, что ты также поддержишь нашу сделку.

Она кивнула. Она пошла против всего, чему ее учили, когда промолчала о том полете. Кейн была права. Никто из бюро и не знал, что она куда-то улетала, так что ее ложь не была такой уж страшной. С другой стороны, если Кейн окажется не такой благородной, ложь Шелби долго будет ее преследовать. Сделки с дьяволом – это не шутки.

– Я дала тебе слово, Кейн.

– Хорошо, мне этого достаточно. Когда это закончится, я, возможно, смогу помочь тебе с переводом.

Она положила ладонь Кейн на свое бедро и погладил ее кончиками пальцев, пытаясь яснее выразить свою мысль – Не то чтобы я не ценю твою помощь. В конце концов, ты спасла мою жизнь. Но, пожалуйста, не надо никого просить за меня.

Низкий веселый смех заставил Шелби расслабиться, она поняла, что не обидела Кейн. – Вообще-то я говорила о том, что твое начальство будет так восхищено твоей работой, что повысит тебя, а не о том что я буду кому-то звонить. Как бы я ни была удивлена, увидев тебя сегодня, я рада, что ты здесь. Как ты думаешь, ты можешь избавиться от своих теней завтра и поужинать со мной?

– Я бы с радостью, но если только ужин. Ты мне нравишься, это правда, но обязательства важны для меня.

– Я доверяю тебе, Шелби, и верю, что ты правильно распорядишься информацией, которую я тебе дам. – Кейн повернула руку на коленях у Шелби так, чтобы она взяла ее за руку. Было немного грустно от мысли, что они никогда не смогут стать больше, чем друзьями. Агент ей нравилась, и, хотя она не стала бы пускать никого в свое сердце, пустить такую женщину, как Шелби, в свою постель она была бы рада.

– Ты готова? Я не хочу, чтобы Федералы организовали рейд из-за того, что решат, что я здесь издеваюсь над тобой.

Шелби много раз проиграла в голове их поцелуй в самолете, и теперь возможность сделать это в реальности завела ее. Она подвинулась к Кейн, оказавшись почти на ее коленях, и убрала с лица волосы, чтобы дотянуться до полных губ, вкус которых ей так понравился в первый раз.

Кейн приоткрыла рот и положила руки на бедра агента. В этот момент открылась дверь, и они оторвались друг от друга.

– Да, Меррик? – Она потрогала губу Шелби подушечкой большого пальца. Ей не нужно было оборачиваться, чтобы узнать, кто это. Только Меррик имела право входить без стука.

– Друзья девушки спрашивают, долго ли она здесь пробудет.

– Пусть Чарли нальет им выпить и скажет что она выйдет через пару минут.

Легкий щелчок снова оставил их вдвоем в тишине. Шелби поняла, что стены были обиты звуконепроницаемым материалом, потому что музыка затихла, как только Меррик закрыла дверь.

– В прошлый раз я тебя поняла, но теперь не совсем понимаю, – сказала Кейн.

– В прошлый раз я поцеловала тебя, потому что была благодарна. Теперь просто, потому что хочу этого. Моя жизнь настолько упорядочена, что мне нравится забыть обо всем этом ради одного поцелуя и наслаждаться моментом.

Кейн медленно поцеловала ее, касаясь языком языка Шелби.

Шелби застонала. Притяжение, которое исходило от Кейн, невозможно было игнорировать. Может быть, так было из-за того, что она вела опасную жизнь, или из-за того, как ее руки гладили ее через тонкую ткань. Что бы это ни было, Кейн сотворила заклинание, которому сложно было не подчиниться, но именно это ей и нужно было сделать.

– Там есть ванная комната, если ты хочешь освежиться, перед тем как мы вернемся на танцпол, – предложила Кейн.

Шелби прижалась губами к щеке Кейн, и, вздохнув, встала. Человек у двери со странной улыбкой подал ей сумочку. По просьбе начальницы он провел все это время, подпевая музыке, которую ставил ди-джей. Шелби будет должна Кайлу порцию аспирина, когда ночь подойдет к концу-

– Как насчет того, чтобы потанцевать, раз ты не хочешь спать со мной?

 

Шелби покраснела, представив, как над ней будут издеваться из-за этого вопроса. Но в то же время она была благодарна за то, что Кейн спросила. Вряд ли ей хотелось добавить в свой послужной список то, что она спит с врагами.

– Только один танец, потом мне пора домой. – Она отдала сумочку специальному агенту Энтони Кёртису. Винни стоял неподалеку и говорил с Меррик, так что все сложилось очень удачно.

Один танец превратился в три. Когда Шелби оказалась так близко, Кейн решила еще поговорить с ней.

– Ты понимаешь, почему агент Кайл назначил тебя ведущим агентом сегодня, да?

– У них не получилось бы подобраться к тебе так близко.

– Точно. И они не блондинки. Шелби засмеялась и подумала о том, что бы получилось, если бы Кейн так хорошо не знала, кто за ней наблюдает. Стали бы парочка милых глаз и мягкая грудь ахиллесовой пятой Кэйси? Вряд ли.

– Нам пора разбежаться по разным углам, агент. – Кейн поцеловала ее в лоб и отвела к бару.

Меррик ждала, держа в руках пальто Кейн. Она уже вызвала машину. Через пару дней начнется настоящий ад, поэтому Кейн хотелось провести побольше времени с Хэйденом.

Кайл смотрел, как отъезжает машина, за которой неподалеку следовал «хвост». Все, что ему нужно – узнать точное время, когда все произойдет. Пока у них не будет этой информации, они не выпустят Кэйси из виду.

Двое агентов в фургоне без вопросов вышли, когда их боссу понадобилось позвонить. Так долго находиться с ним в закрытом пространстве было ужасно. В следующий раз они как-нибудь уговорят Энтони и Джо остаться с ним на посту.

– Это Кайл, передайте ему трубку. – Он слышал звуки телевизора на заднем плане, потом кто-то выключил его и человек, которому он звонил, взял трубку.

– Когда?

– Думаю, на этой неделе. Сегодня она встретилась с сыном Карлотти. Мы можем убить двух зайцев одним выстрелом.

– Сделай это, и я не останусь в долгу. – После этих слов связь прервалась.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Стюард провел последний инструктаж перед приземлением, и ворчащие сонные пассажиры начали заново застегивать ремни на своих креслах. Эмма смотрела на болота, окружающие Новый Орлеан и молилась. Она планировала рассказать Кейн правду и надеялась, что не окажется после этого в этом самом болоте.

Ее отец, строгий, но поддерживающий ее, пока они ехали в аэропорт, был уверен, что Кейн с радостью примет новость о Ханне. Человек, который с такой любовью относится к одному ребенку, не откажется от еще одного невинного существа.

– Что касается всего остального, Эмма, тебе нужно набраться терпения. Она любит тебя. Ее сердце знает об этом, но ему нужно убедить в этом ее голову.

– Если бы все было так просто, папа.

– Тут нет ничего простого, и тебе придется иметь дело не только с Кейн, но и с сыном. Хэйден будет злиться, когда обо всем узнает. Ты не должна сдаваться.

– Мне легче, что ты думаешь, что я справлюсь.

– У тебя есть дети, Эмма, как и у меня, есть ты. Что бы ни случилось, родители любят своих детей, и ты должна бороться за их счастье. Хэйдену не хватает тебя, а Ханне не хватает Кейн. И самое главное – это то, что вы с Кейн можете дать друг другу.

– , Как это ты стал таким источником мудрости, будучи простым фермером? – улыбнулась ему Эмма.

– -Просто я смотрю шоу Опры, когда ты не видишь.

Когда, наконец, ее багаж появился на ленте, она договорилась с таксистом, чтобы тот отвез ее к первому месту назначения. Если ей и дальше будет везти, то у нее получится поговорить с Кейн, как и в первый раз. Эмма была уверена, что дядя Джарвис не прогонит ее сразу же, как только увидит.

Этот добрый пожилой человек был очень сильно похож на своего старшего брата Далтона, и всегда старался сделать все, чтобы она чувствовала себя членом семьи Кэйси. Один из тех, кому Кейн доверяла больше всего, он не боялся идти против ее крутого нрава. Она обычно принимала его мягкие упреки, потому что знала, что Джарвис думает о ее интересах и интересах семьи.

Джарвис вошел в гостиную и обнял женщину, которую он полюбил, несмотря на то, что Кейн чувствовала по отношению к ней.

– Клара, отнеси сумку Эммы в комнату для гостей. Что привело тебя обратно так скоро, дитя?

– Я приехала просить прощения, дядя Джарвис.

– У Хэйдена? Неужели все прошло так плохо?

– Нет, на этот раз – у Кейн. Я помню и о Хэйдене, но я сделала кое-то, что причинило Кейн больше боли, чем кому-либо.

Джарвис вздохнул и показал на кресло. Если она говорит правду, то он вряд ли сможет сделать что-то для нее.

– Эмма, я никогда не спрашивал у Кейн, почему ты ушла так внезапно, и я не собираюсь спрашивать тебя. Но ты должна понимать, что произошло после твоего ухода. Кейн уже не тот человек, которого ты знала, и Хэйден тоже очень изменился. Кейн очень гордая. То, что ты сделала, глубоко ранило ее.

– Ты не думаешь, что я думаю об этом каждую ночь? Что я скучаю по ней, что я плачу по ночам?

Он поднял руку, чтобы остановить ее.

– Нам с тобой нужно обо всем поговорить начистоту, иначе я отвезу тебя обратно в аэропорт.

– Просто задай мне вопрос.

– Не все так просто, девушка. Мне и моему брату повезло в жизни, и мы нашли женщин, которые по-настоящему любили нас. – Чем более страстной, становилась его речь, тем сильнее проявлялся акцент. – Они любили нас и могли не обращать на некоторые вещи внимания, потому что знали, что означает любить нас.

– Ты думаешь, я на это не способна?

– Я прожил долгую жизнь и всегда доверял тому, что вижу. И я видел, что ты убежала от своей жены и своего ребенка. Добавить к этому то, что ты ни разу не позвонила, чтобы узнать, как они. Так что я думаю, что ты на это не способна.

Его откровенность била по сердцу, но она не могла спорить с ним в его собственном доме, тем более что все это было правдой.

– Я обещаю, дядя Джарвис. Дай мне один шанс, и я не дам тебе повода сомневаться в том, что я знаю, в чем заключаются мои обязательства по отношению к семье. За четыре года я выучила урок. Я хочу быть с Кейн и умереть рядом с ней.

– Я уже давал тебе шанс. Эмма. И теперь Кейн меньше меня уважает. Если я сделаю то, о чем ты просишь, а ты не сдержишь слово, я окончательно потеряю свою племянницу. И если это случится, меньше всего тебе придется опасаться Кейн.

Она встала на колени перед его креслом, положила руки на его ладони и посмотрела в глаза.

– Даю тебе слово Кэйси.

 

Я уверена, что это действительно важно, дядя Джарвис. Просто сегодня я не могу. – Кейн надела туфли и остановилась, чтобы услышать его. – Нет, это не свидание. Я позвоню завтра, обещаю, но сегодня у меня очень важная встреча. Если бы я могла ее перенести, я бы перенесла.

– Ты обещаешь, что найдешь для меня время завтра?

– Обязательно. Спасибо за понимание. Я очень жду нашей завтрашней встречи. – Она повесила трубку, думая о том, будет ли у Шелби свободный вечер.

Джарвис постучал трубкой по подбородку и закрыл глаза. О Боже, она огорчается из-за того, что отказала мне. Думаю завтра она забудет об угрызениях совести, когда я снова появлюсь с подарком в виде миниатюрной блондинки. Он услышал, что сзади к нему подошла Эмма, желая узнать решение.

– Придется подождать до завтра. У нее сегодня планы на вечер, которые она не может изменить.

– Я не слишком опоздала?

– Как я уже сказал. Эмма, четыре года – это достаточный срок. Но если тебя это обнадежит. Кейн ни с кем не встречается. По крайней мере, я об этом не знаю. В это сложно поверить, с ее-то темпераментом, но я думаю, что никто не стоит на твоем пути. Кроме тебя самой, конечно.

Мысль о том, что кто-то прижимается к Кейн. болью пронзила сердце Эммы и быстро превратилась в злость. Было бы странно ожидать, что Кейн будет воздерживаться и ждать, пока Эмма придет в себя, но сама она так и сделала. Эмме даже говорить с кем-либо было неинтересно, не говоря уже об интимных вещах.

 

Объект ревности Эммы вошел в пустой офис. Она была уверена, что никто не следит за ней. Как хорошо, что ресторан «Изумруд» располагался рядом с обычным офисом. В дальнем конце комнаты была дверь. Шелби постучала и отступила, когда Меррик открыла дверь.

Добро пожаловать, агент Дэниелс. Она нахмурилась, когда женщина назвала фамилии. Кейн обещала никому не называть ее.

– Я здесь одна, и только я, за исключением людей Винсента, знаю, как Вас зовут, так что не беспокойтесь. Если Вы готовы. Кейн ждет.

Кейн сидела в красиво обставленном отдельном кабинете и ждала ее. Как и всегда, она отлично выглядела в деловом костюме, и Шелби порадовалась, что она так много времени уделила своему внешнему виду.

Кейн встала, кивнула Меррик, и та тут же удалилась соседний кабинет.

– Здравствуй Шелби, Надеюсь, ты голодна и любопытна.

– У тебя всегда много сюрпризов, да? Если ты оставишь свои криминальные дела, сможешь написать книгу о любопытных фактах из жизни Нового Орлеана.

– Да, я могла бы, но я слышана, что за честную жизни не очень хорошо платят, – пошутила Кейн в ответ, подходя поближе, чтобы поцеловать агента Дэниелс.

– Разве не наоборот?

– Прикусите язык, агент Дэниелс.

– Я бы предпочла, чтобы это сделала ты. – Она покраснела. Неужели я действительно сказала это? Мне нужно держаться от тебя подальше, пока ты не убедишь меня в том, что грабить банки – это интересное хобби.

Кейн засмеялась и наклонилась к ней. Шелби была не против такого приветствия и она задержалась губами на ее губах подольше, наслаждаясь этим.

– Попробуешь креветок с карри? Я налью тебе бокал вина. Кейн подвинула стул для Шелби, пытаясь подавить свое влечение.

– Это очень мило. Спасибо, что пригласила.

– Пожалуйста. Может быть, после повышения, будешь угощать меня.

– Почему это у меня должно быть повышение? – Шелби чокнулась бокалом с Кейн и улыбнулась ей, перед тем как отпить.

Вместо ответа Кейн протянула ей толстую папку и стала наслаждаться закуской.

Через двадцать минут официант принес следующее блюдо. Было видно, как он расстроился, увидев, что Шелби не дотронулась до своей тарелки.

– Оставь это, Джулиан. Потом я порежу все на маленькие кусочки и накормлю ее, чтобы она не подавилась, пока читает.

– Через двадцать минут подавать суп?

– Да, наверно так. Почему бы тебе, не принести его с соломинкой? – поддразнила Кейн.

Шелби, наконец, отвлеклась от бумаг. На ее лице было выражение полного шока.

– Извините, что я так отвлеклась, но это не может быть правдой.

– Почему не может? Только потому, что я собрала эту информацию, она фальшивая?

– Нет. Кейн. из-за того, что все это подразумевает. Это очень серьезное обвинение против человека, на которого у нас ничего нет.

Кейн взяла с тарелки Шелби креветку и поднесла к ее рту.

– Шелби, моя фамилия Кэйси, и это значит, что я плохой парень в глазах закона. То, что ты только что прочитала, делает его таким же, как и я, из-за того, на кого он работает. Я просила тебя об одолжении – сделать свою работу. У тебя есть сегодня и завтра, чтобы сделать это. Проверь информацию и прими решение. Это все, о чем я прошу. Забудь о том, что я спасла тебе жизнь. Ты уже отдала свой долг. Я прошу тебя сделать это, как твой друг. Если ты откажешься, я все равно добьюсь своего, но я хотела, чтобы ты сделала первый выстрел.

– Я могу задействовать других агентов?

– Если ты кому-то настолько доверяешь, то да.

– Кейн, ты не обидишься, если я пропущу остаток ужина?

– Съешь еще пару креветок, чтобы Джулиану было приятно. Потом можешь идти.

Шелби съела креветки, собрала бумаги и встала. Она поцеловала Кейн на прощание и была почти у двери когда ее благодетельница остановила ее.

– Могу ли я попросить еще кое о чем?

– Я должна тебе много. Чего ты хочешь?

– Завтра будет именно тот вечер, которого ждет твой босс.

– Кейн, еще не поздно отказаться.

– Нет, я не хочу от этого отказываться. Я хочу, чтобы это дело, наконец, подошло к своему логическому концу, и я хочу, чтобы ты в это время была со мной.

Шелби кивнула и погладила Кейн по лицу. Я буду там. Обещаю, что никто не причинит тебе вреда.

– Спасибо. И еще кое-что. Тебе нужны аудио и видео записи, которые прилагаются к этой папке?

– У тебя есть еще и видео? Кейн показала на коробку у двери.

– Если бы ты была мужчиной, я родила бы тебе ребенка, даже, не смотря на то, что ты гангстер.

Шелби поцеловала ее и чуть ли не подпрыгнула, когда вошел подросток-посыльный, чтобы помочь ей с коробкой. Кейн не забыла о том, чтобы упаковать коробку так, будто это была какая-то покупка.

Я подумаю о ребенке, но это подождет. У тебя много работы.

Вошла Меррик и поставила перед собой тарелку с салатом. Она взяла бокал вина, предложенный Кейн.

– Ну что, все улажено?

– Да, это займет ее и ее друзей на ближайшие двадцать четыре часа. Мы сделали основную часть работы.

 

– Ты уверена в том, что ты делаешь. Кейн? У меня очень плохие предчувствия.

– Меррик. в жизни не бывает никаких гарантий, но я тебе обещаю, я проработала все до мельчайших деталей. Мне надоело играть по чужим правилам. Я готова снова контролировать эту игру.

– Кейн подняла бокал и прижалась губами к его краю. То, о чем она хотела сказать, было не так просто. – Я хочу тебя кое о чем попросить. Вернее, я хочу, чтобы ты мне кое-что пообещала.

– Ты же знаешь, что тебе не нужно меня просить. Простоскажи и я все сделаю.

Она покачала головой и дотронулась до руки Меррик.

– Нет, милая, я хочу, чтобы ты обещала.

– Что ты хочешь?

Если со мной что-то случится, я хочу, чтобы ты отвезла Хэйдена к Эмме, а сама уехала. У него достаточно денег, и я думаю, никто не достанет его в Висконсине.

– Милая, он ни за что не согласится на это. Может быть, лучше к твоему дяде Джарвису?

– Нет Меррик. Обещай отвезти его к Эмме. Я люблю Джарвиса, но Эмма его мать. Она сделает все, чтобы он был в целости и сохранности. Он молод и, может, не понимает, что для него лучше, но если меня не будет рядом, ему лучше быть с ней. Я рассчитываю на то, что ты скажешь ему это, если я не смогу.

Глаза Меррик наполнились слезами, чего с ней никогда не было.

– Пожалуйста, не говори так. Я не думаю, что в твоем плане выживание стоит на последнем месте.

Я не хочу повторить ошибку отца. Нужно продумать все, даже самое худшее. Я любила Далтона всем своим сердцем, и продумала все возможные варианты развития событий, именно потому, что жизнь так рано забрала его у меня. Я хочу лучшего для Хэйдена. Поверь мне, дорогая. Мне тяжело об этом просить, но так будет лучше для моего сына.

Возможно, мне придется привязать его к креслу самолета, но я сделаю то, что ты хочешь. Обещаешь мне кое-что?

– Что угодно.

– Обещай, что то, о чем ты говоришь лишь теоретическая вероятность. Иначе я привяжу тебя к стулу и мне все равно, что будет дальше.

– Вряд ли есть люди, которые любят жизнь больше, чем я, Меррик. Я делаю то, что делаю, потому что хочу получить от жизни все, что могу. А когда все закончится, хочу познакомить тебя с одной девочкой.

– С той, которая только что ушла?

– Нет, я не хочу рисковать тюремным заключением каждый раз, когда мы болтаем о личном. Та девочка особенная, и когда ты увидишь ее, ты поймешь, почему.

Меррик подняла бокал и подождала, пока Кейн последует ее примеру.

– За жизнь.

– И за безграничные возможности, – добавила Кейн.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Кейн сидела за столом и смотрела, как за окном на холодном ветру покачиваются ветки деревьев. Солнца не было весь день, а значит, видимость в доках ночью будет очень низкой. Обычно она радовалась такому подарку от матушки природы, но сейчас беспокоилась, что вдруг что-то пойдет не так из-за людей, которые будут наблюдать.

– Кейн?

– Заходи, Меррик. – Она жестом пригласила ее внутрь.

– Через минуту, босс. На линии дядя Джарвис.

Она не сразу решилась взять телефон. Она совсем забыла про Джарвиса. Их последняя встреча так ее расстроила, что она начала игнорировать его, но он был ее семьей, а значит, нужно забыть о своих чувствах.

– Дядя Джарвис, мне жаль, что я не смогла поговорить вчера.

– Я знаю, что ты занята, Кейн. Все в порядке. Могу ли я уговорить тебя выпить со мной чашечку кофе?

Сама по себе просьба была странной. Джарвис обычно просто заходил и вел ее куда-нибудь. Когда же он спрашивал, даже так неформально, он явно чего-то хотел.

– Как насчет кофейни рядом с домом? Я буду там, через двадцать минут.

– Хорошо, через двадцать минут, – Джарвис положил трубку и посмотрел в окно. Эмма, нервничая, заламывала руки во время этого короткого разговора. Он спросил себя, понимает ли она, в какое положение его ставит. Кейн была важной частью его жизни, и если дело дойдет до того, что она откажется общаться с ним, ему будет сильно ее не хватать.

– Она сказала да?

– Через двадцать минут в кофейне. Сначала с ней поговорю я. Потом позову тебя.

Он знал, что она будет протестовать. Ее дыхание стало прерывистым, когда она сказала, что она приехала увидеться с Кейн, и только это для нее важно.

– Кейн ни разу в жизни не поднимала руку ни на женщин, ни на меня. Я не хочу, чтобы сегодня этим, закончилось. Считай это моим эгоистичным капризом.

– Я верю, дядя Джарвис, что ты сделаешь все, как надо. Моя судьба в твоих руках.

– Как и моя в твоих.

 

– Куда это, интересно, направилась великая Кэйси в одиночестве? – Кайл сфокусировал бинокль и увидел, как идеально сидит на Кейн пальто. Рядом с ней не было охраны, никто не просматривал улицу, когда она не спеша шла по улице, ничем не отличаясь от других жителей квартала. Казалось, что ей не хватает только большой симпатичной собаки.

– Может быть, к телефону-автомату? – Агент, сидящий рядом с Кайлом, тоже наблюдал за ней, чтобы передать информацию следующему посту, когда она уйдет от них слишком далеко.

– Подождем и узнаем. Трогай, Джонс. Мы можем объехать квартал и проследить за ней дальше.

Кейн услышала, как позади нее тронулся с места фургон электрика. Она засмеялась, потому что электрик выходил перед этим из дома соседей. Она пониже опустила поля шляпы и оглянулась. Кейн остановилась около фургона канализационной службы – в самый раз для того, чтобы следить за ее семьей.

_ Дэниелс, вы ее видите? – раздался голос Кайла в наушниках.

Шелби, Джо и Энтони подняли головы от бумаг и едва не спросили «Кого?».

– Она только что свернула налево, сэр. – Шелби тоже разглядывала фигуру Кейн. Она подумала, каково было бы, если бы Кейн, завернула ее в свое серое пальто. – Она зашла в кофейню. Там ее ждет дядя. Может, они просто хотят пообщаться?

– Пообщаться? Дэниелс, тебе стоит запомнить, что все эти неандертальцы просто так не общаются. Наверно, решили посоветоваться перед сегодняшним делом. – Лайонел Джонс резко остановил машину, и Кайл потерял равновесие, чуть не врезавшись головой в дверцу фургона. – Поосторожнее, идиот!

– Простите, сэр. – Лайонел молился о том, чтобы время шло быстрее, и он смог бы встретиться с Шелби и остальными. После того, как он провел весь день в компании с Кайлом, он согласился бы работать охранником в доме престарелых, если там не придется слушать весь этот напыщенный бред. Все самое интересное происходило в другом фургоне, и ему было жаль, что он не там, хотя он был благодарен Шелби за то, что она доверила ему работу, о которой не знал никто из их начальства.

 

– Кейн, спасибо, что пришла. – Джарвис встал и обнял племянницу.

– Почему ты решил выбраться из дома в такую плохую погоду?

Джарвис наблюдал, как она снимает шляпу.

– Такие дни созданы для того, чтобы говорить о любви, ты так не думаешь?

Подошел официант с двумя чашками эспрессо, и Кейн, улыбаясь, положила себе сахар.

– Я думала, что такие дни созданы, чтобы заниматься любовью.

– Я помню, – произнес женский голос.

Люди в кофейне и снаружи абсолютно по-разному отреагировали на комментарий Эммы.

– Черт подери, что она здесь делает? – Кайл заорал так громко, что все поспешили снять с себя наушники. Даже какая-то женщина остановилась около фургона чтобы увидеть, кто так громко выругался. – Срочно отправьте туда человека с микрофоном. Да поможет ей Бог, если эта сучка с фермы все испортит, – сказал он. Он всерьез рассчитывал на то, что он не увидит никого из семьи Верде до тех пор, пока не придется решать вопрос с Хэйденом.

– Послушай, дядя, я понимаю, в первый раз это была слабость. Теперь это кажется глупостью, а это на тебя не похоже.

Пальцы Джарвиса, которыми он сжимал кончик носа, стали почти красными. Если бы эта женщина дала ему хотя бы пять минут, у него бы получилось уговорить Кейн.

– Я просил ее подождать, пока мы с тобой поговорим – Он повысил голос, чтобы показать свое неудовольствие тем, что сделала Эмма.

– А что, есть какая-то разница? – Кейн смотрела, как ее дядя краснеет. – Что теперь. Эмма? Приехала, чтобы все исправить, так?

– Пожалуйста, Кейн, только выслушай меня. Потом, если ты захочешь, я сразу уйду. Я знаю, что мне нет прощения, но я должна это сказать.

– Замолчи, Эмма, я не хочу этого слышать. Милое личико и хорошая фигура на этот раз тебе не помогут. Честно говоря, последний раз, когда я на это попалась, случился одиннадцать лет назад. Мое либидо теперь уже не то, так что, сдавайся. Я дала тебе то, чего ты хотела, дала шанс сблизиться с Хэйденом, и ты все провалила. Он больше не хочет тебя видеть, и я не буду заставлять его. Скорее, он будет есть битое стекло, чем встретится с тобой.

– Я это уже поняла.

– Тогда зачем ты потратила деньги на билет? – Она повернулась, чтобы взглянуть на женщину, которая не стала подходить ближе.

– Я хочу вернуть тебе то, что украла.

Джарвис встал так резко, что чуть не уронил стул.

– Я не знал, что она что-то у тебя украла, Кейн.

– Иди домой, Джарвис, – сказала она ему, не желая превращать все это в спектакль для посетителей кофейни. Ей не хотелось усложнять операцию, запланированную на ночь.

– Пойдем, Эмма.

– Нет. Эмма ненадолго останется. – Ее тон подсказал Джарвису, что лучше выйти и не спорить.

Он ушел, не произнеся ни слова, надеясь, что с Эммой все будет в порядке.

– Я только хочу… – начала Эмма и остановилась, когда Кейн подняла руку.

Она откинулась на стуле и вздохнула так громко, что ее услышали женщины за соседним столиком. – Вернулась на второй раунд, да?

Кейн, пожалуйста. Я просто хочу, чтобы ты выслушала меня. Это все, что мне нужно. Я знаю, что я все испортила, но если я когда-нибудь для тебя что-то значила, пожалуйста, выслушай меня.

– Неужели ты не знаешь, что ты значила для меня все, и ты на все это наплевала? Что я раскрылась перед тобой, а ты разорвала меня на куски и даже не оглянулась? Боже, ты сейчас ждешь, что я все это прощу?

Эмма впервые заметила усталость на лице Кейн. Она выглядела почти побежденной, и Эмма чувствовала себя так, будто у нее внутри кто-то поворачивает нож, потому что это из-за нее Кейн так себя чувствовала.

– Я люблю тебя, Кейн. Ни время, ни расстояние не могут этого изменить. – Она подошла ближе, думая, что Кейн настолько ослабла, что не станет отмахиваться от нее.

– Какая интересная шутка. Любовь для меня больше не существует – кроме любви к сыну. Время и дистанция изменили все, что было между нами, и вряд ли что-то заставит меня захотеть это вернуть. Так что уходи, отправляйся в дом своих родителей и оставь меня в покое. И сохрани тот секрет, который хотела рассказать. Я ничего не хочу слышать.

Кейн говорила, как человек, давно страдающий от разбитого сердца, и, как могла видеть Шелби она выпрямилась и провела рукой по волосам. Шелби уже знала, что так она пытается взять под контроль свои чувства.

Так это и есть бесславная Эмма Кэйси, которая бросила Кейн и их сына. Эта мысль так ее захватила, что она забыла о двух других людях, которые настраивали микрофон, чтобы ухватить разговор. За все часы, которые она провела, следя за такими людьми, как Кейн, она ни разу не видела кого-то из них настолько уязвимым.

С пола, где все еще лежали наушники, раздался голос Кайла: – Все они так делают в конце. Провал случается не из-за неверных действий, а из-за какой-нибудь глуповатой блондинки. Им бы стоило учиться на своей истории. Похожее случилось с Аль Капоне.

– Простите, сэр, Вы что-то сказали?

– Это все женщины, Дэниелс. Они всегда все портят из-за того что позволяют эмоциям взять верх над разумом.

Ты что, забыл, что я женщина, идиот, и то, что в Бюро запрещено говорить подобное? Ей хотелось сказать это вслух, но Энтони покачал головой, и знаком показал, что стоит сфокусироваться на их деле. Ругаться с Кайлом сейчас было не в их интересах.

– Интересная мысль, сэр. Я уверена, что вечером это нам поможет.

Лайонел даже не оторвался от прибора наблюдения, но он был по горло сыт Кайлом и тем, как он относится к людям вокруг себя, включая тех, кто работает на него.

– Сэр, Аль Капоне погубила Федеральная налоговая служба, а не какая-то блондинка. Правда, он, может быть, и был трусом, потому что умер он из-за того, что боялся игл. Он умер от осложнений сифилиса, потому что боялся уколов, и все-таки Федеральная налоговая служба достала его. Смерть и налоги, а вовсе не эмоции, или романтические мечтания прикончили его. Не говоря уже о том, что он был ирландцем.

Во втором фургоне три улыбки ясно говорили о том, что Лайонелу не придется покупать выпивку в следующий раз, когда они пойдут развлекаться.

– Заткнись ты, псих. Кто вообще тебя спрашивал?

– Это был не ответ на вопрос. Скорее, урок истории, если Вам интересно.

Когда пятеро наблюдателей снова сконцентрировались на кофейне, воцарилась тишина.

Эмма и Кейн все еще смотрели друг на друга.

– Во-первых, Кейн, мне жаль, что я не поверила тебе по поводу Дэнни. Из-за меня, невинной Мари, пришлось так пострадать. Только из-за того, что я поверила не тебе, а чужому человеку. Ты не идеал, но ты никогда мне не лгала. Мне очень жаль Мари. Если бы я могла поменяться с ней местами, я бы сделала это.

– Не извиняйся за то, за что ты не несешь ответственности, Эмма. За Мари отвечала я, и я виновата в том, что случилось. Не старайся выглядеть благородной. Если это все, что ты хочешь сказать, то считай себя прощенной и свободной. А у меня дела. – Она встала, и, не прощаясь, прошла мимо Эммы.

Если бы Эмма знала Кейн хуже, она могла бы поклясться, что видела слезы на ее глазах.

– Ты можешь уйти, Кейн, но ты так просто от меня не отделаешься.

Эмма подошла к стойке и заказала кофе. Ей не очень хотелось идти обратно к Джарвису и выслушивать лекцию, которая определенно ее ожидала. Позади нее открылась дверь, помещение наполнилось сырым холодным воздухом, и Эмме захотелось, чтобы молодой человек за стойкой поскорее налил кофе, чтобы она могла хотя бы согреть руки о чашку.

Кайл подошел к ней сзади и прошептал в ухо – Скажи только слово, и я арестую тебя прямо здесь и сейчас.

– Мне нечего Вам сказать, агент Кайл, так что Вам стоит уйти.

– Почему бы тебе, не последовать совету этой сучки и не замолчать, мисс Кэйси, или я выполню свое обещание, просто чтобы мне стало легче. Подумай, что будет с малышкой Ханной, если ее мамочка окажется в тюрьме.

Его смешок рассердил ее, и она оттолкнулась стойки так, чтобы повернуться к нему. – Оставь мою семью в покое, или клянусь, я расскажу Кейн обо всех твоих планах.

– Разве ты здесь не за этим? Ты не хочешь вернуться в постель к Кэйси, продав ей меня и моих людей?

– Я здесь ради моей семьи, и если ты не хочешь выдать себя тем, что стоишь рядом со мной, думаю, тебе стоит уйти отсюда и забыть о том, что мы знакомы. – Тот факт, что ее семья включала в себя и Кейн, был не его делом.

– Если ты хоть что-то ей скажешь о нашем плане, Эмма, я лично прослежу за тем, чтобы ты потеряла все, что тебе так дорого.

Она не могла поверить, что он говорит ей такое, особенно после того, как его ложь настолько изменила ее жизнь. – Ты напыщенный ублюдок. Ты не можешь угрожать мне тем, что ты уже сделал. Ты уехал от моего отца, не дав мне даже возможности спросить, почему ты все это сделал.

– Почему я сделал что?

– Почему ты врал мне все эти годы? Как связано то, что я ушла от Кейн с твоими планами? Я должна была остаться одна на четыре года, потому что я, видимо, могла что-то тебе предложить, но это никак не предполагало моей безопасности, так? Это все было нужно только для твоей мести Кейн. Грустно то, что я отдала тебе все, что любила, без вопросов и без борьбы. Ты убедил меня, что Кейн – зло, и я ушла от нее, как ты и хотел. Что ты получил со всего этого?

Когда молодой человек протянул Эмме ее кофе, Кайл повел ее поближе к телевизору, чтобы их беседа осталась не услышанной. Как только он увидел, что Кэйси ушла, сразу побежал к Эмме, отдав остальным приказ следить за Кейн.

_ Я думал, когда ты уйдешь, Кэйси расклеится, но, видимо ты значила для нее не так много, как я думал. Ты, может быть этого и не понимаешь, но то, что ты ушла, лучше для тебя. Твоя мать сказала мне… – Кайл остановился, когда увидел, как сузились ее глаза.

– Какое моя мать имеет к этому отношение?

Толчок в грудь, который последовал за этим вопросом, ставил Кайла вздрогнуть.

– Ответь мне, иначе, клянусь всем, что тебе дорого, тебе придется арестовать меня, чтобы я не пошла к Кейн.

– Кэрол позвонила мне и попросила помочь вытащить тебя оттуда еще задолго до того, как появился Дэнни Бакстер. Твоя мать умная женщина. Она узнала, что кто-то из людей Кэйси следит за ней, готовый схватить, когда будет такая возможность. Выдать Кейн означало для нее спасти твою душу от грядущего ада. Тебе стоит поблагодарить ее за такую заботу. Когда я узнал, что случилось на празднике Мари, я решил, так сказать, что убил двух зайцев. Маленькая ложь спасла твою жизнь, но не беспокойся, меня благодарить не обязательно, в мою работу не входит спасение душ.

Горячий кофе выплеснулся на брюки Кайла, когда шокированная Эмма уронила чашку. Ни разу за все то время, пока она была дома, ее мать не говорила о том, что она была знакома с Кайлом еще до того, как он появился на ферме.

– Благодарить тебя? Я проклинаю тебя вместе с моей матерью! Как вы посмели играть с нашими жизнями и разлучить нас?

Эмма говорила уже так громко, что Кайл боялся, что ему придется пойти на крайние меры и заткнуть ей рот салфеткой, если это поможет.

Крик быстро прекратился, и Эмма снова сузила глаза, на этот раз подозрительно.

– Подожди. Как ты узнал о том, что произошло тогда с Дэнни? Кейн сделала все, чтобы это не вышло за пределы семьи. – Эмма увидела, как Кайл сжал челюсти и поняла, что он жалеет о том, что так много сказал.

Шелби наблюдала за ними из одного фургона с Лайонелом. Она пересела в другой фургон, зная, что этот разговор будет гораздо интереснее.

– Да, Кайл, скажи нам, откуда ты знаешь об этом небольшом инциденте, да еще в таких подробностях? Дэнни Бакстер был твоим шансом поймать Кейн, но тебе было нужно тело. И я готова поспорить на пять лет жалованья, что это маленькое дерьмо мертво. – И она, и Эмма ждали ответа.

– Я работаю на ФБР, леди. Мы знаем такие вещи – Кайл пожал плечами, посмеялся и уже был готов продолжать беседу о чем-то другом.

– Единственным способом для тебя было – вовлечь в свои дела еще кого-то, тем более что мы знаем, как хорошо у тебя все получилось со мной. Боже, как я могла быть такой дурой? Оставь меня в покое, агент Кайл. Не беспокойся, я не собираюсь разрушать твои планы. Я здесь затем, чтобы попытаться вернуть себе то, от чего я отказалась.

– Просто помни, что если ты скажешь что-то Кэйси. тебе придется несладко, – Кайл с силой сжал ее руку.

– Вы в порядке, мисс? – Молодой человек в зеленой униформе явно имел проблемы с прыщами, но он, казалось, был готов защитить Эмму, если бы что-то случилось.

– Спасибо, я в порядке, и уже ухожу. – Эмма улыбнулась своему спасителю и почувствовала, что Кайл ослабил хватку. – Ты опоздал, Барни. Мне уже несладко.

– Оттолкнув его, Эмма направилась к входу. Ей не хотелось его больше видеть.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.