Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Развитие теории перевода в трудах О.Каде



Немецкий лингвист Отто Каде внес большой вклад в развитие лингвистической теории перевода. После защиты в 1964 г. диссер­тации на тему «Субъективные и объективные факторы в процессе перевода» он на протяжении более 25 лет опубликовал целый ряд работ по теории перевода, наиболее значительными из которых яв­ляются монографии «Случайность и закономерность в переводе» (1968 г.)и «Языковое посредничество как общественное явление и пред­мет научного исследования» (1980 г.). Для О.Каде характерна фун­даментальность и широта научных интересов. Опытный переводчик и преподаватель перевода, он интересовался проблемами как пись­менного, так и устного синхронного перевода, занимался общетеоре­тическими вопросами и отдельными типами переводческих соответ­ствий, изучал связи переводоведения с лингвистикой, теорией ком­муникации и общественными науками.


 

Переводоведческие концепции О.Каде отличаются большой ло­гичностью и последовательностью. Он стремится придать теории пере­вода объективный характер, для чего в переводе необходимо выделить такие факторы, которые были бы не случайными, а закономерными и изучение которых могло бы привести к обоснованным теоретическим обобщениям. Поиски таких факторов привели О.Каде к коммуникатив­ному подходу к переводу: рассмотрению перевода как важнейшей части двуязычной коммуникации, участники которой владеют разными языко­выми кодами. В процессе такой коммуникации переводчик выполняет троякую функцию: получателя сообщения на ИЯ, перекодирующего звена и отправителя сообщения на ПЯ Как и при одноязычной коммуника­ции, общение осуществляется с помощью системы языковых знаков, обладающих грамматическими, семантическими и прагматическими зна­чениями. О.Каде указывает, что в двуязычной коммуникации и в пере­воде как ее составной части существуют три параметра, из которых могут быть выведены различные факторы, влияющие на процесс пере­вода: (1) языковые системы, (2) объективная действительность и ее отражение, (3) участники коммуникации, использующие знаки. Он де­лает вывод, что объективные процессы перевода в первую очередь опре­деляются факторами, вытекающими из особенностей языков, а осталь­ные факторы носят более или менее случайный характер. Отсюда следу­ет, что в основе перевода лежат лингвистические факторы, а теория перевода является частью прикладной лингвистики.

При этом коммуникативный подход предполагает рассмотрение перевода в макролингвистическом аспекте, так как знаки участвуют в коммуникации не только своей формой, но и значением (как сигнификативным, так и денотативным). На основе этих трех компонентов языкового знака (форматива, сигнификата и денотата) О.Каде пытался раз­работать классификацию переводческих процедур и решить проблему переводческой эквивалентности. Он различает три способа реализации перевода: Субституция — на основе грамматического значения, интер­претация — на базе сигнификативного значения и парафраза — на основе денотативного значения. В последнем случае нет соответствия между единицами ИЯ и ПЯ и имеет место не перекодирование, а сво­бодное кодирование, исходя из объекта.

Хотя О.Каде признавал, что в реальном процессе перевода ис­пользуются все способы его реализации, в своих ранних работах он


 

отдавал предпочтение субституции как наиболее рациональной форме перевода, в том числе и машинного, при которой устанавливается непос­редственное соотношение между единицами двух языков. Он полагал, что применение интерпретации носит временный и вынужденный харак­тер и будет исключено, когда удастся полностью формализовать семантику языковых знаков. Парафраза же выводилась им за пределы собственно перевода. Позднее О.Каде отошел от акцента на необходимость формализации семантических процедур перевода и значительно расши­рил диапазон коммуникативных приемов, которыми располагает пере­водчик. Он по-прежнему исключает из переводческой деятельности «сво­бодное парафразирование», при котором между парафразой и оригиналом нет закономерного соотношения, но включает в нее теперь не только собственно перевод (Translation), охватывающий прежние «субститу­цию- и «интерпретацию», но и адаптивное транскодирование (adaptives Uebertragen), при котором допускается несовпадение некоторых пара­метров «адаптата» (в отличие от «транслата») и оригинала. Однако это несовпадение не является следствием произвола переводчика, а обуслов­лено необходимостью учета специфических условий общения в сфере целевого языка. Таким образом, признается правомерным широкое ва­рьирование переводчиком языковыми средствами для решения конкрет­ных прагматических задач при условии, однако, что адаптация текста перевода вызывается объективными факторами коммуникативной ситуа­ции. О.Коде настаивает на сохранении двойной детерминированности перевода -- оригиналом и коммуникативной ситуацией, в которую включен получатель перевода, — тем самым избегает крайностей концепции Х.Фермееда, где единственным критерием перевода объявляется «скопос» — цель деятельности переводчика.

Претерпевают эволюцию и взгляды О.Каде на сущность пе­реводческой эквивалентности. И здесь развитие шло от акцента на соотношение языковых знаков к более широкой трактовке коммуни­кативной роли текста в целом. В своих ранних работах О.Каде опре­делял переводческую эквивалентность как инвариантность плана со­держания и плана выражения знака в оригинале и переводе. При этом сохранение денотативной инвариантности признавалось мини­мально обязательным условием, сигнификативное значение, инвари­анты плана выражения и прагматические инварианты считались фа­культативными в зависимости от характера и назначения транслата.


 

Оптимальный транслат должен характеризоваться сохранением всех объективно возможных инвариантов

Позднее в поисках критерия эквивалентности О.Каде делает акцент на оценке комплексного воздействия текста перевода в условиях конкретной коммуникативной ситуации. Он настаивает на необходимос­ти различай) понятия текста как языкового образования — макрознака, содержание которого определяется взаимодействием семантики составляющих его единиц, и текста как единицы коммуникации — «коммуни­ста», который обладает смыслом, возникающим при интеграции языко­вого макрознака в коммуникативную ситуацию. Таким образом, содер­жанием коммуниката является смысл, а его формой — последователь­ность языковых знаков, включая манифестированные в них значения. Выступая в качестве коммуниката, текст содержит больше информации, чем ее манифестирует в своих значениях цепочка языковых знаков. Между значением и смыслом существует регулярное отношение: определенные значения в определенных ситуационных условиях порождают определен­ный смысл». При этом тождественные значения в различных условиях могут порождать различный смысл, а различные значения в тожде­ственных условиях — тождественный смысл.

Поскольку в любом акте коммуникации носителями сообщения выс­тупают коммуникаты, го сущность перевода заключается в замене не тек­стов, а коммуникатов. При переводе имеет место, конечно, и замена знаков одного языка знаками другого, но она подчинена задаче создания эквивалентных коммуникатов. При этом центральное место занимает анализ коммуникативной ситуации — цели, предмета коммуникации, отправителя, получателя, представляемых ими коммуникативных сообществ, средств ком­муникации и условий передачи информации. Изменение коммуникативной ситуации влечет за собой изменения в тексте перевода.

Таким образом, создание эквивалентного коммуниката при переводе может и должно сопровождаться более или менее существенными измене­ниями текста оригинала. Понятно, что такой подход значительно расширяет понятие переводческой эквивалентности, охватывая широкий спектр реаль­ных условий, в которых осуществляется деятельность переводчика.

Коммуникативная ситуация может изменяться и в соответствии с общей целью самого акта двуязычной коммуникации. В связи с этим О.Каде предлагает различать переводы разных категорий, каждый из которых будет соответствовать определенным требованиям: «необрабо-


 

танный», «рабочий» и «готовый к опубликованию». Для каждого типа переводов устанавливаются свои критерии эквивалентности. В перево­дах первой категории признается достаточной «денотативная эквивалентностью, обеспечивающая лишь общность предмета сообщения. Здесь допускаются также отклонения от нормы ПЯ. Переводы второй катего­рии передают денотативное и сигнификативное значения оригинала, полностью соблюдают нормы ПЯ, но могут быть стилистически неадекват­ны и прибегать к пояснениям для восполнения потерь информации. Понятно, что к этим двум категориям перевода неприложимо требование эквивалентности коммуникатов. И только переводы третьей категории передают все содержание оригинала, включая его прагматическое значе­ние, стилистически адекватны оригиналу и обеспечивают необходимое воздействие на получателя сообщения в переводе, то есть могут обла­дать коммуникативной эквивалентностью.

Подчеркивая необходимость и закономерность изменений, выз­ванных несовпадением коммуникативных ситуаций в оригинале и в пере­воде, O.Kaдe в то же время предостерегал против «переводческого произвола» утверждал направленность перевода как на коммуникат, так и на макрознак оригинала. И хотя приоритет по его мнению, дол­жен принадлежать коммуникату, все изменения макрознака должны быть строго обусловлены требованиями двуязычной коммуникации.

Многие теоретические положения О.Каде получили широкое при­знание и составляют неотъемлемую часть идейного арсенала современ­ного лингвистического переводоведения.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.