Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Теоретическая концепция Ю.Хольц-Мянттяри



Одним из ведущих переводоведов Скандинавии, несомненно, является немецкая переводчица и педагог Юста Хольц-Мянттяри, живущая и работающая в Финляндии. Ю.Хольц-Мянттяри преподает перевод в университете г. Тампере, организует семинары по теории и прак­тике перевода, активно сотрудничает в издании журналов «Studia translatologica» и «TextconText». Она — автор ряда теоретических ра­бот, в которых обосновывается и развивается концепция перевода, предложенная X.Фермеером («скопос-теория»). В ее трактовке эта концеп­ция приобретает крайнюю форму, почти полностью исключающую ори­ентацию на оригинал.

Свой новый подход к переводу Ю.Хольц-Мянттяри формулиру­ет следующим образом. Имеется какой-то индивид, являющийся членом определенного общества. Его поведение, в том числе коммуникативно-языковое определяется тремя группами факторов: общественными (осо­бенностями культуры данного общества), ситуативными (внешними об­стоятельствами) и индивидуальными (самочувствие, настроение и пр.). В определенных случаях он может решить, что обладает информацией для другого индивида, либо потому, что этот последний не обладает такой информацией, либо она может привести к изменению его поведе­ния (как этого, например, пытаются добиться миссионеры). В любом случае, когда один индивид решает передать информацию другому ин­дивиду, он осуществляет действие (Handlung), преследующее опреде­ленную цель (skopos). Что и как будет передано зависит от соответству­ющих обстоятельств. Передача информации может быть осуществлена наглядно (например, с помощью жестов), вербально (с помощью слов) и с помощью текста (объединяющего наглядные и словесные знаки).


Цель, содержание и форма создаваемого при этом текста обусловлива­ются культурой, ситуацией и индивидуальностью «создателя текста» и его оценкой соответствующих факторов у получателя.

Если получатель информации принадлежит к другому обществу и различие между культурами отправителя и получателя велико, то отправи­тель может чувствовать себя недостаточно компетентным, чтобы вступать в непосредственное общение. Он не знает ни правил поведения, принятых в чужой культуре, ни чужого языка (как части этих правил). Вопрос: «Как сказать это на другом языке?» означает то же самое, что и вопрос: «Как ведут себя в этом случае с точки зрения языка в другой культуре?».

В подобной ситуации наш индивид (отправитель) ищет кого-то, кто, как он полагает, знаком с обеими культурами: с его собственной (чтобы он мог понять его просьбу) и с чужой культурой (чтобы он мог сделать эту просьбу понятной для получателя). Этот кто-то и является по профессии переводчиком.

В этом случае отправитель информирует переводчика, что он хо­чет сообщить, почему он хочет это сделать, а часто и как он это хотел бы сообщить. В качестве сообщения он может избрать и текст, принад­лежащий какому-нибудь другому лицу. Таким образом, наш индивид не обязательно сам создает текст своего сообщения, а скорее является за­казчиком передачи информации. Переводчик же на основе знания чу­жой культуры (и, по возможности знания о личности получателя) реша­ет что и как должно быть передано, чтобы обеспечить оптимальный прием передаваемой информации.

Как видно из такого понимания сущности перевода, коммуника­ция между двумя культурно-отдаленными партнерами качественно отли­чается от коммуникации между двумя членами одного общества. При этом для оптимального достижения цели при переводе часто приходить­ся вносить более или менее серьезные или даже радикальные изменения по сравнению с первоначальными представлениями отправителя и его «исходного текста». Таким образом, основой действий переводчика яв­ляется не исходный текст и не его транскодирование на язык перевода, а цель коммуникации с партнером из другой культуры. Именно требова­ниями этой культуры определяется само существование, содержание и форма перевода, и в каждом конкретном случае переводчик должен уметь правильно оценить эти требования. В такой модели важнейшие функции и большая ответственность возлагается на самого переводчика.


Итак, основные положения предлагаемой модели заключаются в следующем:

1. Тексты существуют не в безвоздушном пространстве. Они имеют свою историю, входят в традиционно установленные рамки (сти­ли, типы, жанры), обусловлены поставленными перед ними целя­ми.

2. Барьеры между культурами не сводятся к языковому барьеру. Сюда относятся и формы вежливости в деловых письмах, и особенности графики и рифмы, и многое другое. Существование текста, его содержание и форма конституируется всеми особенностями культуры, а не только его грамматикой и стилистикой.

3. Тексты перевода — это сами по себе полноправные тексты, хотя они и базируются на исходном материале, они должны функционировать независимо от него. Они предназначены для друго­го получателя, в иной обстановке и в другой культуре, чем исход­ные тексты. В художественных переводах верховенство также принадлежит их собственной цели.

4. Переводчики — это специалисты по созданию текстов через культурные и языковые барьеры, как бы их ни называть, — устные или письменные переводчики или консультанты в указан­ном смысле. Специалисты являются экспертами в своей области и сами несут ответственность за свою деятельность. Они выполня­ют действия, которые их заказчики не могут осуществить без их помощи. Условия профессиональной деятельности определяются ее целью, а также условиями поставки и характером используе­мых материалов. Переводчики работают с текстами, поставляют тексты для межкультурной коммуникации и «продают» свои пе­реводы. Переводчик — это «текстовик», специалист по созда­нию текстов. Если текст касается какой-либо специальной облас­ти, он сотрудничает с юристами, инженерами, литературоведами и т.п. При этом в функции профессионального создателя текстов входит и умение создавать тексты о других текстах.

Ю.Хольц-Мянттяри указывает, что понимание перевода как про­фессиональной деятельности выдвигает три основных требования к переводческой компетенции:

1. Переводчик должен уметь «специфицировать» свой будущий текст, подробно объяснить заказчику возможности использова­


ния, воздействия и соответствующую его функции структуру тек­ста перевода. Для этого он должен уметь в качестве эксперта анализировать коммуникативные ситуации заказчика, автора ис­ходного текста и получателя текста перевода в рамках соответ­ствующих культур и на основе такого анализа формулировать условия своей деятельности.

2. Переводчик должен уметь «проектировать» тексты. Для этого он должен не только обладать языковой компетенцией, но и знать, как в другой культуре говорят и пишут об определенном содержа­нии, какие темы могут обсуждаться (можно ли задавать партне­ру-японцу вопросы о его семье?), какие аргументы следует при­водить для достижения определенной цели (как во Франции рек­ламируют автомобили?), как и какие средства коммуникации луч­ше использовать (какими длинными могут или должны быть па­узы в разговоре? — Как громко следует говорить? — Говорить по телефону или написать письмо?).

3. Переводчик должен уметь вести исследовательскую работу, при­обретать знания, необходимые для того, чтобы содержательно и фун­кционально правильно говорить или писать о каком-то предмете.

Все эти умения должны развиваться в процессе подготовки будущих переводчиков.

Несомненный интерес представляет попытка Ю.Хольц-Мянття­ри связать свою концепцию с биологически-социальными аспектами пе­реводческой деятельности. Она отмечает, что всякая деятельность обла­дает определенной структурой, в которую обязательно входят такие ро­левые факторы, как характер осуществляемой операции (кто делает что), положение операции во времени и пространстве (когда и где делает), функция операции (почему и зачем делает и профессиональный аспект операции (как и с помощью чего делает). Создатель текста («тексто­вик»), каким является переводчик, осуществляя свою деятельность, стре­мится правильно построить ее структуру, чтобы добиться поставленной заказчиком цели.

Однако создание любой структуры может происходить двумя пу­тями: эволюционно-естественным и искусственно-профессиональным. Первый путь — это способ существования и развития всего живого, выработанный в процессе эволюции и реализуемый на всех уровнях, начиная с простейшей клетки и кончая сложными биолого-социальными


сообществами. Его сущность заключается во взаимодействии (веществен­ном и информационном) с окружающей средой, которое осуществляется стихийно, выборочно, творчески создавая новую структуру, отграничен­ную от окружающего. Таким образом, на основе небольшого количества исходного материала строятся сложные структуры путем перерабатывания внешних импульсов, выбор которых происходит всегда по-разному в зависимости от соразмерности исходной структуры. В этом случае ко­нечный результат индивидуален и не предсказуем.

Примером второго пути — искусственно профессионального — может служить сборка машины из заранее изготовленных деталей, каж­дая из которых имеет строго определенную форму и назначение. Ре­зультат сборки может быть предсказан заранее, и она производится в установленной последовательности по определенной схеме. Здесь нет изобретательности, множество исходных элементов полностью входит в конечную структуру.

Ю.Хольц-Мянттяри полагает, что теории перевода, стремящиеся установить определенные закономерности переводческого процесса или рекомендующие переводчику полностью поставить себя на место автора оригинала («влезть в его шкуру»), подходят к переводу как к «машинной» деятельности. В действительности же биологическая основа любой мыслительной деятельности придает ей эволюционно-естественный ха­рактер, и перевод обнаруживает все присущие ей особенности.

Обосновывая это положение, Ю.Хольц-Мянттяри опирается на ра­боты Р.М.Бергстрома, где деятельность мозга объясняется взаимодействи­ем («дарвиновской борьбой») двух потоков информации. Мозг представля­ет собой своего рода диполь, двуполюсную антенну, принимающую сигна­лы, отражающие состояние самого организма, а со стороны коры головного мозга поступают упорядоченные, структурированные сигналы, воспринима­емые органами чувств из окружающего мира, а также следы прежних сиг­налов, хранящиеся в памяти. В результате борьбы этих двух сигналов в центре мозга (именуемого self — эго) образуется новое мыслительное об­разование, которое содержит случайное, каждый раз иное сочетание созна­тельного и бессознательного. Именно случайность и непредсказуемость та­кого сочетания позволяет продуцировать новое неожиданное содержание, создает творческий и интуитивный аспект человеческого мышления.

В силу этих биофизиологических особенностей нашего мозга создание текста напоминает процедуру развития живых существ, поскольку и здесь про-


исходит выборочный обмен между двумя различными структурами, в результате чего создается новая уникальная структура. Поэтому два человека, воплощающие в текст («текстирующие») одну и ту же информацию, никогда не создают одинаковые тексты. Тем более это справедливо по отношению к переводу, где возможный разброс при создании текста перевода осложняется различиями в возможных интерпретациях информации, содержащейся в оригинале, а также в оценках сравнительной важности отдельных ее частей. В основе процесса перевода – сознательная организация и использование сигналов коры головного мозга, возникающих под воздействием оригинала и анализа цели и условий деятельности, но этот процесс всегда происходит и в связи с потоком информации от спинного мозга, что создает возможность и для творческих новообразований. Такая творческая деятельность переводчика, которую Ю.Хольц-Мянт­тяри называет «точной фантазией», может быть активизирована, приведена в действие определенным количеством «исходного материала». При этом, по ее мнению, речь идет не о борьбе двух потоков информации, а об их взаимодействии с целью достижения оптимального результата. Сложность и напряженность биофизиологического аппарата такого взаимодействия объясняют боль­шую затрату психофизической энергии переводчика (особенно при устном пере­воде). В значительной степени они определяют и некоторую неопределенность процесса перевода, которая является основным «космическим» принципом.

Завершая изложение концепции Ю.Хольц-Мянттяри, можно заметить, что в ней понятие «перевод с одного языка на другой» отступает на второй план. Переводчик — это текстовик, создатель текста, отвечающего желанию заказчика. Представление этого желания в виде другого (исходного) текста, особенно на другом языке, лишь усложняет задачу, не меняя ее сущности. Исходного текста (оригинала) может и не быть, услуги тек­стовика могут понадобиться и при коммуникации в рамках одного языка.

Концепция Ю.Хольц-Мянттяри, как и лежащие в ее основе идеи Х.Фермеера, несомненно, имеет свои сильные и слабые сторо­ны. Она включает перевод в широкую категорию текстопроизводства, подчеркивает социальную значимость переводчика, ответствен­ный и творческий характер его деятельности. В то же время она оставляет в стороне весьма важную часть этой деятельности — соб­ственно перевод, всецело ориентированный на наиболее полное и точное воспроизведение иноязычного оригинала и требующий особо­го подхода и особого умения от переводчика, роль которого в этом случае не сводится к функции текстовика.


 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.