Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Постоянная подключенность в компании: встреча микрозомби.



 

Эти люди все время переключаются не только между состояниями отсутствия и присутствия, но и между реальным и виртуальным контекстами. А, как мы узнали в главе о параллельной многозадачности, такое переключение потребляет огромное количество ментальной энергии, которая могла быть потрачена на размышление и принятие важных решений. Возможно, эти люди (как и многие подростки) ведут себя так, чтобы сбежать в более простой, изменчивый, захватывающий и затягивающий виртуальный мир с его легким и необременительным общением. Побег в виртуальность избавляет их от необходимости иметь дело со сложной реальностью, которая требует больше усилий, больше эмпатии, больше социальных навыков и больше внимания, чтобы улавливать все невербальные и скрытые аспекты разговора. Реальная ситуация требует непрерывного участия. Она делает каждого человека ответственным за ведение разговора, за то, чтобы не позволить ему сбиться с правильного пути или стать скучным.

Порой создается впечатление, что реальная жизнь, где общаются живые люди, постепенно превращается в фон для виртуальной коммуникации отношений, которые теперь играют главную роль. Нагляднее всего это заметно на примере влюбленных пар. Несколько раз я видел, как девушка сидит на коленях у парня, обнимает его левой рукой и целует, но при этом держит в правой руке, за головой парня, смартфон и читает сообщения. Такие картины режут глаз.

Я постоянно вижу молодых родителей, которые держат на руках маленьких детей и при этом погружены в свои смартфоны или планшеты. Судя по моим наблюдениям, сегодня это весьма распространенное явление. Неужели родители считают, что их ребенок не ощущает разницы между нераздельным вниманием и его полным отсутствием? Неужели они не понимают, что важно разговаривать с ребенком как можно больше с первых дней его жизни, даже если он пока не умеет отвечать? Неужели они не знают, что дети учатся воспринимать и понимать речь гораздо раньше, чем сами начинают говорить? Мне не удалось найти исследований на предмет того, как развиваются речевые навыки у детей, чьи родители не выпускают из рук айфоны и другие электронные гаджеты. Но, исходя из моих знаний психологии развития, я могу сделать, мягко говоря, тревожные выводы.

 

На моих групповых семинарах и тренингах несколько менеджеров, которые были молодыми родителями во времена моды на Blackberry[17], рассказывали, как их дети мстили этим устройствам, ломали их и даже выбрасывали в окно. Один из отцов однажды смотрел с шестилетней дочерью телевизор, как вдруг девочка выхватила у него телефон, на котором он набирал сообщение, бросила на пол, принялась топтать ногами и кричать: «Ты даже не слушаешь меня! Ты никогда не слушаешь меня! Никогда, никогда!!!» Недавно я видел, как четырехлетняя девочка изображала маму — она села на стульчик, положила на колени книгу и начала печатать на ней, как на ноутбуке, при этом зажав между ухом и плечом деревянный брусочек. Когда ее мама что-то спросила у нее, та ответила: «Не мешай, я занята!»

Недавние исследования показали, что влияние мобильных телефонов на качество живого общения еще более разрушительно, чем мы думаем. Оказывается, даже само наличие телефона отрицательно влияет на качество разговора и на взаимоотношения между собеседниками. Если это легкая светская беседа, негативное влияние не столь заметно. Но, когда два человека обсуждают значимые для них темы, особенно те, что задевают личные чувства, незримое присутствие электронных устройств существенно снижает уровень доверия и эмпатии33.

 

Ум и тело гиперподключенных людей находятся в разных местах. Разумеется, такое состояние периодически испытывает каждый из нас: все мы можем уноситься мыслями в другое место, когда разговор или встреча становятся скучными. Ключевое отличие состоит в том, что в этом случае мы разделяем свои ум и тело по собственной воле, а у гиперподключенных это происходит непроизвольно, в ответ на сигнал телефона. Не они решают, когда уйти в виртуальный мир, а виртуальный мир решает за них. Он не отпускает их, даже когда в реальном мире происходит нечто гораздо более важное. Некоторые почти никогда не присутствуют в реальном мире на все 100% и постоянно находятся в состоянии раздробленного внимания. Для них становится абсолютно невозможным сосредоточиться на том, что необходимо для размышления и интеллектуальной продуктивности.

Предвестники такого поведения можно было наблюдать еще в старые добрые времена, до появления мобильных телефонов. Возможно, люди старшего возраста помнят, как было неприятно, когда после долгого стояния в очереди вы подходили к окошку клерка и едва успевали задать вопрос, как раздавался телефонный звонок и служащий бросал вас, реального клиента, ради неизвестного абонента.

 

Основное отличие состоит в том, что эти стационарные телефоны находились только в определенных местах, а мобильные — вездесущи. Это приводит к еще одному важному виду разграничений, с которым плохо справляются гиперподключенные люди, — разграничению между частным и публичным. Например, люди, часто не задумываясь, размещают в социальных сетях фотографии с различных мероприятий, не спрашивая разрешения у других его участников. Почти в любом общественном месте, хотим мы того или нет, мы вынуждены слушать частные разговоры незнакомых нам людей, громко беседующих по своим мобильным телефонам. Даже если мы не хотим слышать подробностей чужой жизни, и даже если это нам мешает, у нас нет выбора. В любом месте и в любой момент может зазвонить чей-то телефон, и ваша сосредоточенность, ваш отдых, удовольствие, вдохновение будут потревожены. Это бывает, например, когда вы как оратор захватили внимание аудитории. Или когда вы погружены в возвышенные размышления в церкви. Или когда созерцаете удивительное произведение искусства, любуетесь сказочным видом с вершины горы, пытаетесь сосредоточиться на сложном документе в купе поезда. Это случается, когда вы наслаждаетесь кулинарными изысками в дорогом ресторане, которые редко можете себе позволить, или когда ведете очень эмоциональный разговор со своим врачом — словом, это происходит в самые неподходящие моменты.

 

Как я пишу в своей бесплатной брошюре об офисах открытого типа (см. главу «Оковы для мозга № 5»), принуждение выслушивать половину чужого телефонного разговора — это самое отвлекающее и нежелательное вторжение в частное пространство работника умственного труда. Оно серьезно подрывает его интеллектуальную продуктивность34.

От этого вторжения в частное пространство нет защиты, ведь человек не может все время сидеть в офисе с заткнутыми ушами. Это раздражает не меньше, чем громкая музыка, которую включают по ночам непорядочные соседи. Ситуация усугубляется тем, что многие люди разговаривают по мобильным телефонам очень громко, даже кричат, когда качество связи не очень хорошее. Они не понимают, что плохая слышимость — из-за низкой громкости динамиков в их мобильном или собственной тугоухости — не означает, что на том конце провода их тоже плохо слышат.

 

Еще одно важное разграничение, которое часто не соблюдают гиперподключенные люди, — это разграничение между работой и личной жизнью. До появления мобильных телефонов и Интернета не требовалось много усилий, чтобы разделить две эти сферы. Но сегодня человек должен решить, в какой степени он хочет, чтобы его работа и личная жизнь пересекались и накладывались друг на друга. Члены семьи, дети, реальные и виртуальные друзья могут легко связаться с нами, когда мы на работе. И мы тоже можем запросто связаться с ними в рабочее время. С другой стороны, для многих руководителей и профессионалов рабочее время перестало ограничиваться рамками с 9 до 5: с этими людьми можно связаться по рабочим вопросам практически в любое время. Большинство из них уже дома заходят в служебную электронную почту и работают по несколько сверхурочных часов в неделю. Разумеется, эта работа никем не оплачивается. Но, как показывают вышеприведенные истории о детях, не все члены семьи довольны таким вторжением работы в их личную жизнь. 83% пользователей смартфонов не выключают их в социальных ситуациях — например, во время совместных обедов, ужинов, встреч, праздников и т.д. А 15% предпочли бы отказаться от секса, нежели провести выходные без своих телефонов35.

Помните, что говорилось в главе о многозадачности: чем больше разница между задачами, на которые поочередно переключается человек, тем более негативно это переключение отражается на размышлении, затратах энергии, запоминании, концентрации внимания, точности и креативности мышления и т.д. Следовательно, когда вы все время переключаетесь между семейными делами и рабочими вопросами, решение этих вопросов отнимает у вас гораздо больше времени и сил. Все это ведет к некачественному результату.

 

Что касается пяти типов переключений, вопрос не в том, хорошо это или плохо. Переключения могут быть источником возможностей и проблем одновременно. Вопрос в том, насколько хорошо вы управляете этими «интерфейсами». Принимаете ли вы сознательное решение: позволить ли тем или иным двум сферам пересекаться и до какой степени? Или вы всецело зависите от чужой воли и делаете то, что вам навязывают другие люди или некий «виртуальный разум» в образе вашего смартфона, — даже если сами того не хотите? Другими словами, вы должны не только жестко разделять области. Вы должны принять осознанное решение о том, как, когда и до какой степени позволять пересекаться этим областям — и сделать это с учетом своей интеллектуальной продуктивности, личной жизни, а также потребностей и пожеланий близких вам людей.

Наиболее актуальный для этой книги вопрос таков: эти переключения повышают вашу интеллектуальную продуктивность или вредят ей? Как бы там ни было, состояние полуотсутствия-полуприсутствия делает невозможным настоящий глубокий разговор. Не получится совместного размышления с собеседником, в процессе которого создаются новые, подчас оригинальные смыслы — будь то разговор дома с супругом или ребенком либо на работе с боссом или коллегой. 2.9. Особый случай: постоянная подключенность подрывает продуктивность выездных встреч

Особый и очень важный вид деловых совещаний — это выездные встречи. Я участвовал в таких встречах в качестве фасилитатора и воочию убедился, что незнание руководителями инструкции по эксплуатации головного мозга негативно сказывается на интеллектуальной продуктивности и их самих, и всего коллектива Прежде всего, выездные встречи руководителей перестают быть «выездными», поскольку их рабочие кабинеты с бесконечным потоком рабочих вопросов отныне находятся у них в кармане. Постоянная подключенность приводит к тому, что они не могут абстрагироваться от повседневной текучки и, как следствие, не способны взглянуть на свою компанию или подразделение стратегически, с высоты птичьего полета. Это негативно отражается на качестве их решений.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.